Глава 12.
Во главе 5-го благочиннического округа: 1910 – 1912 гг.

   После архиерейской хиротонии о. Георгия и отъезда его на Дон кто-то из священников 5-го округа должен был сменить его на посту благочинного. По-видимому, вопрос о том, кто должен стать новым благочинным, перед епископом Иннокентием не стоял: естественным преемником о. Георгия являлся его младший брат о. Григорий. Указа о назначении стрельниковского священника на этот пост нам найти не удалось, но сомнений в том, что о. Григорий Лакомкин стал благочинным 5-го округа, у нас нет: в ряде документов 1910 – 1911 гг. именно он упоминается в качестве благочинного.
Напомним, что каждая епархия состоит из благочиний – церковно-административных округов, объединяющих группу приходских церквей. Во главе благочиннического округа стоит назначаемый правящим архиереем благочинный – настоятель одной из входящих в данный округ церквей. В начале XX в. благочиннический округ в официальной Церкви обычно состоял из 10 – 15 приходских храмов, находящихся поблизости друг от друга в границах одного уезда. Например, в Костромском уезде в начале XX в. было 10 благочиннических округов (два из них охватывали г. Кострому), а в Нерехтском уезде – 11 округов (один из них включал в себя г. Нерехту)1. Старообрядческий благочиннический округ в период после 1905 г. включал в себя около десяти храмов, разбросанных на территории двух-трёх уездов.
В 5-й благочиннический округ Нижегородско-Костромской епархии входили храмы Костромского, Нерехтского и Буйского уездов (это территория современных Костромского, Красносельского, Нерехтского и Буйского районов Костромской области, Вичугского и Приволжского районов Ивановской области). Ко времени назначения о. Григория благочинным в 5-м округе было десять храмов: в Костроме – Феодоровский; в Костромском уезде – Покровский в д. Стрельниково, Никольский в с. Куниково, Никольский в сельце Чернопенье, Смоленский в д. Каримово, Казанский в д. Пустынь; в Нерехтском уезде – Казанский в д. Большое Золотилово; в Буйском уезде – Трёхсвятительский в д. Рогозки. Имелись ещё моленные в д. Дворищи и в д. Дурасово Костромского уезда.
Большинство священников округа были рукоположены в священный сан епископом Иннокентием и почти ко всем из них применимо то место из отчета Феодоровско-Сергиевского братства за 1915 г., где говорилось: «Неутомимо разъезжающий по Нижегородско-Костромской епархии раскольнический “епископ” Иннокентий (Усов) подбирает себе в более важные пункты энергичных сотрудников и соработников»2. В округе в это время служили священники: о. Наум Бурлачков (Кострома), о. Козьма Москвин (с. Куниково), о. Михаил Умнягин (д. Дворищи), о. Александр Тележкин (д. Каримово), о. Алексей Сергеев (д. Дурасово), о. Евфимий Кабанин (д. Большое Золотилово), о. Корнилий Изотов (д. Рогозки Буйского уезда).
На первые дни благочиннического служения о. Григория выпало важное событие в жизни Нижегородско-Костромской епархии – освящение старообрядческого храма в г. Костроме.
Старообрядцы в Костроме появились во времена раскола в XVII в. Со второй половины XIX в. число старообрядцев в городе стало расти за счёт крестьян, в первую очередь, из Костромского уезда, которые работали на местных фабриках. Часть из них оседала в городе, часть жила в Костроме сезонно. В 1905 г. С. Н. Романовский определял количество старообрядцев, постоянно проживающих в Костроме, в 150 человек, а временно проживающих «до 200 душ обоего пола»3. Примерно половина из них относилась к Белокриницкому согласию.
В последней четверти XIX в. ведущее положение в старообрядческой общине города занял купец-лесоторговец Яков Иванович Каменцев, официально числившийся крестьянином4 (следовательно, он переселился в Кострому откуда-то из сельской местности). В 80-е гг. XIX в. Яков Иванович устроил в своём каменном двухэтажном доме на Павловской улице (совр. проспект Мира)* моленную, ставшую главным храмом для старообрядцев губернского города. В отчёте Феодоровско-Сергиевского братства за 1902 г. отмечалось, что в моленной в доме Я. И. Каменцева «под крышей здания, над алтарем, сделан пятиглавый с крестами балдахин наподобие церковного купола»5.
* По воспоминаниям старожилов, дом Я. И. Каменцева находился во втором квартале Павловской улицы.

   Старообрядческая община в Костроме была зарегистрирована 11 января 1907 г.6.
В 1909 – 1910 гг. моленная в доме купчихи Каменцевой (вдовы Я. И. Каменцева) была перестроена в храм. 5 сентября 1910 г. епископ Иннокентий освятил его в честь Феодоровской иконы Божией Матери – главной святыни Костромского края. Ему сослужили четыре священника, в том числе и о. Григорий Лакомкин. «Молящихся было такое множество, – отмечалось в корреспонденции в журнале «Церковь», – что все не могли вместиться в церкви». В репортаже в газете «Поволжский вестник» говорилось: «Кроме старообрядцев на торжестве освящения присутствовало много православных, убедившихся, что в старообрядческих обрядах нет ничего противного христианским догматам, как это силятся доказать враги старообрядчества. Небольшой, но хорошо подобранный хор мальчиков и взрослых исполнял некоторые песнопения древне-христианского стиля довольно выразительно, что молящиеся невольно переносились в те старые времена, когда не чувствовалось никакой розни между одинако верующими единокровно русскими братьями. Торжественная обстановка богослужения на старообрядцев стариков произвела такое впечатление, что многие из них плакали»7. Настоятелем храма с 1906 г. служил о. Наум Бурлачков.
Священник Наум Иванович Бурлачков (1871 – 1937 гг.) происходил из крестьян д. Малое Зиновьево Семёновского уезда Нижегородской губернии. 17 сентября 1904 г. епископ Иннокентий рукоположил его на приход Ильинского храма с. Ковернино Макарьевского уезда Костромской губернии. В 1906 г. о. Наум был переведён в Кострому, где прослужил шесть лет*.
* В 1912 г. о. Наума Бурлачкова перевели в храм в д. Якимихе Семёновского уезда Нижегородской губернии, где он прослужил четверть века. Священник Наум Бурлачков был арестован в Якимихе 1 октября 1937 г., 19 ноября 1937 г. Тройка УНКВД по Горьковской области приговорила его к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 26 ноября 1937 г.8.

   Каменный Никольский храм в с. Куникове Мисковской волости, как писалось выше, был освящён в 1908 г. Его настоятелем служил о. Козьма Москвин. Священник Козьма Платонович Москвин (1880 – 1921 гг.) был одним из наиболее уважаемых иереев благочиния. В 1912 г. в Москве вышла его небольшая книга «Опровержение миссионерской клеветы на св. мощи персидских мучеников», изданная старообрядческим братством Честного Креста. В отзыве на её выход, помещённом в журнале «Церковь», о. Козьма характеризовался как «богато начитанный в житийной и исторической литературе»9. В том же 1912 г. после отъезда о. Григория Лакомкина в Петербург о. Козьма сменит его на посту благочинного 5-го округа. В начале 1921 г. он станет епископом Самарско-Симбирским и Уфимским Климентом, но уже 26 июня того же года умрёт от холеры10.
Смоленский деревянный храм в д. Каримово Каримовской волости был освящён в 1908 г. Его настоятелем служил о. Александр Кузьмич Тележкин (1861 – после 1917 гг.), происходивший из крестьян д. Каримово11.
Храм в Дворищах Апраксинской волости в это время представлял собой моленную. Настоятелем его с 1911 г. состоял о. Михаил Умнягин. Священник Михаил Ильич Умнягин (1873 – после 1930 гг.) происходил из крестьян с. Большое Маресьево Больше-Маресьевской волости Лукояновского уезда Нижегородской губернии. Он был рукоположен в священный сан епископом Иннокентием 4 февраля 1911 г.12*.
* Священник Михаил Умнягин прослужил в Дворищенском храме 18 лет. 26 октября 1929 г. по обвинению в контрреволюционной пропаганде среди верующих он был арестован. 3 января 1930 г. его приговорили к трём годам ссылки в Северный край13.

   Никольский храм в сельце Чернопенье Ильинской волости был устроен, по-видимому, в 1906-м или 1907 г. и представлял собой молитвенный дом. Его настоятелем с 1910 г. стал о. Иаков Чижов. Священник Иаков Матвеевич Чижов (1873 – после 1915 гг.) происходил из крестьян с. Танайково Княгининского уезда Нижегородской губернии. 11 февраля 1910 г. он был рукоположен в священный сан епископом Иннокентием14.
Казанский деревянный храм в д. Пустынь Мисковской волости был освящён в 1908 г. Пустынь находилась на севере Мисковской волости, на берегу р. Андобы (Андомы), вблизи от впадения её в р. Кострому. В старину на месте деревни существовал небольшой монастырь в честь Успения Богородицы, прекративший своё существование, по-видимому, во второй половине XVI в. В начале XVII в. здесь находился церковный погост («что был монастырек Успенской на речке Андоме»). В 1629 – 1630 гг. погост был «пуст», в нём значилось «место церковное Успения Пречистой Богородицы»15. Позднее на месте монастыря возникла деревня, в названии сохранилась память о бывшей здесь обители («пустынь» – это небольшой, стоящий уединенно монастырь). В XVIII –XIX вв. на месте монастырского храма стояла деревянная часовня*. В начале XX в. после легализации старообрядчества часовню перестроили в старообрядческую церковь, освящённую в 1908 г. в честь Казанской иконы Божией Матери17. Нам не удалось найти имени настоятеля Пустынской церкви на 1910 – 1912 гг. Вероятно, его обязанности исполнял настоятель ближайшего старообрядческого храма в Дворищах. Примечательно, что в целях противостояния старообрядчеству Феодоровско-Сергиевское братство построило в Пустыни деревянную единоверческую церковь во имя преподобного Сергия Радонежского, освящение которой состоялось в 1911 г.18. Таким образом, в начале XX в. в Пустыни появилось две церкви – старообрядческая Казанская и единоверческая Сергиевская.
* В 1882 г. настоятель Успенского единоверческого храма в Жарках о. Иаков Нифонтов писал: «В Пустыни хранится предание, что здесь был Успенский монастырь, на месте которого находится теперь часовня; от времени монастыря уцелело несколько икон и кадило. <…>Есть также предание, что Успенскую церковь разорили недобрые люди <…>»16.

   Трёхсвятительский храм в д. Рогозки Домнинской волости был освящён в 1906 г. Его настоятелем служил старейший священноиерей благочиния – о. Корнилий Изотов. Священник Корнилий Евтихиевич Изотов (1849 – 1916 гг.), уроженец д. Рогозки, был рукоположен в священный сан 14 апреля 1880 г. епископом Нижегородским и Костромским Кириллом. В 1906 г. о. Корнилий перестроил старую моленную в Рогозках в храм во имя Трёх святителей. Отец Корнилий скончался 14 ноября 1916 г.19.
В конце первого года благочиннического служения о. Григория в его благочинии стало на один храм больше. 5 декабря 1910 г. епископ Иннокентий освятил деревянный храм Рождества Пресвятой Богородицы в д. Дурасово Красносельской волости Костромского уезда20 (до этого старообрядцы в Дурасове молились в моленной, находившейся в частном доме). Разумеется, в качестве благочинного о. Григорий Лакомкин участвовал в освящении храма.
Первым настоятелем храма в Дурасове стал о. Алексей Сергеев. Священник Алексей Иванович Сергеев (1879 – 1970 гг.) происходил из крестьян д. Гридино Шунгенской волости Костромского уезда. Он был прихожанином Покровской церкви в Стрельникове, и о. Григорий Лакомкин его хорошо знал. Скорее всего, именно он рекомендовал Алексея Сергеева как кандидата в священники. 20 мая 1910 г. Алексей Сергеев был рукоположен епископом Иннокентием во священника церкви Рождества Богородицы в д. Дурасово21. В 1921 г., после того как благочинный 5-го округа о. Козьма Москвин стал епископом, о. Алексей занял пост благочинного и сохранял его вплоть до 1962 г.
В мае 1911 г. о. Григорий участвовал в закладке каменного Никольского храма в сельце Чернопенье Ильинской волости Костромского уезда. Особенностью Чернопенья являлось то, что подавляющее большинство его мужчин трудились на Волге матросами, лоцманами и капитанами. Большинство их них были старообрядцами, и даже во главе старообрядческой общины в Чернопенье обычно стоял кто-то из уважаемых капитанов.
Примечательно, что писалось о Чернопенье в путеводителе, вышедшем в 1925 г.: «<…> Чернопенье – родина ряда поколений волжских работников транспорта – лоцманов и капитанов. Отсюда из раскольничьей сектантской среды выходили прекрасно знающие Волгу, зоркие и умные, большебородые лоцмана, умелою рукой проводившие пароходы по мелким местам и перекатам в сухое время летом и темными ночами или туманными утрами осенью»22.
Закладка храма, которую совершил епископ Иннокентий, состоялась 19 мая 1911 г. – в праздник Вознесения Господня. После Божественной литургии, совершённой «в старом деревянном храме», многолюдный крестный ход отправился к месту закладки каменной церкви. «Молящихся было великое множество не только из местных, но и из окрестностей, приехали из Костромы, из с. Стрельникова, Дурасова и проч. В торжестве участвовало шесть священников, один диакон и несколько свещеносцев. <…> Тихая и ясная погода способствовала торжеству священнодействия закладки церкви, которая строится на прекрасном месте на возвышенному берегу Волги. По окончании священнодействия преосвященный сказал соответствующую торжеству речь о значении храма Божия и об усердии к нему, после чего крестный ход отправился обратно в старую церковь»23.
По моде начала XX в. храм возводился из красного кирпича с белокаменными вставками без последующего оштукатуривания стен. Пятиглавый бесстолпный одноабсидный храм с невысокой колокольней был окончен в конце 1916 г. Его освящение, которое совершил епископ Иннокентий, состоялось в воскресенье 11 декабря 1916 г.24.
Освящение ещё двух новых храмов – в д. Дворищах (Костромской уезд) и в с. Молвитино (Буйский уезд) – произошло тоже после отъезда о. Григория в 1912 г. в Петербург.
Про освящение храма в Дворищах будет сказано ниже, а деревянный храм в честь Рождества Христова в с. Молвитино (совр. п. Сусанино, центр Сусанинского района) епископ Иннокентий освятил 10 февраля 1913 г.25.

     В сентябре 1910 г. о. Григорий впервые участвовал в епархиальном съезде в качестве благочинного. Обычно съезды проходили в самом Нижнем Новгороде. 21 – 22 сентября 1910 г. епархиальный съезд прошёл в Спасо-Преображенском старообрядческом мужском монастыре в Балахнинском уезде. В 1906 – 1907 гг. здесь была построена деревянная Спасо-Преображенская церковь, деревянные кельи для братии, состоялась закладка большого каменного храма. Намечалось, что в монастыре будут готовиться для епархии кадры священников, начётчиков и учителей.
Впервые в этом монастыре о. Григорий, вероятнее всего, побывал 5 и 6 августа 1908 г., когда вместе с большой группой участников Девятого Всероссийского съезда старообрядцев прибыл сюда на престольный праздник Преображения Господня. В работе епархиального съезда участвовало 22 священника, 4 диакона и 13 мирян. В частности, для участия в Освященном Соборе 1911 г. на съезде были выбраны два представителя от епархии, и оба от Стрельниковской общины: от духовенства – о. Григорий Лакомкин, от мирян – М. И. Морозов26. Правда, в работе данного Собора о. Григорию пришлось участвовать вовсе не в качестве представителя епархии, но об этом чуть ниже.
Через два года 5 августа 1912 г. в то время, когда о. Григорий уже стал епископом Геронтием и возглавлял Петроградско-Тверскую епархию, в этом монастыре произошло историческое событие – епископ Иннокентий освятил в каменном Спасо-Преображенском храме придел во имя священномучеников и исповедников – протопопа Аввакума, священника Лазаря, диакона Феодора и преподобномученика инока Епифания, сожжённых в Пустозерске. «Таким образом, – писал журнал “Церковь”, – эти святые старообрядческой Церкви официально причислены к лику святых, хотя и местночтимые пока, на что епархиальный епископ имеет право»27. Когда в сентябре 1910 г. о. Григорий покидал этот монастырь, то не мог знать, что в 1919 – 1925 гг., когда на него будет возложено управление Нижегородско-Костромской епархией, он будет часто бывать в этой обители.
Отец Григорий Лакомкин пробыл благочинным своего округа относительно недолго – около полутора лет. Но, конечно, опыт, приобретённый им в это время, пригодился ему в скором времени на посту епископа Петроградского и Тверского.

© Nikolay Zontikov