Костромские Дворяне Пушкины >>

Письма П.С. Пушкину
(1987)

Пётр Сергеевич Пушкин – педагог, кан­дидат технических наук, представи­тель Ко­стромской ветви рода Пушкиных, родона­чальником которых является А.Ю. Пушкин (1779–1854) – двоюродный дядя поэта.
Родился 6 октября 1929 г. в Ленингра­де.
Отец, Сергей Львович (1900–1975), ле­сохимик-экономист. Мать, Мария Вадимов­на, урождённая Арнольд (1902–1947), роди­лась в усадьбе Кусково Московской гу­б., но с 1904 г. жила в городе Юрьев­це Костром­ской губ. (ныне районный центр Ивановской области). Окончила Гри­горовскую гимназию в Костроме, а за­тем – Ленинградский госу­дарственный университ­ет. Преподаватель русского языка и литера­туры.
В 1946 г. П.С. Пушкин с золотой меда­лью окончил среднюю школу в Ульяновске, куда во время войны эвакуировалась се­мья, а в 1951 г. с отличием – Ленинград­ский институт инженеров путей сообщения по специальности инженер путей сообще­ния-строитель.
По окончании института работал на строительстве бывшей Печорской желез­ной дороги в Архангельской области.
В 1956 г., после защиты кандидатской, перешёл на преподавательскую деятель­ность в родной институт, где и проработал до 2003 г. в должности доцента.
Ветеран труда. Почётный железнодо­рожник. Живёт в С.-Петербурге.

Переписка с А.А. Григоровым возникла в 1987 г., после приезда Петра Сергеевича в Кострому и личного знакомства с Алек­сандром Александровичем.
П.С. Пушкин сохранил все письма А.А. Григорова, копии которых любезно переслал для публикации. Письма датиру­ются 1987 г., их семь.




17 февраля 1987 года
г. Кострома

Глубокоуважаемый Пётр Сергеевич!
Я был очень рад Вашему визиту и доволен, что мне уда­лось с Вами познакомиться1, только об одном жалею – что уж очень кратковременным было Ваше посещение моего жили­ща.
Очень бы хотел ещё раз с Вами увидеться и погово­рить о всём том, что интересует Вас и меня также.
По Вашей просьбе посылаю Вам:
1. Грамоту от 1686 года, данную Петру Петровичу Пушкину2.
2. Роспись рода Пушкиных и на том же листке ко­пия купчей от 1725 года на земельный участок.
3. Указ от 11 ноября 1746 г. об отставке А.Ф. Пуш­кина.
4. Три выписки из книги «Липецкая топонимия»3.
5. Описание найденной надгробной плиты с могилы А.Ф. Пушкина и рисунок этой надгробной плиты4.
Если Вас что-либо ещё интересует, то напишите, и я, что знаю и что могу, всё Вам сообщу. А лучше всего – вы­берите пару дней и приезжайте, пока я ещё могу что-то рассказать и сделать.
Желаю Вам всего лучшего, здоровья и прочих благ.
С искренним уважением – А. Григоров.

 



1 О первом впечатлении от встречи с П.С. Пушкиным см. пись­мо к О.В. Григоровой от 25 февраля 1977 г. на стр. 60 и письмо М.В. Смирнову от 24 февраля 1987 г. на стр. 164.
2 О П.П. Пушкине см. письмо от 22 ноября 1987 г. на стр. 183.
3 Автор – В.А. Прохоров.
4 Речь идёт о надгробной плите с могилы прадеда А.С. Пушки­на Алексея Фёдоровича Пушкина (1717–1777), найденной в Липец­ке. См. письмо Ю.Б. Шмарову от 18 июля 1981 г. на стр. 308.

~ • ~
28 февраля 1987 года
г. Кострома

Уважаемый Пётр Сергеевич!
Посылаю Вам составленную мною родословную Ар­нольдов. А заодно две вырезки из нашей «Северной правды». Жду от Вас обещанного письма со сведениями о Сипягиных; как получу – так и Вам вышлю всё, что мне известно об этих Сипягиных и их возможных связях с Пуш­киными.
Спасибо Вам за присланное масло; скажите, сколько я Вам обязан, и я Вам вышлю, зачем же Вам расходоваться на мои нужды?
У меня вырисовывается ещё одно сообщение о свя­зях рода Пушкиных с Костромским краем. Но на этот раз речь будет не о «Новинковских» Пушкиных1, а о потомках Воронежского губернатора, А.М. Пушкина. Его праправнуч­ка получила наследственное Пушкинское имение – село Бо­гоявленье в Солигаличском уезде. Её звали Ольга Алексеев­на, а по мужу она была Челищева. Это имение в 1847 году купил у Челищевой отец драматурга Александра Николае­вича Островского, Николай Фёдорович, и завещал своему сыну – писателю-драматургу А.Н. Островскому.
Сейчас там нет ничего и в помине – ни села, ни дома Пушкиных, нет даже и ближних деревень, входивших в Пушкинское имение.
Хочу об этом написать что-нибудь.
Вот такие у меня новости. Всё жалею, что Вы так мало у меня побыли, хотелось бы ещё с Вами увидеться и поговорить и Вам показать кое-что. Есть ли у Вас послуж­ные списки (формуляры) Александра Юрьевича, Льва Алек­сандровича и Вашего дедушки, Льва Львовича2? Если нет и если Вам они интересны, то напишите, и я Вам вышлю ко­пии этих документов, мною в своё время списанные в архи­ве.
Привет и лучшие пожелания Вашему семейству и Вам.
Искренне уважающий Вас А. Григоров.

 

 



1 Пушкины, жившие в усадьбе Новинки Кинешемского уезда (ныне территория Островского района). О Новинках и некоторых Пушкиных см. письмо Б.С. Киндякову от 8 октября 1971 г. на стр. 112.
2 А.Ю. Пушкин – коллежский асессор, в 1838–1854 гг. судья ко­стромского совестного суда.
Л.А. Пушкин (1816–1888) в 1857–1863 – кинешемский уездный предводитель дворянства, в 1864–1866 – костромской уездный предводитель дворянства, позднее – мировой посредник в том же уезде. Он «был активным деятелем в период крестьянской рефор­мы <…> был мировым посредником и много способствовал огра­ждению прав освобождённых крестьян и справедливому наделе­нию их землёю» (ед. хр. 583, л. 16); прадед П.С. Пушкина.
Л.Л. Пушкин (1861–1910) в 1896 г. – член Костромской губерн­ской земской управы, в 1901–1910 гг. – председатель Костромской уездной земской управы.

~ • ~
4 марта 1987 года
г. Кострома

Уважаемый Пётр Сергеевич!
Вы, наверное, уже получили моё письмо с родослов­ной Арнольдов, а я, в свою очередь, получил Ваше письмо от 19/II и в нём отрывки из воспоминаний Вашего отца1, ко­торые меня очень заинтересовали. Но кое-что я мог бы и добавить, и уточнить относительно Сипягиных и Молчано­вых, ибо в своё время я многое списал из архивных фондов. И, в частности, о том, как Давыдково досталось Пушки­ным2.
Дело в том, что было два Давыдковых – одно в 47 верстах от Костромы, на реке Мезе, и оно принадлежало в XVIII веке Жураковским, и было другое Давыдково, в 4-х верстах от Буя, это Давыдково принадлежало Сипягиным, прадеду упоминаемого в записках Вашего отца Николая Ни­колаевича Сипягина.
А вот какое-то не разгаданное пока недоразумение:
Ваш папа пишет, что отцом Николая Николаевича Сипягина был адмирал Николай Семёнович Сипягин, жена­тый на Варваре Васильевне Молчановой, дочери Василия Илларионовича Молчанова, брата жены Александра Юрье­вича Пушкина.
Это всё так, сходится со всеми архивными источни­ками, но есть одно недоразумение: было два Сипягина, оба моряки, оба были в чине капитанов 1 ранга – это Николай Семёнович и Николай Андреевич. По воспоминаниям Ваше­го отца, на В.В. Молчановой был женат Николай Семёно­вич, а вот по родословной, имеющейся в Галичском музее, и по имеющимся у меня архивным данным, в своё время выписанным из фондов сгоревшего Костромского архива, Варвара Васильевна Молчанова была женой капитана 1 ран­га (впоследствии адмирала) Николая Андреевича Сипягина. И показаны их дети: Михаил Николаевич, впоследствии ге­нерал; Василий Николаевич, впоследствии морской офицер; Варвара Николаевна, в замужестве за Алекс[андром?] Фео­досьевичем Веселаго; Николай Николаевич – про которого пишет в своих воспоминаниях Ваш отец; затем Наталия Ни­колаевна, в замужестве за Петром Александровичем Тихме­невым, и ещё двое детей, умерших в детские годы.
А Николай Андреевич был сыном Андрея Михайло­вича и его жены Елены, урождённой Ахвердовой, и им при­надлежало Давыдково, но не то, что впоследствии было Пушкиных – Ваших предков, а находившееся в 4-х верстах от г. Буя. Там же, рядом, была усадьба Богданово, тоже старинная Сипягинская вотчина, и ей владел капитан Семён Никитич Сипягин, у которого был сын Николай Семёнович; капитан 1 ранга.
А другое Давыдково, принадлежащее Вашим пред­кам, было на реке Мезе, ныне Котовского сельсовета Ко­стромского района, в 47 верстах от Костромы. Это Давыд­ково было куплено 17 июля 1816 г. за 50 тысяч рублей Александрой Ларионовной Пушкиной, женой Александра Юрьевича, урождённой Молчановой. В состав имения входи­ли – усадьба Давыдково, в ней господский дом и все необ­ходимые службы, а также водяная мельница на реке Мезе и винокуренный завод, а также деревни Овечкино, Запруд­ня, Бурнаково, Катьково3 и Ульянино. Куплено было это у госпожи Жураковской Анны Васильевны (её муж был май­ор Павел Николаевича Жураковский), а г-же Жураковской это имение досталось по наследству от бригадира Венедикта Александровича Кругликова.
Купчая находилась в фонде Костромского архива, фонд 116, опись 8, дело № 12.
Интересно родство Молчановых с князем Вол­конским. Сын Василия Илларионовича Молчанова, Дмитрий Васильевич, был женат на дочери декабриста князя Сергея Григорьевича Волконского и его жены М.Н. Раевской4 (1805–1863)5.
После амнистии 1856 г. декабрист кн. С.Г. Вол­конский приезжал к своей дочери и зятю в ус. Леонтьево, Буйского уезда, о чём я находил сведения в архиве, ибо жандармы следили за амнистированным декабристом и до­носили куда надо о приезде С.Г. Волконского в Буйское имение Молчановых6.
Василий Ларионович – брат Александры Ларионов­ны Пушкиной – был женат на Наталии Ивановне Шиповой. И Молчановы, и Шиповы были богатыми Костромскими дворянами. А Молчановы, к тому же, вели свой род от од­ного общего предка с Пушкиными – от легендарного Рад­ши (или Рочи, как писал его А.С. Пушкин7) и от его потом­ка, Гаврилы Олексича Пушкина – воина Александра Нев­ского, павшего в битве на Неве.
Вот маленький «экскурс» в историю Молчановых, Сипягиных и Пушкиных.
Можно будет продолжать дальнейшие «раскопки», ибо у меня есть много материалов по всем этим «парамет­рам».
На том пока и кончу. Буду очень рад ещё раз Вас увидеть в Костроме, у себя дома, и затем – пожелаю Вам и Вашим близким доброго здоровья и всякого благополучия.
Жму Вашу руку.
Искренне Ваш А. Григоров.

 



1 Сергей Львович Пушкин (1900–1975). Воспоминания писались в 1967–1975 гг. и не были закончены.
2 Об этом см. письмо Д.Ф. Белорукову от 12 февраля 1973 г. на стр. 196.
3 В письме к Т.В. Ольховик от 10 октября 1984 г. и в справочни­ке «Списки населенных мест Российской империи. Т. XVIII. Ко­стромская губерния: Список населенных мест по сведениям 1870–72 годов» (СПб., 1877) – Катково.
4 Елена (Нелли) Сергеевна Молчанова, урожд. Волконская (1835–1916).
5 О годе рождения М.Н. Волконской см.: Л.Г. Сахарова. [Приме­чания к публикации «Василий Львович Давыдов (декабрист) и по­путная хроника семьи Давыдовых с 1792 по 1856 год)»] // Россий­ский архив. [Вып. 16]. – М., 2007. – С. 638. Здесь указан – 1807 г.
6 О приезде С.Г. Волконского в усадьбу Леонтьево см. также письмо к Т.В. Ольховик от 10 октября 1984 г. на стр. 210.
7 А.С. Пушкин писал «Рача»: «Мы ведём свой род от прусского выходца Радши или Рачи (мужа честна, говорит летописец, то есть знатного, благородного), выехавшего в Россию во время кня­жества св. Александра Ярославовича Невского. От него произо­шли Мусины, Бобрищевы, Мятлевы, Поводовы, Каменские, Бутур­лины, Кологривовы <…>» (Пушкин А.С. Начало автобиографии // Пушкин А.С. Соч. в 3-х т. Т. 3. – М., 1987. – С. 418); «Мой предок Рача мышцей бранной / Святому Невскому служил» (Он же. Моя родословная // Пушкин А.С. Полное собр. соч. в 10 тт. Т. 3. – М., 1963. – С. 209)*.
_____
* «Обращает на себя внимание двукратное употребление Пуш­киным имени Рача наряду с правильной формой Ратша. Дело в том, что имя Рача нигде не встречается – ни в родословцах, ни в летописях, ни в других русских источниках. Возможно предполо­жить, что “Рача” был плодом французского воспитания Пушкина. Во французском языке звука “ч” нет. Для передачи его в иностран­ных словах приходится употреблять три буквы – tch. Между тем имя Ратша, написанное французскими буквами – Ratcha, француз мог прочитать как Рача.
Очевидно, А.С. Пушкину было неизвестно, что личное имя Ратша, уменьшительное Ратишка, равно как и другие личные име­на с окончанием “ша”, в Киевской Руси и Великом Новгороде были в большом употреблении» (Веселовский С.Б. Род и предки А.С. Пушкина в истории. – М., 1990. – С. 14–15).

~ • ~
24 марта 1987 года
г. Кострома

Уважаемый Пётр Сергеевич!
Ваше письмо от 12 марта я получил. Отвечаю на него с некоторой задержкой, ибо чувствую себя плоховато.
Посылаю Вам выписку из хранящейся в Галичском музее родословной Сипягиных. Кто же прав, а кто нет? Я это буду пытаться установить, а когда установлю, то Вам сооб­щу.
Меня смущает то, что Николай Семёнович Сипягин, хотя и родился в Богданове, но потом, после службы, жил в Чухломском уезде, где и продолжало потом жить его потомство.
Посылаю Вам кое-какие из имеющихся у меня копий документов Ваших предков и потом, когда разберусь, то пришлю и ещё. А знаете ли Вы о том, что Елизавета Григо­рьевна Пушкина, мать Вашего деда, купила вблизи Новинок большое имение Ратьковых1; я могу Вам прислать докумен­ты по этому делу.
Теперь про Арнольдов. В.А. Казачков от меня сам получил все сведения о семье Арнольд, которые я списал из документов Арнольдов в Костромском архиве. Так что я от него ничего про Арнольдов не получал. А родственни­ком Арнольдам В.А. Казачков вот как приходится. Отец В.А. Казачкова и Михаил Александрович АРНОЛЬД2 слу­жили в одном и том же полку – Киевском гренадерском.
М.А. Арнольд был женат на Варваре Николаевне ПАРАМОНОВОЙ. У неё был брат, Георгий Николаевич ПА­РАМОНОВ, у которого были сыновья Николай и Владимир, учившиеся вместе со мной в 1-м Московском кадетском кор­пусе. А жена Георгия Николаевича ПАРАМОНОВА – Оль­га Павловна, урождённая Фёдорова, приходилась В.А. Ка­зачкову двоюродной тёткой, так что родство между Ар­нольдами и Казачковыми было через Парамоновых. Но в дальнейшем между Арнольдами и Казачковыми не было ни­каких контактов, ибо – не знаю, по какой причине – у Ка­зачкова испортились отношения с Парамоновыми. Впрочем, мне-то всё это, как говорится, «до лампочки».
Так что от Казачкова я никаких сведений об Ар­нольдах не имел, а сам ему послал всё, что нашлось в Костромском архиве.
Теперь ещё про Сипягиных; на Галичской музейной родословной есть такая надпись: «Сия родословна обновле­на 1837 года июня 12 дня на корабле “Память Азова” под командой капитана 1 ранга П.А. К–ва» (я установил, что это был Павел Андреевич КОЛЗАКОВ3). Вот какая это ро­дословная:
1 Матвей Тимофеев сын Сипягин.
2. Гаврило Матвеев, жена Акулина Яковлева дочь.
3. Матвей Гаврилович, жена Фёкла Семёновна из роду Готовцевых.
4. Михаил Матвеевич, жена Дарья Веденеевна из роду Кафтыревых.
5. Андрей Михайлович, жена Елена Ахвердова.
6. Николай Андреевич, над его именем корона, а под именем – три креста, как бы ордена. Жена Варвара из роду Молчановых.
У них дети: Михаил, Василий, Варвара (в замуже­стве за Алекс[андром?] Федосеевичем Веселаго), Николай и Наталья (в замужестве за Петром Александровичем ТИХМЕНЕВЫМ). И ещё два сына, умершие в младенче­стве: Василий и Андрей. На том и кончается эта родослов­ная.
Очень рад был бы ещё раз с Вами встретиться, я бы мог Вам ещё много-много рассказать, ведь я родился и вы­рос в 18 верстах от Новинок, и мои родители и дед с ба­бушкой отлично знали и Пушкиных, и Ротаст, и у нас даже имелся портрет Г.П. Ротаста, он висел у моего отца в каби­нете4. К тому же я очень «детально» ознакомился со мно­жеством архивных документов как Пушкиных, так и их родных и соседей.
Так что приезжайте ещё разок, очень буду рад Вас видеть.
Желаю Вам и Вашему семейству здоровья и всего лучшего.
Искренне Ваш А. Григоров.

 



1 Елизавета Григорьевна, урожд. Текутьева (1825 или 1827–1907). Она в 1857 г. купила у Полиевкта Васильевича Ратькова (1814–?) усадьбы Радоницу и Быково с деревнями Мызжики, Ан­дрейково, Машихино, Печальница, Бородино, Починок Пожарище, Пристанище в Галичском и Кинешемских уездах (ед. хр. 1285, л. 12; ед. хр. 1250, л. 13).
2 Михаил Александрович Арнольд (1867–1916). «Полковник. Участник войн Русско-Японской 1904–1905 и Русско-Германской 1914–1916. Умер в Петрограде» (ед. хр. 46, л. 17). Внук Юрьевец­кого уездного казначея (там же, л. 6).
3 Павел Андреевич Колзаков (1779–1864) – полный адмирал, георгиевский кавалер, участник Отечественной войны 1812–1814 гг.; из дворян Макарьевского уезда (ед. хр. 2013, л. 3).
4 Ротасты – родственники Пушкиных. Дед П.С. Пушкина, Л.Л. Пушкин, был женат на Антонине Петровне Ротаст (1876–1959). Её брат Георгий Петрович Ротаст (1881–1937) был женат на племян­нице Л.Л. Пушкина – Анастасии Александровне Пушкиной (1878–1936).

~ • ~
31 мая 1987 года
г. Кострома

Дорогой Пётр Сергеевич!
Весьма рад был получению от Вас письма от 26 мая. И охотно сообщу Вам всё, что есть в моих бумагах про родственные связи Пушкиных с Готовцевыми, Васьковыми и другими. И посылаю в этом письме имеющиеся у меня све­дения как об этих фамилиях, так и о родственных им дру­гих фамилиях – это Яковлевы, Ротаст, Крепиш. Думаю, что Вы разберётесь в этих моих записках что к чему. А Го­товцевых было в наших краях великое множество, род этот древний и со временем очень широко разросся. Когда-то, ещё до революции, со мною в одной роте (в корпусе) был Серёжа Готовцев. Были и Кинешемские Готовцевы, но среди всех их трудно отыскать Николая Васильевича Готовцева, кинешемца, не зная ни дат его жизни, ни его каких-либо родных. В моих материалах такого Готовцева вообще нет. И я об этом уже писал в Чухлому, той самой Е.П. Тихомиро­вой1, внучке этого Н.В. Готовцева, ибо она и ко мне обраща­лась с такой же просьбой, как и к Вам.
У меня есть уникальные материалы о «Нелидовских» Готовцевых, то есть о сыновьях Кирилла Васильевича, Ген­надии и Петре, и вообще о всей это семье и о жизни в усадьбе Нелидовское. Но у меня нет сил переписывать всё это, а материал довольно объёмистый2.
Если придётся Вам ещё раз побывать в Костроме, то я Вас ознакомлю со всем этим.
Теперь немного о Сипягиных. Очевидно, что Ваш папа, Сергей Львович, смешал двух Сипягиных, оба они были моряками и капитанами 1-го ранга, и они оба происхо­дили из усадьбы Давыдково (это не «Ваше» Давыдково, а другое – под Буем).
Николай Андреевич Сипягин родился в 1797 г. и умер в 1864 году, он был женат на Варваре Васильевне МОЛЧАНОВОЙ. Он похоронен в селе Леонтьеве под Буем, в вотчине Молчановых.
А другом и знакомым близким Александра Юрьеви­ча Пушкина был не он, а Николай Семёнович Сипягин, он родился 6/ХII 1779 г. и умер в 1848 г. Он был сверстник и близкий друг А.Ю. Пушкина, жил, как и А.Ю. Пушкин, в Костроме и там же умер. Он владел собственным домом в Костроме, который перед смертью завещал А.Ю. Пушкину, с тем чтобы тот продал этот дом, а вырученные деньги взял себе. Детей у Николая Семёновича не было. А дети Николая Андреевича все родились уже после смерти Нико­лая Семёновича: Николай Николаевич 23/III 1852, Варвара в 1854 20/III, Василий 16/III 1855 и Михаил 3/ХI 1856. Гóда рождения Наталии Николаевны я не нашёл.
Александр Юрьевич Пушкин жил в Костроме с 1830 по 1854 г. и был Костромским совестным судьёй и был в дружеских, тесных отношениях с Николаем Семёновичем Сипягиным. Вот я и думаю, что Ваш папа смешал этих двух Николаев Сипягиных. Как Вы видите, Николай Семёнович умер в 1848 г., а первый сын Николая Андрееви­ча, Николай Николаевич, родился позже – в 1852 году.
А знаете ли Вы, что дочь декабриста князя С.Г. Вол­конского была замужем за Дмитрием Васильевичем МОЛ­ЧАНОВЫМ, братом Варвары Васильевны, по мужу Сипяги­ной? После амнистии 1856 года старый князь С.Г. Вол­конский приезжал в гости к дочери, в Леонтьево под Буем.
Посылаю кое-что про Молчановых и Шиповых, ибо эти фамилии тоже как-то находятся в связи с Пушкиными.
Относительно дочери А.В. Пушкина, Наталии Алек­сандровны, якобы проживавшей в Костроме, то это не я с ней встречался, а слышал о ней от В.В. Пашина, через которого и познакомился с Вами. И более ничего, кроме сведений от Пашина, я о ней не знаю.
Я живу в полном одиночестве и сейчас очень стра­даю от холода: отопление давно выключили, а у нас с 22 мая установилась очень холодная и дождливая погода, и дома очень холодно и сыро, и я всё время простужен. Мое­го внука, пьянчужку Лёву, осудили к принудительному ле­чению от алкоголизма в каком-то «лечебно-профилактиче­ском профилактории»3 (сокращённо «ЛТП») и увезли в это самое «ЛТП» на два года.
Мой «бесцеремонный» знакомец из Ленинграда пока мне ничего не вернул, но я получил от него несколько дней назад письмо, он собирается в командировку в Ярославль и Рыбинск и хочет заехать ко мне, но про возврат моих бумаг не пишет ни слова4.
Спасибо Вам за предложение помочь мне в части «снабжения». Но я имею столь малые потребности, что ограничиваюсь молоком и яичками, а это можно здесь ку­пить без труда. Почти не выхожу, изредка сам хожу до ма­газина, а большею частью нужное мне покупают дочь, внуч­ка или правнуки, бывающие у меня почти ежедневно.
Так что мне не надо ничего посылать.
Шлю Вам и Вашим близким свой искренний привет и пожелания всего самого лучшего, главное – доброго здо­ровья.
Итак, будьте здоровы и пишите, всегда буду рад иметь от Вас вести.
Искренне уважающий Вас – А. Григоров.

 



1 Екатерина Павловна Тихомирова(р. 1922), живёт в Чухломе. Участница Великой Отечественной войны, экономист, журналист. Её мать – Александра Николаевна, урожд. Готовцева (Пашин В.В. Пушкин. Его костромские родственники, друзья, знакомцы. – Ко­строма, 1999. – С. 11, 16).
2 Речь идёт о воспоминаниях Н.Ф. Чалеева-Костромского, перепечатанных А.А. Григоровым на машинке. О них см. письма: Ю.Б. Шмарову от 16 февраля 1979 г. на стр. 302 и 25 июня 1980 г. на стр. 306; к Н.К. Телетовой от 5 октября 1979 г. на стр. 377 и 29 августа 1981 г. на стр. 395; к М.С. Михайловой от 18 февраля 1979 г. на стр. 467.
Николай Феодосьевич Чалеев (сценический псевдоним Ко­стромской; 1874–1938) – известный русский актёр, народный ар­тист РСФСР; из костромских дворян.
3 Правильно: лечебно-трудовой профилакторий.
4 Речь идёт об И.В. Сахарове. А.А. Григоров просил своего ад­ресата «связаться» с И.В. Сахаровым «и напомнить ему о его дол­ге». 17 июня 1994 г., после неоднократных и настойчивых напоми­наний П.С. Пушкина, И.В. Сахаров передал ему около 300 листов машинописного текста А.А. Григорова, которые были возвращены в Кострому (письмо П.С. Пушкина от 7 ноября 2007 г.; архив сост.).

~ • ~
22 ноября 1987 года
г. Кострома

Дорогой Петр Сергеевич!
Сперва сообщаю Вам, что Ваша посылка благополуч­но прибыла по назначению. Как раз вчера было воскресе­нье, и моя дочь была свободна и могла съездить на вокзал и привезла посланное Вами масло. За это я Вас благодарю от души и не знаю только, чем я могу Вас отблагодарить за Ваше внимание и заботу о моих нуждах.
Также благодарю Вас за письмо. Печально, конечно, что приходится терять близких людей, но такова жизнь, и никуда нам не уйти от таких печальных событий. Как те­перь в Вашей семье со здоровьем? Желаю всём быть здоро­выми, не болеть. Очень рад был бы снова Вас видеть у себя, в Костроме, может быть, это и удастся как-нибудь Вам осуществить? Тогда бы мы с Вами подробно просмот­рели все имеющиеся у меня выписки из архивных бумаг, касающиеся до Ваших предков. Материала этого у меня не мало, но я не знаю, что бы Вас более всего интересовало и что бы Вы смогли за короткий визит ко мне посмотреть и переписать. Так что просто не знаю, что Вам и сообщить.
Про себя я могу написать, что, принимая во внима­ние мой возраст, моё положение ещё не так трудно, ибо я могу обходиться «без ухода» и пока передвигаюсь по своей квартире. Но уже давно не выходил из дома, а теперь, с на­ступлением зимы и морозов – сегодня у нас более 20 гра­дусов мороз, – пожалуй, и до весны я не смогу выходить; думаю, что доживу и до весны, и до лета, и тогда будет мне получше. В квартире тепло, не ниже +20 градусов, и я имею всё необходимое из тёплых вещей, одежды, так что остаётся только ещё раз поблагодарить Вас за внимание к моей особе.
Значит, присланное Вами масло – это «импорт», ве­роятно, из запасов так называемого «общего рынка»; как я слыхал по радио, они, западноевропейские страны, не зна­ют, куда девать масло, которого у них скопилось свыше миллиона тонн!
Теперь про Алексея Фёдоровича Пушкина и про то, мог ли он иметь ордена. Ведь у нас ордена были введены впервые при Петре I-м и Екатерине I, но это были ордена Андрея Первозванного и Александра Невского, которые жа­ловались только людям, стоящим на самых высоких постах, а рядовые офицеры не имели права на эти ордена. А пер­вый орден св. Анны был введён Петром III-м в 1762 г., когда А.Ф. Пушкин уже не служил на военной службе. А.Ф. Пушкин умер в 1777 г., а в отставке с военной служ­бы он с 1746 года, стало быть, он мог служить на гра­жданской с 1746 года, и он был воеводой в г. Соколе, но когда он оставил эту должность, я не знаю. Кроме того, вряд ли он в эти годы мог получить орден – мне неизвест­ны такие случаи награждения гражданских чиновников в эти годы. Так что сказать что-либо в отношении орденов, которые могли быть у А.Ф. Пушкина, я затрудняюсь. А вот медаль у него могла быть, так как он участвовал во взятии Очакова и Хотина, и за участие в этой войне была учрежде­на медаль.
Об отце Алексея Фёдоровича, Фёдоре Петровиче, у меня есть только сведения об участии его в Прутском похо­де Петра I в 1711 году, где он был ранен, а его отец, Пётр Петрович, был участником Крымских походов 1673, 1681 и 1689 годов. Сведения о местах их жительства и об их жёнах и детях приведены в родословной Пушкиных, и вряд ли я смогу чем-либо дополнить эти сведения
Также благодарю Вас за предложение помочь мне по части «фармацевтической», но у меня дочь – медик, внучка тоже хорошо сведуща в медицине, и они меня в слу­чае нужды всегда снабдят необходимым, но я очень скепти­чески отношусь к современной медицине и держусь того мнения, что лучшие доктора – это «солнце, воздух и вода»! И потому по возможности избегаю всяких препаратов, осо­бенно новых, и стараюсь обходиться без «фармакологии».
А Вашего письма, посланного весной, я не получал, а на полученные письма незамедлительно написал Вам от­веты, ибо я никогда не оставляю без ответа получаемые мною письма.
Вот так и идут дни за днями; я всегда занят какими-нибудь «генеалогическими раскопками», сейчас занят исто­рией рода Татищевых, и потому скучать мне некогда, а вот только моя работоспособность упала очень сильно. Час-дру­гой посижу за машинкой или за столом вообще – и надо на отдых, на свой диван...
Что же – ведь сказано в писании: «Овым1 же подо­бает расти, овым же – малитися». Вот и растут у меня пра­внуки, а я – уже еду «не на ярмарку, а с ярмарки», как го­варивал покойный Никита Хрущёв.
Теперь наступил период «ускорения»2, так что я ду­маю, что весна и лето придут скорее обычного, или, может быть, всё это одни слова?..
Затем пожелаю Вам и Вашим близким здоровья и всего наилучшего.
Крепко и искренне пожимаю Вашу руку.
Всегда Ваш А. Григоров.

 



1 Овый (церк.-сл.) – иной.
2 Апрельский Пленум ЦК КПСС 1985 г. принял решение об ускорении социально-экономического развития страны.

~ • ~
10 декабря 1987 года
г. Кострома

Дорогой Пётр Сергеевич!
Очень рад был Вашему письму от 3/ХII. И могу Вас «проинформировать» о Ваших предках-МИЧУРИНЫХ. Это была в своё время очень известная и богатая семья дворян, и я имею полные родословные многочисленных «веточек» этого старинного рода. Мичурины не были никогда купца­ми, и нельзя их считать просто «обывателями». Это был древний род и притом в своё время владевший большими имениями. В частности, имение «Лубенино» в Костромском уезде, где жила семья Георгия Петровича РОТАСТ, доста­лось РОТАСТАМ от Мичуриных. Один роскошный особняк на проспекте Мира, где ныне размещается культпросветучи­лище1, тоже принадлежал Мичуриным.
Посылаю Вам коротенькое родословие той веточки Мичуриных, из которой вышла Ваша прабабушка, Лидия Сергеевна Мичурина.
Относительно сомнений в портрете Алексея Фёдоро­вича или Александра Юрьевича, то тут я считаю себя мало­компетентным. Могу послать фото портрета этого на «экс­пертизу» одному знакомому, который «собаку съел» на пор­третах, орденах и проч.2 Но только добавлю, что стоячие воротники появились не в 30-е годы XIX века, когда, кста­ти, Гаврилы Державина уже не было в живых – он умер в 1816 году, – а раньше. Мундиров воевод времён середины ХVIII века я не видел, но, судя по «Войне и миру», воево­ды носили не мундиры, а «кафтаны». И такие кафтаны можно видеть на многих портретах ХVIII века.
Так что тут надо разбираться более компетентным лицам, чем я.
О художнике КРЫЛОВЕ3 я не знаю ничего, но по­стараюсь узнать и тогда Вам напишу.
У меня дела идут по-прежнему. Приходят ко мне и даже приезжают разные краеведы, историки, генеалоги, так что редкий день у меня нет посетителей. И потому мои «ра­боты» двигаются крайне медленно. Вот и сейчас лежит на столе давно начатая и до сих пор не законченная работа о роде ТАТИЩЕВЫХ и их связях с Костромским краем. И на многочисленные письма не всегда отвечаю вовремя, а то и вовсе не отвечаю.
С сахаром у нас всё «утряслось», очереди пропали, и сахар в магазинах есть. Но стало трудно с молоком, а мо­локо и яйца – это мои основные продукты питания, при­готовлять такую пищу скоро и легко.
Очень был бы рад видеть Вас в Костроме. И желал бы, чтобы Ваши заботы о предковских могилах увенчались успехом4. А разве не в Козловке похоронена Елизавета Гри­горьевна? Ваша прабабушка?
Итак, ещё раз благодарю Вас за «масляную передач­ку» и за письмо. Приезжайте!
Шлю поклон и привет Вашему семейству и Вам и желаю всего доброго, здоровья и прочих благ.
Искренне Ваш А. Гр-в.

 



1  Проспект Мира, 11.
2 Александр Михайлович Горшман (р. 1937) – москвич, инже­нер-конструктор; специалист по формоведению и фалеристике.
3 Александр Павлович Крылов(1912–1996), родился в г. Юрьевце Костромской губернии, жил и работал в Костроме. Пётра Сергеевича он заинтересовал как об­ладатель сведений о Юрьевце – родном городе Арнольдов, в ко­тором с двухлетнего возраста жила его мать, Мария Вадимовна.
4 В деревне Козловке Островского района на родовом кладби­ще Пушкиных в октябре 2002 г. установлен надгробный памятник всем Пушкиным, здесь похороненным*. Автор проекта памятника – архитектор-реставратор Леонид Сергеевич Васильев (1934–2008). К сожалению, памятник изготовлен с отступлениями от проекта.
_______
* По сообщению П.С. Пушкина, здесь покоится прах 11-ти его родных.

© Alexander Grigorov (Kostroma)
==