Города и крепости XII-XVII вв.

Возникновение городов на Костромской земле было вызвано рядом факторов, которые начали отчетливо проявляться с XII в. В это время шла активная древнерусская колонизация края [Рябинин Е.А., 1986. С. 97-99]. Приобретает растущее значение костромской участок торгового пути по Волге [Дубов ИВ., 1985. С. 62]. Тогда же начинает действовать торговый путь через верховья р. Костромы на р. Сухону, связывавший Волжский бассейн с бассейнами Сухоны и Вычегды. [Рябинин Е.А., 1986. С. 106-107]. Земли костромского течения Волги и Заволжья принадлежали Владимирскому княжеству. Первые города здесь возникают в XII в. на месте первоначальных поселков первопоселенцев или как крепости в пограничье с Волжской Болгарией. Позднее Костромская земля привлекала внимание московских великих князей и московских царей.

Понятие “Костромская земля” в историческом понимание довольно условно. До XV в. этими рамками были охвачены территории Костромского и Галичского княжеств, а затем уездов, в определенной степени совпадающие с территорией современной области. Лишь с проведением в XVIII в. административно-территориальных преобразований (образование Костромской и Галичской провинции в 1719 г., Костромского наместничества в 1778 г. и Костромской губернии в 1797 г.) к известным историческим городам Костромской области в рамках новых территориальных единиц присоединились Плес, Кинешма, Юрьевец, Лyx, Ветлуга, Варнавин, ныне отошедшие к соседним областям, история которых здесь не рассматривается. В данном разделе рассмотрена территория в пределах современных административных границ Костромской области, что для анализа археологии костромских городов исторически обосновано.

Исторические города Костромской области
Рис. 44. Исторические города Костромской области. Условные обозначения: а — города, исследованные археологически большими площадями; б — города, исследованные археологически незначительно; в — города, археологически неисследованные.

Костромская область насчитывает 12 исторических городов (рис.44). По времени возникновения их можно отнести к нескольким периодам:

1. Города, возникшие в XII-XIII вв. (Кострома, Галич, Унжа, Нерехта);

2. Города, появившиеся в XIV-XV вв. (Солигалич, Чухлома);

3. Малые города и крепости, построенные в XVI в. Исторические и суммарные археологические данные о них приведены в таблице.

ТАБЛИЦА. Города Костромской земли XII-ХVII вв.
Города Первое упоминание в письменных источниках Культурные отложения (по имеющимся данным)
Вт. пол. XII в. Пер. пол. ХШ в. Вт пол. ХШ-XIV вв. XV в. XVI в. XVII в.
Кострома 1213 + + + + + +
Галич Мерский 1238 + + + + + +
Нерехта 1213 - + + + + +
Унжа 1219 ? + + + + +
Солигалич 1332 ? ? ? ? ? ?
Чухлома 1381 ? ? ? ? ? ?
Судиславль (1360?) 1572 г. - - - - + +
Кологрив 1521 г. (1778) ? ? ? ? ? ?
Парфеньев 1522 г. ? ? ? ? ? ?
Буй 1536 г. - - - - + +
Кадый 1546 г. ? ? ? ? ? ?
Судай сер. XVI в. ? ? ? ? ? ?

В таблицу не включен Макарьев, история которого имеет ряд особенностей. В 1439 г. возник Макарьево-Унжинский монастырь. Позднее под его стенами раскидывается Подмонастырс-кая слобода. Формирование территории будущего города шло за счет слияния последней с близлежащими деревнями — Макарово, Коврово, Волково. Современный город Макарьев получает городской статус в 1778 г. с образованием Костромского наместничества, и становится центром уезда. Он не имел крепостных укреплений и, строго говоря, как город, в интересующий нас период, не сложился.

Структура средневекового города включала укрепленный детинец, ремесленно-торговый посад, прилегающие слободы, составлявшие ближайшую округу города. Не все элементы планировки прослеживаются при исследовании малых городов, что можно объяснить как слабой их изученностью, так и объективными условиями становления жизни городов, определявшими их облик. Костромские города либо на всей своей средневековой истории, либо на ее отдельных этапах, могли иметь развитую городскую структуру, либо один из этих элементов мог отсутствовать. Это во многом определяло их социально-исторический тип как города, торгово-ремесленного или промыслового поселения (зачастую именующегося в письменных источниках как посад, подчиненный более крупному городу). Существовали и поселения-крепости без развитого ремесленно-торгового посада. Поселения с неразвитой городской структурой с современной точки зрения могут называться городами довольно условно. Но в средневековье существовали иные понятия.

Большинство городов археологически не исследованы или изучены очень слабо. Исключение составляет Кострома, где археологические раскопки в последние годы велись большими площадями.

КОСТРОМА. Свое имя город получил по названию реки. Такой вариант возникновения ойконима с переносом в название населенного пункта уже существовавшего гидронима характерен для первых поселений в той или иной местности. Существуют и другие версии происхождения названия города, уводящие к русскому мифологическому образу Костромы-весны, или некоторым диалектизмам [Нерознак В.П., 1983. С. 96-97].

Кострома впервые упоминается на страницах древнерусских летописей под 1213 г. в связи с междоусобной борьбой сыновей Всеволода Большое Гнездо князей Константина Ростовского, Владимира Юрьевского, с одной стороны, и великого князя Владимирского Юрия и Ярослава Переяславского, с другой [ПСРЛ, 1949. Т. 25. С. 110]. Свидетельство летописи указывает на то обстоятельство, что город существовал уже в начале XIII столетия. О времени его основания, появления первых жителей известий не сохранилось.

В.Н.Татищевым была заложена традиция считать годом основания Костромы, наряду с такими городами как Переяславль, Юрьев, 1152 г., что связывалось с градостроительной деятельностью Юрия Владимировича Долгорукого [Татищев В.Н. 1995. С. 44]. Скорее всего, В.Н.Татищев не располагал оригинальными письменными источниками, в которых говорилось бы о существовании Костромы в середине XII столетия. Обращает на себя внимание, что Кострома в “Истории Российской” упомянута в списке городов под 1152 г. после авторской правки первоначального текста рукописи. На то, что Татищев Кострому под этим годом “упомянул гадательно”, указывал еще первый историк Костромы Иван Васьков в своем “Собрании исторических известий, относящихся до Костромы”, изданном в 1792 г. [Васьков И. 1792 г. С. ...]. Тем не менее, предположение Татищева разделяли многие краеведы и историки, а в 1977 г. на том же основании был даже отмечен 825-летний юбилей города.

Значительно удревнял историю города известный костромской краевед И.В.Миловидов, который убеждал, что Кострома возникла в виде городка со смешанным славяно-мерянским населением на правом берегу р. Волги на месте села Городище в начале второй половины IX в., а Юрий Долгорукий лишь укрепил, но не основал город. Позже Кострома подверглась двум бедствиям в 1213 г., когда была сожжена русскими князьями, и в 1237 г. — монголо-татарами. После этого город был перенесен Ярославом Всеволодовичем на левый берег р. Волги в место впадения в нее р. Костромы.

Что касается городка на правом берегу р. Волги, то, по мнению И.В.Миловидова, жизнь на нем не пришла в полное запустение, он существовал и в начале XIV в. [Миловидов И.В., 1905]. Эту концепцию поддержали Н.М.Бекаревич [1905], И.Я.Сырцов [1905], И.В.Баженов [7905]. Л. Скворцов, соглашаясь с мнением Миловидова о Городище как первоначальном месте Костромы, время ее переноса на левый берег р. Волги связывал с деятельностью Юрия Долгорукого. Здесь Кострома, по его мнению, занимала пространство между р. Костромой и р. Сулой [Скворцов Л., 1913]. Внимание краеведов к древнему городищу, существование которого объясняет название села, оправданно. Хронология и культурная принадлежность этого археологического памятника в то время оставались неясными и казалось заманчивым связать его с древнейшим периодом истории города. Сейчас известно, что городище относится к эпохе раннего железного века и никакой исторической связи с древнерусским городом не имеет.

В современных работах по исторической географии Северо-Восточной Руси было высказано сомнение о возможности существования города в устье р. Костромы в середине XII в. Оно основывается на анализе хронологии походов волжских булгар на города Верхнего Поволжья, в том числе Ярославль. На костромском участке Волжского пути вплоть до Ярославля булгары городов не знали. А.Н.Насонов считал, что Кострома возникает в последней четверти XII столетия [Насонов А.Н., 1951. С. 194]. В.А. Кучкин, уточняя, полагает, что это произошло в правление Всеволода Большое Гнездо между 1176-1212 гг., в период возросшего значения костромского течения р. Волги и активного наступления на волжских булгар [Кучкин В.А., 1984. С. 93-94].

При отсутствии иных видов источников, ясность в освещение ранней истории Костромы могут внести только археологические исследования.

Первые наблюдения за археологическим культурным слоем города были сделаны в конце XIX в. — на берегу р. Супы были обнаружены фрагменты стеклянных браслетов, стеклянные и глиняные бусы, железные ножи и кольца, костяные гребни, керамика [Фехнер М.В., 1952. С. 101, 102]. В 1920 гг. сотрудником Костромского краеведческого музея В.И.Смирновым были зафиксированы отдельные местонахождения на территории города. Тогда же были сделаны сборы у Ипатьевского монастыря Д.Н.Сизовым [Алексеев С.И., 1994. С. 72]. В 1951 г. к исследованию городских слоев приступила М.В.Фехнер, которая заложила в центральной части города 6 небольших раскопов и 2 рекогносцировочных шурфа, в результате чего обнаружила слои, отнесенные ею к XII-XIII вв. [Фехнер М.В., 1952. С. 101-108 ]. На основании материалов раскопок исследователь пришла к выводу о существовании Костромы в середине XII в.

В 1966 г. на ул. Спасокукоцкого (бывшей Больничной) сотрудники КИАМЗ А.Н.Яблокова и Т.Н.Липсон собрали вещи из разрушенного при производстве земляных работ могильника, по их мнению, смешанного мерянско-славянского облика. В 1967 г. в этом месте провела раскопки М.В.Фехнер, вскрыв 2 погребения, отнесенные ею к XI в. В конце 1960-х начале 1970-х гг. отдельные наблюдения за культурным слоем города проводила научный сотрудник КИАМЗ М.Ю.Кузнецова.

Систематическое изучение археологического культурного слоя Костромы началось с 1989 г. в связи с охранными работами на новостройках, проводимыми сначала Средневековой археологической экспедицией Марийского госуниверситета по договору с научно-производственным центром по охране и использованию памятников истории и культуры Костромской области, а с 1993 г. — самим НПЦ. Археологические исследования позволили решить многие проблемы развития средневековой Костромы, в частности, обратиться к вопросу о возникновении города.

Ряд единичных археологических находок позволяет говорить о существовании в середине XII в. в устье р. Костромы ремесленноторгового поселения. К ним относятся золотостеклянная цилиндрическая бусина в комплексе, исследованном М.В.Фехнер в 1951 г. [Фехнер М.В., 1952. С. 105], железное калачевидное кресало с язычком, бытование которых по новгородской хронологии завершается к концу XII в. [Колчин Б.А., 1982. С. 163], конусовидная подвеска (рис.53, 5) и бубенчик с крестовидной прорезью, которые могут быть датированы даже ранее XII в. В конце XII в. выходят из употребления глиняные расписные яйца-писанки [Колчин Б.А., 1982. С. 168]. В ранних слоях попадаются и первые стеклянные браслеты, шиферные пряслица, ремесленный инструментарий кузнецов и ювелиров, а также сами изделия ремесленников (рис.45, В).

Наиболее древние слои прослеживаются на левом берегу р. Волги, в том месте, где в нее впадают р. Кострома и р. Сула. (рис.45, А). Здесь в ранних горизонтах были обнаружены остатки построек с усадебной планировкой, т. е. дворы, ограниченные частоколами. Данные археологических раскопок показывают, что Кострома в течение короткого промежутка времени (сер. XII - нач. XIII вв.) приобретает городские черты, становясь центром ремесла и торговли и имея характерную для древнерусских городов усадебную планировку. О существовании каких-либо укреплений в этот период судить сложно, археологически они не прослежены.

Формирование территории Костромы
Рис. 45. Формирование территории Костромы, -место
Формирование территории Костромы

1- могильник на ул.Спасокукоцкого-, церкви: 2-Федора Стратилата, З-Успенская; монастыри: 4-Спаса на Запрудне, 5-Ипатъевский, 6-Анастасьинский,7-Спасский в Подвязье, 8-Воз н есен с кий, 9-Богоявленский, 10-Крестовоздвиженский; 11-Старый город, 12-Новый город; слободы: 13-Ямская, 14-Кузнецкая,15-Полянская,16-Пищальная, 17-Андреевская, 1 S-Богословская, 19-Кирпичная, 20-Рыбная, 21-Никольская, 22-Спасская

Формирование территории Костромы
Рис. 46. Кострома. Вещи из погребений некрополя на ул. Спасокукоцкого. 1,2 — височные кольца; 3, 4 — шумящие подвески (все — бронза).

Существенным топографическим объектом Костромы этого периода может считаться некрополь на ул. Спасокукоцкого. Это были курганы, насыпи которых разрушены еще в древности при расширении городской территории. Два погребения были случайно обнаружены при производстве земляных работ в 1966 г., два других (мужское и женское) раскопаны М.В.Фехнер годом позже. Захоронения были произведены на материке, то есть на поверхности земли под курганной насыпью. Этот признак дает косвенное основание определить время совершения захоронений не позднее начала XII в. Погребенные были сориентированы головой на запад. В женском погребении встречено 5 браслетообразных круглопроволочных височных колец с заходящими концами (рис.46, 2) и 4 с концом, свернутым в трубочку (рис.46, 1). Из разрушенного погребения происходят еще 4 аналогичных височных кольца, одно из которых с завернутым концом. Такие украшения известны по находкам в костромских курганах в XII-XIII вв. По мнению Е.А.Рябинина, круглопроволочные браслетообразные височные кольца с завернутым в трубочку одним концом, характерны лишь для костромской земли [Рябинин Е.А., 1986. С. 54]. Безусловно, исследованные М.В.Фехнер погребения некрополя синхронны древнейшему периоду истории Костромы (XII - начало XIII вв.) и содержат захоронения ее первых жителей.

Как уже отмечено в предыдущей главе, жители Костромского Поволжья были выходцами из разных древнерусских областей. Из костромских находок с верхневолжскими переселенцами можно связывать упомянутые выше височные кольца с заходящими концами. Другим компонентом древнейшего населения Костромы могли быть выходцы из Ростово-Суздальской земли [Рябинин Е.А., 1986. С 103-108]. Некоторые предметы имеют финский облик. К ним относятся 2 шумящие подвески из разрушенного погребения на ул. Спасокукоцкого: арочная, с бубенчиками, с прямым и крестовидным вырезом (рис.46, 4) и подтреугольная, сделанная из 2-х спаянных проволок с тремя кольцами для привесок (рис.46, 3), характерные для широкого круга поволжско-финских древностей, а также лапчатая привеска из раннего слоя на костромском посаде (рис.53, 9).

В первой половине XIII в. в Костроме происходят крупные градостроительные преобразования. В устье р. Костромы и Сулы при впадении их в Волгу воздвигаются укрепления первого Костромского кремля, на территории детинца строится соборная церковь Федора Стратилата. Городской посад развивается вдоль р. Волги к юго-востоку от первого кремля, к северо-западу от него вдоль р. Костромы и на север по галичской дороге (рис.45, А). В середине XIII в. в месте впадения р. Запрудни в р. Кострому возводится Спасская церковь. По преданию, в 1330 г. на правом берегу р. Костромы татарским мурзой Четом, принявшим в православии имя Захария, был заложен Троицкий собор с приделом св. Ипатию и Апостолу Филиппу, положив тем самым начало Ипатьевскому монастырю. К началу XV столетия город насчитывал значительное количество церквей. Только в сокрушительном пожаре 1413 г. в Костроме сгорает 30 храмов. Все это указывает на значительные размеры города. Площадь города, на которой обнаруживаются находки XIII - начала XIV вв., охватывает около 100 га [Алексеев С.И:, 1995. С. 240].

Фортификационные сооружения первого Костромского кремля прослеживаются лишь археологически. В настоящее время не представляется возможным детально проследить его конструктивные особенности: участок, где он располагался, подвергся в XVIII-XX вв. значительным преобразованиям. В ходе раскопок удалось проследить ров, являвшийся существенным элементом укреплений. Однако исследования рва, а также анализ топографической ситуации, выявленной в ближайших раскопах, позволяют наметить местоположении и реконструировать некоторые особенности детинца.

Он располагался на коренной террасе левого берега р. Волги, на мысу, образованном впадением в нее рек Костромы и Сулы. Детинец имел естественные рубежи обороны в виде крутых склонов коренного берега. Со стороны Волги на участке более покатого склона был сооружен ров. Последний имел ширину до 18 м и глубину до 4 м, а с внутренней стороны был укреплен линией частокола. Поперечное сечение рва имело форму трапеции. Он располагался перпендикулярно руслу р. Сулы и, видимо, соединялся с ним, получая из нее воду. Северо-восточная граница укреплений скорее всего проходила примерно по линии бывшей Мшанской (ныне Островского) улицы, поскольку многочисленные раскопы и траншеи северо-восточнее ее не зафиксировали остатков укреплений, тогда как на планах XVIII в. здесь отмечаются осыпи оврага, засыпанного позднее. Северо-западная граница кремля не могла располагаться далее бывшей Спасской улицы. Что касается юго-восточной границы, то она, наверняка, тянулась вдоль русла р. Сулы. Площадь первого костромского кремля, таким образом, составляла немногим более 1 га: 80 м с ЮЗ на СВ и 160 м с СЗ на ЮВ [Алексеев С.И., 19956. С. 57-58].

В настоящее время затруднительно говорить точно, кем был сооружен первый Костромской кремль. Остатки укреплений относятся к XIII столетию, скорее всего к его середине. Он мог быть основан либо в годы правления Ярослава Всеволодовича (1238-1246 гг.), либо его сына Василия, которому около 1247 г. Кострома была выделена в удел [Кучкин В.А., 1984. С. 116]. В 1272 г. Василий становится великим князем Владимирским, но не переезжает в столицу, а остается в Костроме [Рябинин Е.А., 1986. С. 127], где, возможно, строит крепость.

Новый этап в развитии города начинается в 1416 г., когда на новом месте к юго-востоку от первого детинца “град Кострома заложен быть” [ПСРЛ. Т. VIII, 1859. С. 88]. Строительство нового кремля определялось не только тем, что детинец XIII в. был уничтожен с большей частью городской застройки в сокрушительном пожаре 1413 г., но и тем, что и своими размерами, и конструктивными особенностями он перестал удовлетворять изменившимся требованиям военно-оборонительного зодчества.

Фортификационные особенности второго костромского кремля прослеживаются по письменным [Соболев В., 1983. С. 50-57] и картографическим [Баженов И.В., 1905. С. 9] источникам. Кремль XV-XVI вв., или Старый город, получивший такое название в XVII в. после пристройки к нему укреплений Нового города, размещался на двух уровнях: на коренной и первой надпойменной террасах р. Волги (рис.47, А). Валы с деревянными укреплениями и рвы окружали его с запада, севера и востока. Две линии валов выходили к Волге. С этой стороны вал отсутствовал — вдоль реки укрепления состояли лишь из деревянных стен и башен, кроме того коренная терраса была эскарпирована: склоны подрезали для придания им большей крутизны. Деревянные укрепления состояли из деревянных стен, 16 башен, 3 из которых были воротными, 2 выводные на валу и 1 отводная. Площадь Старого города составляла около 6 га. Протяженность стен составляла до 240 м с запада на восток и до 400 м с севера на юг.

Реконструкция планов Старого (1416 г.) и Нового (1619 г.) города
Рис. 47. Кострома. Реконструкция планов Старого (1416 г.) и Нового (1619 г.) города (по данным писцовых и дозорных книг Костромы XVII в.).

А — Старый город. Башни: 1 — Спасская воротная; 2 — Средняя «от торгу»; 3 — Воскресенская наугольная; 4 — Ильинская воротная; 5 — Средняя Борисоглебская (Богословская); 6 —Дебринская; 7 — Волжская (Вознесенская) наугольная; 8 — Выводная; 9 — Водяная воротная; 10 —• Отводная; 11 — «От воды» (Средняя на обрубе); 12 — Волжская наугольная «срукавом» (Наугольная на обрубе); 13 — «Срукавом против мыту»; 14 — Тайничная; 15 — Чудовская (Против соборной церкви); 16 — Предтеченская. Б — Новый город. Башни: 17 — Никольская воротная; 18 — Средняя; 19 — Предтеченская; 20 — Никольская глухая (Другая Предтеченская); 21 — Предтеченская воротная; 22 — Настасьинская; 23 — Сульская (Рождественская наугольная); 24 — Васильевская выводная; 25 — Исаковская глухая; 26 —Дмитриевская (Глухая от Мясных рядов); 27 — Благовещенская воротная; 28 — Гостиная; 29 — Воскресенская воротная.

В 1619 г. к северо-западной стене кремля пристраиваются дополнительные укрепления, окружившие торговый центр города и получившие название Нового города. Его укрепления также включали ров, деревянные стены и 13 башен, 4 из которых были воротными и 1 выводная (рис.47, Б). Вал вокруг Нового города отсутствовал. Его площадь составляла около 9 га — до 500 м с северо-запада на юго-восток и до 220 м с юго-запада на северо-восток. Фортификационные сооружения Старого и Нового города разбирались, а рвы засыпались на протяжении XVIII-XIX вв. К настоящему времени сохранились лишь остатки восточной линии вала Старого города и эскарпированные склоны верхней террасы Старого города.

Строительство нового кремля дало импульс развитию города в юго-восточном направлении. Застройка шла по краю коренной и по первой террасе левого берега Волги. Продолжалась застройка и по магистральным улицам на Галич, Кинешму, Ярославль, Москву В XV в. на северной окраине города по Галичской дороге возникает Богоявленский монастырь. Тогда же на левом берегу р. Супы строится Анастасьинский монастырь, а в кремле — Крестовоздвиженский монастырь. Начинается освоение правого берега Волги, где возникают села Городище и Селище. Раскопки вблизи Ильинской церкви на Городище показали, что средневековые слои ранее XV в. на Городище отсутствуют. Наиболее же интенсивно этот участок начинает развиваться с XVII в. В XVI в. на окраинах города появляются слободы — Кирпичная, Полянская, Пищальная, Кузнецкая, Ямская.

Представление о жизни средневекового города дают материалы археологических раскопок: остатки построек, мастерских, разнообразные находки. Наиболее распространенными являются предметы из железа, которое вырабатывалось сыродутным способом. Исследовано 2 сыродутных горна для получения крицы (полуфабриката). Железо делали на посаде, на что указывают не только обилие отходов и полуфабрикатов сыродутного процесса (железистые шлаки и крица), но и остатки самих горнов. Один горн, относящийся к XIII в., находился внутри деревянного сруба. Его остатки представляли собой углубленную яму длинной — 3,6 м, шириной — 4,4 м, глубиной — 0,6 м. В заполнении обнаружено большое количество крицы, шлака, угля, камней и глиняной обмазки.

Изделия из железа представлены инструментами, сельскохозяйственными и промысловыми орудиями, оружием и бытовым инвентарем. Инструменты для обработки черного металла найдены в слоях второй половины XII - XIV вв. Среди них железные пробойники (рис.48, 1) и напильник. Встречены и ювелирные инструменты — три пинцета для удержания металла при обработке (рис.53, 3). Подобные встречаются в древнерусских городах в слоях X-XIV вв. Костромские пинцеты найдены в слоях и комплексах XII-XIII вв. Два ювелирных напильника (рис.48, 7) также обнаружены в слоях этого времени. Среди инструментов по обработке дерева выделяются железные долота, обнаруженные в слоях конца XII - XIV в. — 10 экз. (рис.48, 2-5), тесло и фрагмент резца XIII в. (рис.48, б). В большом количестве представлены железные ножи, кованные гвозди широкого периода бытования. Из универсальных инструментов в комплексе второй половины XII — начала XIII в. найдены шарнирные ножницы. В незначительном количестве имеются иглы (рис.49, 8) и железные проколки (рис.49, 9).

Среди бытовых предметов интерес вызывают находки двухлучинного и трехлучинного железных светцов (рис.49, 7), обнаруженные в комплексах XIII в., а также железные кресала (огнива): 7 овальнозаостренных XII-XIII вв. (рис.49, /), одно из которых с внутренним фигурным вырезом (рис.49, 2), 5 коротких овальных XIII - нач. XV вв. (рис.49, 3). Фрагмент одного калачевидного кресала X - третьей четверти XII вв. имеется в коллекции КИ-АМЗ из дореволюционных сборов. Найдено также несколько дужек и ушек от железных ведер XIII-XV вв. Одним экземпляром представлена железная булавка с петлеобразной головкой от ручной прялки (рис.49, 10).

Важным открытием явилась находка в жилищах рядовых посадских людей XIII в. двух железных писал (рис.49, 4-5). С их помощью писали на бересте и восковых табличках.

Инструменты
Рис. 48. Кострома. Инструменты конца XII-X1V вв. 1 — пробойник; 2-5 — долота; 6 — резец; 7 — напильник; 8 — кочедык (1-8 — железо).
Инструменты
Рис. 49. Кострома. Бытовой инвентарь XII 1-ХV вв. 1-3 — кресала; 4, 5 — писала; 6 — чашка весов; 7 — светец; 8 — игла; 9 — шило; 10 — игла для кудели (1-10 — железо).
Инструменты
Рис. 50. Кострома. Ключи и замки второй половины XI 1-ХIV вв. 1-3 — замки; 4-11 — ключи (1-11 — железо).
Инструменты
Рис. 51. Кострома. Сельскохозяйственные орудия X! 11-XIV вв. 1 — коса-горбуша; 2 — серп; 3 — оковка лопаты; 4 — плужный лемех (1-4 — железо).

Наиболее сложными в изготовлении бытовых изделий являлись навесные замки. Всего было обнаружено 7 цилиндров навесных замков и 6 дужек от них. Большинство из них представлено формами, известными в других русских городах и относятся к следующим общераспространенным типам [Колчин Б.А., 1982. С.162]: Б — 1 экз. (рис.50, 7), В — 2 экз. (рис.50, 2-3), Г — 2 экз., Е — 1 экз. Один замок имеет индивидуальную форму . К этой же серии находок относятся соответствующие замкам ключи: типа Б — 2 экз. (рис.50, 5), В — 3 экз. (рис.50, 6-7), В1 —- 1 экз. (рис.50, 8), Г — 4 экз. (рис.50, 9-10), Д — 2 экз. (рис.50, 11) и ключ от нутряного замка 1-го вида (по Б.А.Колчину) (рис.50, 4), обнаруженный в комплексе второй половине XII - нач. XIII вв. Замки типа Б датируются XII -первой половиной XIV вв., В — серединой XII - началом XV вв., В1 — концом XII - началом XV вв., типа Г, появляясь в середине XIII в., исчезают к середине XV в., Д — XIV - середина XV вв.

Горожане не только изготовляли, но и пользовались сельскохозяйственными орудиями. На это указывают обломки лемеха плуга из слоя XIV в. (рис.51, 4), косы-горбуши XIII в. (рис.51, 1),

С.И. Алексеев, К.И. Комаров, А.Е. Леонтьев, С.В. Ошибкина, Е.А. Рябинин. Археология Костромского края