О.Л. Старовойтова,
член Международной ассоциации писателей, г. Рига

Э.А. Томша,
председатель Санкт-Петербургского отделения Международного Центра Рерихов

Костромская ветвь Рерихов

И вот через несколько веков опять показался Он на Руси, но не с моря Варяжского, а из Костромы города, а сел в Петербурге на Мойке – уже не Рорик, как величали его в Новегороде, а Рерих.

А.М. Ремизов. Жерлица дружинная

Предок из Швеции

Первое упоминание о том, что кто-то из предков Н.К. Рериха живёт в Костроме, донесло до нас в 1916 году сказание писателя А.М. Ремизова «Градкамень Рериха» из цикла «Жерлица дружинная»[1]. Строки из него и вынесены в эпиграф. Второй раз название старого русского города мелькнуло в книге латвийского поэта, председателя довоенного общества Рериха Р.Я. Рудзитиса «Встречи с Юрием Рерихом». Вот этот абзац, записанный со слов Юрия Николаевича: «Во времена Петра Первого из Швеции приехал Рерих (Roerich) – шведский генерал. Он сражался с русскими у Шлиссельбургской крепости. Затем у него произошёл конфликт с начальством, ибо отказался уничтожить какую-то церковь: “Богом не воюю”. Пётр его пригласил на службу в Россию. Он поехал в Кострому, где ему дали поместье. Во время Первой мировой войны из Костромы к Н.К. приехала молоденькая сестра милосердия, как к родственнику, передала письмо от своей матери»[2].

В этом высказывании один из представителей рода Рерихов назван шведским генералом. Первая мировая война началась в 1914 году, но Н.К. Рерих определённо знал о существовании российских родственников с отцовской стороны и раньше. В одной из первых биографий художника шведский генерал упоминается в 1912 году: «Один из предков Н.К. Рериха был генералом Шведской службы во время войны с Петром Первым»[3]. И, наконец, генерал Рерих появляется в работе такого серьёзного биографа как П.Ф. Беликов. Читаем: «Из поколения в поколение передавался в семье рассказ о том, как один из предков – генерал в войсках Петра Великого – не побоялся навлечь на себя гнев императора за отказ уничтожить старинную церковь, прикрывавшую атаку неприятеля»[4]. Фраза «генерал в войсках Петра Великого» требует, на наш взгляд, уточнения, поскольку в двух очерках Н.К. Рериха использовано иное выражение. В первом из них сказано: «Другой эпизод относится ко времени Петра Великого [курсив О.С. и Э.Т.]. Прапрадед, бывший комендантом крепости, отказался уничтожить пригородную церковь, из-за которой шло наступление. Из-за этого обстоятельства, происшедшего по его глубокой религиозности, он имел многие служебные неприятности»[5]. Во втором художник сожалеет, «что отец не вёл записей. Многое бы было нам яснее. А если бы прадед [видимо, описка; должно быть прапрадед, поскольку прадед, Йоганн Рерих[6], родился после Северной войны] записал свои военные дела из времён петровских [курсив – О.С. и Э.Т.], то это оказалось бы ценнейшим»[7]. Как видим, в обоих случаях речь идёт не о служении в войсках Петра Великого, а лишь о времени его правления. Эпизод с церковью мог произойти ориентировочно в конце 1702 года, когда шведский предок, по словам Ю.Н. Рериха, служил в войсках короля Карла XII. Юрий Николаевич называет и место битвы – у Шлиссельбурга. Здесь, на Ореховом острове, в истоке Невы, располагалась построенная в 1323 году новгородцами крепость Орешек. В 1612 году ее захватили шведы, оставив то же название, но на своем языке – Нётеборг (швед Nöteborg, nöt – орех, borg – крепость, город), или благозвучней для русского уха – Нотебург.

Нотебург, ныне Шлиссельбургская крепость Орешек

Вот эту крепость и отвоевал Пётр I в ходе Северной войны в середине октября 1702 года, переименовав в Шлиссельбург (нем. Schlüßelburg – ключгород). Яростные бои за овладение стратегически важным местом – спустя год царь заложит неподалеку первый камень в основание северной столицы России – велись две недели. Удача оказалась на стороне русских: комендант крепости подполковник Густав Вильгельм фон Шлиппенбах сообщил о капитуляции. «Шведский гарнизон был выпущен из Нотебурга с четырьмя пушками, с распущенными знаменами. Он состоял из 83 здоровых и 156 раненых – остальные пали во время осады и штурма. Солдаты шли с личным оружием, с пулями во рту в знак того что они сохранили свою воинскую честь»[8]. Офицер по фамилии Рерих (Roehrich) в списках шведских пленных отсутствовал…

Мы изучили российские документы по Северной войне из Российского государственного архива древних актов (РГАДА), опубликованные в 10 томах Писем Петра Великого[9]. Просмотрели материалы о шведских офицерах, перешедших на русскую службу и расселённых в Костромской губернии, в частности, в Галиче. Познакомились с генералитетом российского царя Петра Великого и шведского короля Карла XII. Запросили помощи и у шведских коллег, углублённо занимающихся данной темой. Вот что ответил библиотекарь Линчёпингского университета Бенгт Нилссон:

«После сдачи крепости [Нотебург. – О.С. и Э.Т.] было собрано очень много документов о её защитниках, однако фамилия Рерих в них мне не встречалась. Существует также большой биографический словарь, содержащий информацию по шведским офицерам, участвовавшим в Великой Северной войне. Называется он «Karl XII: s'officerare»[10]. В нём фамилия Рерих отсутствует тоже. Однако это справочное издание не претендует на стопроцентную полноту, то есть, включает информацию не обо всех военных. Особенно мало информации о военных, служивших на балтийских территориях»[11].

Г-н Ниллсон имел в виду следующее обстоятельство. На занятой шведами Ижорской земле (Ингерманландии)[12], у истоков Невы близко к Нотебургу, находилась крепость Ниеншанц, отбитая у шведов весной 1703 года. Подальше – Кексгольм, Копорье, Ям и другие. Возможно, что речь шла об одной из них, поскольку Н.К. Рерих в приведённом выше отрывке подчеркнул – прапрадед отказался уничтожить пригородную церковь. И добавил, что «этот эпизод использован в одном из произведений русской литературы»[13]. Нотебург же располагался на острове посреди Невы. Поисковая работа со шведской стороны заметно упростилась бы, предоставь мы информацию, в какое из воинских формирований вступил предок Н.К. Рериха. До начала Северной войны в Швеции «в каждом округе формировался «большой полк» численностью в 3 тыс. человек. Каждый большой полк делился на три “полевых полка” по восемь рот в каждом»[14]. Солдат набирали на сельских территориях этих округов, а также в городах, что отразилось в названиях[15] полков. Например, Эстергётландский, Вестманландский, Уппландский полки, в которых, как правило, служили те, кто проживал в этих исторических провинциях Швеции. Основу Йёнчёпингского полка составляли жители города Йёнчёпинга и т.д. Однако в какой местности проживал предок Н.К. Рериха, мы не знали. Его семья могла обосноваться в Прибалтике и во времена шведского короля Густава II Адольфа, захватившего Ригу в 1621 году. Тогда шведам удалось закрепиться в Лифляндии и в Эстляндии.

По счастью, в российских архивах нашлись документы, что, начиная с XVIII века, в Костромской губернии одним и тем же имением в деревне Ваганово владели, по меньшей мере, три поколения дворян, носивших фамилию Рерих. Во времена царя Петра Великого военная служба была пожизненной, сообщая «дворянину приоритет. В 1712 г. было предписано, “чтобы каждый дворянин почесть и первое место давал каждому обер-офицеру, т.е. служащему дворянину”»[16]. Служили же дед, отец и внуки преимущественно в Москве, там же имели и постоянное местожительство …

Кавалергарды Рерихи – братья Ф.И. Рериха?

Костромские родственники Н.К. Рериха вновь попали в наше поле зрения во время работы над родословной прибалтийской семьи художника по мужской линии. Заинтересовала фраза, встретившаяся в одном из очерков Н.К. Рериха: «Деду при Бородине было двенадцать лет, а братья его уже были кавалергардами и были в битве»[17]. О старших братьях деда Николая Константинович – Фридриха (Фёдора Ивановича) Рериха, Йоганне и Вильгельме, речь здесь явно не шла. Они в ту пору тоже находились в подростковом возрасте, и, кроме того, по имеющимся на сегодня архивным данным, не покидали родных мест. Старший брат деда, мастер кожевенных дел Йоганн Рерих, всю свою жизнь прожил в Курляндии, в арендованном поместье Функенхоф близ Либавы. А в Инфлянтах[18], в Бебрене, в поместье первого вельможи края, графа Михаила Плятер-Зиберга, до конца своих дней работал управляющим средний брат, Вильгельм Рерих.

Однако у прибалтийских Рерихов действительно имелись однофамильцы, жившие за много верст от Лифляндии. Видимо, Н.К. Рерих имел основания употребить по отношению к ним определение двоюродный или троюродный брат деда. Речь идёт о служивших в Санкт-Петербурге кавалергардах Владимире и Иване Рерихах. В послужных списках оба значились уроженцами Москвы, однако их родительское имение находилось в старинном русском городе Галиче Мерьском[19], в деревне Ваганово[20]. С конца 1708 года, когда вышел Указ Петра Великого о разделении России на губернии, город отнесли к Архангелогородской губернии[21]. Костромское же наместничество императрица Екатерина II учредила только в марте 1778 года, а при императоре Павле I, в 1797 году, его переименовали в губернию[22]. Приведём сведения о дворянах из Галича, хранящиеся в архиве Санкт-Петербурга, с сохранением лексики и орфографии той поры.

«Послужной список Московских гусарских эскадронов о службе и достоинстве состоящих в оных сверх штатного положения унтер офицеров Февраля 7 дня 1799 года:

Юнкер Владимир Касперов сын Рерих 21 года от роду, уроженец города Москвы из дворян и за ним состоит Костромской губернии Галичского уезда крестьян 64 души, но о звании своем свидетельств не имеет, греко-российского исповедания. В службу вступил по его желанию кавалергардом января 1 числа 1797 года в Кавалергардский полк, а по расформировании оного определен по его желанию в Московский Гусарский эскадрон 1798-го октября 1 числа юнкером со старшинством со дня вступления его в службу 1797 года января с 1 числа. Во время службы в походах и у дела против неприятеля не бывал, российской грамоте читать и писать умеет, холост. Состоит сверх штатного положения при эскадронах налицо»[23].

Почти тот же самый текст значится и в формулярном списке юнкера Ивана Касперова сына Рериха 19 лет[24]. В текстах указан возраст Владимира и Ивана Рерихов на период составления документа. Годы их рождения нашлись в базе данных Эрика Амбургера[25]. Так, Владимир Касперович появился на свет в 1777 году, а Иван Касперович – в 1780 году[26]. Получается, что они старше Фёдора Ивановича Рериха, родившегося предположительно в 1901 году, соответственно на 24 и 21 год[27].

Братья Рерихи оказались в рядах кавалергардов (от фр. cavalier – всадник, garde – охрана) – элитном полку из дворян голубых кровей, охранявших монарших особ по собственному волеизъявлению, поскольку российскому царю служили и дед, и отец. В России Кавалергардский корпус впервые появился при Петре I, в марте 1724 года, в качестве почётной стражи императрицы Екатерины I. С той поры он существовал здесь постоянно, но несколько раз распускался и воссоздавался в том или ином виде снова.

Кавалергарды неизменно находились при царском семействе, сопровождая их на коронацию, парадные выезды, «стояли на уступах около трона с обнаженными палашами <...>, вместе с Конною Гвардиею занимали внутренние караулы»[28]. Так было при трёх российских императрицах: Екатерине I, супруге императора Петра, его дочери Елизавете Петровне и Екатерине II.

На пятый день своего царствования, 11 ноября 1796 года, император Павел I тоже отдал высочайший приказ: «Генерал граф Мусин-Пушкин назначается Шефом Кавалергардского корпуса, о сформировании которого полно повеление дано оному Мусину-Пушкину»[29]. В последний день того же года граф Мусин-Пушкин получил распоряжение сформировать ещё два Кавалергардских эскадрона, отобрав из всех гвардейских полков 500 унтер-офицеров. В одном из этих трёх эскадронов и состояли на службе братья Рерихи.

В Рождественский сочельник, 6 января 1797 года, вместе со своими товарищами они «появились в первый раз в строю на Крещенский парад», проходивший на Марсовом поле в присутствии императора и первых лиц российского государства[30]. Однако их служба, сулившая блестящие возможности при дворе, оказалась недолгой. Вскоре в эскадронах вновь начались преобразования, вызванные тем, что император Павел I, став 16 декабря 1798 года Великим магистром ордена св. Иоанна Иерусалимского[31], называемого также Мальтийским, пожелал создать для себя особую Кавалергардскую гвардию.


Провозглашение императора Павла I Великим магистром Мальтийского ордена.
Имя художника неизвестно
Кавалергарды – эскорт Павла I, Великого магистра Мальтийского ордена, носили восьмиконечный мальтийский крест. Слева направо: офицер, трубач и унтер-офицер, 1800 г.

За два месяца до вышеприведённой даты, Владимир и Иван Рерихи, предупреждённые о расформировании своего эскадрона, вернулись в Первопрестольную, где, как говорили в ту пору, вступили в службу в Московский Гусарский эскадрон. Через год обоих братьев зачислили в штат Московской полиции. В 1800 году Владимиру Рериху из-за болезни пришлось оставить службу в ранге прапорщика. Возможно, он какое-то время оставался в Москве, а затем перебрался на жительство в Галич, в имение в деревне Ваганово. И вскоре стал служить в Галиче казначеем[32]. Иван Рерих продолжал службу в Москве.

Осведомленность Н.К. Рериха в том, что братья деда участвовали в войне 1812 года, могла проистекать от И.А. Рязановского – известнейшего костромского краеведа, библиофила, полиглота, археолога, искусствоведа и первого директора Костромского художественного музея, чей дом на Царевской улице, № 20 всегда был полон гостей. Он слыл близким другом многих выдающихся деятелей русской культуры и искусства – А.А. Блока, Н.К. Рериха, В.Э. Мейерхольда, А.Н. Толстого, Д.С. Мережковского и других. Иван Алексеевич «приобретал рисунки Г.К. Лукомского и близких ему художников – Г. Нарбута, И. Билибина, Н. Рериха»[33]. Николай Константинович переписывался с ним и навещал, бывая в Костроме. А А.М. Ремизову, автору сказа «Град-камень Рериха», часто здесь гостившему, не раз вспоминались «ночи на Царевской в рязановском книгохранилище»[34].

Мы обратились в несколько музеев России, хранящих память о войне с Наполеоном. К сожалению, ответы оказались однотипными. Приведём один – из музея «Бородинская битва»: «Участие В.К. и И.К. Рерихов в каких-либо сражениях начала XIX в. маловероятно. За период с 1805 по 1818 гг. в списках офицеров Российской армии фамилия Рерих не встречается ни разу. Можно было бы предположить, что они в 1812 году вступили в ополчение. Но и по спискам офицеров-ополченцев они не проходят. Информацию о них нужно искать в Государственном архиве Костромской области»[35].

В названном архиве (далее – ГАКО) действительно обнаружилась папка с надписью «Костромское ополчение 1812 года», однако ни одного документа внутри не оказалось. В 1982 году в ГАКО случился сильный пожар, и многие бесценные фонды исчезли. По счастью, о происходивших событиях известно из других источников. Находясь в лагере под Полоцком, 6 июля 1812 года император Александр I призвал своих подданных помочь действующей армии отразить нашествие войск Наполеона. В Манифесте, проникнутом духом высокой ответственности за державу, в частности, говорилось: «Да встретит он [Наполеон.

О.С. и Э.Т.] в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном – Палицына, в каждом гражданине – Минина»[36]. Уже 29 июля в Костроме заседало Дворянское собрание из представителей разных уездов губернии, в составе 208 человек. Они и приняли решение создать народное ополчение в количестве 11 тысяч человек из крепостных, принадлежавших помещикам. Возраст для ополченцев определили от 17 до 45 лет.

Владимиру Рериху в ту пору было 35 лет. Как и другие помещики, он не только предоставил для войсковой службы крестьян, но и сам надел военную форму. В определении Костромского дворянского собрания от 20 октября 1833 года, рассмотревшего прошение Владимира Касперовича Рериха, поданное на получение военного дворянства 6 июня 1833 г., говорится: «из Аттестатов об ополченной службе [курсив О.С. и Э.Т.], равно (как и) из списка от Галичского Уездного предводителя к Губернскому предводителю доставленного видно, что Рерих состоит в числе Галичских помещиков и недвижимым со крестьянами имением владеет»[37]. То есть налицо все требуемые факторы для получения дворянства по военной линии: служба в войсках императора, затем в Московской полиции, в Костромском батальоне в ополчении 1812 года плюс дворяне-родители и поместье с крепостными крестьянами. В более позднем по времени документе – решении Галичского уездного суда № 2375 от 30.11.1835 г., направленном в Костромское дворянское депутатское собрание по делу о дворянстве, В. Рерих также назван командиром Костромского батальона[38].

Вверху: листы из дела о дворянстве В.К. Рериха, рассматривавшегося в Галичском уездном суде в 1833 году. Внизу – фрагмент о службе прапорщика командиром Костромского батальона

Брат же его, Иван Рерих, в упомянутое время продолжал службу в столичной полиции, входившей в состав административно-полицейского органа – Управы благочиния. В ее задачу входило надзирать за законностью и порядком в городе[39].

Однако, едва поступило известие о приближении французов к Москве, полицейские полки покинули город. Когда 14 сентября 1812 года Наполеон вошёл в Первопрестольную и осел в ней в ожидании депутации с ключами, то увидел полупустой город: «дворянство уехало; вынуждены были удалиться также и купцы, простой люд остался»[40]. Вдобавок в ночь на 15 сентября столица заполыхала зловещим огнём…

Краевед А.А. Григоров: «Мне эти галичские дворяне известны…»

Ценнейшие сведения о костромских Рерихах сохранились в трудах замечательного костромского краеведа и историка А.А. Григорова (1904–1989). В его честь Государственный архив Костромской области ежегодно проводит Григоровские чтения. В 2016 году, 11 ноября, на них прозвучал доклад на тему «Костромская ветвь семьи Н.К. Рериха» и о наших находках[41].

Фонд А.А. Григорова (р-864). Папка, посвящённая роду Васьковых. В каждой папке пронумерованные карточки с записями найденной информации

Приводим одно из свидетельств А.А. Григорова из письма к В.П. Хохлову, историку, генеалогу и краеведу из посёлка Кавалерово Приморского края: «Теперь относительно РЕРИХОВ. Мне эти Галичские дворяне известны, ибо в делах дворянского собрания были их документы, а род их был вписан в родословную книгу Костромской губернии. Им принадлежала усадьба «Александровское» в Галичском уезде. Владимир Касперович у меня в Картотеке помечен как подавший прошение о записи его в родословную книгу с женой и детьми фонд 121, опись 1, дело 1160 за 1833 год. <...> В личном фонде семьи Васьковых, соседей и близких знакомых Рерихов, было много материалов и этой семьи – письма, разные юридические документы и др. Но я всё собирался детально просмотреть всё это, ибо предполагал, что художник Николай Константинович Рерих происходил из именно этого рода. Но как-то всё откладывал эти поиски, будучи занят другими <...>. А теперь – всё погибло, и родословные книги, и дела дворянского собрания, и только у меня осталась именная картотека, <...> правда, в карточках есть много биографических данных. Так что теперь здесь не узнаешь ничего про Рерихов. Хорошо бы узнать о его [Н.К. Рериха. – О.С. и Э.Т.] отце – его год рождения, место рождения и т.д. Я имею основания предполагать, что Н.К. Рерих – потомок этих Касперовичей [курсивы в письме – О.С. и Э.Т.»][42].

Как видим, костромской краевед тоже связывал костромских Рерихов с Рерихами прибалтийскими, как это ранее сделал Н.К. Рерих. Вглядимся внимательней в семью Васьковых, поскольку она сыграла важную роль в жизни помещика Рериха. Деревня Мухино, в которой проживал предводитель дворянства Галичского уезда Фёдор Иванович Васьков с многочисленными домочадцами, досталась в приданое его супруге, Прасковье Андреевне Васьковой[43]. Располагалась она неподалёку от деревни, принадлежавшей В.К. Рериху.

Карта сёл и деревень Галичского уезда XIX века.
Синим цветом отмечены деревни Мухино и Ваганово

Хозяина Мухино, действительного статского советника, сына вице-губернатора Костромы И.К. Васькова[44], хорошо знали в Костромской губернии благодаря достойной жизни. Он служил в Костроме председателем палаты

Уголовного суда. Вступил в Костромское ополчение, прошёл вместе с войском императора Александра I через всю Европу до Парижа, получил ранение. Вернувшись, вышел в отставку с правом ношения мундира лейб-гвардии Измайловского полка, в котором служил. К концу жизни занимал несколько высоких должностей, в частности, гражданского губернатора в Гродно и в Новгороде[45].

А.А. Григоров также упоминает о супруге и детях В.К. Рериха, фигурировавших в прошении о записи в родословную книгу. Нам удалось найти документы, подтверждающие, что в родословные книги по Костромской губернии под фамилией Рерих были вписаны два лица: «муж. –1, жен. –1», о детях не упоминалось[46]. Из какой семьи происходила супруга и как её звали, неизвестно тоже. Однако в фонде Васьковых присутствовало ещё одно интересное свидетельство: духовное завещание на недвижимое имущество А.О. Рерих[47]. Возможно, именно так звали супругу помещика, принёсшую ему в приданое усадьбу Александровское, о которой сообщил А.А. Григоров. Предположительно, супруга могла носить отчество «Осиповна». Осип – а мы пересмотрели большое количество родословных и списков дворян – самое распространённое в Костромской губернии мужское имя на букву «О». Кроме того, в одном из документов В.К. Рерих упоминает о некоем чиновнике Хохлове, который желает «неправильно исторгнуть у меня завещанное мне покойною женою моею имение»[48].

В тексте того же документа стоит ещё одна примечательная фраза: «покойный брат мой Иван Касперов Рерих»[49]. Бумага собственноручно датирована В.К. Рерихом январём 1837 года. То есть, к этому времени ни супруги, ни брата уже не было в живых...

Как уже упоминалось выше, фонд дворян Рерихов постигла та же участь, что и фонд дворян Васьковых. Но одно письмо из последнего, по счастью, попало к краеведу Е.В. Сапрыгиной до пожара. Написано оно Костромским губернским архитектором П.И. Фурсовым, приехавшим в Галич весной 1824 года по служебной надобности, поскольку в его задачу входило контролировать строительство на периферии. Перед отъездом архитектор встречался с Ф.И. Васьковым и побеседовал о важной для города постройке – Торговых рядах, построенных его предшественником Н.И. Метлиным.

Галич. Верхние торговые ряды, построенные Костромским губернским архитектором Н.И. Метлиным

А вернувшись в Кострому, написал ему письмо, в котором имелись такие строки: «Милостивый государь Федор Иванович! Благополучно и даже очень весело доехал до Галича <...> В доме Владимира Касперовича для меня так прекрасно и покойно – за что ему моя благодарность летит заочно. Мимоходом вчера заметил ваше хорошее замечание и очень верное: Гостиный двор чрезвычайно безобразен деталями, и если его не исправить, то лучшее сделают худшим»[50]. В комментарии, сделанном Е.В. Сапрыгиной по поводу имени «Владимира Касперовича», сказано: «Редкое отчество дает нам возможность легко определить фамилию данного человека. Конечно же, это Владимир Касперович Рерих – владелец галичской усадьбы Ваганово <...> Фурсов передает через Ф.И. Васькова свою благодарность Рериху, видимо, за предоставление приюта в его доме, поскольку хозяин в данный момент находился вне Галича»[51]. Таким образом, принимала гостя из Костромы супруга В.К. Рериха.

Нас заинтересовало, в каких местах Галичского уезда располагались усадьбы Ваганово, хозяином которой был В.К. Рерих, и Александровское, находившееся в совместном владении супругов? Как выяснилось, название Ваганово в уезде носили село и деревня. Село отличается от деревни тем, что имеет больше крестьянских домов и в обязательном порядке церковь. Безлюдное на сегодня село с полуразрушенной Благовещенской церковью, с 1760 г. принадлежавшее галичской помещице Матрёне Ивановне Циклер, ещё стоит[52]. Е.В. Сапрыгина пишет, что «отставной прапорщик В.К. Рерих купил её [усадьбу Ваганово. – О.С. и Э.Т.] в 1816 году у прежней владелицы М.И. Циклер»[53]. Однако ссылки на документ купли-продажи не приводит. Архивные же документы свидетельствуют о том, что имение В.К. Рериха находилось в деревне Ваганово[54]. Причём названная деревня принадлежала его родителям, по меньшей мере, с 1789 года, а с лета 1808 года Владимир Касперович был уже единоличным её владельцем и проживал там до самой смерти[55].

Находились оба Ваганова в диаметрально противоположных направлениях. Село Ваганово по дороге Галич-Кологрив, расстояние до Галича примерно 32–35 км, деревня Ваганово – «по почтовому тракту Галич-Буй»[56], расстояние до Галича примерно 10–12 км. Деревни этой нет уже давно. Только и осталось воспоминание о ней на старой карте земель [один из её вариантов XIX века приведён выше. – О.С. и Э.Т.], нарезанных для бояр ещё со времён царя Михаила Романова на берегу дивного Галичского озера. Сориентироваться же по местности нам помогал известный галичский краевед Н.В. Сотников: «Я посмотрел, где находится Ваганово. Это практически в той же стороне, что и Мухино. На местности – это километров 15 от центра Галича. Для наших мест это рядом. Деревня стояла на высоком холме с очаровательным видом на озеро»[57].

Николай Васильевич прислал и старую карту (см. выше), указав местоположение деревень Ваганово и Мухино относительно друг друга. К сожалению, по «Александровке [так называлась усадьба Александровское на старых картах. – О.С. и Э.Т.] ничего нет. Даже волость была ликвидирована ещё до революции. Рядом с Александровкой есть Первушино. Через него прошла железная дорога Галич-Кострома. Первушино стало станцией. От Ваганова до Александровки километров 40, а от Мухина до Александровки километров 10»[58].

Как следует из расстояний, Александровка, имение супруги В.К. Рериха, находилось рядом с Мухином, имением Ф.И. Васькова. Скорее всего, именно в доме в Александровке архитектор П.И. Фурсов чувствовал себя «так прекрасно и покойно». Состояла ли супруга В.К. Рериха в родстве с Васьковыми, в фонде которых оказалось её духовное завещание, или оно попало туда из-за близости по месту жительства, не известно…

И ещё один момент хотелось бы прояснить в книге Е.В. Сапрыгиной. Автор утверждает: «Владимир Касперович приходился прадедом художнику

Н.К. Рериху»[59]. Наши исследования показали, что это не так. Есть свидетельство Н.К. Рериха, уже цитировавшееся выше: «Деду при Бородине было двенадцать лет, а братья его уже были кавалергардами и были в битве»[60]. То есть, В.К. Рерих приходился двоюродным или троюродным братом деду художника, Ф.И. Рериху. Прадеда же звали Йоганн Рерих, проживал он в Прибалтике и умер в возрасте 96 лет[61]. Вот он и мог состоять в родственных отношениях с отцом помещика из Галича, Каспером Рерихом. К сожалению, документальных подтверждений тому пока не найдено.

Такая нелегкая жизнь…

Познакомиться поближе с В.К. Рерихом нам удалось благодаря идее, поданной краеведом А.А. Григоровым. В одном из писем В.П. Хохлову он сообщил: «Рерихи – “Касперовичи” – были записаны в родословную книгу по Костромской губернии в 1833 году, и имелась их родословная, но книги и документы в 1982 г. сгорели <...>. Только в делах департамента Герольдии можно найти»[62]. Туда и обратился коллега, Э.А. Томша. Так картина начала обретать конкретные черты. Как оказалось, потомственному дворянину В.К. Рериху пришлось ходатайствовать о внесении своей семьи в дворянский матрикул Костромской губернии за военные заслуги. Причина указана в архивном документе – объяснении, поданном на имя Костромского гражданского губернатора. В нём, в частности, говорится: «…оставшись в малолетстве после родителей, я не мог впоследствии отыскать никаких документов, но помню, что отец мой, равно и я находился в военной российской службе в обер-офицерских званиях [обер-офицер – служилый дворянин. – О.С. и Э.Т.]»[63]. На другом листе того же документа следует дополнение: «Доподлинно я есть сын корнета Каспера Христофоровича, и жены его Дарьи Ивановны»[64]. Это очень важное сведение. Дело в том, что чин корнета впервые установлен в 1726 г. для кавалергардов – особой гвардейской части, капитаном которой была сама Екатерина I. Спустя пять лет, в 1731 году, этот чин, равный прапорщику, появился в кавалерии – в лейб-гвардии конном и кирасирском полках. А лейб-гвардия (от нем. leib – тело и лат. guardia – защита, охрана) – это ещё одно название отборных воинских частей для охраны монарха, возникших в России во времена царя Петра I. Иными словами, в элитных полках служили сыновья, отец и дед, чьё имя тоже названо в архивных документах – Христофор. И, наконец, имя отца написано в форме «Каспер», откуда и происходит употребляемое А.А. Григоровым определение – «Касперовичи». А это – шведский вариант европейских имен Каспар, Гаспар и др.[65]. То есть дедушка братьев-Касперовичей Христофор (шв. Christopher) вполне мог быть связан какой-то степенью родства с прибалтийскими Рерихами (с прадедом Н.К. Рериха Йоганном Рерихом). Возможно, он и есть тот самый шведский предок, отмеченный за мужество и веру царём Петром I и получивший приглашение вступить в русскую службу. Один из оптимальных способов выяснить – это покопаться в архивах, в которых хранятся планы нареза земли вокруг Галичского озера «для кормления», как говорили на Руси, служилых дворян в петровские времена. Но это очень длительный поиск…

Далее архивные документы повествуют, что братья в малолетстве потеряли сначала отца, а через некоторое время, учитывая выше приведённую фразу «оставшись <...> после родителей», и мать. Погиб ли корнет Каспер Рерих в битве или же умер своей смертью, неизвестно. О матушке есть упоминание ещё в одном документе. 13 марта 1789 года «Карнета Каспара [так в тексте. – О.С. и Э.Т.] Христофорова сына Рериха[66] жена его Дарья Иванова дочь, в роде своем не последняя, заняла Императорского воспитательного дома у Московского опекунского Совета денег Российской ходячей монетой 1000 рублей»[67].

Императорский Воспитательный дом. Москва. Москворецкая набережная, 7

Названное благотворительное учебно-воспитательное заведение, заложенное в Первопрестольной 1764 году, «предназначалось для подкидышей, детей, рождённых вне брака, а также “законных детей, оставляемых родителями по бедности”»[68]. Видимо, последний мотив и двигал вдовой, желавшей дать детям приличное образование, а также сберечь для них отцовское имение. Потому что при Воспитательном доме действовали созданные в 1772 году по инициативе императрицы Екатерины II Вдовья, Ссудная и Сохранная кассы. Их цель – «спасти бедняков от сетей ростовщиков <...> помочь сохранить каждому такому бедняку свое имение на пользу»[69]. Видимо, Дарья Ивановна и устроила сюда трёх сыновей: к 1789 году Владимиру исполнилось 12 лет, Ивану – 9 лет, возраст младшего, Алексея, не указан. Воспитанники жили здесь обычно до 17–20 лет. Когда в конце 1796 года к власти пришёл император Павел I, двое старших, Владимир и Иван, из семьи потомственных служилых дворян попали на воинскую службу в Кавалергардский полк, затем перебрались в Москву, в Гусарский эскадрон. Во время службы они и выплатили Опекунскому Совету взятую матушкой в долг за имение Ваганово сумму.

Опекунский совет. Москва, ул. Солянка, 14. Символ Императорского воспитательного дома – пеликан. Считается, что эта птица, не найдя корма для птенцов, в своей самоотверженности разрывает грудь клювом и своим мясом кормит птенцов

В 1800 году после болезни В.К. Рерих вышел в отставку. Чем занимался прапорщик последующие семь лет и где проживал – в Москве или в Галиче, неизвестно. По документам, в 1807 году он «продолжал служение по определению Костромской казенной палаты в Галичском уездном казначействе казначеем»[70]. Казначейство, ведавшее сбором государственных доходов, хранением и выдачей государственных средств, располагалось в центре Галича, в здании городской управы на Архангелогородской улице.

Галич, Архангелогородская улица, дом 7. Здание городской управы, в которой располагалось казначейство – место службы В.К. Рериха

Добирался же Владимир Касперович сюда на двуколке из деревни Ваганово, которую постепенно выкупил у своих братьев. Младший брат, неслужащий дворянин Алексей, отдал ему свою долю в 1804 году, а средний брат, прапорщик Иван, подписал купчую 25 января 1806 года[71]. Но в законное владение родовым гнездом Владимир Касперович вступил только 12 июня 1808 года, когда его право на Ваганово подтвердил Галичский уездный суд.

Спустя четверть века его размеренную жизнь помещика и государственного чиновника нарушил некий титулярный советник Хохлов, представлявший интересы дворянок Касперовых. Дочери ли это Каспера Христофоровича от первого брака, родственницы ли его, или дети Дарьи Ивановны от второго брака, если он был, непонятно. Но претендовали дамы на оба поместья – Александровское и Ваганово. И В.К. Рериху пришлось давать Костромскому гражданскому губернатору письменное объяснение: «Галичский земской суд объявил мне предписание Вашего Превосходительства, о представлении дополнительных о дворянстве моем доказательств <...> Чиновник Хохлов по доверенности дворянок Касперовых, желая неправильно исторгнуть у меня завещанное мне покойною женою моею имение, решил коснуться о опровержении дворянства моего под предлогом тем а) Что якобы я незаконно присвоил право на имение корнетши Дарьи Ивановой Рериховой, б) будто бы ничем не доказал, что недвижимое имение имел по наследству от нее матери <...> и) и что закладная Дарьи Рериховой, то есть покойной родительницы моей, 789 года [в документах XVIII – начала XIX веков при указании года тысячная составляющая опускалась. То есть, 789 год означал 1789 год. – О.С. и Э.Т.] <...> принадлежит будто бы не мне, а другим ее наследникам»[72].

По счастью, в 1833 году В.К. Рериху удалось доказать своё право на дворянство[73]. Земельные владения тоже остались при нём, однако нервов пришлось истрепать много. Документы пересылались по инстанциям: из уездного суда в суд земский и обратно, в Костромское дворянское депутатское собрание, поскольку Хохлов, недовольный таким оборотом дела, подал и вторую жалобу. В ней он «решился назвать подозрительною и самую закладную Дарьи Рериховой, писанную 789 года на заем из Опекунского Совета денег»[74].

К этому периоду времени жизнь В.К. Рериха определённо вступила в чёрную полосу: у отставного прапорщика оказалось много долгов. Примерно с 1820 года накапливались заёмные письма (векселя), причём деньги редко отдавались в срок. Так, в 1824 году, отчаявшись истребовать с него долг в 2 300 рублей, помещица, поручица Аграфена Ивановна Кадникова из города Буя, била челом сначала Костромскому губернскому прокурору, а затем самому министру юстиции Российской империи князю Д.И. Лобанову-Ростовскому[75]. Справедливости ради заметим, что обмениваться долговыми обязательствами и передавать их по наследству было обычным делом среди галичских дворян. И В.К. Рериху тоже задолжали некоторые. Так, в 1829 году помещику пришлось взыскивать долг Е.П. Готовцевой с её поместья через суд[76]. По какой причине образовались долги у человека, должность которого требовала аккуратного обращения с финансами, пока осталось невыясненным. В Галиче помещики очень увлекались театром, картами, бильярдом и, случалось, проигрывали большие состояния.

Как бы там ни было, конец такой жизни оказался печальным. Заимодавцы подали в суд, и за неуплату долгов пришлось описать имение вместе с усадебными владениями и недвижимым имуществом. В феврале 1836 года началось слушание в Галичском уездном суде[77]. Дело сохранилось до наших дней, но из-за рассыпающихся на глазах листов в читальный зал оно не выдается. Нам удалось просмотреть документы и сделать снимки только благодаря любезному разрешению руководителей ГАКО. Размытые от пены огнетушителей тексты, обгоревшие по краям, в большинстве своём оказались трудно читаемыми. Все обращения в суд писались на специальной гербовой бумаге, покупка которой заменяла пошлину, поступавшую в императорскую казну. В верхней части стояла «шапка»: «Всепресветлейший, Державнейший великий государь император Николай Павлович, самодержец всероссийский, государь всемилостивейший». Далее следовал текст, написанный по принятому в те времена стандарту. Например: «Просит губернский секретарь А.Ф. Рыжов, в чем тому следуют пункты 1, (абзац) проживавший в г. Галиче прапорщик Владимир Касперов сын Рерих остался мне должен по заемному письму, написанному 11 июля… (сумма неразборчиво)» [78].

«Дело о продаже имения Рериха В. за неуплату долгов с приложением описи имения» и лист из него с жалобой на неуплату долга

Уездный суд продлился менее полутора лет. А уже 29 июля 1837 года Костромской гражданский губернатор А.Г. Приклонский распорядился, «чтобы означенное дело немедленно было приведено к окончанию»[79]. Причина – смерть Владимира Касперовича, последовавшая 25 или 26 июля 1837 года (дата в тексте неразборчива). Незадолго до этого он составил духовное завещание, назвав своими наследниками дворян фон Менгдена и Васькова[80]. Интересно, что фон Менгдены, графы и бароны, являлись выходцами из Лифляндии XIII века, а баронский титул одной из ветвей рода дарован в Швеции за добрую службу королю[81]. К великой радости кредиторов, Ф.И. Васьков взял на себя выплату долгов покойного. Так, девица Григорьева пишет в заявлении: «уступила я [заёмное письмо В.К. Рериха на 315 рублей. – О.С. и Э.Т.] статскому советнику и кавалеру Ф.И. Васькову, с которого следующее мне удовлетворение получила я сполна»[82]. Таким образом, честь Владимира Касперовича Рериха осталась незапятнанной.

Судьба детей помещика, а также его младшего брата Алексея пока не известна. Равно как и отсутствует ясность, какую ветвь семьи представляла та «молоденькая медсестра» из Костромы, которая навестила Н.К. Рериха во время Первой мировой войны. Однако поиски продолжаются…

Санкт-Петербург – Кострома, июнь 2016 – февраль 2018 г.

P.S. Авторы выражают благодарность научному консультанту статьи, кандидату культурологии Б.Ю. Соколовой (г. Москва), А.И. Горскому, председателю Костромской областной общественной культурно-просветительской рериховской организации «Весть» (г. Кострома) за помощь в подготовке данной публикации. Мы также искренне признательны директору Государственного архива Костромской области С.А. Попову и главному архивисту информационно-поисковых систем Л.А. Поросятковской (г. Кострома) за внимательность, консультации, разрешение поработать с бесценными архивными материалами и сделать фотографии. Сориентироваться по истории и топологии Галича нам помог кандидат технических наук, краевед Н.В. Сотников (г. Галич).

Литература и примечания
  1. Ремизов А.М. Жерлица дружинная. Публикуется по изданию: "Николай Константинович Рерих". Текст Ю.К. Балтрушайтиса, А.Н. Бенуа, А.И. Гидони, А.М. Ремизова и С.П. Яремича. Петроград, Свободное Искусство, 1916. С. 85.
  2. Рудзитис Р.Я. Встречи с Юрием Рерихом. Беседа за 15 сентября 1957 года. [Электронный ресурс] // Библиотека SVITK.RU (cайт). Режим доступа: http://svitk.ru/004_book_book/10b/2225_rudzitis-vstrehi_s_yuriem_rerihom.php (дата обращения: 14.02.2018). Для сведения читателей: эта же беседа в несколько иной стилистической редакции опубликована в журнале Латвийского общества Н.К. Рериха «Свет Огня», ноябрь 1990 г. С. 87.
  3. Мантель А.Ф. Н. Рерих. Казань, Изд-во книг по искусству под ред. Н.Н. Андреева, 1912. С. 3.
  4. Беликов П.Ф. Святослав Рерих: Жизнь и творчество. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк. 2004. С. 16. [Электронный ресурс] // Библиотека SVITK.RU (cайт). Режим доступа: http://svitk.ru/004_book_book/13b/2858_belikov-svyatoslav_rerih_jizn_i_tvorhestvo.php (дата обращения: 14.02.2018).
  5. Рерих Н.К. Построения // Н.К. Рерих. Листы Дневника. В 3 т. Т. 1. М.: МЦР, 1995. С. 510.
  6. Stammbaum der Familie Roehrich. Родословное древо семьи Рерихов. Johann Christian Roehrich. [Электронный ресурс] // Латвийское общество Рериха (сайт). Режим доступа: http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/biedriba/Atsauces/RoerichFamilie.jpg (дата обращения: 14.02.2018).
  7. Рерих Н.К. Посев // Н.К. Рерих. Листы Дневника. В 3 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. С. 329.
  8. Коняев Н.М. Тайны Шлиссельбургской крепости. М.: Вече, 2011. [Электронный ресурс] // Литмир, электронная библиотека (сайт). Режим доступа: https://www.litmir.me/br/?b=223495&p=12 (дата обращения: 14.02.2018).
  9. Письма и бумаги Петра Великого. М.: Издательство Академии наук СССР, 1952.
  10. Karl XII: s officerare; biografiska anteckningar av Adam Lewenhaupt. https://catalog.hathitrust.org/Record/008559374 Сайт, посвящённый королю Карлу XII и Северной войне на шведском языке. Режим доступа: http://karlxii.se/ (дата обращения: 14.02.2018).
  11. Письмо Бенгта Нилссона Ольге Старовойтовой от 01.07.2016 г.
  12. Ижорская земля (Ижора) – в XII–XVIII веках историческое название территории, населённой ижорцами (ижорой) по берегам Невы и по юго-западному Приладожью. С 1228 года – владение Великого Новгорода, с 1478 года входила в состав русского государства, в 1581–1590, 1609–1702 годах Ижорой владела Швеция. В ходе Северной войны, в 1702–1703 годах, вернулась к России. С 1708 года носила название Ингрия, Ингерманландия, с 1710 года – Санкт-Петербургская губерния. См.: Большой энциклопедический словарь, М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/136382 (дата обращения: 14.02.2018).
  13. Рерих Н.К. Построения. С. 510.
  14. Александр Самсонов. Шведская армия накануне Северной войны. Стратегия союзных держав и Швеции. [Электронный ресурс] // Военное обозрение (сайт). Режим доступа: https://topwar.ru/10581-shvedskaya-armiya-nakanune-severnoy-voyny-strategiya-soyuznyh-derzhav-ishvecii.html (дата обращения: 14.02.2018).
  15. Энглунд П. Полтава: Рассказ о гибели одной армии. М: Новое книжное обозрение, 1995. [Электронный ресурс] // Милитера: Военная литература (сайт). Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/englund_p/08.html (дата обращения: 14.02.2018).
  16. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. М.: Наука, 1991. [Электронный ресурс] // Милитера: Военная литература (сайт). Режим доступа: http://militera.lib.ru/research/shepelev1/01.html (дата обращения: 14.02.2018).
  17. Рерих Н.К. Пути // Н.К. Рерих. Листы Дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 1996. С. 11.
  18. Инфлянты – ( польск. Inflanty) искажённое немецкое названия Ливонии — Livland (Лифлянт). Инфлянтское воеводство, называвшееся в России Польскими Инфлянтами, было образовано в 1620 году на землях Латгалии и просуществовало до 1772 года, когда эти территории заняла Россия в ходе первого раздела Польши. Центром воеводства был город Динабург (нынешний Даугавпилс). Инфлянтское воеводство все 150 лет своего существования было ареной соперничества Речи Посполитой, Швеции и России. После тридцатилетней Польско-шведской войны, в 1629 году Речь Посполитая утратила большую часть Лифляндии (она отошла к Швеции), но сохранила Инфлянты. См. электронный ресурс: http://www.latgo.lv/hisculture/vesture/165-inflanty
  19. Сотников Н.В. Немного истории о Галиче Мерьском. С.1 [Электронный ресурс] // Галич 44 (сайт). Режим доступа: http://www.galich44.ru/books/nemnogo_istorii_o_galiche.pdf (дата обращения: 14.02.2018).
  20. Панчулидзев С.А. Сборник биографий кавалергардов. 1724–1899. По случаю столетнего юбилея Кавалергардского Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка. СПб.: Экспедиция заготовления гос. бумаг, 1901. С. 324.
  21. Галич Костромской, история. Галич 44 (сайт). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://history.galich44.ru/article/2 (дата обращения: 14.02.2018).
  22. Лукомские Г. и В. Исторический очерк Костромы. [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА – история, культура, традиции (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/history/lukomskiy/26.php (дата обращения: 14.02.2018).
  23. РГИА СПб, ф. 1343, оп. 28, д.140, л. 25/об.–26. Формулярный список Владимира Касперовича Рериха (копия).
  24. РГИА СПб, ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 31/об.–32. Формулярный список Ивана Касперовича Рериха (копия).
  25. Эрик Амбургер (1907–2001), профессор, историк-специалист по России. Почётный член Русского генеалогического общества и Историко-родословного общества в Москве. Родился в Санкт-Петербурге, в 1918 году семья уехала в Германию. Долгие годы собирал картотеку персональных сведений иностранцев, живших и работавших в дореволюционной России и их потомков. Собрал большую картотеку по немцам, прибывшим в Россию, и их российским потомкам, в которой числится около 107 тысяч фамилий. См. электронный ресурс: http://lexikon.wolgadeutsche.net/article/3
  26. Из базы данных Erik-Amburger-Datenbank на букву R. Сведения о В. Рерихе указаны под номерами 38989, 39677, сведения об И. Рерихе – под номерами 38988, 39676. См. электронный ресурс: http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/tabellen/R.htm
  27. Дата рождения Фридриха Рериха документально не подтверждена, в отличие от точно установленной даты его смерти в 1905 году. По данным Н.К. Рериха, его дед прожил 104 года, то есть, родился в 1801 году. Искусствовед Г.-И. Карклинь, ссылаясь на уважаемого в Латвии человека, сообщила, что столетие Ф.И. Рериха праздновалось в 1901 году. И «по скандинавскому обычаю юбиляра катали по Рижскому заливу на ладье с красными парусами». (Карклинь Г.-И. Негасимый свет духовности. Утренняя звезда. Альманах Международного Центра Рерихов, М.: МЦР при участии фирмы Агрострой. №1, 1993 г. С. 172). Однако в родословном Древе семьи Рерихов, приведённом на сайте Латвийского общества Рериха, указано, что он родился в 1806 году. Stammbaum der Familie Roehrich. Родословное древо семьи Рерихов.
    Наши аргументы по этому поводу приведены в статье: О.Л. Старовойтова, Э.А. Томша. «Доверяй, но проверяй», Или к вопросу о «научном исследовании» родословной прибалтийской ветви рода Н.К. Рериха. http://www.icr.su/rus/protection/facts_a_fictions/tomsha_starovoitova.pdf С.17–20.
  28. История кавалергардов и Кавалергардского Ее величества полка с 1724 по 1 июля 1851 года. Санкт-Петербург, Военная типография, 1851. С. 35.
  29. Там же. С. 31.
  30. Там же. С. 33.
  31. Козлов Ю.Ф. Союз короны и креста. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995. С. 247.
  32. Панчулидзев С.А. Сборник биографий кавалергардов. 1724–1899. По случаю столетнего юбилея Кавалергардского Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка. СПб.: Экспедиция заготовления гос. бумаг, 1901. С. 324.
  33. Сизинцева Л.И. Надвязанное. Иван Рязановский – костромское эхо «серебряного века». [Электронный ресурс] // Нижегородский региональный общественный фонд деятелей культуры «Дать Понять» (сайт). Режим доступа: http://www.gttp.ru/MP/mp_193.htm (дата обращения: 14.02.2018).
  34. Там же.
  35. Ответ заведующего научно-информационным отделом музея «Бородинская битва» С.В. Львова от 14.03.2016 г. на запрос О.Л. Старовойтовой.
  36. Манифест о сборе внутри Государства земского ополчения от 6 [/18] июля 1812 года. Интернет-проект «1812 год» (сайт). Режим доступа: http://www.museum.ru/museum/1812/War/News_rus/izv015.html (дата обращения: 14.02.2018).
    Князь Дмитрий Михайлович Пожарский и новгородский мясник Кузьма Минич Минин – руководители народного ополчения 1612 года, избавившего Москву от нашествия польско-литовских оккупантов. Авраамий Палицын (в миру Аверкий Иванович Палицын) – келарь Троице-Сергиева монастыря, историк и писатель, активно помогал князю Пожарскому и Кузьме Минину, способствовал возведению на престол М.Ф. Романова.
  37. РГИА СПб, ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 20–21. Дело о дворянстве рода Рериха (Костромская губ.).
  38. ГАКО, ф.121, оп.1, т.1, д.1653, л.1. Галичский уездный суд – Костромскому дворянскому депутатскому собранию.
  39. Императрицей Екатериной II был утверждён Устав Благочиния или полицейский. [Электронный ресурс] // Президентская библиотека (сайт). Режим доступа: http://www.prlib.ru/History/Pages/Item.aspx?itemid=502 (дата обращения: 14.02.2018).
  40. Земцов В.Н. Наполеон в Москве // Французский ежегодник М., 2006. С. 199218. [Электронный ресурс] // Французский ежегодник (сайт). Режим доступа: http://annuairefr.narod.ru/statji/Zemtsov-2006.html (дата обращения: 14.02.2018).
  41. Доклад на тему «Костромская ветвь семьи Н.К. Рериха» на Григоровских чтениях в ГАКО 11 ноября 2016 года от имени нашей исследовательской группы зачитал председатель Костромской областной общественной культурно-просветительской рериховской организации «Весть» А.И. Горский.
  42. Григоров А.А. «…Родина наша для меня священна». Письма 1995–1989 годов / Сост., подгот. текста, примечания и комментарии А.В. Соловьёвой; вступит. ст. Н.А. Зонтикова. – Кострома: Инфопресс, 2011. С. 353. Письмо В.П. Хохлову от 8.02.1984 г. [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА. История и культура Костромского края (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/grigorov/letters/318.php (дата обращения: 14.02.2018).
    Владимир Павлович Хохлов (род. в 1940 г.) – историк, генеалог, краевед из пос. Кавалерово Приморского края, член Русского генеалогического общества.
  43. ГАКО, ф. р-864, оп.1, д. 203, л.4; Григоров А.А. «…Родина наша для меня священна». Письма 1995–1989 годов / Сост., подгот. текста, примечания и комментарии А.В. Соловьёвой; вступит. ст. Н.А. Зонтикова. – Кострома: Инфопресс, 2011. С. 143. Письмо С.П. Волковой от 1.04.1984 г. [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА. История и культура Костромского края (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/grigorov/letters/138.php (дата обращения: 14.02.2018).
  44. Иван Кузьмич Васьков (?–1812), вице-губернатор Костромы, вошёл в историю Костромы как автор первой печатной книги о городе «Собрание исторических известий, относящихся до Костромы». Резепин П.П. Костромские романоведы [Электронный ресурс] // Библиотека протоиерея Дмитрия Сазонова (сайт). Режим доступа: http://sazonow.ru/stati/337-kostromskie-romanovedy (дата обращения: 14.02.2018).
  45. Высок и свят их подвиг незабвенный…/ сост.: Л.Б. Антонова [Электронный ресурс] // См.: DocPlayer (сайт). Режим доступа: http://docplayer.ru/29498005-Vysok-i-svyat-ih-podvignezabvennyy.html(дата обращения: 14.02.2018).
  46. ГАКО. Алфавитный указатель дворянских родов, внесённых в родословные книги по Костромской губернии, внесённых в родословную книгу, разделённую на 6 частей с 1790 г. по 1899 год. Кострома, 1900 г. Регистрационный номер 3774. Информация №3 01 (2-я часть – Рерих).
    Алфавитный указатель дворянских родов, внесённых в родословные книги по Костромской губернии, с 1790 по 1857 годы. Регистрационный номер 1019, информация под № 488: «Рерих Владимир Касперов, прапорщик. Графа «Сколько лиц по сему роду вписано»: муж. 1, жен. 1. Графа: «В каком томе и на каком листе записано»: том 1, л. 155 и 156. Графа «По какому округу» – Галичский.
  47. ГАКО, ф. 599, д.121. (Документ сгорел при пожаре).
  48. РГИА СПб, ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 27–30. Дело о дворянстве рода Рериха (Костромская губерния). Объяснение В.К. Рериха Костромскому гражданскому губернатору от января 1837 года.
  49. Там же.
  50. Сапрыгина Е. Слуги времени. ОГБУК «Костромской музей-заповедник». Кострома: Костромаиздат, 2012. С. 301. [Электронный ресурс] // ОГБУК «Костромской музей-заповедник» (сайт). Режим доступа: http://kostromamuseum.ru/uploads/book2.pdf (дата обращения: 14.02.2018).
  51. Там же. С. 303.
  52. Белоруков Д.Ф. Деревни, сёла и города Костромского края: материалы для истории. – Кострома: «Эврика-М», 2000. С. 87–88.
    Главу из упомянутой книги, «Степановский сельский совет», в которой речь идет о селе Ваганово и Благовещенской церкви, можно прочесть здесь: [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА. История и культура Костромского края (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/belorukov/derevni/galich/86.php (дата обращения: 14.02.2018).
  53. «В 1738 году один из Менгденов, Иван Алексеевич, стал губернатором г. Костромы и тогда же обзавелся недвижимостью в Галичском уезде, состоящей в сельце Ваганово с деревнями, которую, впрочем, в середине века продал помещице М.И. Циклер». [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА. История и культура Костромского края (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/saprygina/ (дата обращения: 14.02.2018).
  54. Сапрыгина Е. Слуги времени. С. 303.
  55. Панчулидзев С.А. Сборник биографий кавалергардов. 1724–1899. По случаю столетнего юбилея Кавалергардского Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка. СПб.: Экспедиция заготовления гос. бумаг, 1901. С. 324; РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 27–30.
  56. Сапрыгина Е. Слуги времени. С. 303.
    В примечании к письму архитектора Фурсова автор книги пишет, что усадьба В.К. Рериха находилась «в тринадцати верстах от уездного города, по почтовому тракту Галич–Буй», то есть примерно в 14 км от Галича. Это правильная информация, и она относится к деревне Ваганово. Однако Сапрыгина Е.В., видимо, имела в виду село Ваганово, поскольку назвала по фамилии его владелицу М.И. Циклер.
  57. Ответ Н.В. Сотникова на запрос О.Л. Старовойтовой, лето 2014 года.
  58. Ответ Н.В. Сотникова на запрос О.Л. Старовойтовой, весна 2017 года.
  59. Сапрыгина Е. Слуги времени. С. 303.
  60. Рерих Н.К. Пути. С. 11.
  61. Письма с гор: Переписка Елены и Николая Рерих с Рихардом Рудзитисом. В 2-х т. Т. 1 (1932–1937) / Вступительная статья, примечания и комментарии Г. Рудзите. Мн.: Лотаць, 2000. Письмо Н.К. Рериха от 25.11.1938, № 31. [Электронный ресурс] // mudocX.ru (сайт). Режим доступа // http://mydocx.ru/7-62548.html (дата обращения: 14.02.2018).
  62. Григоров А.А. «…Родина наша для меня священна». Письма 1995–1989 годов / Сост., подгот. текста, примечания и комментарии А.В. Соловьёвой; вступит. ст. Н.А. Зонтикова. – Кострома: Инфопресс, 2011. С. 353. Письмо В.П. Хохлову от 27.02.1984 г. [Электронный ресурс] // КОСТРОМКА. История и культура Костромского края (сайт). Режим доступа: http://kostromka.ru/grigorov/letters/318.php (дата обращения: 14.02.2018).
  63. РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 6.
  64. РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 30.
  65. Шведские имена и фамилии. Строка 51. Европейские аналоги имени: Каспар, Кашпар, Гаспар, Гаспаро, Гаспаре и т.д. [Электронный ресурс] //svspb.net (сайт). Режим доступа: http://svspb.net/sverige/shvedskie-imena-familii.php (дата обращения: 14.02.2018).
  66. В Российской империи «отчество могло иметь две формы: Петр Иванов сын и Петр Иванович. Первая форма отчества (получившая название полуотчества) надолго стала основной, официально употребляемой для лиц всех сословий». См.: Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. [Электронный ресурс] // Милитера: Военная литература (сайт). Режим доступа: http://militera.lib.ru/research/shepelev1/01.html (дата обращения: 14.02.2018)
  67. РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 7.
  68. Годунский Ю. «Откуда есть пошла благотворительность на Руси». Наука и жизнь, № 5, 2017.
  69. Погодина А. Московский воспитательный дом [Электронный ресурс] // Милосердие.ru: портал. Режим доступа: https://www.miloserdie.ru/article/moskovskij-vospitatelnyjdom/ (дата обращения: 14.02.2018).
  70. РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 27–30.
  71. Там же.
  72. Там же.
  73. РГИА СПб., ф. 1343, оп. 28, д. 1408, л. 20–21. Дело о дворянстве рода Рериха (Костромская губ). Из Определения Костромского дворянского собрания от 20 октября 1833 года о рассмотрении прошения Владимира Касперовича Рериха, поданного на получение военного дворянства 6 июня 1833 г.
  74. ГАКО, ф.1343, оп. 28, д. 1408, л. 27–30.
  75. ГАКО, ф.779, оп.1, д.1638, л.1 и 2. (Микрофильм).
  76. ГАКО, ф.599. 3121. Жалоба помещика В.К. Рериха на бездействие Галичского земского суда по вопросу взыскания долгов с имения умершей Е.П. Готовцевой. 1929 г. Е.П. Готовцева (урождённая Тарбеева) – мать П.А. Васьковой, супруги Ф.И. Васькова.
  77. ГАКО, ф.77, оп. 3, д.16. (Лист обгорел при пожаре). Дело о продаже имения Рериха В. за неуплату долгов с приложением описи имения.
  78. Там же.
  79. ГАКО, ф.77, оп. 3, д. 16, л. 124 и 125. Распоряжение Костромского гражданского губернатора А.Г. Поклонского Галичскому уездному суду о прекращении дела В.К. Рериха.
  80. ГАКО, ф.77, оп. 3, д. 21. Галичский уездный суд. Перечень дел за 1785–1867 годы. Под № 21 – Дело об утверждении духовного завещания на имение прапорщика Рериха В. в пользу наследников фон Менгдена и Васькова.
  81. ГАКО, ф. р-864, оп. 1, д. 893, л. 14. Фонд А.А. Григорова. Персональные карточки и архивные сведения по представителям рода фон Менгденов.
  82. ГАКО, ф.77, оп. 3, д. 16. (Лист обгорел при пожаре). Дело о продаже имения Рериха В. за неуплату долгов с приложением описи имения.
© Костромской фонд культуры, 1993