Глава 2.

Детство и юность Григория Лакомкина: 1877 – 1899 гг.

Церковный совет и хор певчих Золотиловской старообрядческой общины.

Верхний ряд (слева направо):

Иван Андреевич Смирнов (д. Горки), Иван Иванович Ситков – певчий, Павел Иванович Пресняков – певчий (д. Курочкино), Григорий Иванович Лакомкин – уставщик левого клироса и регент, Степан Дмитриевич Нечаев – шурин Григория Лакомкина (д. Жеребчиха), Лев Павлович Рогачев – уставщик правого клироса, Иван Андреевич Мариничев – певчий, Павел Андреевич Смирнов (д. Горки) – муж Варвары Ивановны, сестры Григория Ивановича Лакомкина.

Средний ряд:

Григорий Петров – попечитель (д. Рошма), Андрей Петрович Смирнов – впоследствии инок Амвросий (д. Горки), Василий Федорович Лакомкин – церковный староста, священник о. Георгий Лакомкин, Парфен Федорович Лакомкин – попечитель, Василий Козин (д. Ясенево), Иван Иванович Рачков – иконописец и реставратор.

Нижний ряд:

Дмитрий Васильевич Лакомкин – певчий, Иван Иванович Пресняков (д. Курочкино) – певчий, Иван Иванович Рогачев – певчий.

Фото около 1898 г.

Как писалось выше, епископ Геронтий, в миру Григорий Иванович Лакомкин, родился 1 августа 1877 г. в д. Большое Золотилово Золотиловской волости* Нерехтского уезда Костромской губернии (ныне – с. Золотилово Вичугского района Ивановской области) в семье старообрядческого священника Иоанна Григорьевича Лакомкина (1844 – 1891 гг.) и его супруги Манефы Дмитриевны (1843 – 1914 гг.). Традиционно считается, что епископ Геронтий родился в 1872 г. – такая дата указана в его некрологе, помещенном в «Старообрядческом церковном календаре на 1955 год»1. Этот же год на склоне дней считал временем своего рождения и сам святитель Геронтий. Во всяком случае, в 1947 г. в докладной записке о поездке в г. Ржев он отмечал: «день моего рождения – 1/14 августа 1872 года»2. Правда, в августе 1911 г., когда в Москве на Освященном Соборе решался вопрос об избрании о. Григория Лакомкина епископом Петроградским и Тверским, он, противясь этому, в качестве аргумента указывал, что ему ещё не исполнилось необходимых для епископа 35 лет3. Следовательно, в 1911 г. о. Григорий знал, что родился не в 1872 г. На самом деле будущий святитель появился на свет в 1877 г. Не так давно ивановский историк А. Е. Кабанов по метрической книге Казанской старообрядческой церкви с. Золотилова установил точные даты рождения и святителя Геронтия, и ряда других его родных4.

* В литературе о епископе Геронтии иногда ошибочно указывается, что Большое Золотилово относилось к Вичугской волости. Однако Большое Золотилово входило в состав Золотиловской волости Нерехтского уезда, а Вичугская волость находилась в соседнем Кинешемском уезде. Данная ошибка пошла, видимо, от того, что ныне с. Золотилово – это территория Вичугского района Ивановской области.

   Итак, святитель родился 1 августа 1877 г. По старинной традиции, ровно через неделю его крестили и нарекли Григорием. Правда, в честь какого именно святого ему дали это имя, не совсем понятно. В некрологе святителю Геронтию говорится, что его назвали в честь преподобного Григория, иконописца Печерского (XII в.), память которого празднуется 8/21 августа5. Однако сам святитель пишет, что его Ангел – это преподобный Григорий Синаит (+ 1346 г.), день памяти которого также приходится на 8/21 августа6.

Всего у Ивана Григорьевича и Манефы Дмитриевны родилось шестеро детей: пять сыновей и одна дочь, двое из которых – сыновья Федор и Василий – умерли во младенчестве. Кроме Григория в семье росли: старший сын Георгий (1866 – 1933 гг.)*, сестра Варвара (? – 1910 гг.)** и младший сын – глухонемой Иван (1884 – 1933 г.)***.

* Согласно метрической книге Казанской старообрядческой церкви в Большом Золотилове, Георгий Лакомкин родился 8 января 1866 г.7.

** О Варваре Ивановне известно только, что её выдали замуж за Павла Ивановича Смирнова из д. Горки Никитинской волости Кинешемского уезда и что «она попала в очень благочестивую семью: муж был фельдшер, а отец его впоследствии принял иночество – был подлинно святой жизни»8.

*** Согласно воспоминаниям святителя Геронтия, матушка Манефа сумела найти для глухонемого Ивана невесту – девушку-сироту, причём Манефа Дмитриевна «дала ей вперёд обещание, что она до гроба будет жить с ней». Этой девушкой была Александра Ивановна Пелевина из д. Бакунихи Никитинской волости Кинешемского уезда. Иван Иванович и Александра Ивановна обвенчались в Казанской церкви Большого Золотилова 15 июля 1907 г.9. Молодая жена со временем научилась по-своему разговаривать с супругом. «Жили очень-очень хорошо и в любви». Иван, как и многие Лакомкины, был мастером на все руки. Он «чинил трактора, сам вострил плуги и починял сеялки и веялки и особым был мастером по сапожному делу и по шорному». Погиб Иван Иванович трагически: «Случайно пьяные наехали на него, оглоблей ударило в висок, он упал, и по нему проехали, он через день помер, 5 августа 1933 года. Оставил жену с 4-мя малолетними детьми сиротами… Горе для его жены было неописуемое»10.

Старший брат Георгий (1866 – 1933 гг.) – разумеется, и в семье и в деревне его звали по-народному, Егором, – помогал отцу в храме. Ещё в юности его приглашали в г. Иваново-Вознесенск в Казанский старообрядческий храм в качестве чтеца. В 18 лет родители женили Георгия на девушке Ольге (1866 – 1899 гг.) из Кинешмы*. Следовательно, Георгий женился около 1884 г. В молодой семье родились дети: дочь Мария (ок. 1890 г.), сын Иван (р. 19 октября 1892 г.), сын Александр (р. 12 августа 1894 г.)11. Кроме того, в «Помяннике» у о. Григория Лакомкина записаны ещё пятеро детей о. Георгия, умерших во младенчестве: Василий, Анна, Иван, Глафира и Клавдия (даты их рождения и кончины не указаны).

* Про жену Георгия Лакомкина нам известно крайне мало: мы знаем только её имя и годы жизни.

   Через год после женитьбы Георгий уехал в д. Елесино Семёновского уезда Нижегородской губернии, где жил епископ Нижегородский и Костромской Кирилл, и там в зимнее время обучался у него крюковому церковному пению12.

Деревня Елесино, находившаяся в 20 верстах от Нижнего Новгорода, в 80 – 90-е гг. XIX в. превратилась в важный старообрядческий центр. После закрытия Керженских скитов настоятельница знаменитого Оленевского скита инокиня Маргарита перенесла в Елесино скитские строения и перевела сюда всех насельниц. На новом месте в 1857 г. была основана новая женская обитель, в которой матушка Маргарита обучала нижегородских старообрядцев крюковому пению. С 1876 г. в Елесине жил епископ Нижегородский и Костромской Кирилл. Уже при нём здесь был построен в 1881 г. новый деревянный храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы, увенчанный куполом с крестом. Власти тотчас предписали снять крест, но старообрядцы отвечали, что у них на такое дело не поднимутся руки и пусть представители закона снимают его сами. Власти отступили13.

После возращения из Елесина Георгий «был определен в торговлю к одному старообрядцу с. Кохмы (село в Шуйском уезде Владимирской губернии. – Н. З.), с тем чтобы по праздникам совершать в дому богослужения»14.

Маленький Гриша Лакомкин в детстве своём жил, с одной стороны, как обычный крестьянский ребёнок. С другой стороны, он был сыном старообрядческого священника и рос при храме, куда его водили с малых лет. В детские годы Григорий окончил земскую начальную школу в Малом Золотилове. Обычно в школу тогда отдавали в возрасте около десяти лет, и поэтому, вероятнее всего, он поступил туда ещё при жизни своего отца.

Земская школа в Малом Золотилове вначале размещалась в наёмном помещении, а в 1882 г. для неё построили специальное здание. В отличие от большинства случаев, когда расходы на возведение школы частично брало на себя уездное земство, частично – местное общество, золотиловская школа была целиком построена на средства местных крестьян15.

Сам тот факт, что родители отдали Григория в земскую школу, говорит об определённой широте их взглядов. Ведь обязательным предметом в школе был Закон Божий, который обычно вёл приходской православный священник. От Закона Божия официально освобождались иноверцы – иудеи, мусульмане, буддисты и др. На старообрядцев подобное освобождение не распространялось. Впрочем, в то время школа в Малом Золотилове была единственной в Золотиловской волости и иного выбора и не было. Чуть позже, в 1889 г., в Шохне открылась церковно-приходская школа, но туда Гришу Лакомкина, конечно, не отдали бы никогда: обучение в школе, открытой при храме «господствующей Церкви», для ребенка из старообрядческой семьи исключалось по определению. Видимо, принятию решения об отдаче Григория в школу способствовало то, что состоявший в Золотиловской школе законоучителем настоятель церкви Василия Великого в Шохне о. Платон Кротков пользовался большим уважением среди всех местных жителей, в том числе и старообрядцев.

Священник Платон Федорович Кротков (1842 – 1909 гг.) служил в Шохне с 1876 г. и с этого же года состоял благочинным 5-го Нерехтского округа (он оставался благочинным до самой своей кончины в 1909 г.). Законоучителем в Золотиловской земской школе о. Платон служил с 1876 г. по 1903 г. В 1900 г. в заметке, посвященной 30-летию служения о. Платона в священном сане, отмечалось: «Благодаря истовому служению в храме и безукоризненному поведению вне его, он скоро стяжал себе любовь новых прихожан и уважение самих раскольников, что очень примечательно, если иметь в виду, что большинство приходских раскольников принадлежат к австрийской секте»16. Среди местных жителей о. Платон был известен и как врачеватель, бесплатно лечивший всех обращавшихся к нему и державший у себя дома настоящую аптеку. Медициной Платон Кротков увлёкся ещё во время учения в Костромской духовной семинарии. В Шохне же он фактически стал главным врачом в округе. Современник отмечал: «Ежедневно, можно сказать без всякого преувеличения <…> к нему привозили какого-либо болящего – часто из других приходов и издалека, – с просьбой помолиться за него и вместе с ним или дать какой-либо добрый совет»17.

Согласимся, православный сельский священник, живущий на рубеже XIX и XX вв. и пользующийся уважением местных старообрядцев, – это достаточно редкая фигура*.

* Родным племянником о. Платона Кроткова был святитель Никодим (Кротков; 1868 – 1938 гг.), архиепископ Костромской и Галичский, уроженец с. Погрешино Нерехтского уезда. В послереволюционное время святитель Никодим многократно арестовывался, ссылался в Туркестан и Сибирь. В 1932 – 1936 гг. управлял Костромской епархией. Последний раз арестован в Костроме 4 декабря 1936 г. Умер в Ярославле в печально известной тюрьме в Коровниках. В 1995 г. прославлен как местночтимый святой. В 2000 г. святитель Никодим включён в состав Собора новомучеников и исповедников Российских18.

Григорий Лакомкин окончил школу с отличием19. Начальная школа в Малом Золотилове оказалась единственным учебным заведением, которое окончил будущий епископ Петроградский и Тверской. Основное же традиционное старообрядческое образование святитель получил дома. От природы Григорий являлся весьма одарённым. В частности, он хорошо рисовал20 и, вообще, был, как и большинство Лакомкиных, мастером на все руки.

Во вновь построенном храме отец Григория, священник Иоанн, прослужил относительно недолго. Он болел чахоткой и угасал на глазах близких. Позднее епископ Геронтий писал об отце: «Последние два года он был болен, но ходил, делая все свои духовные дела; крестьянские дела делать уже не мог. <…> Крестьянские работы все падали на матушку Манефу, её малолетнюю дочь, сына Григория <…>»21.

Точное время кончины о. Иоанна Лакомкина святитель Геронтий в разных местах указывает по-разному. В воспоминаниях он пишет, что отец скоропостижно скончался утром 25 июля 1886 г.22. Однако в его же рукописном «Помяннике» указывается, что о. Иоанн умер 25 июля 1893 г.23. Думается, что обе эти даты – и 1886 г. и 1893 г. – не соответствуют действительности. Известно, что старший сын покойного о. Иоанна, Георгий Лакомкин, стал священником вместо отца в Большом Золотилове в 1891 г. А из воспоминаний святителя известно, что Георгий принял священный сан вскоре после кончины о. Иоанна. Следовательно, скорее всего, о. Иоанн Лакомкин скончался 25 июля 1891 г. К моменту кончины о. Иоанн состоял под судом «по церковным делам» (вероятно, его обвиняли в венчании смешанного брака). Из-за этого пристав и урядники семь дней не разрешали его хоронить и дали разрешение только тогда, когда уже появились признаки разложения тела. Святитель объясняет эту задержку с похоронами желанием и «над мертвым поиздеваться»24. Вероятно же, кончина о. Иоанна воспринималась полицией как очередной повод для вымогательства.

«Неописуемо было горе матушки Манефы и её детей, – пишет епископ Геронтий, – а также и у прихожан-християн, оставшихся без священника»25. На похороны отца из Кохмы приехал Георгий. «Мать Манефа упросила его быть хозяином малолетних детей её и воспитателем. Прихожане же, собравшись, единогласно решили просить Георгия Ивановича быть у них священником вместе его отца. После долгих колебаний было обоюдное соглашение»26. Епископ Нижегородский и Костромской Кирилл, хорошо знавший Георгия как своего ученика, в 1891 г.* рукоположил его во священноиерея. Вероятнее всего, рукоположение состоялось в Покровской церкви д. Елесино.

* Дата 1891 г. выясняется косвенным образом. 3 августа 1908 г., выступая на Девятом Всероссийском съезде старообрядцев в Нижнем Новгороде, о. Георгий Лакомкин, в частности, сказал: «Я 17 лет служу священником <…>»27. Следовательно, он был рукоположен в 1891 г.

Первым делом молодой священник занялся организацией при моленной хора: он пригласил в Большое Золотилово учителя пения Василия Ивановича Крестьянинова*, будущего старообрядческого протоиерея. В. И. Крестьянинов стал обучать местную молодёжь знаменному пению. В числе его учеников был и Григорий Лакомкин. Примерно через год Григорий уже сам обучал пению группу из 10 человек и исполнял обязанности уставщика и головщика (регента) на левом клиросе моленной. Видимо, с этого времени берёт своё начало особая любовь будущего святителя к старинному знаменному пению, сохранению и развитию которого он оставался верным всю свою жизнь.

* Позднее о. Василий Крестьянинов служил настоятелем храма в д. Климотине Балахнинского уезда Нижегородской губернии. Святитель Геронтий пишет, что о. Василий «помер протоиереем в с. Дулеве в 1948 году»28. Дулёво – село в Московской области.

В 1896 г. мать женила Григория на крестьянской девушке Анне Дмитриевне Нечаевой* из д. Жеребчихи Вичугской волости Кинешемского уезда, которая лежала в 9 верстах от Большого Золотилова. Отец Анны, Дмитрий Давыдович Нечаев, к этому времени уже умер. Её мать, Евдокия Максимовна, осталась вдовой с шестью детьми: тремя сыновьями и тремя дочерьми. Позднее, когда Григорий уже стал епископом Геронтием, Евдокия Максимовна была им пострижена в монахини с именем Евпраксия и окончила свою жизнь «в подвиге поста и молитвы при святом храме с. Стрельникова»30.

* Анна Дмитриевна Нечаева родилась 3 февраля 1877 г.29.

   Григорию нравилась другая девушка, но он покорился воле матери. В золотиловской моленной о. Георгий обвенчал молодых. Брак этот оказался очень удачным. Позднее владыка Геронтий вспоминал (как и всегда в своих воспоминаниях, говоря о себе в третьем лице): «Несмотря на то, что не имел особой любви к указанной девушке (Анне Нечаевой. – Н. З.) и даже не знал её, он решился подчиниться воле матери <…>. Так и получилось – когда был совершен брак, чин венчания, то у сочетавшихся оказалась какая-то особая, неописуемая сердечная любовь, каковая неизменно была до смерти»31.

В воспоминаниях епископ Геронтий упоминает лишь о двоих своих детях – сыновьях Геннадии и Анатолии. Однако, согласно его «Помяннику», в первые годы брака у Григория Ивановича и Анны Дмитриевны родилось ещё двое детей, умерших во младенчестве: дочь Екатерина (родилась 24 ноября 1897 г., умерла 4 августа 1898 г.) и сын Евфимий (родился 1 апреля 1903 г., умер 26 сентября 1903 г.)32. 28 августа 1904 г. родился третий ребёнок – сын Геннадий33. Все эти дети появились на свет в Большом Золотилове. Четвёртый ребёнок – сын Анатолий – родился в 1907 г. уже в Стрельникове.

В ноябре 1899 г. Григорий Иванович был призван на действительную военную службу, длившуюся тогда в сухопутных войсках четыре года.

© Nikolay Zontikov