II. ИЗ ИСТОРИИ КОСТРОМЫ

Ю.А. Козлова

Дневник реставрационных работ над иконой Феодоровской Божией Матери

Летом и осенью 1919 года Комиссия по сохранению и раскрытию памятников древней живописи в России провела три экспедиции по верхнему и среднему течению Волги и Оки. Третья экспедиция, работавшая в октябре - декабре 1919 года, побывала в Кашине, Ярославле, Костроме и Ростове. В её состав входили: искусствовед И.Э.Грабарь (председатель Комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи в России, начальник экспедиции), реставраторы А.И. Анисимов, Г.О. Чириков, П.И. Юкин, Ф.А. Модоров и фотограф А.В. Лядов.

Осенью и зимой 1919 года участниками экспедиции были расчищены такие замечательные памятники древнерусской иконописи, как «Спас Вседержитель» из Успенского собора в Ярославле (1-я половина XIII века), «Богоматерь Толгская» (около 1314 года) в Толгском монастыре и «Богоматерь Феодоровская» в Костроме.

Фото В.Н. Кларка. 1908 г.
Феодоровская икона Божией Матери в золотой ризе, изготовленной в 1891 году.

Относительно подробное описание раскрытия Феодоровской иконы Божией Матери хранится в Отделе рукописей Государственной Третьяковской галереи, содержащем рукописи, письма и различные документы выдающегося искусствоведа и реставратора Александра Ивановича Анисимова (1877 - 1937 гг.). Среди них находится и «Дневник работ над иконой Федоровской Божией Матери в Костроме 3 декабря 1919 года от Всероссийской Коллегии по делам Музейной охраны памятников искусства и старины при Народном Комиссариате по просвещению. Ответственный художник-реставратор П. Юкин» (ОР ГТГ, ф. 68, д. 65)*. Дневник написан чернилами в школьной тетрадке (без обложки) из 12 листов в линейку, из которых заполнены 10 листов. На 2 листе помещён рисунок, сделанный чернилами и изображающий рамочку с рукоятью, в которую была вставлена икона. С оборота 2 листа начинается текст «Дневника»:

«Акт осмотра. 3.XII.1919. После молебна совершённый настоятелем собора 11 ч. осмотр в присутствии
И. Грабаря, настоятеля собора, протодиакона собора**, ответственного художника П. Юкина, мастера Ф.А. Модорова и фотографа Комиссии А.В. Лядова чюдотворный образ до реставрации в следующем виде: покрыт сплошной копоти и наслоений с олифой и с лаком и по всей иконе много воска и слюды. Также много дырочек от гвоздей, видимо, была слюда, которая прибивалась, и басма. Ниже рукава Спасителя и на одежде Богоматери выпал левкас, обнаружилась паволока и также пострадал низ изображения около ножек Спасителя. На левой ручке Богоматери между указательным и средним пальцем осыпался левкас и есть маленькие потери красок на багрянице. П. Юкин.

(л. 3) 3.XII. После обмера и описания наружного состояния перед началом реставрации описано с Председателем Комисии по раскрытию др. живописи в России
И.Э. Грабарем. Приступили к удалению воска, слюды, затем удалили поверхностную копоть, под копотью раскрыт на части фона около левого плеча Богоматери темно зеленый санкирь XVII века удаливши его раскрыт фон первоначальный украшенный серебром и также удален слой копоти с левого плеча и обнаружена позднейшая вставка XVII века. Сохранность раскрытого места средняя. Ф.А. Модоров.

3.XII. Произведена проба на фоне над головкой Спасителя при удалении воска, слюды и копоти также обнаружена сплошная пропись XVII века. При удалении прописи раскрыт первоначальный фон серебряный и на щечке, носе и волосах при удалении прописи нечево не оказалось. Левкас отравлен деревянным маслом*** и поэтому решено в дальнейшем с лица Спасителя и Богоматери не удалять пропись XVII в. возможно ученик Симона Ушакова, а использовать (л. 3 оборот), видимо ветхое состояние лиц и побудило прописать в XVII веке. Сохранность раскрытых мест средняя. П. Юкин.

4.XII. Приступлено к частичной расчистке, вернее поиски изначального письма. На правой ручке Богоматери удалена пропись XVII в. и открылось первоначальное письмо на ладони, а большой палец не сохранился, потому что поздние вставки. Письмо и технику по обнаруженному месту можно сравнивать с Б.М. Боголюбской****.
Затем пропись снята с шеи Богоматери, но к сожалению менее сохранилась, но повторяет ту же технику и на этом я покончил поиски на лицах, боясь, что мало откроется на всеми чтимой святой иконе. Перехожу к одежде около ручки Богоматери (неразборч.) багряницы с него удалена пропись XVIII в. и раскрыто изначальное письмо, основной тон темно-коричневый, контуры сажа и киноварные пробелы (л. 4) положены уверенно и смело редкими штрихами. Сохранность раскрытого места хорошая. П. Юкин.

4.XII. Удален воск, слюда, и копоть, обнаружена пропись частичная XVIII в. На звездочке, ряснах и контурах при удалении записей раскрыто первоначальное письмо. Основной тон темнокоричневый, контур сажа, пробела киноварные. Пробной расчисткой звездочки и рясна раскрыты. Первоначально сделаны на вылипку серебра и рясна прочеканены, придавая рельефно выпукло жемчуга. Сохранность раскрытого места хорошая. Ф.А. Модоров.

5.XII. Удален воск, слюда и копоть с поля верхнего обнаружена пропись XVIII в. темно зеленоватый санкирь и раскрыт первоначальный серебряный (фон. – Ю.К.) и также и с фона удалена пропись XVIII в. Справа около (букв. – Ю.К.) ФУ раскрылись круги и в них видимо были надписи. Сохранность раскрытого места хорошая. П. Юкин.

(л. 4 оборот) 5.XII. Раскрыты поле боковое левое и фон левей (букв. — Ю.К.) МР также пропись XVIII в. удалена, обнаружено первонач. серебро, а на фоне также круг и маленький кусочек киновари, по фону идут красной меди гвоздики видимо была басма. Сохранность раскрытого места средняя. Ф.А. Модоров.

6.XII. Удалена слюда, воск и копоть обнаружена пропись XVIII в. На нимбе Богоматери и Спасителя пропись удалена. Раскрыт красочный слой. Нимб сделан по новой. Сохранность хорошая. П. Юкин.

6. XII. Продолжение (раскрытия. — Ю.К.) фона и полей; в нижней части фона и боковых частях полей обнаружены позднейшие вставки левкаса. Позднейший тон с него снят и оставлен левкас для сочетаемости. Также с правой части фона внизу и полей низов и боковых (неразборч.) также удален темно зеленоватый тон до левкаса. Сохранность средняя. Ф.А. Модоров.

(л. 5) Воскресение.7.XII. Удалены воск и слюда с одежды Спасителя и при исследовании пробами около ручки правой Богоматери очень маленькие кусочки первоначального ассиста серебром и по этому всю одежду спасителя оставляю пропись XVI века, а ниже ручки Богоматери – XVII века. Сохранность хорошая. П. Юкин.

7.XII. Приступлено к укреплению оборотной стороны св. Параскевы. Пропитано рыбьим горячим клеем и ручки. Ф.А. Модоров.

Фото А. Шмидта. Конец XIX в.
Феодоровская икона Божией Матери без ризы.

8.XII. Удалены копоть, воск с левой ручки Богоматери и частичные записи XVIII (века. – Ю.К.), также с лица Богоматери удалена частичная масляная запись XVIII в. со скулок и щочки, которая собою закрывала румянец и также уделана копоть с лица Спасителя и волос, также с ножек Спасителя снята копоть, на правой ножке осталась пропись XVII в. т.е. на вставке, а на левой пропись удалена, открылась XVI века. Сохранность хорошая. П. Юкин.

(л. 5 оборот) 8.XII. Удален воск, слюда и копоть с плеча левого Богоматери, обнаружена вставка XVII в., оставлены звездочки и рясны, а также низ одежды весь пострадал и запястье оставлено XVII века. Сохранность раскрытого места средняя. Ф.А. Модоров.

8.XII. Вечером прибыл столяр местный и с согласия причта решили укрепить ручку и нижнюю планочку, которая при поднятии и множестве носимостей качается и может выпасть. Вечером он принес ее. Вделали в ручку новую липовую планочку, укрепив ее клеем и винтами, вставил также с клеем и укрепил винтами, пропитав винты маслом по нашему указанию, чтобы они не ржавели. Но вставки сделаны без любви и уважения как к святыне. По моему эта мера предохранения временная и я здесь предлагаю в недалеком будущем (л.6) металлическую хотя бы серебряную или ясеневую рамочку в обхват иконы, а также и ручку ясеневую и дубовую и хотелось бы чтобы это было сделано при наблюдении членов Комиссии.

9.XII. Окончательно выбрано и промыто, т.е. смыта накопившаяся грязь и припитано яйцом в I-ом часу дня окончена Федоровская Б.М. П. Юкин.

9.XII. В первом часу дня приступили, первым долгом удалили тонкую бумагу. Акт осмотра оборотной стороны св. Параскевы: по всей иконе воск и слюда, на платке имеется разрушение и осыпание красок до левкаса, в украшениях, позументах (неразборч.) и около лица, на оплечных украшениях также осыпание, на лице отпали кусочки левкаса с тоном на лбу и теневой правой щечке и на полях и фоне.

(л. 6 оборот) Вся икона покрыта олифой вскипевшей с лаком и покрыта превратившимися в грибки. На концах полей имеются глубокие дырочки от винтов, которыми была привинчена в 1849 году сменная обойма; и также много гвоздиков красной меди – видимо поля и фон покрывались басмой.

9.XII. В 1 час 30 мин. приступили к удалению воска и слюды, произведена проба на левом плече, захвачены половина левой руки, одежды и украшений наплечных и около (неразборч.) вероятно щечки, удален первый слой олифы и лака, одежда тридесенного тона***** украшена золотыми травами, украшения золоченые. Сохранность раскрытого места очень хорошая. П. Юкин.

9.XII. В 1 час 30 мин. Произведены пробы на нимбе, платке и фоне, удалена олифа с платка, нимба, а с фона позднейший тон, открыт серебряный фон, что и на Федоровской. На платке проделаны тени и

(л. 7) идут тонкие золотые ассисты, основной тон киноварь и тени сделаны тридесенью (коричневым. — Ю.К.). Сохранность раскрытого места хорошая. Ф.А. Модоров. С проб сделаны 2 снимка А.В. Лядовым. П. Юкин.

10.XII. Удалена копоть с лица, под копотью обнаружена пропись, после фотографирования частичные прописи удалены, открылось письмо начала XVI века (неразборч.) и письмо суздальское, техника пунктиром, выписано тонко, сохранность хорошая. Также раскрыт платок киноварный с тридесенными контурами и золотыми ассистами первоначальными; рясны использованы также XVII века, по тому, что первоначальных не сохранилось; раскрыт нимб, левая сторона, сделано также как на Богоматери Федоровской. Удален с фона зеленоватый санкирь, сохранились кусочки серебра и кусочек от

(л. 7 оборот) надписи киноварный. Удалена олифа и лак с одежды с левой стороны. Сохранность хорошая. П. Юкин.

10.XII. Удалена олифа с правой стороны одежды; основной тон разбельная тридесен сохранность хорошая; раскрыта рука правая, также XVII век сохранность хорошая. Раскрыта правая часть фона, удален зеленоватый санкирь, открылось серебро и также удалена пропись с правого бокового поля, открылись кусочки старого серебра. Ф.А. Модоров.

11.XII. Раскрыта вторая половина левой руки, так же что и первая, сохранность хорошая. Раскрыта левая сторона одежды, украшенная орнаментами золотыми, при тщательном выборке обнаружился рельеф. Сохранность хорошая. П. Юкин.

(л. 8) 11.XII. Удалены олифа и частичные заправки XVII в., раскрыли орнамент хорошей сохранности. Раскрыта вторая половина руки, такая же у Богоматери правой руки сохранность хорошая. Раскрыт низ одежды, удалены олифа и частичные правки, расчищены украшения рукавные и запястье; удалена пропись XVII века и под ней ничего не сохранилось и по этому решено использовать правки. Ф.А. Модоров.

12.XII. Удален с полей правого нижнего XVII века зеленоватый санкирь до левкаса для общей сочетаемости, на поле правом боковом открылись кусочки серебра и такие же на нижнем поле открылись. Затем приступлено к (неразборч.) чистой олифой и тщательной выборке фона и полей. Ф.А. Модоров.

(л. 8 оборот) 12.XII. Приступлено к выборке лица, платка, рук, одежды и украшений; при выборке раскрылись кусочки ассистов серебряных по разбельному тридесенному тону и по остаткам видимо пройдено в XV веке. Это я определяю по качеству золота, но все-таки характер и замысел принадлежит мастеру XII века, также и по платку киноварному открылись кусочки серебра и по этому золото только использовано как общая гамма сочетаний. Рясны видимо были, что и на Богоматери, т.е. серебряные расписаны (неразборч.) сажей (?), около росписи шли чеканки, придавая характер жемчуга; по середине красочные камни киноварные, рубиновые. И также видимо были и на украшениях св. Параскевы.

(л. 9.) Так что сохранились кусочки и там, где не сохранилось и видимо в XVII веке прожемчужили и по этому мы оставили эту реставрацию дабы не оголить.

Ф.А. Модоровым удалена с правого запястья пропись XVII века, то ничево не оказалось. И так же можно с уверенностью сказать, что надписи шли вертикально по сохранившимся кусочкам на правом фоне вверху и на левом около плеча святой. Также скажу, что слухи, носимые костромичами, что икона чюдотворная подменена или вернее сгорела, то это неправда. Мы можем засвидетельствовать, что сказание сохранившееся, что икона спасена чюдом, до некоторой степени справедливо. Низ иконы чюдотворной обгорел и она каким-то образом сохранена.

(л. 9 оборот) 12.XII. После вечерни и молебна мною было доложено всем присутствовавшим прихожанам и можно было видеть какое радостное чувство охватило всех, кому так много присено облегчений в дни горя и страданий и ко мне многие обращались (с вопросом. — Ю.К.) что позволят после предохранения ей (имеется в виду иконой. — Ю.К.) пользоваться; мною также было сообщено, что задачи Комиссии только предохранить от порчи. После предохранения (икона. — Ю.К.) будет передана в ваше пользование. На этом заканчиваю. П. Юкин.

(л. 10) 13.XII. С утра чюдотворная икона перенесена в помещение настоятеля, чтобы изолифить для олифы нужна температура не менее 16 градусов. Олифа употреблена белая маковая.

14-го снята калька с обеих сторон Ф.А. Модоровым и нечево не сказавши мне одета слюда и риза, хотя ему Модорову известно, что А. Анисимов будет 14 вечером в Костроме, это наводит на то — обращаться — это значит унижаться. Из этого можно заключить, что во имя самолюбия готовы небрежно относиться к прямым своим обязанностям. П. Юкин».


Спустя много лет П.И. Юкин дополнил о своей работе в Костроме в воспоминаниях: «Параллельно с расчисткой Федоровской нас Костромичи попросили расчистить икону Пошехонскую по преданию она явилась в XV в. какому-то старцу и теперь на этом месте воздвигнута церковь, после расчистки она оказалась XIV века (неразборч.) в данное время она (Пошехонская. – Ю.К.) пропала, куда она исчезла никто из местных жителей не знает» (ОР ГТГ, ф. 4, д. 813, л. 11 оборот). Основываясь на записях П. Юкина и Ф. Модорова в «Дневнике»,

А.И. Анисимов написал в своей статье «Домонгольский период древнерусской живописи», опубликованной в сборнике «Вопросы реставрации»: «Федоровская» икона <...> утрачена настолько с лицевой стороны, что не даёт исследователю ничего, кроме разрозненных и небольших фрагментов. Об утрате этого памятника приходится жалеть особенно потому, что обратная сторона иконы с изображением мученицы Параскевы, сохранившаяся вполне удовлетворительно, подтверждает эпоху её происхождения, относимую легендой ко второй четверти XIII в.» (Вопросы реставрации. Вып. II. С. 161). И.Э. Грабарь утверждает сходное мнение о сохранности иконы: «К сожалению, головы (Богоматери и младенца Христа. — Ю.К.), так же как и голова написанной на обратной стороне Параскевы, лежат на новом левкасе, конца XVIII века. Лучше всего сохранилась одежда Параскевы, орнаментация которой есть определённый отзвук стародавних византийско-суздальских узорных тканей» (Вопросы реставрации. Вып. I. 1926. С. 60). Это же мнение практически повторяет С.И. Масленицын в своей статье в «Памятниках культуры»: «От живописи на лицевой стороне иконы «Богоматери Федоровской» сохранились лишь небольшие фрагменты. В лучшей сохранности до наших дней дошло изображение Параскевы <...>. От живописи XIII века на изображении Параскевы сохранились только одежды, небольшие куски первоначального белого нимба и серебряного фона. На лике и руках при реставрации 1919 - 1920 гг. оставили слои живописи XVII - XVIII вв., сохранили и на одеждах” (Памятники культуры. Новые открытия. 1976. М., 1977. С. 160).

В 1929 году костромская религиозная община привозила чудотворную “Феодоровскую Богоматерь” в Москву, была она в мастерской недолго, её реставрацией занимался В.О. Кириков. В Отделе рукописей Третьяковской галереи сохранилось “Дело о реставрации иконы “Богоматерь Федоровская” из Успенского собора в г. Костроме 1929 год. Центральные государственные реставрационные мастерские отдела по делам музеев Главнауки Наркомпроса РСФСР” (ОР ГТГ, ф. 67, д. 250), но записи реставратора сделаны карандашом и чрезвычайно небрежно и почти не поддаются прочтению; среди записей имеется только одна дата “9 февраля 1929 г.”
Несколько слов о реставраторах, занимавшихся реставрацией “Богоматери Фёодоровской” в 1919 году. Фёдор Александрович Модоров (1890 - 1967 гг.) вскоре после работы в Костроме прекратил заниматься реставрацией древнерусского искусства и работал как живописец, был членом Ассоциации художников революционной России (АХРР), затем МОСХ, у него было несколько персональных выставок, среди созданных им живописных произведений — “Ходоки у Ленина”, “Герои Первой конной”, “Народное собрание Западной Белоруссии”, “Сталин в гостях у пионеров”. Он родился в
с. Мстера, закончил Мстерскую иконописную школу, затем Казанскую художественную школу, затем учился в Академии Художеств у В. Маковского, но не закончил её. Он иногда возвращался к работе реставратора, но достаточно редко: в 1946 году во Владимире он реставрировал “Богоматерь Боголюбскую” и залил её воском (Анкета Ф.А. Модорова, ОР ГТГ, ф. 91, д. 32).

П.И. Юкин (1883 - 1945 гг.) родился в Мстере в семье иконописца, о чём он пишет в своих воспоминаниях: “Отец мой был иконописец и очень начитанный на древнеславянском языке” (ОР ГТГ, ф. 4, д. 813, л. 1). П.И. Юкин окончил церковно-приходскую рисовальную школу, затем учился в Городце на Волге, в 1902 году вернулся в Мстеру, в 1904 году переехал в Москву и поступил на работу в иконописную мастерскую А.Н. Цепкова, затем в реставрационную мастерскую братьев Г.О. и М.О. Чириковых. С 1907 года работал как реставратор в Новгороде, в частности, расчищал фрески церкви Феодора Стратилата в Волотове, в начале лета 1912 года им была открыта фреска в церкви Рождества, расчищал икону “Молящиеся новгородцы”, в 1920 - 1921 годах – фрески Феофана Грека в Спасо-Преображенской церкви, в 1921 году начал расчистку иконы Николы из Липненского монастыря. В письме Н.П. Кондакову от 23 июля 1923 года А.И. Анисимов писал: “Благодаря новым способам, применяемым Юкиным, фрески открываются без всяких повреждений поверхности и как бы только вышедшими из-под кисти художника: так ярки их краски”. А.И. Анисимов был арестован 6 октября 1930 года, обвинён в шпионаже, приговорён к 10 годам лагерей и в феврале 1931 года отправлен на Соловки. Весной того же 1931 года была арестована группа сотрудников Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ), в том числе Г.О. Чириков и П.И. Юкин. Последнему, в частности, инкриминировали “анисимовщину”, т.е. “поддержка и защита Анисимова <...> активное участие во всей той реакционной группе, шедшей за Анисимовым”. 23 августа 1931 года Г.О. Чириков и П.И. Юкин были сосланы на 3 года на север, этапом в Котлас, где Юкин какое-то время красил дома. В 1933 году он вернулся в Москву. ЦГРМ были закрыты в феврале 1934 года. Несколько сотрудников ЦГРМ перешло в Третьяковскую галерею, но П.И. Юкина среди них не было. По воспоминаниям В.Г. Брюсовой, П.И. Юкин был послан летом 1944 года в Новгород для работы по реставрации фресок.

Kostroma land: Russian province local history journal