ГЕНЕРАЛ А.П. ЕРМОЛОВ И КОСТРОМСКОЙ КРАЙ

Ермолов Алексей Петрович

Ермолов Алексей Петрович (гравюра)

Алексей Петрович родился 24 мая 1777 года в Орловской губернии. По дворянским обычаям тех лет, его еще в десятилетнем возрасте записали на военную службу в Преображенский полк. В 1791 г. в чине поручика он был переведен в Нижегородский драгунский полк, а позднее, изучив артиллерийское дело, капитаном преподавал в Артиллерийском и Инженерном кадетском корпусах. С 1794 г. Алексей Петрович — в действующей армии. За участие в Польской кампании он был награжден орденом Георгия, за взятие Дербента во время Персидского похода получил орден Владимира с бантом.

И вот в 1798 году у молодого подполковника наступил период жизни, непосредственно связанный с Костромой. Дело в том, что в это время Тайной экспедицией — органом политического сыска империи — был раскрыт политический кружок, руководителем которого являлся сводный брат А.П. Ермолова, отставной подполковник А.М. Каховский (в прошлом любимый адъютант фельдмаршала А.В. Суворова). Все члены кружка были арестованы, арестовали и Алексея Петровича; он был заключен в один из казематов Петропавловской крепости. На его деле император Павел I наложил резолюцию: «Исключить из службы и отослать на вечное житье в Кострому, где губернатору за поведением его иметь наистрожайшее наблюдение».

Вот как сам А.П. Ермолов писал об этом в своих записках: «Прислан был фельдъегерь принять арестанта из 9-го нумера... Из убийственной тюрьмы я с радостью готов был в Сибирь... В дороге фельдъегерь сообщил мне, что должен сдать меня Костромскому губернатору... Мне было объявлено назначение вечного пребывания в губернии по известному собственно государю императору преступлению».

К сожалению, о его жизни в Костроме до нас дошли самые отрывочные сведения. В то время в городе жил двоюродный дядя Алексея Петровича, отставной поручик Николай Васильевич Ермолов, служивший в судебной палате. Он и оказывал опальному подполковнику помощь и различные услуги. По свидетельству современников, квартира ссыльному была отведена в доме одной небогатой женщины.

Есть основания полагать, что дом его хозяйки находился где-то в районе современной улицы Горной. Во-первых, в ежемесячных донесениях губернатора в Петербург указывалось, что поднадзорный каждое воскресенье бывал на церковных службах (в то время это рассматривалось как одно из проявлений политической лояльности) или в Успенском соборе, или в церкви Иоанна Богослова на Кадкиной горе (в настоящее время это здание планетария). Во-вторых, современники упоминают, что А.П. Ермолов сам зимой возил воду с Волги в кадушке на санках в дом хозяйки.

Находясь в ссылке в Костроме, Алексей Петрович не проводил время праздно, он занимался изучением латинского языка и брал уроки латыни у протоиерея Успенского собора Е.А. Груздева. К концу пребывания в изгнании он свободно читал латинских авторов в подлинниках. Кроме того, он выучился играть на кларнете.

Однако молодой офицер очень переживал, что ему приходится томиться в вынужденном бездействии, в то время как артиллерийский батальон, которым он командовал, воевал в Италии в составе войск А.В. Суворова, одерживавших блистательные победы над французской армией. В одном из писем к своему другу И.Г. Ограновичу А.П. Ермолов с горечью писал в те дни: «...как желал бы я разделить труды Ваши, участвовать в славе Вашей, но нет возможности, и все пути мне преграждены».

Прошли два года ссылки в Костроме, сумасбродный император 1 марта 1801 года был убит заговорщиками. А 15 марта был обнародован именной указ нового царя Александра I «О прощении» ряда лиц по делам Тайной экспедиции, и в одном из списков под № 15 был записан «артиллерии подполковник Ермолов, сосланный в Кострому по делу кружка Каховского».

В июне 1801 г. А.П. Ермолов был принят в 8-й артиллерийский полк командиром конной артиллерии и с тех пор постоянно находился в действующей армии. Он участвовал в сражениях под Аустерлицем, Гудтштадтом, Фридландом и всюду проявил себя талантливым и храбрым командиром. Имя его стало очень популярным в русской армии. Перед войной 1812 года А.П. Ермолов командовал гвардейской бригадой в составе Измайловского и Литовского полков, а с началом войны его назначили начальником Главного штаба армии.

Генерала А.П. Ермолова по праву считают одним из главных героев Бородинского сражения. В самый решающий момент боя противнику удалось прорвать центр обороны наших войск у батарей Курганной и Раевского; был смертельно ранен командующий 2-й армией П.И. Багратион, и в эту критическую минуту М.И. Кутузов направил для выправления положения А.П. Ермолова, который лично повел в контратаку Уфимский пехотный полк и егерскую бригаду. Атака была проведена дружно и неожиданно для врага, противник был выбит с высот; здесь была наголову разбита вся дивизия генерала Морана. Многие историки как отечественные, так и французские, считают этот эпизод решающим в Бородинской битве.

После изгнания врага с русской земли А.П. Ермолов был назначен начальником всей артиллерии русской армии, а войну закончил в Париже командующим «обсервационной» армией. После войны он долгие годы являлся командиром Отдельного Кавказского корпуса и одновременно управляющим гражданской частью Грузии, Кавказской и Астраханской губерний.

В последующие годы также можно проследить некоторые связи прославленного генерала с костромским краем. Так, одно время адъютантом у А.П. Ермолова служил костромич В.А. Новиков. В формулярном списке Чухломского уездного предводителя дворянства В.А. Новикова есть следующая запись: «Назначен адъютантом к генералу от инфантерии и командующему Отдельным Кавказским корпусом А.П. Ермолову 6 октября 1825».

В 90-х годах прошлого столетия Костромской губернской ученой архивной комиссией были найдены в архиве усадьбы Долматово три письма Алексея Петровича, написанные им в 40-х годах своей родственнице А.Т. Бутримовой, жившей в этой усадьбе невдалеке от Костромы. Тогда эти письма были опубликованы в одном из сборников «Костромская старина».

Будучи настроенным антикрепостнически, находившийся в неприязненных отношениях со всесильным тогда графом А.А. Аракчеевым, вступивший в конфликт по службе с будущим императором Николаем, А.П. Ермолов пользовался большим авторитетом среди будущих декабристов, и многие из них даже прочили его в состав будущего правительства. Когда выяснилось, что служивший тогда в Тифлисе секретарем Ермолова писатель А.С. Грибоедов замешан в деле декабристов, на Кавказ был послан из Петербурга специальный фельдъегерь для ареста Грибоедова и взятия его бумаг. Когда фельдъегерь явился к командующему войсками Ермолову, то последний, узнав о цели приезда фельдъегеря, послал своих адъютантов Н.В. Симановского, И.Д. Талызина и В.А. Новикова предупредить Грибоедова об аресте и помочь уничтожить все могущие компрометировать как Грибоедова, так и самого Ермолова бумаги, что и было сделано. Мы никогда не узнаем, действительно ли состоял Грибоедов в тайном обществе, равно и о том, какого образа мыслей придерживался тогда сам А.П. Ермолов. И хотя следственная комиссия не нашла никаких улик против А.С. Грибоедова, равно как и против самого А.П. Ермолова, но после событий 14 декабря отношение императора Николая I к Ермолову и к его ближайшим сотрудникам — начальнику штаба А.А. Вельяминову, генералу В.Г. Мадатову, В.О. Бебутову, А.Г. Чавчавадзе и другим — изменилось, и вскоре все они были удалены со своих постов. Тронуть самого Ермолова, ввиду его огромного авторитета среди армии, Николай не решился. Поводом к отставке Ермолова послужила начавшаяся в 1826 году война с Персией, бывшая поначалу для русских войск неудачной. Николай упрекал Ермолова в медлительности и оплошностях и послал на Кавказ своего любимца И.Ф. Паскевича на должность командующего войсками. Сразу по приезде Паскевича между ним и Ермоловым возникли разногласия как по ведению войны, так и по вопросам управления краем. Для разрешения возникшего между этими генералами конфликта Николай послал на Кавказ другого своего любимца, генерала И.И. Дибича, с полномочиями сместить любого из ссорящихся генералов. Действуя тактично, Дибич стал склонять Ермолова подать самому прошение об отставке. Ермолов согласился на это, и 28 марта 1827 года прославленный военачальник получил указ об отставке.

Потянулись долгие годы жизни опального генерала в отставке. Ермолов жил то в своем небольшом имении в Орловской губернии, то в самом Орле, подолгу живал в Москве. В 1855 году 78-летний генерал был избран почти единогласно начальником ополчения семи губерний: Петербургской, Московской, Смоленской, Калужской, Псковской, Новгородской и Рязанской. На этом посту он пробыл 4 месяца. В мае 1855 года Ермолов серьезно заболел и не мог продолжать свою деятельность. Умер Алексей Петрович в Москве 11 апреля 1861 года, а похоронен был в городе Орле, в ограде Троицкой церкви.

© Костромской фонд культуры, 1993