Письма к С.П. Волковой
(1980–1986)

Софья Петровна Волкова – музейный работник, педагог. Почётный гражданин города Заволжска Ивановской области.
Родилась 9 июня 1938 г. в деревне Вершинино Кинешемского района Ивановской области (ныне Заволжский район той же области).
Отец, Пётр Викторович Поздеевский*, родился в 1910 г. в посаде Большие Соли Костромской губернии. С 1929 г. жил в деревне Вершинино, крестьянствовал, воевал на фронтах Великой Отечественной войны, после войны был заведующим складами.

* Поздеевские – известная в истории церкви фамилия. Архиепископ Феодор (Поздеевский) в 1909–1917 гг. был ректором Московской духовной академии, а в 1917–1930 гг. – настоятелем Свято-Данилова монастыря в Москве (расстрелян в 1937 г. в г. Иванове).

Мать, Таисия Николаевна Андреева, родилась в 1904 г. в деревне Вершинино Кинешемского уезда Костромской губернии в крестьянской семье. С ранних лет работала на Кинешемской и Заволжской фабриках ткачихой, во время войны перешла в колхоз, перед пенсией ушла на госпредприятие.
В 1955 г. С.П. Волкова окончила среднюю школу № 3 посёлка (ныне города) Заволжска, в 1958 г. – Костромской текстильный техникум. В 1963 г. поступила, а в 1969 г. окончила очное отделение факультета географии Пермского государственного университета (начиная с 3-го курса занималась одновременно на факультете теории и истории изобразительного искусства).
В 1969–1972 гг. работала научным сотрудником и заведующей Кинешемским филиалом Ивановского художественного музея, в 1972–1981 гг. преподавала географию и эстетику в Заволжском профессионально-техническом училище № 21. В 1980–1981 гг. создавала новую экспозицию в мемориальном музее астронома Ф.А. Бредихина (1831–1904) в бывшей его усадьбе «Погост» под Заволжском, где с 1981 по 1985 г. работала экскурсоводом. С этого времени до ухода на пенсию в 1993 г. работала научным сотрудником в музее Заволжского химического завода им. М.В. Фрунзе.
Живёт в деревне Вершинино в двух километрах от Заволжска.

Обращение к А.А. Григорову было вызвано потребностью в более разносторонней и подробной информации об усадьбе Погост, её обитателях, а также ближайших соседях-помещиках. Первые письма, написанные в 1980 г., отправлялись за подписью заместителя председателя Заволжского райисполкома Г.В. Кандалинцевой.
Сохранившиеся 9 писем А.А.  Григорова охватывают 1980–1986 гг. и находятся в Заволжской картинной галерее.
Копии писем переданы для публикации заведующей галереей Светланой Вадимовной Касаткиной.

 

~ • ~

12 июля 1980 года
г. Кострома

Уважаемая тов. КАНДАЛИНЦЕВА Г. В.!

Ваше письмо от 9/VII с/г я получил. Относительно каких-либо материалов, касающихся учёного астронома Ф.И. Бредихина1, я не располагаю.
Поэтому вряд ли могу чем-либо быть полезным Вашим общественникам-энтузиастам, работающим над устройством дома-музея в совхозе «Пятилетка», ранее называвшемся усадьбой Погост2 и принадлежавшим семье Бредихиных, точнее жене астронома, Анне Дмитриевне, урождённой Бологовской, а после 1896 года – Ивану Васильевичу Щулепникову.
В своё время, в детстве, я часто бывал в этом Погосте, поскольку женой И.В. Щулепникова была моя родная тётка. Но в моё время уже Бредихина не было в живых, однако летом в этом доме постоянно проживала какая-то родственница Бредихина, Ольга Николаевна3, я её помню. Были в усадьбе и вещи, принадлежавшие Бредихину, в частности, какие-то астрономические инструменты, его платье и разные бумаги. Куда всё это делось и сохранилось ли где-нибудь до наших дней – я не знаю.
Могу лишь сообщить адреса двух моих двоюродных сестёр, живших до 1918 года в усадьбе Погост; возможно, они что-либо и знают. Но обе они, как и я, стары и старше меня4.
У них могут быть фотографии дома в Погосте, где ещё был цел балкон, где-то и у меня должна быть такая фотография дома; снято с проезжей дороги, которая пролегала и ныне проходит мимо этого дома. Поищу, и если найду – то пришлю её Вам, там виден и балкон.
Так что о самом Бредихине у меня нет сведений, а есть только сведения о владельцах Погоста до Бредихина – Бологовских, и ранее – Румянцевых5. Есть сведения и о времени постройки дома, и ещё разное, касающееся до Бологовских, и я знаю историю, почему Ф.А. Бредихин подарил это имение И.В. Щулепникову и с какими условиями. Что же до самого Ф.А. Бредихина, его биографии и пр., то я ничем не располагаю.
Поэтому я думаю, что направлять ко мне кого-либо с целью узнать сведения о Ф.А. Бредихине – нет смысла.
С уважением – А. Григоров.

Если нужны адреса дочерей И.В. Щулепникова – то напишите, я их Вам сообщу, но не могу ручаться за их ответ, ибо одной 88 лет, а другой 836 года.
А. Г.

1 Опечатка, надо: Ф.А. Бредихина.

2 Погост переименован в «совхоз «Пятилетка» в 1931 г., а в 1981 г. – в посёлок Бредихино.

3 Ольга Николаевна Колпинская (сообщено С.П. Волковой).

4 Елизавета Ивановна Рогунова(1892–1986) иВера Ивановна Потабенко (1895 – не ранее 1984*). О них см. следующее письмо.

5 См. следующее письмо и письмо к В.П. Хохлову от 17 июля 1985 г. на стр. 356.

6 Справильно: 85 лет.

___

* В июле 1986 г. её уже не было в живых (см. письмо М.В. Смирнову от 3 июля 1986 г. на стр. 158.

~ • ~

2 сентября 1980 года
№ 114
г. Кострома,

156001 ул. Крупской, 31, кв.2
Тел. 2-12-07
Зам. председателя Исполкома
Заволжского районного совета
товарищу Г.В. КАНДАЛИНЦЕВОЙ
г. Заволжск, ул. Мира, 7

Уважаемая Г.В. Кандалинцева!
Выполняю Вашу просьбу и высылаю Вам имевшуюся у меня фотографию каменного двухэтажного дома с колоннами и балконом в усадьбе Погост, которую по миновании надобности прошу мне возвратить.
Также посылаю краткие биографические данные об Иване Васильевиче Щулепникове и его дочерях, Е.И. Рогуновой и В.И. Потабенко, и справку по истории усадьбы и её владельцев, что мне известно из многочисленных архивных источников, а также из моих личных воспоминаний.
Если для Вас что-либо будет ещё интересно и нужно по этому вопросу, то я всегда сообщу всё то, чем сам располагаю.
С уважением – А. Григоров.

В Вашем письме № 986 от 28/VIII с/г инициалы астронома Бредихина указаны: «Д.И». Но его звали Фёдор Александрович.
А. Г.

ЩУЛЕПНИКОВ Иван Васильевич
Родился 17 марта 1861 г. в усадьбе Тресково Солигаличского уезда Костромской губернии, умер 10 декабря 1913 г. в г. Кинешме. Похоронен в с. Богоявление (ныне г. Заволжск)1 в склепе Бологовских, где также похоронен известный астроном Ф.А. Бредихин.
Окончил Нижегородскую военную гимназию в 1880 г. и служил в 18-й артиллерийской бригаде, был бригадным библиотекарем, членом бригадного суда, преподавателем учебной команды. В отставке с чином поручика с 1890 года.
В 1890–1903 гг. земский начальник в Кинешемском уезде. 2-й участок, с. Вичуга.
С 12 апреля 1903 г. непременный член Костромского губернского присутствия по крестьянским делам.
С 31 января 1905 г. избран председателем Костромской губернской земской управы. В 1907 г. отстранён от должности за свои либеральные политические взгляды и, как подозреваемый в связях с революционными организациями, сослан в Амурскую область, в г. Благовещенск. В результате многочисленных ходатайств общественности, был возвращён из ссылки в 1910 г.
В 1912 г. назначен комиссаром Костромской губернской земской выставки в г. Костроме и оставался на этой должности до закрытия выставки в 1913 г.
5 мая 1912 г. избран председателем Костромского научного общества по изучению местного края.
20 октября 1912 г. избран депутатом от Костромской губернии в Государственную думу IV созыва.
Умер 10 декабря 1913 г., возвращаясь с сессии Государственной думы, в г. Кинешме в гостинице «Россия», причём умер внезапно, на лестнице, глубокой ночью, от болезни сердца; труп его был ограблен, и утром тело его, как неопознанного, было отвезено в морг. И только на второй день труп был опознан, и тело предано погребению при большом стечении народа. (См. статью М. Казанского в «Кинешемском земском календаре-ежегоднике за 1914 год», стр. 18–24 раздела «Портретная галлерея»).
Был женат на Екатерине Александровне, урождённой Матвеевой, дочери полковника, начальника Варшавской крепостной артиллерии.
Брат Ивана Васильевича – Павел Васильевич, родился в 1863 г., в 1904–1907 гг. был Костромским губернским предводителем дворянства, был привлечён к ответственности за связь с ссыльным в Кострому доктором Френкель, членом РСДРП2, и за поддержку депутатов 1-й Государственной думы, написавших так называемое «Выборгское воззвание» в знак протеста против разгона 1-й Государственной думы3.
Сестра Ивана Васильевича – Варвара Васильевна, родилась в конце 1850-х годов, по окончании Костромской гимназии поступила в Высшие женские курсы в Петербурге, где вступила в партию «Народная Воля». Вскоре ушла в подполье, жила под чужой фамилией, по паспорту на имя С. Кочетовой. Была выслежена полицией и в 1883 г. арестована в Киеве, где на её квартире был обнаружен склад оружия, типографский станок и много революционных прокламаций. Была осуждена Киевским военным судом по процессу «12-ти» народовольцев в 1884 г. и сослана в Сибирь. Освобождена по амнистии 1896 года по случаю коронации императора Николая II, но лишена всех прав и привилегий дворянства и записана в Красноярское мещанство. Умерла около 1902 г.
Её портреты есть в Москве в Музее революции, а в Центральном архиве Октябрьской революции хранится судебное и следственное дело процесса «12-ти», с которого по моей просьбе сделана микрокопия, которая мною ныне сдана в Костромской государственный архив.
О деятельности В.В. Щулепниковой в партии «Народная Воля» была опубликована моя статья в газете «Северная правда», а также более обширная статья в «Костромском краеведческом сборнике»4.

~ • ~

1 сентября 1980 года
г. Кострома                  А. Григоров.

Усадьба «Погост». Ныне – совхоз «Пятилетка»
Заволжского района Ивановской области

Усадьба Погост стоит на тракте Кинешма – Галич, в расстоянии от реки Волги около 3-х километров. Через усадьбу проходит тракт, разделяя усадьбу на две половины. Справа, если ехать от Кинешмы, стоит каменный двухэтажный дом, за домом – сад-парк и в середине его – копаный пруд, на пруде – купальня; в пруду были разведены караси. В парке были вековые деревья, липы, дубы, серебристые тополи, много кустов сирени и других кустарников. Фасад дома с колоннами выходил прямо на тракт. Колонн было 4, и за колоннами был устроен балкон – 2-й этаж. В первом этаже находились большая столовая, библиотека – весьма солидная, с большим количеством старинных журналов как русских, так и иностранных, с множеством книг, в том числе и на французском, и немецком языках. В том же этаже находились комнаты для жилья, кухня и др.
В верхнем этаже были «парадные комнаты», большая зала, гостиная, а также кабинет хозяина – И.В. Щулепникова, комната его супруги, детская; также в верхнем этаже была комната, в которой летом приезжала жить одна из родственниц астронома Ф.А. Бредихина, которая, по условию между Ф.А. Бредихиным и И.В. Щулепниковым, имела право там проживать. Звали её – Ольга Николаевна, фамилии – не помню.
При усадьбе было развитое молочное хозяйство, имелось стадо породистых коров голландской породы и производилось много молочных продуктов – сливочного масла, сметаны, творога. В Кинешме для сбыта молочных продуктов был открыт магазин под названием «Примула». Стадо породистых коров достигало до 40 дойных коров. Было также несколько десятков лошадей как рабочих, так и выездных, затем мелкий скот и разная птица. Всей земли к усадьбе принадлежало около 400 десятин (440 гектаров). С левой стороны дороги располагалась каменная конюшня, каменная «людская» – помещение для наёмных рабочих, а также обширный сад и огород.  Большую площадь занимал яблочный сад, и в урожайные годы сбор яблок был весьма высок, так что много товарной продукции продавалось. Там же был большой огород и теплицы, где выращивались всевозможные овощи. Заведовал садом и огородом А.А. Матвеев, брат жены И.В. Щулепникова. Он умер летом 1917 г.5
Помещения для рогатого скота были каменные, расположены с правой стороны дороги, т.е. где был и дом. Там же была большая каменная баня, а в части сада, примыкавшего к бане, был деревянный одноэтажный флигель, в котором обычно размещались приезжавшие каждое лето в Погост гости – родные хозяев.
В начале войны 1914 г. в этом флигеле размещался лазарет для раненых воинов на 14 коек, содержание которого взяло на себя общество Красного Креста. Сразу за парком, на восток от него, находилась прекрасная роща, в которой росло множество белых грибов.
Западная сторона дома, где находился балкон, выходила, как сказано ранее, на проезжую дорогу, а восточный фасад – выходил в сад, где были разбиты клумбы для цветов, и этот сад переходил в парк, в котором были дорожки для прогулок.
Усадьба Погост была одной из самых культурных в уезде и приносила владельцам немалый доход от молочного хозяйства и животноводства.

Краткая история усадьбы

В начале ХVII века этими местами владела фамилия Румянцевых, им принадлежали как сама усадьба, так и ряд окрестных деревень – Михайловское, Фефелово, Холмы и др. Самые ближние деревни не входили в это имение – деревни Платково, Зубцово, Алекино, Чирково, Вершинино, – все они принадлежали другим владельцам. Последним владельцем Погоста, из семьи Румянцевых, был Александр Иванович Румянцев, получивший в 1743 году графский титул. Он родился в 1680 г., умер в 1749 г. Был близким к Петру I, служа с 1703 г. в Преображенском полку. Петр I сделал его своим ординарцем. В качестве приближённого к Петру I принимал участие в захвате царевича Алексея вместе с графом Толстым. Был русским послом в Турции. В царствование императрицы Анны был сослан на жительство в своё имение Погост в Костромской губернии, однако был помилован в 1735 г. и назначен губернатором в Казань. В войну 1736–38 гг. был в армии Миниха, участвовал во взятии Очакова. С 1738 был управляющим всей Малороссией (Украиной). В 1741 г. заключил с Турцией дополнительное соглашение к Белградскому мирному договору. После войны 1741–42 гг. с Швецией заключил с ней мирный договор в Або.
Его старший сын – граф Пётр Александрович Румянцев-Задунайский, знаменитый русский полководец и победитель турок – родился в 1725, умер в 1796 г. О нём можно узнать во всех энциклопедиях и множестве книг. Так же широко известны дети Петра Александровича: Николай Петрович – основатель «Румянцевского» музея и библиотеки в Москве (ныне Всесоюзная библиотека имени В.И. Ленина), и Сергей Петрович, 1755–1838, дипломат; один из первых стал отпускать своих крепостных на волю с наделением их землёй, способствовал указу 1803 г. о «Свободных хлебопашцах».
Одна из дочерей Александра Ивановича вышла замуж за некоего Бологовского, тоже Костромского помещика, и в приданое получила усадьбу Погост, вследствие чего Погост перешёл во владение Бологовских6.
Один из Бологовских в Отечественную войну 1812 г. отличился при Бородине, потом он был послан к Кутузову с известием о том, что Наполеон выходит из Москвы. В романе Л.Н. Толстого «Война и Мир» он увековечен в сцене, когда в ставку Кутузова прибыл офицер с известием о выходе Наполеона из Москвы; Л.Н. Толстой только несколько изменил его фамилию7.
В 20-ые годы ХIХ столетия Бологовской Дмитрий Николаевич построил взамен пришедшего в ветхость старого, ещё Румянцевского, деревянного дома каменный двухэтажный дом, существующий и поныне. После смерти Д.Н. Бологовского Погост наследовал его сын, Иван Дмитриевич Бологовской, бывший Кинешемским уездным предводителем дворянства, а в реформу 1861 г. – мировым посредником по освобождению крестьян. Он получил широкую известность как «враль», его прозвали «Русским Мюнхаузеном». Он увековечен писателем А.Ф. Писемским в его труде «Русские врали». Я слышал в своё время много рассказов о его вранье от своей бабушки, умершей в 1917 г., лично знавшей И.Д. Бологовского8.
И.Д. Бологовской был хотя и женат, но детей не имел, и после его смерти Погост попал во владение его сестёр9, из коих одна, Анна Дмитриевна, была замужем за известным русским астрономом Фёдором Александровичем Бредихиным (1831–1904). По смерти сестёр Бологовских, и последней из них, Анны Дмитриевны Бредихиной, Погост перешёл во владение её мужа, Ф.А. Бредихина. Прежний владелец Погоста, И.Д. Бологовской, вёл широкую жизнь, «не по средствам», наделал много долгов и заложил свой Погост в Опекунском совете. Когда во владение вступил Ф.А. Бредихин, то оказалось, что имение это разорено, обременено долгами, а хозяйство в нём ведётся из рук вон плохо. При крепостном праве И.Д. Бологовской, пользуясь даровой рабочей силой, ещё кое-как сводил концы с концами, а после отмены крепостного права Бологовской в новых условиях не смог наладить рентабельное хозяйство, и в таком плохом виде оно – это имение – досталось Ф.А. Бредихину. Сам Ф.А. Бредихин, занятый своей научной работой, не имел ни времени, ни желания заниматься сельским хозяйством, и дела в Погосте шли всё хуже и хуже. После того, как в Кинешемский уезд на должность земского начальника был назначен Иван Васильевич Щулепников, человек прогрессивно настроенный и весьма деятельный, Ф.А. Бредихин, приезжавший из Пулкова каждое лето в Погост, познакомился с И.В. Щулепниковым, очевидно, на почве того, что он был владельцем Погоста, входившего в участок И.В. Щулепникова. Не могу сказать, как у них шли переговоры, но Ф.А. Бредихин уступил все свои права на Погост И.В. Щулепникову, оговорив условием, что он, во-первых, будет каждое лето приезжать в Погост и жить там на верхнем этаже, а также будут приезжать и жить в Погосте его родные. Во-вторых, И.В. Щулепников обязуется выплатить все долги, лежащие на этом имении, а их было, по скромным подсчётам, не менее 30 тыс. руб.
И.В. Щулепников принял эти условия, вся сделка была должным образом оформлена через Гражданскую палату, и И.В. Щулепников стал полным хозяином Погоста. В короткое время, благодаря своей энергии и знаниям, а также при активной помощи своей жены, ему удалось не только выплатить все долги, лежащие на Погосте, но и сделать это хозяйство рентабельным.
Погост процветал до самого 1917 г. Там были применены все имевшиеся тогда сложные сельскохозяйственные машины: сноповязалки, сенокосилки, сеноворошилки, молотилка – словом, вся передовая техника тех лет. Широко применялись минеральные удобрения, разведён был породистый молочный скот и так далее.
Культурное ведение хозяйства в Погосте способствовало поднятию сельского хозяйства в близлежащих деревнях, путём улучшения пород местного крестьянского скота – крестьяне охотно покупали в Погосте породистых телушек; пример введения новейших сельскохозяйственных орудий также оказывал своё влияние на крестьян, постепенно улучшавших своё хозяйство, применяя и новую технику, и минеральные удобрения; было заведено травосеяние и др. Поэтому, когда внезапно умер в декабре 1913 г. И.В. Щулепников, то его смерть искренне была оплакана соседними с Погостом деревнями.
Вот всё, что я могу сообщить из того, что мне известно, ибо жена И.В. Щулепникова была моя родная тётка, и в детстве я часто гостил в этом Погосте, знал всех его обитателей.
В Костромским архиве имеется ряд документов по этой усадьбе, начиная с середины ХVIII века, есть описание усадьбы 1777 года и другое.
В Ивановском архиве есть личный фонд семьи Щулепниковых, однако мне неизвестно, той ли семьи, что жила в Погосте, или других их родных, имевших усадьбу вблизи Плёса10.
Посылаю фотографию дома в Погосте, снятую около 1910 года, которую по миновании надобности прошу мне возвратить.
Сообщаю также адреса моих двоюродных сестер, Е.И. Рогуновой и В.И. Потабенко – дочерей Ивана Васильевича Щулепникова, но, имея в виду их преклонный возраст – 85 и 88 лет, не уверен, откликнутся ли они на какой-либо Ваш запрос, если Вы таковой будете делать. Но полагаю, что у этих дочерей И.В. Щулепникова могут иметься фотографические снимки усадьбы Погост; у меня есть ещё несколько снимков, но очень плохого качества, что я и не решаюсь Вам их предложить.

1 сентября 1980 года
г. Кострома                  А. Григоров.

РОГУНОВА Елизавета Ивановна

Родилась 14 марта 1892 г. в Вичуге, Костромской губернии. Окончила Костромскую женскую гимназию.
До 1914 г. работала сельской учительницей в Комаровской волости Кинешемского уезда. 1914–1918 гг. работала медицинской сестрой в передовом санитарном отряде (Кинешемско-Вичугском) на фронте. После окончания войны снова работала учительницей в Кинешемском уезде.
Была замужем за В.А. Рогуновым, работником завода им. Фрунзе11, затем рабочим Метростроя в Москве. Он умер в 1941 г.
Живёт в Ленинграде; адрес: индекс 194051, Ленинград, Торжковская улица, дом № 11, кв. № 11.
Живёт с замужней дочерью.
Елизавета Ивановна – дочь Ивана Васильевича Щулепникова и его жены Екатерины Александровны, урождённой Матвеевой.
Сейчас Елизавете Ивановне – 88 лет.
1 сентября 1980 г.
г. Кострома                  А. Григоров.

ПОТАБЕНКО Вера Ивановна

Родилась 14 января 1895 года в Вичуге, Костромской губернии. Окончила Костромскую женскую гимназию и Высшие Бестужевские женские курсы в Петрограде. Работала медсестрой в разных санаториях и тому подобных учреждениях.
Адрес: индекс 187400, г. Волхов-2 Ленинградской обл., Авиационная улица, дом № 21, кв. № 24.
Была замужем за т. Потабенко, который в 1941 году вступил в состав Московского ополчения и погиб в боях с немецкими захватчиками в том же году.
Живёт с сыном и его семьёй.
Сейчас Вере Ивановне – 85 лет12.
I сентября 1980 г.
г. Кострома                  А. Григоров.

1 «Город Заволжск сложился весьма своеобразно. Сто лет назад на его месте стояли село Владычне (оно же Богоявление. – А. С.), деревни Алекино и Чирково, слобода Тошниловка и усадьбы Яблонка и Мысы. <…> В 1934 г. селения по левому берегу Волги против Кинешмы были объединены в посёлок Заволжье, а в 1954 г. он преобразуется в город Заволжск» (Бочков В.Н., Григоров А.А. Вокруг Щелыкова. – Ярославль, 1972. – С. 21, 23).

2 Захарий Григорьевич Френкель(1869–1970) – санитарный врач в земских организациях Вологодской и Костромской (1902–1909) губерний. Член «Союза Освобождения», член кадетской партии с начала её организации, член её ЦК (1905–1918), один из организаторов и руководителей Костромского отделения партии; делегат 1-й Государственной Думы от Костромской губернии. За подписание Выборгского воззвания 4 месяца просидел в одиночке Костромской тюрьмы. После Октябрьской революции основатель и многолетний руководитель Ленинградского отделения Всесоюзного гигиенического общества. Член Академии медицинских наук (ttp://hronos.km.ru/biograf/frenkel_z.html).

3 «<…> После разгона I Государственной Думы большинство оппозиционных депутатов, собравшись в Выборге, приняли так называемое Выборгское воззвание, содержащее призыв к населению страны к отказу от уплаты налогов и исполнению воинской повинности. Вскоре все подписавшие воззвание были отданы под суд, а депутаты-дворяне исключены из дворянских собраний своих губерний. В конце ноября 1906 года Костромское губернское дворянское собрание по инициативе губернского предводителя дворянства П.В. Щулепникова приняло 9 бывших депутатов-дворян во главе с бывшим председателем Думы С.А. Муромцевым в состав костромского дворянства. Разумеется, это вызвало большой политический скандал. В связи с этим в конце ноября 1906 года П.В. Щулепников был отстранён от должности губернского предводителя дворянства и отдан под суд» (Зонтиков Н.А. Церковь святых мучеников Александра и Антонины в Селище в Костроме. – Кострома, 2010. – С. 93–94).

4 В «Северной правде» статья А.А. Григорова «Участница “Народной воли”» опубликована 26 сентября 1971 г.; статья «В.В. Щулепникова» опубликована в сб.: Краеведческие записки / Костромской историко-архитектурный музей-заповедник. – Ярославль, 1973. – Вып. 1. – С. 159–164.

5 Александр Александрович Матвеев (1863–1917) (ед. хр. 880, л. 2).

6 В письме В.П. Хохлову от 17 июля 1985 г. (стр. 356) Александр Александрович сообщает, что за статского советника Николая Яковлевича Бологовского вышла замуж Александра Фёдоровна Румянцева.

7 При Бородине отличился кинешемский (т.е. владелец Погоста) Дмитрий Николаевич Бологовской (1787 – не позже 1853). В сражении он был ранен и за храбрость награждён орденом св. Анны с бантом (ед. хр. 137, л. 17). О нём см. также указ. письмо В.П. Хохлову на стр. 356.
Но известие о бегстве Наполеона сообщил другой Д.Н. Бологовской: в примечаниях Г.В. Краснова к роману, изданному в Москве в 1991 г., говорится, что «к Кутузову был послан Д.Н. Бологовской (1775–1852), дежурный штаб-офицер при генерале Д.С. Дохтурове» (стр. 718). То же самое повторяет и «Вологодская энциклопедия» (Вологда, 2006, стр. 73). Этот Дмитрий Николаевич Бологовской – генерал-лейтенант, сенатор. В период походов 1812–1814 гг. участвовал в сражениях при с. Бородине, Малом Ярославце, Киснобеле, Лейпциге, Магдебурге и Гамбурге (Русский биографический словарь. [Репринтн. воспроизведение изд-я 1908 г.] Бетанкур–Бякстер. – М., 1995. – С. 177)*. Вологодский губернатор в 1836–1840 гг. (Вологодская энциклопедия, стр. 73).

8 Анны Николаевны Григоровой.

9 И.Д. Бологовский умер 4 февраля 1880 г. (ГАИО, ф. 1155, оп. 1, ед. хр. 88, л. 412, 412 об.; сообщение О.И. Захаровой, Иваново).

10 Поместьями Порошино и Утешное вблизи Плёса владел Александр Сергеевич Щулепников (ед. хр. 584, л. 67).
О плёсских Щулепниковых (Шулепниковых) см. письмо М.В. Смирнову от 26 июня 1986 г. на стр. 157.

11 Химический завод в Заволжске. О нём см. письмо от 31 декабря 1986 г. на стр. 145.

12 Внучка Е.И. Рогуновой, Вевея Александровна Москалёва (С.-Петербург), сообщила дату смерти своей бабушки (30 января 1986 г.) и рассказала, что Елизавета Ивановна и Вера Ивановна окончили курсы сестёр милосердия в Петербурге и что Вера Ивановна во время 1-й Мировой войны выносила раненых с полей сражений и была дважды награждена. В советское время работала медсестрой в туберкулёзных медицинских учреждениях.

___

* В «Русском биографическом словаре» указан другой год рождения – 1780.

~ • ~

2 марта 1981 года
г. Кострома

Глубокоуважаемая София Петровна!
Ваше письмо от 26 февраля я получил и охотно отвечаю Вам на него, хотя мои ответы и мало для Вас могут означать, ибо я мало что знаю.
Первое: о мебели Бредихина, которая, по словам Елизаветы Ивановны, бывшей Щулепниковой, была передана Е.Н. Зузиной.
Я когда-то знал и Е.Н. Зузину, и её мужа, Бориса Николаевича1. Дом их в Костроме цел и до сего времени2, но за прошедшие годы в нём сменилось столько жильцов, что если и оставалась там какая-либо мебель, то она давно уже «разошлась по рукам», и теперь её, эту мебель, собрать вряд ли возможно, даже в том случае, если она где-либо и сохранилась3.
А сами Зузины ещё в 20-х годах переехали из Костромы в Вологду, где и умерли уже давно. Но детей у них не было, так и потомков этой семьи на свете не осталось.
Теперь о потомстве Бредихиных. Насколько я знаю, единственный сын Ф.А. Бредихина по какой-то причине покончил свою жизнь самоубийством4, и именно поэтому владевший усадьбой Погост Ф.А. Бредихин, не имея прямых наследников, эту усадьбу и отдал Щулепникову на известных условиях, оформив это соответствующим образом как продажу.
Так что я полагаю, что детей, то есть внуков Фёдора Александровича, не было, но мне неизвестно, был ли женат сын Фёдора Александровича5. Так что, как видите, я своими сведениями ничем помочь Вашему благородному делу – увековечению памяти нашего знаменитого земляка – не могу, о чём только и могу сожалеть.
Когда были мы молоды, то интересы были у всех нас другие и была упущена возможность побольше разузнать обо всём этом у наших родителей, дедушек и бабушек.
Хотя лично я запомнил много разных рассказов о далёком прошлом от своей бабушки, умершей в возрасте 77 лет в 1917 году; она прожила долгую жизнь и знала много известных людей, в том числе и А.Н. Островского, и Ф.А. Бредихина, и других наших земляков.
Затем – пожелаю Вам успехов в Вашем благородном деле и отличного здоровья.
Уважающий Вас А. Григоров.

1 Борис Николаевич Зузин(1868 – после 1920), председатель Костромской губернской земской управы в 1908–1917 гг., член IV Государственной Думы. Жена – ЕлизаветаНиколаевна, урожд. Купреянова (1875–не ранее 1955).

2 До революции Б.Н. Зузин и его брат М.Н. Зузин жили на улице Никольской в доме № 42 (на углу улиц Никольской и Покровской), ныне – улица Свердлова, 58/23; в литературе он известен как «дом Антиповых» (Памятники архитектуры Костромской области: Каталог. Вып. 1. г. Кострома. Ч. I. – Кострома, 1996. – С. 251).
Михаил Николаевич Зузин (1870 – после 1929) – губернский предводитель дворянства с 1908 по 1914 г.

3 О мебели Бредихина см. письмо к М.С. Михайловой от 18 декабря 1981 г. на стр. 490.

4 Дмитрий Фёдорович Бредихин (около 1861 – 1888) (сообщение С.П. Волковой).

5 Женат не был (сообщение С.П. Волковой).

~ • ~

24 марта 1984 года
г. Кострома

Глубокоуважаемая София Петровна!
Ваше письмо от 21 марта я получил. Спасибо, что не забываете меня, и за сообщения о том, как живёт и развивается музей Ф.А. Бредихина.
Конечно, я был бы рад, если бы Вы собрались приехать в Кострому и побывать у меня. И тогда я бы Вам постарался рассказать всё, что я помню о Погосте. Но это было ведь так давно – последний раз я был там весной 1917 года, значит, прошло уже 67 лет!
Насчёт плана с расположением комнат в доме, то, конечно, лучше меня могли бы рассказать мои двоюродные сёстры, Е.И. Рогунова и В.И. Потабенко, но они очень стары – старше меня, к тому же Е.И. Рогунова ослепла и уже давно не может писать, а от В.И. Потабенко я имел письмо к Новому, 1984, году.
Но я всё же постараюсь набросать на бумаге хоть сколько-нибудь правдивое описание внутреннего расположения комнат. Прилагаю схематический чертёжик, сперва 1-го этажа, но предупреждаю, что за давностью лет могу в чём-нибудь и ошибиться.
Мои кузины, конечно, могли бы такой чертёжик сделать более точно, ибо их детские и юные годы прошли в Погосте.
Если Вы соберётесь и приедете в Кострому, то я, может быть, и ещё что-нибудь вспомню и дополню чертёжик.
На всякий случай, сообщаю Вам номер моего домашнего телефона: 2-12-07. Приедете – позвоните, и я Вам расскажу, как до меня доехать, каким автобусом или троллейбусом.
Вот и всё на этот раз.
Желаю Вам здоровья и плодотворной деятельности, а музею – дальнейшего расширения и процветания.
Уважающий Вас А. Григоров.

~ • ~

1 апреля 1984 года
г. Кострома

Глубокоуважаемая София Петровна!
Исполняю обещанное и посылаю Вам копию с писем Д.Н. Бологовского и его жены Наталии Ивановны Бологовской к Ф.И. Васькову, относительно оказания какого-либо содействия попавшему в беду моему пра-прадеду, Н.В. Григорову.
Я был очень рад Вашему приезду к нам и желал бы ещё раз видеть Вас у себя.
Нового у меня ничего нет, кроме того, что 29 марта в Областной библиотеке было «чествование меня» по случаю дня моего рождения, мне подарили книги, цветы, грамоту и даже стихи1.
Всё это внимание меня очень тронуло.
Затем – пожелаю Вам здоровья и успехов в делах. Приезжайте или спрашивайте, я всё, что знаю, Вам передам.
Мария Григорьевна шлёт Вам свой привет.
Уважающий Вас А. Григоров.
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ

Фонд 599, опись 1, дело 128.

Письмо Кинешемского помещика усадьбы Погост, Дмитрия Николаевича БОЛОГОВСКОГО, председателю уголовной палаты Костромского суда, Фёдору Ивановичу ВАСЬКОВУ, на сестре которого, Наталии Ивановне, был женат Д.Н. Бологовской.
Васьковым принадлежала усадьба Мухино в Галичском уезде, а упоминаемая усадьба Аминево, Нерехтского уезда, принадлежала матери Ф.И. Васькова.
Прасковья Андреевна – жена Ф.И. Васькова, урождённая Готовцева.
Николай Васильевич ГРИГОРОВ – помещик Кинешемского уезда, усадьбы Берёзовка, был в 1827 г. выбран на должность Ветлужского уездного исправника, но сразу же по вступлении в должность попал в какую-то неприятность и был отрешён от должности, с преданием суду. Вот и просит за него Д.Н. Бологовской и его жена Наталия Ивановна, урождённая Васькова, чтобы Ф.И. Васьков, занимавший должность председателя уголовной палаты, если дело Н.В. Григорова попадёт к нему, то он, Ф.И. Васьков, облегчил бы его участь. Ниже идёт текст письма:
«Милостивый Государь, братец Фёдор Иванович!
Позвольте Вас попросить, почтеннейший братец, не оставить Вашим вниманием, пособием и покровительством тамошнего исправника, Николая Васильевича ГРИГОРОВА, который мне истинный приятель и человек очень хороший. В случае каких-либо по делам его касающихся и могущих случиться неприятностей, изъявите Ваше снисхождение, которое не иначе должен принять, как знак родственного Вашего ко мне расположения.
Он человек добрый, но по делам же не сведущий и новый, а притом имеющий большое семейство, совершенно от него зависящее, и всякая малейшая неприятность сделает большое влияние на всё его семейство, столь его любящее, а всякое Ваше внимание обяжет сих сирот по гроб к Вам благодарностью и преданностью.
Скоро ли, почтеннейший братец, придут Ваши дела к окончанию, и как мы можем надеяться иметь удовольствие Вас видеть?
Сделайте милость, уведомьте нас о своём приезде в Мухино, ибо нам хочется непременно быть у Вас. В надежде, что Вы не оставите мою просьбу без внимания, и пожелав Вам скорейшего окончания Ваших дел, имею честь быть, почтеннейший братец, преданным к услугам Вашим
ДМИТРИЙ БОЛОГОВСКОЙ.
24 июня 1827 года, усадьба ПОГОСТ».

Приписка Наталии Ивановны БОЛОГОВСКОЙ, урождённой ВАСЬКОВОЙ, к письму мужа её от 24 июня 1827 года:

«И я, любезнейший братец Фёдор Иванович, желаю Вам скорее окончить ваши дела, чтобы иметь удовольствие вас вскоре увидеть. Скажу вам о себе – мы, слава Богу, здоровы. Маменька и тётушка у нас выгостили целую неделю. Маменьку мы провожали до Костромы, где, пробыв три дня, мы возвратились домой, а маменька собралась, пробыв неделю в Аминеве, ехать к сестре, Прасковье Андреевне. Надобно полагать, что маменька или собирается ехать, или уже в Мухине, ибо полторы недели уже прошло, как она из Аминева. Скажу новость: сенатор из Галича приехал в Кинешму в понедельник и так успешно кончил дела, что в среду, на третий день, отправился в Нерехту.
Сделайте милость, любезнейший братец, будьте снисходительны, сколько можете, к Николаю Васильевичу ГРИГОРОВУ, он человек очень добрый, имеет большое семейство и состояние чрезвычайно расстроенное, чем вы нас много обяжете.
Прощайте, любезнейший братец, при желании Вам доброго здоровья, остаюсь любящая Вас сестра Наталия БОЛОГОВСКАЯ».

1 19 марта Александру Александровичу исполнилось 80 лет.

~ • ~

29 апреля 1984 года
г. Кострома

Подпись: Письма к Б.П. Матвееву  (1974)Добрый день, многоуважаемая София Петровна!
Ваше письмо получил, спасибо. Поздравляю Вас и Ваших близких с майскими праздниками и желаю доброго здоровья и успехов в Ваших трудах.
Вы меня спрашиваете об усадьбе Соколове и её последних владельцах Хомутовых. Что знаю – сообщаю.
Сперва немножко по истории усадьбы. Это очень древнее место жительства, по преданию, тут поселился какой-то Волжский разбойник по прозвищу «Сокол» и по его имени стала называться эта усадьба. Когда жил этот Сокол – неизвестно. А из владельцев известны в ХVII–ХVIII веках некие Колышкины. Один из владельцев Соколова, Колышкин (имя его я не помню), во время войны с Францией в 1799 г. в Швейцарском походе корпуса генерала Римского-Корсакова попал в плен во Францию и там жил в замке какой-то аристократки, наделал там много долгов, и потом, когда он вернулся домой, в Соколово, то из Франции пришло требование уплатить его все долги этой графине; всё это я читал в своё время в архиве. Потом Колышкины передали Соколово своей родственнице, некоей Ошаниной, у которой дела шли плохо; Соколово было заложено и не выкуплено и поэтому в 1847 году было назначено к продаже с торгов, одновременно с усадьбой Щелыково, принадлежавшей тогда А.Е. Сипягину и тоже продававшейся с торгов. И эти две усадьбы были одновременно куплены: Щелыково – Н.Ф. Островским, отцом драматурга, а Соколово – отставным майором Фёдором Васильевичем ХОМУТОВЫМ (1809–1867). С тех пор и пошла дружба между семьями Островских и Хомутовых, и только со смертью внучки драматурга, М.М. Шателен, прекратилось общение между этими семьями.
Теперь о Хомутовых. Хомутовы – старинный Ярославский род, имевший издавна владения и в Кинешемском уезде. Это было владение по Волге, ниже Вашего Вершинина – деревни Ласкериха, Бакаевка (кажется, правильно даю названия).
Прадед Марии Григорьевны, Василий Алексеевич ХОМУТОВ (1783–1813), был ротмистром Сумского гусарского полка, отличился при Бородине 26/VIII 1812, а в 1813 г. был убит под г. Фрейбургом в Саксонии в жестокой кавалерийской битве наших гусар с Французскими драгунами. Как писал командир полка его вдове, ротмистр Хомутов был буквально изрублен на куски саблями французов во время этой кавалерийской схватки.
Его сын, упоминаемый выше, Фёдор Васильевич – дед Марии Григорьевны, первый владелец Соколова из семьи Хомутовых, – был тоже офицером одного из уланских полков, дослужился до чина майора, во время войны 1831 года за взятие Варшавы был награждён Георгиевским крестом так же, как и его отец. Живя в Соколове и хозяйничая там, он успешно выращивал картофель, который тогда с большим трудом правительство старалось ввести в крестьянские хозяйства. В «Костромских губернских ведомостях» я читал статью о нём, Ф.В. Хомутове, и о его крепостном садовнике; оба они были отмечены наградами и медалями за выращивание картофеля, а также кукурузы в условиях Северных уездов России.
Было у Фёдора Васильевича много сыновей.
Старший, Николай Фёдорович (I841–1914), окончил сельскохозяйственную академию и технологический институт. Во время учёбы в технологическом институте он познакомился с будущим композитором А.П. Бородиным, и именно поэтому в 80-е годы А.П. Бородин и приехал проводить летние месяцы в Соколове. Его туда пригласил Н.Ф. Хомутов.
Этот Н.Ф. Хомутов был в те годы председателем Кинешемской уездной земской управы, именно он обеспечил постройку Кинешемской земской больницы. Затем он работал в Юрьевецком, в Ветлужском уездах, а незадолго до смерти вернулся в Кинешму, где его дочери Катя и Соня работали классными руководительницами в Кинешемской женской гимназии.
Ещё два сына Фёдора Васильевича: Павел Фёдорович (1856–1919) и Григорий Фёдорович (1858–1940), отец Марии Григорьевны, а также третий их брат Александр – все они были участниками Турецкой войны 1877–78 гг. Александр там умер от тифа, а Павел и Григорий отличились при осаде и взятии крепости Плевна и пленении турецкого Османа-паши.
После войны, выйдя в отставку, Григорий Фёдорович до самого 1917 г. вёл хозяйство в Соколове, одновременно он был земским начальником и агентом страховых обществ.
Существующий ныне в Соколове дом построен в 1904 году, а до того там был так называемый «старый дом», именно в нём и жил летом в 80-е годы композитор А.П. Бородин.
У меня есть фотографии и нового дома, и старого, и сада, где стоит скамейка; по рассказам «старожилов», на этой скамейке сиживал и Бородин, и А.Н. Островский, не раз приезжавший в Соколово в гости к Хомутовым1.
Относительно самого себя я могу сказать, что, работая в архиве с 1964 года, в качестве и самостоятельного исследователя, и в качестве научного сотрудника на 2 месяца, разрешённых для работы пенсионерам, сделал много и для себя, и для архива. И опубликовал много статей по историко-краеведческим темам. И работа эта прервалась после пожара архива 16 августа 1982 года2. В настоящее время в моём личном домашнем архиве имеется свыше 100 дел по историям разных фамилий и свыше 6000 карточек на лиц, имена коих мне встречались в фондах архива во время моей работы. В настоящее время я перепечатываю эту картотеку для Ленинградской публичной библиотеки3.
Статьи мои продолжают печататься в местной печати. С 1 ноября 1983 года идёт цикл статей о семье Лермонтовых и Костромском крае, уже прошло 5 статей, и в мае месяце будут помещены ещё. Одновременно с областной печатью, эти статьи печатаются в Чухломской районной газете, потому что именно Чухломский уезд является родиной всех Лермонтовых. В 1621 г. царь Михаил Фёдорович пожаловал Георга Лермонта за его службу в Чухломском уезде усадьбой Кузнецово и рядом других деревень.
Конечно, я даю своё полное согласие на использование имеющейся у Вас моей статьи о Лермонтовых. Я же продолжаю писать этот свой «Лермонтовский цикл», и впереди ещё должны появиться новые и новые статьи4.
Вот, кажется, дал ответ на Ваши запросы.
Относительно поездки в Ваши края, то очень бы хотелось съездить; посмотрим, каковы будут дела у Марии Григорьевны и у меня к лету, когда можно будет прокатиться в Кинешму на «Метеоре». А пока – рано ещё об этом думать, к тому же – что-то долго нет тепла.
Будете у Степановых – передавайте им поклон от нас.
А Вам – пожелаю всего лучшего: здоровья и плодотворной работы. И Мария Григорьевна шлёт Вам свой привет и поклон.
Уважающий Вас А. Григоров.

1 Александр Николаевич Островский приезжал в Соколово из своей усадьбы Щелыково.

2 О пожаре архива см. письма: Ю.Б. Шмарову от 23 сентября 1982 г. на стр. 314, В.П. Хохлову от 23 августа и 6 сентября и 1982 г. на стр. 347, Н.К. Телетовой от 27 января 1983 г. на стр. 402 и к М.С. Михайловой от 4 и 17 сентября 1982 г. на стр. 492 и 493.

3 Александр Александрович перепечатывал картотеку «для И.В. Сахарова по его просьбе» (см. письмо В.П. Хохлову от 27 мая 1984 г. на стр. 354).

4 О семье Лермонтовых и Костромском крае в 1983–1984 гг. областные и районные газеты (Чухломской и Галичский районы) напечатали 15 статей А.А. Григорова.

~ • ~

31 декабря 1986 года
г. Кострома

Глубокоуважаемая София Петровна!
Благодарю Вас за Новогоднее поздравление и письмо от 22/ХII. Был рад получить от Вас, после большого перерыва, это письмо. И, в свою очередь, поздравляю Вас с наступившим уже Новым 1987-м годом, годом «Зайца», как пишут в газетах и журналах, и желаю Вам здоровья и всего лучшего. Буду очень рад Вас видеть у себя, в Костроме; если Вам придётся приехать в Кострому, то прошу меня не забыть навестить, и тогда Вы сможете познакомиться со всем тем, что у меня есть по истории интересующих Вас краёв бывшего Кинешемского уезда – волости Комаровская, Воздвиженская и другие. Теперь сообщу Вам по затронутым вопросам.
Поэтесса Анна Ивановна Готовцева, по мужу Корнилова, была из древней Костромской дворянской фамилии Готовцевых, кое-кто из Готовцевых имел поместья под Кинешмой; когда будете у меня, то всё это можно будет «уточнить». А муж её был сыном известного, по Отечественной войне 1812 года, генерала П.Я. Корнилова, но к усадьбе Куломзиных – «Корнилово» – он не имел никакого отношения1. Эти Корниловы были «Псковичи», но генерал П.Я. Корнилов женился на дочери Костромского помещика Аристова2 и переехал в имение жены – ус. Зиновьево3 в 15 верстах от Костромы. Там и его могила4. В Костроме у Корниловых был свой большой двухэтажный каменный дом, он цел и поныне5. А о Куломзиных из усадьбы Корнилово у меня есть много материалов, ибо сестра моего прадеда Елизавета Николаевна была замужем за И.Н. Куломзиным6, а брат моей покойной жены, И.Г. Хомутов, первым браком был женат на Татьяне Константиновне Куломзиной.
О Философовых, владельцах усадьба Мысы (Фроловка тож), где был основанный ими химический завод, позже компании «Бурнаева и Курочкина»7 (ныне завод имени Фрунзе), у меня есть кое-какой материал; может быть, они и имели какое-либо отношение к Угличу, но по Костромским родословным книгам они «Костромские дворяне».
Отец Василия Аркадьевича, Аркадий Васильевич, родился в 1812 г., считался Кинешемским дворянином, а его брат Арсений Васильевич – Галичским дворянином. Будете у меня – всё это можете посмотреть.
Ещё раз спасибо Вам, что меня вспомнили и поздравили с Новым годом.
Будьте здоровы, буду Вас ждать-поджидать.
Ваш А. Григоров.

1 Об А.И. Готовцевой, её муже и свёкре см. письмо Д.Ф. Белорукову от 2 сентября 1972 г. на стр. 186.

2 Мария Фёдоровна,урожд. Аристова (1785–1825) (ед. хр. 617, л. 8).

3 Современное название Кирово.

4 В 1976 г. Александр Александрович писал, что Пётр Яковлевич похоронен в Бухаресте (ед. хр. 617, л. 7). Это же место захоронения указано и в статье 1983 г. «Пётр Яковлевич Корнилов» в сб.: Григоров А.А. Из истории костромского дворянства. – Кострома, 1993. – С. 275. Авторы «Костромской усадьбы» (Кострома, 2005) сообщают, что на надгробии М.Ф. Корниловой, находящемся на территории парка бывшей усадьбы, имеется «памятная надпись в честь героя войны 1812 г. генерала П.Я. Корнилова» (стр. 534).

5 Улица Чайковского, 12.

6 Мужем Елизаветы Николаевны Григоровой (1806–?) был губернский секретарь Иван Николаевич Куломзин, варнавинский землемер (ед. хр. 338, л. 62). Им принадлежала усадьба Ратилово Костромского уезда (ед. хр. 337, л. 4).

7 Владелец химического завода имел двойную фамилию – Алексей Иванович Бурнаев-Курочкин (сообщение С.В. Касаткиной,Заволжск).


~ • ~
© Alexander Grigorov (Kostroma)