... 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Научное издание

Лещинский В. Песнь инвалида на родине Осипа Ивановича Комисарова-Костромского, в селе Молвитине Буйского уезда Костромской губернии

Лещинский В. Песнь инвалида на родине Осипа Ивановича Комисарова-Костромского, в селе Молвитине, Буйского уезда, Костромской губернии, по поводу чудесного спасения жизни Государя Императора Александра Николаевича. 4-го апреля 1866 года. – Симбирск: Губернская типография, 1866. – 28 с.

 

Цензурою дозволено. Казань. 1 Августа 1866.

Отдельный Цензор И. Готвальд.

 

 

 

(Хор)

Комисаров-Костромской,
Землячек наш дорогой!
Разскажи нам, как тебя
Умудрил Бог, нас любя,
 
Что в столице над Невой,
Где всю ночь видна заря,
Ты искусною рукой,
Спас нам Батюшку-Царя,
 
Где Он – ангел миром чтимый
Нами пламенно любимый,
Чуть от нас не отлетел
Еслиб ты не подоспел?!
 
Как тебя нам величали,
В залах каменных палат,
И бояре целовали,
Коим ты теперь собрат.
 
(Один голос)
Дорогие земляки!
Отвечает Костромской:
Мы-ли можем-бедняки -
Здесь гордиться похвалой?...
 
Кротким людям Бог внушает
Мысль благую – святость чтить;
Кто из нас не пожелает
Венценосца защитить?
 
Сотни тысяч мне подобных
Кровь пролили за Царей
И, без надписей надгробных,
Спят в курганах средь полей.
 
Они долг свой исполняли,
Как и я исполнил мой;
Хоть их здесь не прославляли. –
Бог венец им дал святой.
 
На мою же долю жребий
Пал – орудием быть чудес…
Я невольно, бывший плебий (*)
Повторил урок небес!
 
Непреложность Божьей воли
Подтвердила мной псалом, (1)
Дав мне средство, из неволи –
Сесть с князьями за столом!...
 
В тот день был я имянинник;
Помолился по утру,
Раздал мелочи с полтинник,
Побывал и на смотру.
Мне хотелось по усердней
Помолиться за Невой; (2)
Это было пред вечерней,
В Понедельник Фоминой.

(*) Плебеями назывались у Римлян все крестьяне или народ, а Патрициями все дворяне. – Слово употребляемое во всеобщей Истории.

Хороша была погода.
Подхожу к Неве, друзя:
Но… стоят толпы народа –
Чрез лед пройти нельзя! (*)
 
Слышу: идут на гулянье,
Государя повстречать;
Как такое обаянье,
Я подумал упускать?
 
Вот и стал, подобно многим
Пробираться в летний сад,
Озираясь с видом строгим
На толкавших без пощад…
 
Тут в двух парнях, мне казалось,
Есть недобраго следы!...
Как-то сердце больно сжалось,
От предчувствия беды!

(*) Лед на р. Неве прошел 5 Апреля 1866 года, а 4 Апреля было прекращено сообщение через лед с Петербургской стороною, т.е. деревянные мосты сняты.

Руки всунувши в карманы,
Скоро шли они вперед,
И, пыряясь как бараны,
Пробивались сквозь народ.
 
Не спускал я глаз с притворных,
Подозрительных гуляк,
Почитая столь проворных –
Обиралами зевак…
 
Хоть они меня толкали,
Чтоб отстал от них назад,
Но я все-таки шел далее,
По пятам за ними в лад.
 
Вдруг толпы остановились…
Царь к решетке подходил;
Все Ему мы поклонились;
Взор с Него наш не сходил.
 
У ворот железных сада (3)
Он в коляску сесть желал;
Разлилась в сердцах отрада,
Как привет Свой нам послал.
 
В это красное мгновенье
Парень, за – двадцать уже дет,
Замышлявший преступленье –
Вынимает пистолет!!!...
 
Я, послушный сердца стуку,
Трепещу… грозит беда!...
Дал врагу толчек под руку –
Выстрел грянул без вреда!
 
Тут народ весь ужаснулся,
Стали охать и стонать;
Гнев в серцах как бы проснулся…
Изверг бросился бежать,
 
Но его тут задержали;
Кое-кто поколотил,
И – в клочки бы разорвали,
Еслиб Царь не воспретил.
 
Чтоб сорвать с злодея маску (4)
Он был отдан под надзор;
Государь же сел в коляску
И отправился в собор.
 
Помощь Божия в удаче,
Радость с горем, да испуг,
Чувство странное, горяче…
Взволновали дух мой вдруг!...
 
Будто громом пораженный,
Я лишился языка,
Хоть звездами украшенный
Целовал меня слегка!
 
Лишь с приездом во дворец,
Где во всем видна краса,
Я промолвил, наконец,
Через полтора часа!...
***
От Казанскаго собора
И до зимняго дворца,
Только – и -  было разговора:
«Бог спас нашего отца!»
 
Провожая светлым взором,
От святаго алтаря,
Оглашал народ весь – хором –
Путь спасеннаго Царя.
 
Безпрестанно колебало
Воздух – звонкое «ура!»…
В каждом сердце трепетало,
Точно спала с плеч гора!...
 
Все сословия спешили
Ко дворцу, на перерыв;
Горе в радость превратили,
Видя, что Отец их жив!...
 
А гвардейские солдаты,
Как дошел к ним страшный слух,
Бросив каменны палаты,
Побежали во весь дух,
 
Чтоб на площади дворцовой
Убедиться им самим,
Что – на жертвы все готовый –
Царь остался невредим.
 
Ожидая возвращенья
Государя в свой покой,
Для Его там поздравленья
С благодатию святой
 
Наполняли блеском залы
Люди все преклонных лет,
Разных ведомств генералы –
Нашей знати лучший цвет, -
 
В полной форме камергеры,
Все придворные чины,
Штаб и обер-офицеры –
Изумления полны…
 
Все отрадно наводили
На меня свой томный взор;
Меж собою говорили:
«Что за тяжкий нам укор!
 
Между чуждыми краями
Скажут: «Ангел их страны,
Лучший царь между царями
Не нашел у них цены!!!»…
 
И печаль изображалась
В их задумчивых глазах…
И невольно грудь вздымалась,
Вся сияюща в звездах…
 
***
Но лишь только вход парадный
Государь перешагнул –
Слышим голос всем отрадный…
Каждый голову нагнул…
 
Тут, казалось, наступила
Объясниться с Ним пора,
И вся знать вдруг огласила
Залы – радостным «ура!»…
 
Оно эхом отражалось
От стен мраморных дворца,
Многократно повторялось
От балкона до крыльца.
 
Чтоб разсеять слух плачевный,
Царь взошел и на балкон;
На народный клик душевный –
Отвечал через поклон.
 
Видя радостныя слезы,
И внутри и вне дворца,
Он, спасенный в миг угрозы,
Прославлял в душе Творца.
 
В этот час меня ласкали
Как сынка в семье родной:
Царь, бояре обнимали,
Восхваляя подвиг мой.
 
О внимании Царицы
К молодой моей жене
Невозможно вам, девицы,
Передать всего вполне!...
 
Кротким словом ободряла,
Дав ей робость превозмочь.
Ее нежно целовала
Как любезнейшую дочь!...
 
От восторга, в умиленьи
Собрались мы в Божий храм:
В благодарном песнопеньи,
Дали волю течь слезам!...
 
Лишь в тот вечер появился
И в театре Царский Дом –
Клик «ура!» из уст разлился
Точно грянул с неба гром. (*)
 
Всяк проникнут был чудесным
Сохранением Царя.
И меня, с восторгом лестным
От души благодаря,
 
(*) В Петербургском театре помещается до 5000 человек.
 
Наполнял мой дух отрадой, (*)
В громких вызовах, не раз!...
И, такой живой наградой,
Выжимал слезу из глаз!...
 
За мое здоровье пили,
На обедах и пирах!
На руках меня носили
Как ребенка в пеленах!
 
От избытка поздравлений
С счастьем новаго житья,
От сердечных потрясений,
Я там плакал как дитя!...
 
Вот как, братцы, над Невою,
Где всю ночь горит заря –
Комисарова рукою
Бог спас Батюшку-царя!...
 
(*) При вызовах, в театре, публики  г. Комисаров являлся на сцену, чтобы доставлять удовольствие видеть его и благодарить громкими восклицаниями «ура!»
 
Вот подарок в имянины,
Ожививший весь народ!...
Вот урок Творца судьбины,
Незабвенный в род  и род,
 
Станем, братцы, прославлять
Имя Божье всякий час!
И друг друга поздравлять,
Что помиловал Бог нас!...
 
***
Как пошла по белу свету
Ужасающая весть…
Все спешили, по обету,
Что нибудь мне в дар принесть.
 
Царь пожаловал дворянство,
Да из золота медаль
За ретиво христианство,
Отогнавше пулю в даль…
 
А Московские дворяне,
За удачный подвиг мой,
Наградили, в воздаянье,
Чудной шпагой золотой.
 
Император же Австрийский,
Видя в деле Божий перст,
Мне прислал, за день апрельский,
Иосифа Святаго крест!
 
До того все восхищались
Моим набожным умом,
Что награды изливались
На меня как-бы – дождем!...
 
Кто дал землю на припасы,
Кто отвел прекрасный дом,
Кто, при виде малой кассы,
Наполнял ее сребром!... (5)
 
Мы должны с женою оба,
Здесь Творца благодарить
За все милости до гроба
И – Единаго – хвалить!
 
У кого есть на примете
Счастье больше моего?...
Тот счастливейший на свете –
Кто Царя спас своего!...
 
(Хор)
Ни у кого нет на примете
Счастья больше твоего!...
Тот счастливейший на свете! –
Кто Царя спас своего!...
 
Станем, братцы, прославлять
Имя Божье всякий час,
И друг друга поздравлять
Что помиловал Бог нас!...
 
(Голос инвалида)
А я – старый инвалид, -
Слыша радостный расказ,
Изменил суровый вид
Угасающих уж глаз!
 
И, в порыве умиленья,
Лиру сняв с гвоздя свою,
Вот что вам, для наставленья,
Земляки еще спою:
 
Честь и слава Костроме –
Нам родимой стороне!
Коль ее Бог посетил,
Кротких нравом умудрил –
 
Быть на страже у Царей:
То вблизи монастырей (6)
То в столице у дворцов
Охранять их, как отцов!...
 
От столицы до границы,
Русь, в один сливаясь хор,
Наполняет все светлицы
Царским гимном с этих пор! (*)
 
Все ликует, вспоминая,
Как воскресший Бог Христос,
Ересь дерскую смиряя –
Разрешил ея вопрос!...
 
(*) Царский гимн «Боже Царя Храни» и т.д.
 
Кто минувшия столетья
Сплел как бы в один венок,
Тот сберег, на многолетья,
В нем любимый свой цветок.
 
Как не верить убежденью
Современных нам чудес?!...
Поскорбим о заблужденьи
Тех кого смущает бес!!!...
 
Что всем Промысл управляет
Миру Иосиф показал;
Ныне ересь уж узнает
Как язык ея солгал!...
 
Бог, услыша миллионов
За Царя к нему мольбы,
Спас зиждителя законов
От убийственной стрелы,
 
И от всяких покушений
Он, незримою рукой,
К благу многих поколений
Охранить Его покой!!
 
Русь четвертое Апреля
Станет вечно поминать.
Фомина-ж ее неделя
Будет верой утешать.
Мы, на Промысл уповая,
Между нравственных калек…
Веру делом подтверждая –
С ней не постыдимся в век!...
 
А тебя, наш Комисаров,
Истребивший вражий план,
Поздравляем – меж бояров –
С возвышеньем в барский сан!
 
Благодарные Предвечной
К нам Любви, молясь в слезах,
Мы тебе созиждем вечный,
Лучший памятник – в сердцах!
 
(Хор)
Мы тебя, наш Комисаров,
Истребивший вражий план
Поздравляем – меж бояров –
Заслужившим барский сан!...
 
Благодарные Предвечной
К нам Любви, молясь в слезах,
Мы тебе созиждем вечный,
Лучший памятник -  в сердцах!

Виктор Лещинский.

Г. Симбирск. 15 июня 1866 г.

Примечания к Песни инвалида в селе Молвитине.

 

1) Потвердила мой псалом. – Псалом 112-й начинающийся словами «Хвалите отроки Господа».

2) Помолиться за Невой. – На правой стороне реки Невы, или на так-называемой «Петербургской стороне» - стоит небольшой одноэтажный домик Петра Великаго, и при нем находится, с неугасимой лампадой, Чудотворный Образ Спасителя, пред которым посещающие домик Петра Великаго часто служат молебны.

3) У ворот железных сада. – Летний сад, обращенный северной стороной к набережной реки Невы, огражден от дороги знаменитою железною решеткой с гранитными колоннами. По средине этой решетки, в которой 5 ар.высоты и до 50 саж. длины, находятся огромныя железныя ворота, также решетчатые, шириною в 5 аршин, против которых идет широкая аллея сада. Южный конец аллеи упирается в ворота с чугунным палисадом вышиною в 2 ½ арш., отделяющим сад от проезжей дороги по цепному мосту; с восточной стороны сада протекает речка Фонтанка, а с западной отделяет его, от Царицына луга узский канал с протекающею в нем водою. (В северном углу этого сада есть 2-х этажный каменный домик Петра Великаго).

4) Чтоб сорвать с злодея маску. – Пойманный преступник, переодетый в мещанское платье, назвал себя Алексеем Петровым, а потом оказался Дмитрием Владимировичем Каракозовым.

5) Наполнял ее сребром. – Лишь только телеграфы, с быстротою молнии разнесли слух о безсмертном подвиге Осипа Ивановича, как одушевленные благодарностью, все сословия сочли долгом своим – изъявить г. Комисарову свою признательность. Прежний его помещик, барон Кистерн подарил ему 780 десятин земли, а Владимирский помещик подарил ему 800 дес. Петербургские жители купили ему дом, снабдили его всем необходимым.

6) То вблизи монастырей. – Намек на известный исторический подвиг крестьянина Костромской губ. Ивана Сусанина, пожертвовавшего своей жизнию для спасения Царя Михаила Феодоровича Романова, во время пребывания его в Ипатьевском Костромском монастыре, в 1612 году. 

Первым публикует краеведческий сайт starina44.ru
Russia county