Глава 3.

На военной службе: 1899 – 1903 гг.

Город Шавли (Шауляй). Фото начала XX в.
В центре – Петропавловский собор.

   В ноябре 1899 г. Григорий Иванович Лакомкин был призван на военную службу, в связи с чем впервые в жизни совершил большое путешествие. Из Костромы или Нерехты группу новобранцев, в которой он находился, провезли на поезде до Москвы, а оттуда до западной границы государства – в Ковенскую губернию, в Литву. Григорий Иванович попал в 113-й Старорусский пехотный полк, стоявший в уездном городе Шавли (современный г. Шауляй).
Шавли – небольшой город на севере Литвы – быстро рос с того времени, когда в 1871 г. через него прошла Либаво-Роменская железная дорога. В 1902 г. здесь проживало почти 17 тысяч человек (из них около 2 тысяч – солдаты и офицеры Старорусского полка). По количеству жителей в конце XIX в. Шавли являлся вторым городом Ковенской губернии после Ковно (Каунаса). В религиозном отношении город представлял собой типичную картину для Литвы того времени: почти 10 тысяч евреев, 3,8 тысяч католиков, 2,5 тысяч православных (это были главным образом военные), остальные – лютеране. В центре Шавли высился грандиозный католический собор святых Петра и Павла, возведённый в XVII в.1.
Стоявший в Шавли 113-й пехотный Старорусский полк, отметивший в 1896 г. своё 100-летие, имел славное боевое прошлое. Сформированный при Павле I, он принимал участие во всех наполеоновских войнах; его воины сражались под Бородино, а 19 марта 1814 г. вступили парадным маршем в побеждённый Париж. Во время Крымской войны полк защищал Севастополь. В Шавли полк стоял с 1890 г.2. С 1894 г. его командиром был полковник Митрофан Дмитриевич Краевский, участник Русско-Турецкой войны 1877 – 1878 гг.3.
Позднее святитель вспоминал о начале своей службы: «Первый год проходил строевую службу при полной строгости той, бывшей дисциплины. За отказ петь песни он немало получал пощечин и наказаний, за неядение мясной и скоромной пищи в посты – подозрение в уклонение от воинской службы»4. Всё же принадлежность к старообрядчеству, в конечном счёте, избавила будущего епископа от многих унижений. Вся служебная документация, вся переписка велась писарями, которые назначались из солдат. Так как огромное большинство нижних чинов полка являлись неграмотными, то грамотный и обладающий хорошим почерком Григорий Лакомкин на втором году службы был назначен писарем в полковую канцелярию, а со временем занял там должность старшего писаря. Таким образом, неожиданно для себя он попал в число своеобразной солдатской аристократии.
Но поначалу сложности возникли и в канцелярии. За отказ идти на исповедь в полковую церковь Григория Ивановича арестовали на 20 суток «за хулу на Церковь и оскорбление Его Величества». Однако его защитил православный священник, законоучитель женской гимназии в Шавли. Он учился в Москве, бывал на Рогожском кладбище и разъяснил отцам-командирам, что они не имеют права заставлять рядового Лакомкина посещать полковую церковь. Вся эта история кончилась тем, что Григория Ивановича перестали принуждать посещать церковь, и, более того, полковой священник впоследствии состоял с ним «в дружестве»5.
По распоряжению командира полка писарь Лакомкин привёл в порядок огромный полковой архив. «Вскоре начальник корпуса, посмотрев архив, который ранее был в беспорядке, выразил командиру полка особую благодарность за образцовый порядок архива»6.
В августе 1903 г., закончив военную службу, Григорий Лакомкин вернулся в родные места.

© Nikolay Zontikov