Глава 17.

Строительство каменного храма в Большом Золотилове: 1910 – 1914 гг.

   Важнейшим совместным делом епископов Геннадия и Геронтия в первой половине 10-х годов стало возведение в Большом Золотилове каменного храма в честь Казанской иконы Божией Матери.

Строительство храма было задумано еще в 1905 г. Владыка Геронтий вспоминал: «Братья (о. Георгий и Григорий. – Н. З.) решили делать особый каменный храм, так как <…> деревянному угрожала опасность от огня. <…> Деревня отвела участок земли, и на ней Григорий Иванович решил сделать кирпичный завод. Всю пользу (т.е. выгоду от продажи кирпича. – Н. З.) выделять на церковь. Но, увы! Глина была неподходящая для кирпича. Завод приносил убытки. Но всё-таки церковь делать было решено, но не спеша и при больших затруднениях. Главное – не было средств»1. В феврале 1910 г. журнал «Церковь» поместил обращение Золотиловской общины с просьбой о помощи в строительстве храма. В обращении говорилось: «Братие старообрядцы! Общество старообрядцев в г. Плес, Костромской губернии, довольно многочисленное; ветхий молитвенный дом не может удовлетворить всех духовных желаний своих прихожан. Кроме этого молитвенный дом находится в кругу деревянных построек, и в случае могущего легко произойти пожара местные старообрядцы лишатся и этого храма.

Имея в виду эти неудобства, старообрядческое общество задумало построить новый каменный храм во имя Казанской Божией Матери. Необходимые материалы для постройки заготовлены. Весна уже приближается, но приступить к постройке за неимением нужных средств нет возможности и местное общество вынуждено обратиться к православным христианам-старообрядцам за посильной помощью.

Помогите, кто сколько может; за всякое пожертвование будут глубоко благодарны и имена жертвователей будут поминаться перед алтарем Всемилостивого Бога.

Адрес для пожертвований: г. Плес, Костромской губ., в Золотиловское волостное правление, дер. Буково, Ефиму Михайловичу Кабанову, или: протоиерею о. Георгию Лакомкину»2.

Торжественная закладка храма в Большом Золотилове состоялась в воскресенье 30 мая 1910 г., её совершил прибывший накануне епископ Нижегородский и Костромской Иннокентий. Журнал «Церковь» так описывал торжество закладки: «В старой деревянной церкви преосвященный, совершив соборную литургию в сослужении с тремя священниками (двое из них – это, конечно, о. Георгий и о. Григорий Лакомкины. – Н. З.) и одним диаконом, отправился крестным ходом на место постройки новой церкви. Во время шествия пели молебен храмовому празднику. Придя на место, начали чин водосвятия, а затем, по окончании молебна, – закладку церкви, по указанному в Служебнике порядку. Преосвященный сказал соответствующее торжеству слово. Затем крестный ход направился обратно в старую церковь с пением стихир и величаний.

Народу было очень много, чему способствовала ясная и тихая погода. Церковь заложена на прекрасном возвышенном месте, в конце села»3.

Церковь Казанской иконы Божией Матери в Большом Золотилове стала вторым (после храма в с. Куникове) каменным старообрядческим храмом в Костромской губернии. Строительство продолжалось четыре года. Ближайшим сотрудником епископов Геннадия и Геронтия в деле возведения храма являлся церковный староста Евфимий Михайлович Кабанов.

Поднявшийся на окраине Большого Золотилова одноглавый трёхабсидный и бесстолпный храм был возведён из красного кирпича. С юга и севера к его четверику примыкали притворы, увенчанные небольшими главками. Такая же главка высилась и на алтарной абсиде. С запада к трапезной примыкала трёхъярусная колокольня.

Кто был автором проекта храма, неизвестно, но, вероятно, Золотиловская община обратилась к архитектору в своей губернии. Не был ли автором проекта инженер Иван Васильевич Брюханов? По проектам И. В. Брюханова (1863 – 1917 гг.), уроженца Костромы и выпускника Петербургского института гражданских инженеров, на рубеже XIX и XX вв. в Костроме были построены такие сооружения, как Народная читальня имени А. Н. Островского на Мшанской улице, Народный дом на ул. Власьевской, Епархиальное женское училище на Муравьёвке, Тихвинский (Александро-Невский) собор в Макарьеве и мемориальная часовня в д. Деревеньки в Буйском уезде4. Все эти сооружения возведены в т.н. «кирпичном» стиле из красного кирпича. Очень похоже, что именно по проекту И. В. Брюханова был построен и храм в Большом Золотилове*.

* И. В. Брюханов умер на самой заре новой эры – 3 ноября 1917 г. – в Москве, где и был похоронен5.

   Летом 1914 г. все работы по возведению и отделке храма были завершены. Его освящение состоялось уже в первые дни Мировой войны – в августе 1914 г. На торжества в Большое Золотилово прибыло около трёхсот гостей. В их числе – четыре архиерея: епископ Нижегородский и Костромской Иннокентий, епископ Ярославский и Архангельский Ипатий, епископ Донской и Новочеркасский Геннадий и епископ Петроградский и Тверской Геронтий. Ожидался приезд архиепископа Московского и всея Руси Иоанна, но последний не смог приехать из-за болезни. В Большое Золотилово прибыли также 10 священников и 6 диаконов. Сюда же приехали Громовский хор из Петрограда и церковный хор из Стрельникова.

Торжества длились три дня – 15, 16 и 17 августа 1914 г. В пятницу 15 августа, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, состоялся подъём колоколов на колокольню. Вечером 16 августа в храме было совершено Всенощное бдение. Пело два хора: на правом клиросе – хор Громовского кладбища, на левом – хор Стрельниковской общины. В воскресенье 17 августа состоялось освящение храма и была совершена Божественная литургия6. Очевидец пишет: «Никогда не слышанное здесь такое стройное, прочувственное пение, какое показал нам хор петроградцев, произвело неизгладимое впечатление на молящихся и слушателей, среди которых было так много никониан»7. По окончании литургии представители Золотиловской общины преподнесли епископу Геннадию икону Спасителя и адрес, который огласил благочинный 5-го округа протоиерей о. Козьма Москвин, настоятель Никольской церкви с. Куниково. После этого священник храма о. Евфимий Кабанин от имени прихожан прочёл адрес епископу Геронтию «как ближайшему сотруднику епископа Геннадия по постройке церкви». «Затем, – говорится в корреспонденции в журнале “Церковь”, – духовенство в полном составе, при звоне колоколов, провожаемое тысячной толпой, направилось в старый храм, откуда, разоблачившись, последовало в родовой дом епископов Геннадия и Геронтия, где в специально приготовленном для этого шатре была предложена для почетных гостей скромная трапеза»8.

Долгожданный праздник освящения нового храма Казанской иконы Божией Матери* был омрачён тем, что он пришёлся на самые первые дни I Мировой войны. Другим событием, омрачившим торжество, стала смерть матушки Манефы Дмитриевны, скончавшейся 16 августа 1914 г.** на 75-м году жизни.

* В современном издании «Свод памятников архитектуры и монументального искусства России» храм в Золотилове ошибочно назван храмом Василия Великого9. По-видимому, Золотилово спутали с соседним селом Шохна, где действительно был храм во имя Василия Великого.

** В своих воспоминаниях епископ Геронтий ошибочно указывает, что его мать скончалась в 1915 г. Однако поскольку Манефа Дмитриевна умерла во время освящения в Большом Золотилове каменного храма, то на самом дела её кончина произошла в 1914 г.

    В последний период жизни Манефа Дмитриевна предполагала принять монашеский постриг, но так и не успела этого сделать. Святитель Геронтий пишет: «Неоднократно ей предлагали принять иночество, и все ей было приготовлено, но она, хотя и исполняла все иноческое правило, даже сугубо, в монастырь ехать не хотела: она полагала, что нарушает обещание, данное жене глухонемого сына. “А дома, – сказала она, – как бы неканонично совершать пострижение”. Так и осталась не постриженной, боясь Бога, и как бы не погрешить»10.

Матушка Манефа Дмитриевна, так долго ожидавшая освящения храма в Большом Золотилове, не дожила до этого события только один день. Владыка Геронтий вспоминал о её кончине: «К этому времени у матери Манефы заболела нога – рожистое воспаление. Особо просила матушка Манефа, чтобы её, хотя бы на носилках, но внесли в храм посмотреть и послушать торжество освящения. Во время поднятия большого колокола она услышала звон и сама выползла из келии, будучи полуслепая и больная.

Вечером оба брата (Геннадий и Геронтий. – Н. З.), хотя и устали, но обсуждали план принятия Владык, певчих и гостей. Их было более 300 человек. Как и где дать всем ночлег и где устроить трапезы. <…> Вечером, только что легли спать, дочь владыки Геннадия Мария заявляет, что матушке Манефе стало хуже. Накануне она была исправлена. Решили пособоровать. <…> Пока вставали, собирали, было уже около двух часов ночи. Больная была в сознании, сама, переодевшись, начала читать себе полунощницу. Когда пришли, она говорить перестала, но была в полном сознании. Начали елеосвящение, на шестой песне канона скончалась – около трёх часов утра, 16 августа. Ночью спешно пришлось сделать гроб, положить её и отнести в старый деревянный храм, ибо на 17 августа готовили освящение нового каменного храма»11. На 18 августа приходился местный праздник Флора и Лавра. После литургии в новом каменном храме состоялось отпевание и погребение матушки Манефы12.

К сожалению, храм Казанской иконы Божией Матери в большом Золотилове, открытый на исходе первого месяца Великой войны, прослужил лишь двадцать с небольшим лет. Святитель Геронтий писал о его судьбе: «В 1931 году храм <…> был закрыт. Много было стараний восстановить храм, но просьбы были отклонены. Люди остались и без храма и без священника»13. Однако, видимо, святителя подвела память, т.к. фактически храм перестал действовать после ареста в 1937 г. его последнего настоятеля о. Феодора Сидорова. Официально храм закрыли в 1940 г. После закрытия с него была сбита глава, разобрана колокольня. До сих пор остов церковного здания стоит на окраине Золотилова…

© Nikolay Zontikov