ЦЕРКОВЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА (ИЛЬИНСКАЯ) НА ГОРОДИЩЕ

Основная цель предполагаемых реставрационных работ – максимально возможно приблизить здание церкви к его первоначальному виду, сохраняя при этом те поздние наслоения (завершение коло кольни), удаление которых нарушило бы цельность силуэта здания или привело бы к потере полезной площади без существенного выигрыша в отношении к его общей композиции (трапезная Ильинского придела).

В основу проекта положен архитектурно-археологический обмер 1969 г., натурные обследования чердака четверика (февраль 1965 г.) и рисунок Г. Г. Чернецова 1838 г. с видом южного фасада церкви. Решающую роль в выборе варианта реконструкции её первоначального вида сыграли данные натурных исследований чердачного пространства (см. фотографии и обмерные чертежи), подтвердившие существование четырёх глухих глав в углах четверика, факт позднейшей закладки пазух между декоративными закомарами над четвериком и, следовательно, иное, чем сейчас, устройство кровли над ним.

Судя по пазам в основании средней главы (скрытом сейчас под поздней кровлей), первоначальное покрытие четверика имело в своей основе систему деревянных стропил, сходившихся к централь ной, световой, главе и опиравшихся внизу на мауэрлат, положенный в уровне основания закомаркокошников.*

Покрытие кокошников, по-видимому, осуществлялось по деревянным стропилам, врезанным в стропила перекрытия четверика. Сведений о материале кровли не сохранилось, но поскольку наиболее типичным кровельным материалом для приходских церквей ХVII в. было дерево, проектом

Пояснительная записка к эскизному проекту реставрации церкви Рождества Христова (Ильинской) на Городище в г. Костроме. Текст датирован 10 апреля 1975 г. // Архив ОАО «Костромареставрация». Публикуется впервые. (Прим. ред.)

* В качестве аналога покрытия над четвериком использованы: церковь села Храпово под Рязанью (1686 г.) и Благовещенская церковь в Рязани (1683 г.). предусмотрена тесовая кровля над четвериком, лемеховое покрытие закомар глав и купола колокольни. Это подтверждается рисунком Г. Г. Чернецова.

Тесовой, скорее всего, была кровля над Ильинским приделом и алтарными апсидами. Форма покрытия апсид, предложенная эскизным проектом (сделанная на основе аналогов), потребует уточнения по месту после обследования восточного фасада четверика над апсидами, скрытого сейчас поздней железной кровлей. Трёхскатное покрытие Ильинского придела, изображённое в проекте, взамен существующего двухскатного, обусловлено тем, что конёк последнего, заданный отметкой кирпичного фронтона над южным фасадом, врезается в центр южного кокошника в основании главы, зрительно нарушая его цельность. Предлагаемая версия, разумеется, требует подтверждения натурным обследованием чердачного пространства придела. Пока же мы допускаем позднее происхождение фронтона.

Южная стена трапезной Ильинского придела не исследована. В проекте она повторяет формы обмера 1969 г., за исключением ширинок в основании западной её половины, взятых с рисунка Г. Г. Чернецова*.

Верх кровли над нею искусственно понижен, чтобы открыть основания окон на южной стене четверика.

Проектом предусмотрена закладка поздних окон в нижнем ярусе северной стены четверика, восстановление всех трёх порталов и четвертей восточного окна придела.

Восстанавливаются до первоначальных сечений опорные столбы светового барабана, растёсанные в позднее время.

При определении габаритов восстанавливаемых боковых глав четверика использовался принцип кратности старым мерам (аршин), прослеживаемый в габаритах сохранившейся средней главы. Квадратный постамент боковых глав повторяет основные членения средней главы; то же относится к их карнизу, но здесь членения упрощены в соответствии с их меньшим масштабом.

* Место дверного проёма в торце паперти трапезной придела указано теоретически. Поскольку паперть целиком переложена и воссоздание первоначальной затруднительно, вход в неё, по-видимому, придётся оставить с северной стороны.

Размеры глав и крестов четверика и придела выдержаны в старых мерах.

После закладки шурфов вокруг здания должна быть сделана вертикальная планировка и отмостка, восстановлены ступени у колокольни и северного портала.

Церковь Рождества Христова никогда не имела росписей – ни наружных, ни внутренних. Проектом предусмотрена известковая обмазка фасадов и в интерьерах, окраска железных решёток и дверных заполнений. Вновь делаются оконные заполнения.

Вопрос в отношении пола в церкви будет уточнён после дополнительных натурных исследований.

Кресты и подзоры на главах предлагается вызолотить.

Таков проект реставрации Христорождественской церкви, выполненный с учётом исторических и натурных данных. Однако прежде чем принять окончательное решение, необходимо принять во внимание следующее обстоятельство.

После разборки боковых глав и изменения кровли церковь приобрела новое качество, в её облике проступила небывалая прежде эпичность. Низкие стелющиеся объёмы здания с крутой железной кровлей четверика, увенчанного одной сужающейся кверху главой, чрезвычайно органично завершают зелёный холм, служащий его подножием. Очевидно, мы имеем дело с тем историческим парадоксом, когда в результате позднейших переделок, возможно художественно не осознанных, памятник архитектуры, теряя первоначальный облик, не столько проигрывает в деталях, сколько выигрывает в цельности облика, приобретая острохарактерную лаконичность и мощь звучания.

Исходя из этого, работу можно свести к минимуму. Восстановив растёсанные опорные столбы в основании главы четверика, заложив поздние окна внизу его северной стены, выявив утраченные фор мы Ильинского придела и четверика, сохранить основной силуэт здания, уникального в своём соответствии месту, на котором он стоит. Единственным изменением в венчании церкви представляется за мена абсолютно поздних крестов придела и четверика на кованые, золочёные, выполненные по старым образцам.

Церковь Рождества Христова (Ильинская) на Городище. Рис. Н. Чернецова. 1838 г.

(О «зеркальности» рисунка см. замечание в Списке иллюстраций на стр. 373)

ЦЕРКОВЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА (ИЛЬИНСКАЯ) за р. ВОЛГОЙ

Предлагаемый проект реставрации Христорождественской (Ильинской) церкви по существу является компромиссным, поскольку не предусматривает восстановления боковых глав четверика и позакамарного покрытия. Он ограничивается восстановлением здания на состояние перед 1917 годом, восстановлением ограды и ворот, а также реставрацией элементов архитектуры, исконно существовавших, но по разным причинам переделанных (или уничтоженных) в последующее время.

Составлению проекта реставрации предшествовали исследовательские работы, в виде зондажей кладки и шурфов, отражённые на фотографиях.

Натурные исследования, произведённые на откосах двух нижних окон в северной стене четверика, показали их позднее происхождение; они были про рублены в формах, близких верхним окнам, в XIX веке (судя по размеру кирпича в перекрывающих их сводчатых перемычках). Предлагается заложить их, с соблюдением перевязки кирпича, с внутренней стороны, на их месте восстановить две арочные печуры в соответствии с печурами на противоположной южной стене.

На основе зондажей установлено, что в XIX веке оказались растесанными все три перспективных портала четверика. Общие по композиции, они разнятся степенью насыщенности декора. Предлагается проект их восстановления и, попутно, профилированного цоколя, идущего в их основании, по фасаду четверика.

При восстановлении рассевшегося коробового свода над поздним переходом от четверика к колокольне, частично скрывающего верх килевидного за вершения западного портала, предлагается искусственно поднять его пяту (и, следовательно, шелыгу).

Пояснительная записка к проекту реставрации церкви Рождества Христова (Ильинской) за р. Волгой в г. Костроме (на Городище). Чистовая машинопись. Текст датирован 1986 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Наибольшую сложность представляет вопрос об эволюции форм южного, Ильинского, придела Христорождественской церкви. Выполненный заодно с четвериком, в середине XVII века, Ильинский придел (как и противостоящий ему северный, Феодосьевский, разобранный ещё в XVII веке) представляет собой прямоугольный, перекрытый сомкнутым сводом объём, с главой вверху и порталом на западном фасаде. Хорошо сохранились его южная и восточная наружные стены. Что касается западной стороны придела, обращённой в интерьер появившейся позднее трапезной, она была разобрана вместе с порталом. Произошло это, по-видимому, в первой половине XIX века, когда переделан был и фасад трапез ной. Строители этого времени пошли на явный конструктивный абсурд, оперев западный лоток свода придела на деревянную перемычку (обстоятельство, повлекшее деформацию свода). Для восстановления конструктивной прочности свода предлагается восстановить на сохранившемся основании (и в соответствии со следом на южной стене четверика) западную стену придела, вместе с порталом. Предлагаемый к осуществлению портал придела выполнен по аналогии с близстоящим южным порталом четверика, но в несколько упрощённых формах и без килевидного за вершения (чтобы отметить его подчинённое, в соответствии с объёмом придела, значение).

Переделки трапезной придела, осуществлённые в начале XIX века, заключались в следующем. Для создания большего уклона кровли была опущена её нижняя отметка (за счёт разборки кирпича на южном фасаде) и поднята верхняя (благодаря чему подоконники нижних окон четверика оказались в уровне чердака над трапезной). Оказались растёсанными и лишёнными декора окна, уничтожен пояс ширинок в цокольной части фасада, разрушен портал в южной стене и на его месте устроено окно. Крыльцо (по-видимому, открытое) у западного торца трапезной было превращено в притвор под двускатной крышей путём надкладки стен. В этом виде придел, трапезная и сама церковь изображены на рисунке Чернецова 1838 года.

Зондажами, произведёнными летом 1987 года на фасаде трапезной, выявлена первоначальная система проёмов и декора, что послужило [основанием к] составлению проекта его восстановления. В связи с недостаточностью исходных материалов для полного восстановления крыльца с запада от трапезной предлагается компромиссный вариант: сохранение притвора XIX века с фрагментарным восстановлением ширинок в нижней части её южной стены.

Для попадания в трапезную придела с улицы предлагается анфиладная (по линии запад-восток) система проёмов: открывается первоначальная (позднее обращённая в окно) дверь в западной стене притвора; в западной стене трапезной, полностью переложенной при устройстве печи, устраивается новый проём в нейтральных формах. Южный портал трапезной, после его восстановления, ввиду неудобства использования в нынешних условиях, предлагается заложить изнутри, с отступом от внутренней поверхности стен и установкой снаружи кованых ложных дверей.

Проектом предусматривается смена чердачного деревянного перекрытия над трапезной (с устройством распалубки над южным порталом четверика) и полная переделка стропильной системы,с расчётом опирания кровли на вновь восстанавливаемый кар низ и опускания её верхней отметки на один ряд ниже отметки подоконников окон четверика.

Стены в интерьере трапезной и притвора оштукатуриваются, за исключением бывших прежде фасадными стенами четверика и придела, которые, после снятия поздней штукатурки, покрываются обмазкой.

Полы в приделе, трапезной и притворе, ввиду утраты прежних чугунных, запроектированы из плиток, изготавливаемых по методу нашей мастерской (ж/б основа со слоем кремнеорганики). Плитка укладывается по бетонной подготовке.

Предусматривается восстановление двух окон придела, вычинка цокольной части фасадов всего здания, с предварительным опусканием до проект ной отметки грунта по периметру и устройством отмостки.

Восстанавливаются маковицы обеих глав. Эти работы состоят из смены сгнивших деревянных журавцов и металлического покрытия главы (которое целесообразно выполнить из меди).

В соответствии с выполненным по старым снимкам проектам, восстанавливаются железные кованые кресты на главах четверика и придела.

Кресты, подобно всем металлическим кровлям, следует окрасить масляной краской (окись хрома) на лаке. Оцинкованные кровли перед покраской протравливаются специальными составами, по рекомендации инженера-химика.

Особое внимание уделяется устранению деформаций кладки в юго-восточном углу придела и в сводах над северной травеей четверика. В первом случае вероятна подводка нового фундамента под юговосточный угол; во втором случае – расклинивание и частичная перекладка свода. Целесообразно провести инъектирование трещин в кладке. Совершенно необходимо заполнение кладки [...?]* (или бетонным раствором) внутристенных каналов системы позднего калориферного отопления.

Следует окрыть железом подоконники окон четверика и парапеты в ярусе звона колокольни.

Поздние метлахские полы в четверике в основном хорошо сохранились и требуют только вычинки. При проведении этих работ рекомендуется сделать бетонные плитки, добавив в них соответствующий пигмент, и после просушки покрыть парафиновой мастикой.

Восстанавливается вся оконная и дверная столярка, восстанавливаются кованые двери и решётки.

При реставрации незначительно повреждённой кладки фасадов следует применить метод кремниеорганической домазки (не допуская нарочитой имитации швов, – как приём, чуждый строительной технике XVII–XIX вв.).

Внутри колокольни необходимо вычинить внутристенную кирпичную лестницу и настлать пол в ярусе звона, по балкам, сделав снизу деревянную одномаршевую лестницу.

Стены здания снаружи и изнутри обмазываются известью. Окружающая церковь кирпичная ограда с трёхчастными воротами в западной стене фрагментарно сохранилась с северной стороны. Проектом, выполненным на основе обмера подменных частей, старых фотографий, геодезической съёмки 1946 года и данных археологических раскопок, – предусмотрено полное её восстановление, с понижением отметок грунта по периметру. Восстанавливаются завершения ворот в виде трёх главок с крестами и железными окрытиями фронтонов. Как и окрытия столбов и прясел ограды, железные кровли, кресты и главки окрашиваются окисью хрома.

Кованые заполнения ворот окрашиваются масляной краской цвета графита.

После завершения реставрационных работ в здании должен быть размещен музей народной деревянной резьбы.

* Здесь в машинописи либо пропуск, либо, что вероятнее, опечатка «кладки» вместо «кладкой». (Прим. ред.)

Церковь Рождества Христова (Ильинская). Фото начала ХХ в.

Церковь Рождества Христова (Ильинская). Вид с севера. Фото 1950-х гг.

ПРОЕКТ ЦЕРКВИ СВ. ПАНТЕЛЕИМОНА при 2-й ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЕ г. КОСТРОМЫ.

Согласно заданию, выданному в 2000 году, церковь св. Пантелеимона была задумана и запроектирована как больничная часовня, но не как церковь. Соответственно, она получила скромные размеры, соответственно, был выбран для неё участок и указана ориентация – со входом от аллеи въездных во рот, что допустимо для часовен.

Совершенно неожиданно для автора проекта часовня была преобразована в церковь и изменена её ориентация, вопреки градостроительным правилам и требованиям удобства пользования – часовня главным входом упёрлась в тесный угол между забором и соседним двухэтажным зданием. Между тем, без особого нарушения церковных канонов, главным входом она могла быть ориентирована на больничный корпус.

Такова горькая действительность, и с нею приходится считаться.

Храм св. Пантелеимона (назовём его так) запроектирован из силикатного кирпича на сложном растворе, в виде купольной ротонды с обходной галереей, с алтарным помещением с восточной стороны.

Здание с внешней и внутренней сторон покрывается известковой штукатуркой и окрашивается в белый цвет путём двукратной известковой обмазки. Особое внимание следует обратить на акустическую обработку верхних ярусов внутренних поверхностей ротонды, во избежание реверберации. В среднем ярусе, впоследствии, допустимо нанесение живописи.

Столярка и оконные решётки окрашиваются белой эмалью.

Полы в интерьере плиточные, светлого тона.

Для утепления перекрытия галерей и купола ротонды предлагается использовать мягкий рулонный утеплитель.

Капители колонн портика делать в виде бетонных отливок по моделям.

Отопление храма электрическое.

Проект часовни при 2-й Горбольнице. 2000 г. Фрагмент: вариант главного фасада

Пояснительная записка к проекту церкви. Текст датирован 30 сентября 2002 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

ЗДАНИЕ БЫВШИХ ПРИСУТСТВЕННЫХ МЕСТ в г. КОСТРОМЕ

Существующее здание горисполкома (б. Присутственных мест) входит в систему обстройки центральной площади г. Костромы и частично занимает угол квартала между улицами Советской и Свердлова. Оценивая смысловое и градостроительное значение этого здания, следует обратиться к плану Костромы, официально утверждённому и принятому к осуществлению в 1781 г. В соответствии с ним в основу планировки губернского города Костромы положена радиально-веерная структура с системой осевых магистралей, ориентированных на центральную площадь. План города, разработанный в Петербургской комиссии строений, красив, удобен и неповторим. В соответствии с утверждённым планом торцы кварталов, выходящих в сторону центральной площади (Екатеринославской, Сусанинской, ныне площади Революции), должны были обстраиваться исключительно каменными административными зданиями, что и было частично осуществлено. Первым в их ряду в 1809 г. на участке между сходящимися к центру улицами Никольской (ныне Свердлова) и Русиной (ныне Советской) было построено трёхэтажное (включая цоколь) здание Присутственных мест (современный гор исполком). Присутственные места г. Костромы строились по высочайше апробированному (типовому) проекту губернских Присутственных мест, выполненному в Петербурге знаменитым А. Д. Захаровым. Здание осуществлено в натуре под наблюдением губернского архитектора Н. И. Метлина и полностью соответствовало проекту. Главный фасад, обращённый к Красным рядам, имел шестиколонный портик с фронтоном, поднятый на стереобат с широкой наружной лестницей. Ось портика Присутственных мест совпадала с осью корпуса рядов, чем достигалась композиционная увязка обоих зданий.

Тем не менее, отдавая должное великолепию захаровского здания как такового, приходится отметить два обстоятельства, не учтённых его строи телем Н. И. Метлиным.

Пояснительная записка к проекту реконструкции здания горисполкома (бывших Присутственных мест) в г. Костроме, ныне здание Думы и Администрации г. Костромы. Текст датирован 1986 г. // Архив ОАО «Костромареставрация». Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Первое из них заключалось в несоответствии импозантной лестницы перед портиком главного фасада, явно рассчитанной на обширное пространство впереди (возможно, площадь), и неширокой улицы между Присутственными местами и корпусом Красных рядов. К тому же лестница, далеко выступая за красную линию, преграждала путь к главной городской площади. Выход из этого был найден, когда в 1837 г., под воздействием жалоб на неудобство открытой лестницы, покрывавшейся зимой наледью, по проекту нижегородского губернского архитектора И. Ефимова была реконструирована вся центральная часть здания: лестница перенесена внутрь, разобран шестиколонный портик и вместо него сделан новый, нетрадиционной композиции – с четырьмя ионическими колоннами, попарно поставленными на прорезанные арками подиумы и поддерживающими фронтон с вписанной снизу коробовой аркой. Центр фасада, в уровне второго этажа, украсило большое полуциркульное окно, освещающее вестибюль.

Вторым обстоятельством было то, что типовое здание Присутственных мест, имеющее два боковых крыла и выступающий в сторону двора объём внутренних лестниц, естественно, предполагало устройство позади него хозяйственного двора, не рассчитанного на обозрение, и оптимальным вариантом расположения такового здания была бы его постановка в линии строчной застройки, обеспечивающей показ лишь главного и боковых фасадов. Однако в силу особенностей плана центра Костромы и места постановки здания – на остром углу квартала между сходящимися улицами, – его высокий дворовый фасад не мог не остаться не открытым, причём с наиболее важных точек обозрения. Налицо пример механической постановки прекрасного здания в прекрасной архитектурной среде, но без достаточного учёта требований этой среды.

И всё же главной трудно объяснимой ошибкой Н. И. Метлина было то, что он отступил от основного принципа, заложенного автором генерального плана Костромы в систему обстройки городской площади, –

Л. С. Васильев. Об архитектурном наследии Костромского края

Здание бывших Присутственных мест в г. Костроме

от установки, что торцы кварталов, выходящих на неё, должны были быть застроены цельными зданиями, сплошным фронтом от угла и до угла. Этот приём последовательно соблюдён по всем сторонам площади. Лишь на стыке улиц Советской и Свердлова, где стоит здание Присутственных мест, выходящее на площадь своим боковым крылом, угол квартала в сторону улицы Свердлова оказался не застроенным на 6 метров по лицу площади и на 39 метров по улице Свердлова: вплоть до двухэтажного здания нынешнего управления культуры* участок ограждён забором, скрывающим двор главного административного здания. До 1960 г. он был деревянным, затем его сменил существующий кирпичный, с воротами, выходящими на улицу Свердлова.

Оценивая нынешнюю градостроительную ситуацию локально, в месте начала улицы Свердлова, констатируем:

1). Северный угол начала улицы занимает каменное двухэтажное здание начала XIX в., принадлежавшее прежде причту Благовещенской церкви (ныне ЦНТИ); правый (южный) угол начала улицы образует сравнительно невысокая кирпичная ограда, ни в коей мере не уравновешивающая здание слева, стилистически ему чуждая и плохого технического состояния.

2). Торец квартала справа от начала улицы застроен не полностью (в отличие от торцов остальных кварталов, обращённых к площади, и вопреки требованиям генерального плана 1781 г.); забор, ограждающий двор б. Присутственных мест, оставляет открытым их непрезентабельный дворовый фа сад, не предназначавшийся для ориентации на главную городскую площадь, к тому же испорченный переделками 1841 г.

Цель предлагаемого проекта – попытка вернуться к главной идее генерального плана Костромы 1781 г., заключавшейся в сплошной периметральной обстройке углов кварталов, обращённых на главную площадь, единых стилистически, а именно: замене забора, обрамляющего участок б. Присутственных мест со стороны площади и ул. Свердлова, каменным зданием, способным исправить недостатки нынешней градостроительной ситуации, не вступая в противоречия со сложившимся архитектурным окружением, но следуя его принципам.

Для верного решения этой крайне ответствен ной задачи необходимо соблюдение следующих условий:

1). Поскольку предлагаемое к постройке здание должно примкнуть к зданию б. Присутственных мест (горисполкому) и иметь общий с ним двор, оно не

* Ныне в этом здании располагается редакция газеты «Северная правда». (Прим. ред.) может быть ничем иным, как его функциональным продолжением и, следовательно, отвечать условиям размещаемых в нем служб; в частности, иметь проезд во двор со стороны ул. Свердлова.

2). Следуя принципу равновысотности зданий, образующих въезд в улицы со стороны площади, новое здание, в соответствии со зданием ЦНТИ, должно быть двухэтажным.

3). Целостность архитектурного решения торца квартала между улицами Свердлова и Советской (по аналогии со всеми компонентами ансамбля площади Революции) не допускает остроиндивидуальной его трактовки: его архитектура в главных чертах должна соответствовать архитектуре двух нижних этажей здания горисполкома, включая соблюдение высотных отметок. Новое здание должно восприниматься как флигель старого.

4). В то же время недопустимо буквальное повторение двух нижних этажей здания горисполкома, ибо, следуя правилам классицизма, новое двух этажное здание обязано иметь тонкий венчающий карниз и оно должно быть вписано в высотные от метки междуэтажного карниза старого здания; необходима и фризовая лента под карнизом (опять по аналогии со зданием на другой стороне ул. Свердлова). Иначе говоря, необходимы средства примирения героического масштаба архитектуры петербургского мастера и провинциальной камерности других зданий на площади.

5). Крайняя сдержанность необходима в проработке мест фасада, требующих индивидуального решения, например, в оформлении проездной арки с ул. Свердлова. Любое стремление к импозантности, к декоративному эффекту неуместно в контексте сложившейся городской площади – общепризнанного памятника русского градостроительства.

6). И, наконец, любая докомпоновка старого здания немыслима без понимания закономерностей построения его архитектуры и их правильного применения.

Стремление следовать этим принципам лежит в основе предлагаемого проекта.*

* Иллюстрации см. на цветной вкладке, стр. IV, и в тексте на стр. 183; переписку по поводу реализации проекта см. на стр. 324–325. (Прим. ред.) Л. С. Васильев. Об архитектурном наследии Костромского края

< ЦЕРКОВЬ ИОАННА ПРЕДТЕЧИ НА МШАНСКОЙ УЛИЦЕ ... ... ВИДОВАЯ ПЛОЩАДКА НА КРЫШЕ ЧЕТВЕРИКА ПОЖАРНОЙ КАЛАНЧИ в г. КОСТРОМЕ >