Глава 11.
Избрание о. Георгия Лакомкина епископом Донским и Новочеркасским: 1909 – 1910 гг.

   В жизни о. Григория очень большую роль сыграл его старший брат Георгий, который являлся также и его крестным отцом. Как мы помним, Григорий рано остался без отца, которого ему во многом заменил Георгий, бывший старше его на 11 лет. Мы видим, что с первых дней службы в Стрельникове о. Григорий вёл себя совсем не как зелёный юнец, а как человек, твердо знающий, как и за что приняться. Несомненно, что главным примером для него служил старший брат, и годы, проведённые в Золотиловском приходе под руководством о. Георгия, вполне подготовили Григория Ивановича к священническому служению.
Как писалось выше, о. Георгий Лакомкин овдовел 20 сентября 1899 г. В этот день при родах умерла его супруга – матушка Ольга, которой было только 33 года. Отец Георгий остался вдовцом в 33 года с тремя детьми на руках: 9-летней Марией, 7-летним Иваном и 5-летним Александром1. Сирот помогала растить жена о. Григория Анна Дмитриевна.
К началу XX в. о. Георгий превратился в одного из наиболее авторитетных старообрядческих священников Костромской губернии, которого признавали даже противники. В отчёте Феодоровско-Сергиевского братства за 1902 г. ему была дана следующая характеристика: «лжепоп Егор Лакомкин, 38 лет, довольно начитанный, имеет большое влияние на раскольников»2.
Количество прихожан при о. Георгии заметно выросло. Если при о. Иоанне их было около 400 человек, то при его сыне численность прихожан превысила 800 человек3. Объяснить это только приростом населения в целом по приходу нельзя. Тем более что в самом Большом Золотилове никакого прироста не было, скорее, наоборот. Как писалось выше, в начале 70-х гг. XIX в. в Большом Золотилове было 39 дворов и 225 жителей. В 1907 г. количество дворов выросло до 48, но зато численность жителей сократилась до 214 человек4. Сокращение населения можно объяснить только одним: людей оттягивали фабрики в Большом Яковлевском, Кинешме и Костроме. В основном рост количества прихожан происходил по причине перехода в Белокриницкое согласие беспоповцев или православных, а переход этот совершался, в первую очередь, под влиянием авторитета о. Георгия.
Как писалось выше, в 1905 г. о. Георгий стал благочинным 5-го округа Нижегородско-Костромской епархии (в этот округ входили храмы в Костромском, Нерехтском и Буйском уездах, в том числе и храм в Стрельникове)5.
14 апреля 1907 г. Костромское губернское правление официально зарегистрировало Золотиловскую старообрядческую общину6. По-видимому, в 1907 г. моленная в Большом Золотилове была перестроена в церковь и освящена в честь Казанской иконы Божией Матери. Возле храма появилась звонница. Справочная книга Костромской епархии, вышедшая в 1911 г., фиксирует: «В сельце Большое Золотилово у окружников есть особая моленная и при ней звонница с полным колокольным звоном»7.
Покупка одного из колоколов привела к истории, получившей практически всероссийскую известность. 22 февраля 1906 г. о. Георгий приобрёл в Москве на колокололитейном заводе П. Н. Финляндского несколько колоколов. Спустя три года, когда о. Георгий уже был намечен кандидатом в епископы, в журнале «Миссионерское обозрение» появилась заметка «Лжепоп-иконоборец». В ней сообщалось, что местный фабрикант А. А. А-в купил для храма в Большом Золотилове колокол, но, когда колокол доставили на место, оказалось, что на нём – о, ужас! – имелось рельефное изображение преподобного Серафима Саровского. «Лжепоп Егорий Иванович» будто бы не растерялся и велел слесарю ночью «спилить икону» с изображением святого Серафима. Однако в темноте слесарь перепутал и вместо преподобного Серафима спилил святителя Николу8. В ответ о. Георгий, в то время уже епископ Геннадий, опубликовал в журнале «Церковь» справку от владельца завода П. Н. Финляндского, в которой говорилось, что колокол, который о. Георгий приобрёл в 1906 г. на его заводе, «был старинный и, следовательно, иконы Серафима Саровского на нем быть не могло»9.
По фотографии, помещённой в журнале «Церковь» за 1912 г. (№ 31, с. 755), видно, что представлял собой тогда Казанский храм в Большом Золотилове. По внешнему виду это был обычный деревенский дом – обшитый тёсом, под железной крышей и с крыльцом. О его предназначении говорила только небольшая главка с крестом. К церкви примыкал довольно большой дом-сторожка, в котором ночевали богомольцы из дальних селений. Рядом находилась звонница. К сожалению, на фотографии видна только её верхняя часть, но понятно, что звонница представляла собой квадратную в плане башенку, увенчанную четырёхскатной кровлей с высоко вознесённым крестом. Все постройки окружала обычная деревенская изгородь из высоких жердей.
Золотиловский священник многократно привлекался к суду – в основном за венчание смешанных пар (когда один из венчаемых принадлежал к официальной Церкви). 3 августа 1908 г., выступая на Девятом Всероссийском съезде старообрядцев в Нижнем Новгороде, о. Георгий, в частности, сказал: «Я 17 лет служу священником и 17 раз был под судом. Для меня это дело уже привычное. <…> Я обтерпелся»10. Однако каждый раз суд оправдывал о. Георгия. В журнале «Церковь» в 1910 г. писалось: «<…> благодаря помощи Божией и не прибегая к юридической защите, о. Георгий всегда выходил из залы суда оправданным»11.
4 октября 1909 г., в день освящения здания школы в Стрельникове, епископ Иннокентий возвёл о. Георгия Лакомкина в сан протоиерея12. Данное повышение неожиданно привело к новому судебному преследованию о. Георгия и обвинению его чуть ли не в самозванстве. В ходе расследования судебный следователь Костромского окружного суда А. Н. Жохов 24 сентября 1910 г. обратился с официальным запросом в Нижний Новгород. Его нижегородский коллега адресовался с запросом к епископу Иннокентию. Последний ответил, что нынешний епископ Донской Геннадий возведён им в сан протоиерея в строгом соответствии с законом, и дело на этом кончилось13.
Много трудов о. Георгий положил на устройство в Большом Золотилове старообрядческой школы. Её открытие состоялось 20 октября 1909 г. с молебна святым мученикам Козьме и Дамиану*, который отслужил о. Георгий. К занятиям приступили 20 учеников. Законоучителем в школе стал о. Георгий, а учителем – его родной сын Иван Лакомкин14.
* Святые мученики Козьма и Дамиан на Руси почитались, в частности, как покровители и помощники в книжном учении.

   По-видимому, в начале 1909 г. Московская архиепископия решила поставить о. Георгия во главе вдовствующей уже несколько лет Донской епархии*. Золотиловский священник долго сопротивлялся этим планам. Помимо естественных опасений, вызванных предстоящим превращением скромного сельского священника в правящего архиерея огромной епархии, его наверняка пугала специфика его возможной будущей паствы – донских казаков. Всё-таки всю свою жизнь он имел дело в основном с крестьянами средней полосы России, а казаков, скорее всего, до 1910 г. никогда и не видел.
* Епископ Донской и Кавказский Силуян (1830 – 1902 гг.) управлял Донской епархией с 1879 г. Незадолго до смерти, 27 июля 1902 г., он был уволен на покой. Скончался 17 декабря 1902 г. на хуторе Малозападненском Области Войска Донского, где и был похоронен. 11 июля 1904 г. его останки перезахоронили в г. Новочеркасске15. Донская кафедра вдовствовала с момента выхода епископа Силуяна на покой.

   25 августа 1909 г. Освященный Собор избрал о. Георгия Лакомкина епископом Донским и Новочеркасским. Отец Георгий долго отказывался от избрания и согласился занять Донскую кафедру только «после усиленных просьб»16. В принятом по этому поводу Освященным Собором постановлении говорилось: «Освященный Собор, во Св. Дусе собравшийся в царствующем граде Москве, в храме Рожества Христова, 25-го августа 1909 г., выслушав письменные и личные чрез уполномоченных прошения и приговоры от приходов и общин Донской вдовствующей епархии о возведении во епископа на Донскую епархию указанного Собором кандидата благоговейного священноиерея Георгия Ивановича Лакомкина, принял меры к убеждению его послужить св. Церкви в сане епископа Донского, чего, с Божиею помощью, при участии донских уполномоченных и достиг. Молим Всемогущего Бога, да поспешит нам привести в исполнение это святое дело на общую пользу приходов Донской области и всего христианства»17. В журнале «Церковь» отмечалось, что о. Георгий замечателен «своей высокой подвижнической жизнью и духовными дарованиями. О. Георгий горячий сторонник широкого образования в старообрядчестве, конечно, на религиозно-нравственных началах»18.
После Собора о. Георгий ещё больше года прожил в Большом Золотилове. Задержка с его хиротонией произошла «вследствие некоторых чисто семейных обстоятельств»19. Какие именно обстоятельства имеются в виду, нам неизвестно, но, видимо, избранному епископу Донскому надо было как-то решить вопрос со своими детьми. К тому же 4 ноября 1909 г. в Стрельникове от воспаления легких умер его 15-летний сын Александр (об этом чуть ниже).
Феодоровско-Сергиевское братство откликнулось на то, что один из старообрядческих священников Костромской губернии избран епископом. В отчёте братства за 1909 г. о нём говорилось: «австрийского лжесвященства <…> лжепоп “благочинный” и 25 августа избранный в “архиереи” Егорий Иванович Лакомкин»20.
Своеобразным подарком избранному епископом стало то, что его в очередной (в 18-й? в 19-й?) раз привлекли к судебной ответственности «за совершение таинства брака над лицами, присоединенными им к старообрядческой Церкви из господствующего исповедания»*. Дело слушалось 27 ноября 1909 г. в Костромском окружном суде, уже незадолго до архиерейской хиротонии о. Георгия. «Старообрядческий священник из крестьян Егор Иванович Лакомкин» обвинялся в том, что 23 апреля 1906 г., 21 января и 4 июля 1907 г. он в своей церкви «повенчал по обрядам старообрядчества» четырёх «заведомо православных» местных крестьян. Однако в ходе судебного процесса выяснилось, что все эти четыре человека «недели за две до брака добровольно перешли из православия в старообрядчество». Вследствие чего 27 ноября 1909 г. окружной суд постановил: «Старообрядческого священника из крестьян с-ца Большое Золотилово, Золотиловской волости, Нерехтского уезда, Егора Ивановича Лакомкина, 41 года, признав невиновным <…> считать по суду оправданным»21.
За годы священства величественное здание Окружного суда на Сусанинской площади Костромы, вероятно, уже стало для о. Георгия как родной дом, а сам он, пройдя через множество судебных процессов, приобрёл столько навыков и знаний, что, наверное, мог бы работать адвокатом или прокурором.
* Вряд ли мы ошибёмся, если предположим, что дело против о. Георгия было возбуждено «по сигналу» епархиального миссионера Евфимия Зубарева или кого-то из его команды.

   В конце августа 1910 г. о. Георгий покинул Большое Золотилово. 2 сентября 1910 г. епископ Иннокентий в Нижнем Новгороде постриг о. Георгия в монашество с именем Геннадий (по латыни – благородный)22. К сожалению, неизвестно, в честь какого именно святого ему было дано имя Геннадий. Предположительно, это – или святитель Геннадий, патриарх Константинопольский (день памяти – 31 августа), или преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский (день памяти – 23 января).
8 сентября 1910 г. – в праздник Рождества Пресвятой Богородицы – в Покровском кафедральном соборе Рогожского кладбища состоялась хиротония священноинока Геннадия в епископа Донского. Хиротонию совершили четыре архиерея: архиепископ Московский и всея Руси Иоанн (Картушин), епископ Смоленский и Калужский Иона (Александров), епископ Нижегородский и Костромской Иннокентий (Усов) и епископ Рязанский и Егорьевский Александр (Богатенков)23. Из Москвы владыка Геннадий отправился к месту своей новой службы – в столицу Войска Донского г. Новочеркасск. По дороге на Тихий Дон он посетил Кострому и Большое Золотилово.
В воскресенье 19 сентября в Костроме в храме в честь Феодоровской иконы Божией Матери состоялись проводы епископа Геннадия, в которых участвовало всё духовенство 5-го округа, в том числе о. Григорий Лакомкин24. 26 сентября епископ Геннадий простился со своей паствой там, где он прослужил 19 лет, – в Большом Золотилове25. 30 сентября 1910 г. владыка Геннадий прибыл в г. Новочеркасск26. Его служение в столице Области Войска Донского началось.
Донская епархия, которой стал управлять епископ Геннадий, включала в свой состав Область Войска Донского, которая занимала территории современной Ростовской области, частей Краснодарского края, Волгоградской области, Донецкой и Луганской областей Донбасса. Область включала в себя города Новочеркасск, Ростов-на-Дону, Таганрог. По воспоминаниям епископа Геронтия, в Донской епархии насчитывалось «более 90 приходов»27.
Кто исполнял обязанности настоятеля храма в Большом Золотилове в течение года, когда здесь не было своего священника, неизвестно. Логично предположить, что в это время богослужения в храме совершал о. Григорий, периодически приезжавший сюда из Стрельникова. В 1911 г. новым священником в Большом Золотилове стал о. Евфимий Кабанин. Евфимий Иванович Кабанин – сын старообрядческого священника из Очерского завода Оханского уезда Пермской губернии. Служил народным учителем в д. Пурга Пермской губернии, в 1910 г. в д. Елесино Семёновского уезда Нижегородской губернии был рукоположен в сан диакона. В 1911 г. рукоположен во священника в Большое Золотилово28. Причём рукоположение о. Евфимия совершил его предшественник на Золотиловском приходе – епископ Донской Геннадий29. Евфимий Кабанин служил в Большом Золотилове до 1920 г. О его дальнейшей судьбе будет сказано ниже.

© Nikolay Zontikov