Наиболее древний из сохранившихся в Костроме архитентурных памятников

БОГОЯВЛЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Epiphany Monastery of St. Anastasia in Kostroma
В. Садовников. Акварель. После 1865 г.
Вид Богоявленского Анастасьина монастыря в городе Костроме.

Второй по значимости монастырский комплекс в пределах нынешней Костромы. В отличие от Ипатьевского, основанного в стороне от города, Богоявленский монастырь входил непосредственно в городскую черту, являясь одним из опорных пунктов в системе городских укреплений.

Ориентировочная дата его основания – 1425– 62 гг. Крепостные стены, его окружавшие, сначала деревянные, в 1642–48 гг. были заменены каменными, по образцу стен Нового города Ипатьевского монастыря, строившегося в это же время. Вкладчиками в дело строительства стен называют бояр Салтыковых.

План монастыря имеет форму трапеции. В системе нынешней планировки Костромы (а она менялась) его территория ограничена улицами: Богоявленской (Симановского) с запада, Ново-Троицкой (Козуева) с востока, Пятницкой с юга, Троицкой (Комсомольской) с севера. В систему стен входили квадратные башни, значительно выступавшие вперёд – четыре наугольные и две проездные, в середине западной и восточной сторон. Седьмая, в центре южного прясла, также квадратная, имела не значительный выступ наружу. Из всех башен сохранились, в перестроенном виде: угловая, юго-западная, переделанная впоследствии в Смоленскую церковь, и средняя, западная, надстроенная и обращённая в колокольню.

Среди сохранившихся монастырских комплексов Костромы судьба Богоявленского монастыря была особенно трагичной. Несчастия преследовали его, начиная с польского разорения, когда в 1609 году он был захвачен сторонниками «Тушинского вора» и выжжен дотла.

Периодически повторяющиеся пожары ставили его на грань полного уничтожения. И, наконец, события 1917 года и последующих лет привели к тому, что от древней и некогда славной обители остались отдельные фрагменты. Тем не менее и в нынешнем своём состоянии Богоявленский монастырь представляет несомненный интерес как памятник градостроительного культового зодчества. С 1991 года это центр Костромской епархии. В ещё уцелевших кельях понемногу возрождается монашеская жизнь. Главное здание комплекса – Богоявленский собор – стал кафедральным собором Костромы.

Печатается по черновой рукописи, написанной около конца 1990-х – начала 2000-х гг. для несостоявшейся книги, которая должна была стать продолжением книги «Кострома вчера и сегодня» (Кострома, 2002). // Архив И. Ш. Шевелёва. Ранее не публиковалось. (Прим. ред.)

Это наиболее древний из сохранившихся храмов монастыря. Построенный в 1559–65 годах, первоначально он представлял собою пятиглавый, с по закомарным покрытием четверик с подклетом, трёхсторонним открытым гульбищем и трёхчастной алтарной апсидой. Гульбища вскоре были надстроены открытыми арочными галереями. В середине XVIII века были растёсаны окна четверика. В 1672 году интерьер собора расписан фресками, как предполагают, артелью костромских монументалистов во главе с Гурием Никитиным и Силой Савиным. Но и они не сохранились. Не раз меняли форму маковицы собора. В середине XVIII века они получают грушевидное очертание, затем возвращаются к традиционной луковичной форме.

Дальнейшая история монастыря во многом остаётся неясной. Рисунки братьев Чернецовых, выполненные ими в 1838 году в Костроме, и панорама, зарисованная с вершины Каланчи накануне 1847 года, изображают величественный храмовый комплекс, окружённый стенами и башнями. Помимо Богоявленского собора, нам известного, мы видим высокую башнеобразную звонницу с пофронтонным завершением и одной главой, стоявшую у его юго-западного угла, и трёхъярусную церковь с двумя главами, к востоку от западной проездной башни, уже надстроенной и обращённой в колокольню. Время постройки и звонницы и церкви неопределённо, произошло это, скорее всего, в пределах XVII века.

В 1752 году в южной части монастырского двора, на границе монастырского кладбища, поднялась величественная Никольская церковь, яркий памятник эпохи русского барокко. Её стройный силуэт, с усыпанным звёздами тёмно-голубым куполом и золотой маковкой, эффектно замыкал перспективу Богоявленской улицы при взгляде от центра города. К концу XVIII века сложился выразительный архитектурный ансамбль, ставший, наряду с Кремлём, одной из доминант Костромы.

Удачным дополнением монастырского комплекса была Смоленская часовня, построенная в 1825 году на его юго-западном углу, на основе угловой квадратной башни. Её компактный двухапсидный объём с пологим куполом и главкой, в традициях той эпохи, имел двухъярусный ордерный декор с тосканскими колоннами. Справа от неё, на южной монастырской стене, была устроена изящная звонничка. Они хорошо просматривались с Сусанинской площади.

В этот же период были сделаны заново угловые северо-западная, северо-восточная и юго-восточная башни и вся западная сторона монастырской ограды. К югу от колокольни, между нею и вновь построенным двухэтажным корпусом, были устроены новые ворота. К северу от Смоленской часовни, вдоль линии ограды, протянулись двухэтажные Больничные кельи.

Очередной пожар 1887 года, постигший Кострому и затронувший монастырь, послужил поводом к перестройке Смоленской часовни. Она получила вид достаточно тактично стилизованного древнерусского храма, с позакомарным завершением фасадов, стройным восьмигранным барабаном главы под золочёным куполом.

Ещё наряднее монастырь стал к 300-летию Дома Романовых. К 1913 году были вызолочены купола и на древнем соборе и на храме 1860-х годов.

Судьба Богоявленского монастыря после 1917 года в общем повторяет судьбу монастыря Ипатьевского. Монастырь был закрыт, монахини расстреляны, храмы осквернены, жилые корпуса заселены рабочими ткацких фабрик.

С конца 20-х годов сносятся монастырские стены и башни; на их месте один за другим вырастают казарменного вида трёхэтажные жилые дома. Последним в их ряду было здание Совнархоза на юговосточном углу, построенное в начале 50-х годов в формах сталинского классицизма.

В середине 30-х годов была снесена Никольская церковь; ещё раньше уничтожают древнее монастырское кладбище к югу от неё. Уцелели здания Богоявленского собора, в них обосновался государственный архив Костромской области. Судьбе было угодно, чтобы перед самым его выселением во вновь построенное здание, в августе 1982 года, он был подожжён. В пламени, бушевавшем двое суток, погибли бесценные архивные документы, погибли уникальные фрески XVII века, никем [из современников] не увиденные, не исследованные, по сути неизвестные никому.

С переводом в Богоявленский монастырь Епархиального управления, с открытием в его стенах Духовной семинарии в нём постепенно налаживается нормальная жизнь. Восстанавливаются кельи и храмы. Но многого уже не вернуть... И пройдут десятилетия, прежде чем удастся возвратить древней обители хотя бы часть былой красоты и величия.


Вид Богоявленского Анастасьина монастыря.

ПОЯСНЕНИЕ К ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПЛАНУ КОСТРОМСКОГО БОГОЯВЛЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ НА ПЕРИОД 1990-х ГОДОВ с предложениями по его предполагаемому развитию

Богоявленский монастырь г. Костромы, наряду с Ипатьевским, был старейшим и наиболее крупным монастырским комплексом города. В отличие от второго, возведённого за городской чертой, он располагался в самом центре города и наряду с Кремлём служил городской цитаделью. Крепостные стены, его окружавшие, – сначала деревянные – в середине XVII века были заменены каменными, по типу стен Ипатьевского монастыря. В состав стен входили крепостные башни – четыре по углам и по одной в сере дине южной и западной стен. Есть основание пред полагать, что существовала ещё одна башня – в се редине восточной стены. Все башни имели квадратное основание; западная – средняя из них – была проездная.

В плане монастырь имеет форму трапеции, с уширенной западной стороной. Вдоль стен его проходят улицы: Богоявленская (Симановского) – с запада, Ново-Троицкая (Козуева) – с востока, Пятницкая – с юга и Троицкая (Комсомольская) – с севера.

Знания наши о первоначальной застройке его далеко не полные. О деревянных храмах, кельях и хозяйственных строениях, заполнявших некогда монастырский двор, мы не знаем ровно ничего. Полнее сведения о последующем историческом этапе – когда монастырь стал каменным. Неоценимую роль в этом от ношении играют натурные рисунки, выполненные в первой половине XIX века. Один из них приведён в монографии Дунаева* «Костромской Богоявленский монастырь», вышедшей в 1913 году. Это панорама монастыря, сделанная с верхней площадки Пожарной каланчи неизвестным автором. Два других, выполненных пером и подсвеченных сепией, входят в серию рисунков братьев Чернецовых. Они датируются 1838 годом. Дополнительные сведения о монастырских по стройках дают фотографии начала XX века.

Текст датирован 27 мая 1998 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

* Правильно: И. В. Баженова. (Прим. ред.)

Из сопоставления этих материалов и литературных источников вырисовывается следующая картина.

Очевидно, наиболее древней каменной монастырской постройкой является храм Богоявления. Он возведён в 60-х годах XVI века, в эпоху Ивана Грозного, и наряду с Троицким собором Ипатьевского монастыря является самым старым культовым зданием в Костроме. Собор строг, монументален и весьма сдержан по декору. Он имеет подклет. Прежде с трёх сторон его окружала двухъярусная закрытая галерея. В традициях своего времени, он имел позакомарное покрытие – по три килевидных закомары с каждой стороны; причём средняя из закомар была шире и выше боковых. Неким контрастом к лапидарному объёму четверика воспринимаются барабаны пяти глав, с изящным кирпичным декором в карнизной части. Они живо напоминают вологодские образцы. Неоднократно меняли свою форму маковицы глав. Первоначально они имели очертание луковицы с небольшой пучинистостью. В XVIII веке, в период правления архиепископа Сильвестра Кулябки, они были переделаны и получили грушевидную форму (тогда подобным образом были изменены и маковицы кафедрального Успенского собора в Костромском кремле). Наконец в XIX веке, после катаклизмов, которые суждены были Богоявленской обители, главы собора получили нынешний вид. Во второй половине XVII века интерьер храма, включая его подклет, получил фресковые росписи.

Необычной формы была монастырская звонница. Её стройный призматический объём, в три яруса, с маковкой наверху, возвышался у юго-западного угла собора. Построена она, вероятно, в XVII веке.

Очевидно, тогда же появилось ещё одно церковное здание. Оно стояло по оси собора, к западу от него, между ним и нынешней колокольней. Его высокий двухэтажный параллелепипед, в плане вытянутый по оси север – юг, венчали две тонкие луковичные главки, поставленные над четырёхскатной кровлей. Здание не имело закомар (даже декоративных), отсутствовали и алтарные апсиды. Назначение его не вполне ясно.

Каменные Игуменские кельи, к северу от собора, построены в 70-х годах XVII века. Они имели два этажа и характерные для того времени оконные наличники, с трёхлопастным завершением с колонками из бус по сторонам. Воздушный переход в уровне второго этажа связывал кельи с собором. Надстроенные третьим этажом, они вошли в составны нешнего Трапезного корпуса, составляя его северную половину.

Вторая половина XVIII века была ознаменована появлением монументального здания Никольской (Салтыковской) церкви. Её поставили к югу от Богоявленского собора, на территории монастырского кладбища. Стройная вертикаль нового храма (восьмерик на четверике, по-барочному изогнутый синий купол, усыпанный золотыми звёздами, золочёная маковка с крестом) завершила в общих чертах формирование уникального архитектурного ансамбля.

Из последующих дополнений, падавших на первую треть XIX века, надо отметить устройство Смоленской и Никольской часовен и новой большой колокольни. Смоленская часовня, оформившая юго-западный угол монастырской стены, возникала на основе древней угловой башни, на южной стене ко торой издавна существовала фреска – икона Смоленской Божией Матери. Новые стены с двумя апсидами, окружившие её, выполняли роль своеобразно го защитного футляра для местночтимой святыни. В духе своего времени (1820-е годы) часовня получила классическое решение фасадов, с двухъярусным ордером из трёхчетвертных колонн, пологий купол с небольшой главкой.

На крепостной стене, примыкающий с востока к часовне, была устроена небольшая звонница о восьми столбах, с маленьким куполком. Часовня и её звонница живописно замыкали перспективу идущей от центра Богоявленской улицы.

Вторая часовня, Никольская, была надвратной. Её разместили над южной монастырской стеной, с отступом к востоку от промежуточной башни. Здесь пробили дополнительные, арочные ворота. Часовня, стоящая над ними, имела вид изящного павильона с угловыми башенками с дворовой стороны с большими стрельчатыми окнами.

Что касается новой колокольни на западной стене ограды, она была сделана путём надстройки над нижним квадратным основанием восьмигранного яруса звона с невысоким шатром наверху.

В таком виде Богоявленский монастырь пребывал до 1847 года. В сентябре этого года Кострома стала жертвой катастрофического пожара. Выгорело две трети города, испепелён был монастырь. Сожжённый, обескровленный город не в состоянии был помочь обители, и она была предана окончательному разрушению. На целое деcятилетие она обратилась в гигантскую каменоломню. Разобраны были галереи собора, звонница и двухэтажный храм подле неё. За исключением Смоленской часовни и проездной башни-колокольни, в центре западной стены, снесены все башни и западная стена XVII века. Чу дом уцелел сам Богоявленский собор: спасло вмешательство императора. Древний монастырь, в центре губернского города, обратился в необитаемое пепелище.

Но нашлись люди, не позволившие погибнуть ему окончательно. По ходатайству матери Марии, игуменьи Костромского женского Анастасииного Крестовоздвиженского монастыря, Богоявленский монастырь был передан под её юрисдикцию и с 1863 года стал именоваться Анастасиино-Богоявленским.

Благодаря энергии и распорядительности новой настоятельницы, монастырь стал быстро возрождаться. Не пытаясь буквально воссоздать утраченное, новые хозяева монастыря совершенно по-новому реконструировали уцелевшие или повреждённые здания.

Богоявленский собор, лишившийся после 1847 года своих галерей, с двух сторон был обстроен обширными двухэтажными приделами; с западной стороны к нему примкнул новый большой собор, на подклете, с пятью главами и папертью с запад ной стороны. Эта паперть впоследствии была соединена с колокольней – на запад – сводчатым коридором. Колокольня в эти годы получает высокий восьмигранный шатёр с главой и четырьмя главка ми в основании.

Расширяется Игуменский корпус (к северу от собора). Он получает трёхчастный симметричный план, с ризалитом на главном фасаде; старое здание келий, включённое в новый корпус – названный Трапезным, – составляет его восточное крыло. Трапезный корпус на этом этапе имел разную этажность: трёхэтажными были торцевые части крыльев и средний ризалит. В восточном торце здания, на верху, устраивается домовая церковь с небольшим пятиглавием.

Обширный корпус возникает к востоку от собора

– двухэтажный, с домовой купольной церковью в восточном торце южного крыла и залом торжественных приёмов юго-западном углу. Как и церковь, он отмечен на фасаде световым куполом.

Для размещения рабочих, постоянно пребывавших в монастыре, у восточной стены устраивают Рабочий корпус, в два этажа, деревянный, оштукатуренный.

Восстанавливаются монастырские стены и отсутствующие башни, западная стена делается заново. К югу от колокольной башни, с некоторым интервалом, возводят двухэтажный корпус, между ним и колокольней устраиваются ворота. Вдоль восточный стены, начиная от Смоленской часовни, возводят двухэтажные Больничные кельи. Наконец, на прежнем месте восстанавливают Никольскую надвратную часовню, правда, в усложнённом виде.

Все эти – огромные по объёму – работы осуществлены в период с 1863 по 1887 гг.

В 1887 году Кострому постиг очередной пожар. Не миновал он и Богоявленского монастыря, но по служил и импульсом для дальнейших перестроек. Главнейшие из них: 1) надстройка третьим этажом всего Трапезного корпуса; 2) сломка Никольской часовни

в южной монастырской стене и устройство новой обширной купольной часовни в юго-восточной части двора; 3) коренная перестройка Смоленской часовни, получившей отныне вид византийско-русского храма.

В ухоженном и благоустроенном состоянии вступал монастырь в XX век. В 1913 году, к 300-летию Дома Романовых, была выпущена монография, посвящённая истории древней обители. К этой дате вызолочены все главы собора. Ничто не предвещало близкой катастрофы.

***

Начиная с 1917 года Богоявленский монастырь, как и все духовные обители, разделяют судьбу завоёванной большевиками России. После неизбежных расстрелов монахинь, издевательств и осквернения храмов последовало официальное его закрытие и полное изгнание насельников. В освободившиеся жилые помещения хлынули полчища весьма разно шёрстной публики, и древний монастырь зажил «новой жизнью».

Первым мероприятием новых властей была полная сломка монастырских стен и башен. Уцелела монастырская колокольня в линии западной ограды и Смоленская часовня; видимо, для них нашлось применение. Уничтожили Никольскую часовню и одну из жемчужин старой Костромы – Никольский (Салтыковский) храм. За ними последовала ликвидация монастырского кладбища, с часовнями и мраморными надгробьями, двор монастыря наполнился бесчисленными сараями и сарайчиками новых обитателей. Богоявленский собор был обращён в огромное архивохранилище, что впоследствии сыграло роковую роль в его судьбе. Перед этим сняли золотое покрытие церковных куполов.

С уничтожением ограды территория монастыря стала открытой со всех сторон. С конца 1920-х годов по его периметру построили три трёхэтажных жилых здания: 1) по линии западной ограды, к северу от колокольни; 2) угловой корпус на северо-восточном углу; 3) вдоль ул. Пятницкой, с отступом внутрь; он сел на монастырское кладбище. В конце 1930-х годов построен трёхэтажный жилой дом по восточной линии, к северу от Рабочего корпуса. Довершили обстройку квартала ещё три здания. Построены они почти одновременно – в начале 1950-х годов: 1) трёхэтажный жилой дом (с эркерами) по север ной линии; 2) трёхэтажный корпус бывш. Совнархоза, на юго-восточном углу; 3) двухэтажное здание детского сада*, вдоль западной линии, к северу от Больничных келий.

В сентябре 1981 года** очередное несчастье обрушилось на Богоявленский собор, сохранявший, не смотря на все перипетии, уникальные фрески XVII века в интерьере. Вследствие умышленного поджога*** внутри его вспыхнул пожар. Запылали десятки тонн исторических архивных документов. Пожар длился двое суток. В пылающем жерле погибли все фрески – никем не исследованные, никем не сфотографированные, никем не виденные, в виду недоступности их в советское время. От огромного храма остался обгорелый остов.

С этого времени силами Костромской реставрационной мастерской начинается постепенное восстановление зданий Богоявленского монастыря****. Работы проводились одновременно на двух объектах – Богоявленском соборе и Трапезном корпусе, к этому времени освобождённом. В соответствии с полученным заданием в нём были удалены поздние перегородки, восстановлена первоначальная планировка, восстановлен центральный зал с галереей. Произведена реставрация фасадов. Общую оценку работ можно признать достаточно удовлетворительной. К сожалению, не сделано понижение грунта вокруг здания до исконной отметки. Необходимость этого очевидна, особенно по отношению к западному крылу, погружённому в землю до подоконники и, как следствие, подверженному намоканию стен нижнего этажа.

* В этот сад ходила в детстве дочь Л. С. Васильева, Таня, поскольку семья жила рядом. (Прим. ред.)

** Правильно: В августе 1982 года. (Прим. ред.)

*** Умышленного поджога не было, причиной пожара были шалости подростков. (Прим. ред.)

**** Заключительный этап реставрации освещает служебная записка Л. С. Васильева от 1.6.1988 «Г. Кострома, Богоявленский собор. Последовательность отделочных работ на фасадах новой части здания». В ней предписано:

«1. Согласно выданному чертежу, выполнить и установить на месте отливки белокаменных колонок. Состав: серый цемент, белокаменная мука, пластификатор.

2. Удалить цементные пломбы на кирпичной кладке; раковины заделать шпаклевкой, выделив швы. Состав шпаклевки: кирпичная мука, серый цемент, пластификатор.

3. Обработать поверхности фасада (исключая белокаменные детали) пескоструйным аппаратом.

4. Очищенные поверхности обильно промыть водой.

5. Белокаменные детали за два раза покрыть известковым молоком, добавив в раствор ГКЖ-10. По окончании операции опрыскать белокаменные детали слабым раствором ГКЖ-10.

6. Очищенные и промытые поверхности кирпичной кладки покрыть жидким калийным стеклом» (архив Т. В. Кильдышевой). ГКЖ-10 – гидрофобизирующая кремнийорганическая жидкость. (Прим. ред.)

В Богоявленском соборе, в возможной степени, восстановлены фасады и интерьеры, заново выполнены кровельные работы, вызолочено пятиглавие над древней частью здания.

Восстановлено завершение монастырской колокольни. Крупные работы проведены на Смоленской часовне. Воссозданы интерьеры и, что особенно важно, фасады, включая позолоту главы.

Подлинное возрождение древней обители началось с момента передачи основных монастырских зданий их исконному хозяину и творцу – Костромской епархии – в 1990 году.

К нашему времени не возвращён лишь Восточный, Настоятельский корпус, хотя вопрос об его передаче принципиально решён. Большие работы проведены при восстановлении собственно монашеских келий – Больничных, Игуменских (справа от колокольни), здания бывшего детского сада, включённого в монастырские владения, Рабочего корпуса (гостиница). Озеленена и благоустраивается территория бывшего кладбища. Восстановлена часть западной монастырской стены, сделаны новые ворота у колокольни. Наконец, размещение в монастыре епархиального управления, духовной семинарии и, особенно, превращение Богоявленского храма в кафедральный собор г. Костромы высоко подняло его авторитет.

Тем не менее Богоявленский собор поставлен перед рядом проблем, и главнейшая из них та, что он, по сути, не имеет ограждающих стен, и восстановить их на прежнем месте невозможно, ибо там вы строены новые жилые здания, с сараями, внутренними дворами, проездами. Помимо моральной несовместимости монастырского уклада и образа жизни людей из окружающих монастырь зданий, соседство это представляет несомненную опасность. Постав ленные сейчас деревянные заборы ненадёжны и быстро ветшают. Необходима постоянная, эффективная и не слишком дорогая ограда монастырской территории.

Предлагаемый генеральный план Богоявленско-Анастасииного монастыря фиксирует нынешние границы занимаемой им территории (в пределах забора, I), и одновременно делается попытка определить его границы после ликвидации внутриквартальных проходов, ветхих деревянных сараев, принадлежащих сейчас жильцам из Восточного корпуса. Контур территории монастыря на втором этапе его развития обозначен оградой (II). Он определяется моментом передачи монастырю Восточного корпуса.

О характере ограждения внутри квартала. Вряд ли уместно делать её каменной – и в силу дороговизны и ввиду того, что неизбежно пришлось бы разрушать могилы, коими заполнена вся монастырская территория. Каменная ограда возможна лишь там, где она существовала исторически, т.е. по контуру квартала. Если (пусть в отдалённой перспективе) епархии удастся получить дом № 37 по ул. Пятницкой, построенный на монастырском кладбище, здесь можно будет восстановить каменную ограду в её историческом виде, вплоть до здания бывш. Совнархоза.

Думается, наиболее целесообразной была бы ограда из металлических копьевидных прутьев, в виде звеньев, заключённых между металлическими же столбами (из стальных труб). Высота её не должна превышать 4,5 м. Изнутри она должна прикрываться листами кровельного железа.

Территория монастыря на втором этапе его развития условно может быть разделена на четыре части:

1) к северу от Собора двор Духовной семинарии, впоследствии должный занять весь Трапезный корпус;

2) к югу от Собора – монастырский двор;

3) дом Архиепископа с небольшим внутренним двориком;

4) хозяйственный двор – к западу от Рабочего корпуса, с въездом со стороны ул. Козуева. Здесь, в пределах монастырских владений, предлагается фрагментарно восстановить каменную ограду с проездной аркой. Аналогично следует восстановить каменную ограду вдоль Пятницкой улицы, доведя её длину до 30 метров, устроив и здесь арочный въезд.

На третьем этапе развития монастыря должно начаться восстановление Никольского (Салтыковского) храма (на генплане не показанного). Предварительно на его месте должны быть произведены археологические исследования, найдены фундаменты, составлен проект. Откладывать эти предварительные работы не следует.

Генеральный план бывшего Богоявленско-Анастасиина монастыря в 1950-х – 1980-х гг.:

Историческая застройка: Застройка советского времени:

1 – Богоявленский собор; 10 – трёхэтажный жилой дом (кон. 1920-х);

2 – Башня-звонница; 11 – Совнархоз, позже административное здание (нач. 1950-х);

3 – Трапезный корпус;

4 – Восточный корпус; 12 – трёхэтажный жилой дом (кон. 1930-х);

5 – Рабочий корпус; 13 – трёхэтажный жилой дом (кон. 1920-х);

6 – Западный корпус; 14 – трёхэтажный жилой дом (нач. 1950-х);

7 – Больничные кельи; 15 – трёхэтажный жилой дом (кон. 1920-х);

8 – Смоленская церковь; 16 – двухэтажный детский сад (нач. 1950-х);

9 – место, где стоял Никольский собор на бывшем монастырском кладбище.

-ненумерованные строения – сараи и другие хоз постройки.

НАСТОЯТЕЛЬСКИЙ (ВОСТОЧНЫЙ) КОРПУС БОГОЯВЛЕНСКО-АНАСТАСИИНА МОНАСТЫРЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА


Богоявленско-Анастасиин монастырь. Южное плечо Настоятельского корпуса после реставрации. Фото В. Шелёмина. 2005 г.

Неотъемлемой частью архитектурного ансамбля Богоявленско-Анастасиина монастыря является Настоятельский, или Восточный, корпус – кирпичное двухэтажное здание, имеющее в плане форму глаголя, протянувшееся с севера на юг, позади апсид Богоявленского собора. Главному фасаду соответство вало его короткое плечо, обращённое на юг. Вырази тельное по силуэту, оно имело с этой стороны размещённые по углам две башенные восьмигранные надстройки, увенчанные куполами. В левой, юго-за падной части корпуса размещались нарядно оформленный зал – трапезная, и двусветная гостиная – место приёма наиболее почётных гостей (императоров, великих князей, церковных иерархов). Назначение

юго-восточной части здания, также отмеченного купольной надстройкой, не вполне ясно. Скорее всего, здесь мог размещаться домовый храм. В центре южного крыла была парадная лестница, отмеченная на фасаде кирпичным гранёным тамбуром.

Со стороны западного фасада прежде существовал воздушный переход в северную галерею Бо гоявленского собора.

Настоятельский корпус построен в 1867–1871 гг. Переданный после революции под жильё рабочихтекстильщиков, обезображенный снаружи и внутри, он лишился угловых башенных надстроек и тамбура на южном фасаде.

Богоявленско-Анастасиин монастырь. На переднем плане – левая часть южного плеча Настоятельского корпуса. Фото Б. Акулова. 2000

Текст датирован 29 декабря 1999 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

Л. С. Васильев. Об архитектурном наследии Костромского края

Настоятельский (восточный) корпус Богоявленско-Анастасиина монастыря

Богоявленско-Анастасиин монастырь. Западное плечо Настоятельского корпуса после реставрации. Фото 2010 г.

ЮЖНАЯ СТЕНА БОГОЯВЛЕНСКО-АНАСТАСИИНА МОНАСТЫРЯ


Южная стена Богоявленско-Анастасиина монастыря (вид с запада). Фото начала XX в.

Возникший в XV в. к северу от Кремля и торго во- ремесленного посада древней Костромы Богояв ленский монастырь ныне окружён улицами Пятниц кой, Богоявленской (Симановского), Троицкой (Ком сомольской) и Ново-Троицкой (Козуева). С Сусанинской площадью его связывает Богоявленская улица, ориентированная на Смоленскую часовню, и участок стены, проходящей вдоль улицы Пятницкой. Именно Богоявленская и Пятницкая линии монастырских стен, непосредственно обозреваемые от городского центра, всегда рассматривались как парадные и получали соответствующую обстройку. В стене по Пятницкой размещались главные монастырские ворота. Её левый угол занимала Пятницкая часовня, построенная в 1824 г. (в основе её лежит квадратная угловая башня). В непосредственном с нею соседстве, на примыкавшей с востока крепостной стене, в те же годы была сделана небольшая звонница с ко лоннадой и куполом. Она зафиксирована на рисунке XIX в., в том числе на рисунке Г. Чернецова 1838 г. Примерно в середине стены, правее квадратной промежуточной башни, разобранной после пожара 1847 г., размещались главные монастырские ворота с надвратной Никольской часовней в уровне высокого аттика, с большой иконой на главном фасаде. Поставленные с отступом от красной линии, с трапе циевидной площадкой перед ними – яркий образец русского барокко, – ворота стилистически переклика лись с Никольской церковью (стоявшей до 1930-х годов в южной части монастырского двора), одной из высотных доминант монастырского комплекса.

Как многие монастырские постройки, и стены и башни были снесены в первые десятилетия Совет ской власти. Из внешнего пояса архитектурного комплекса уцелела средняя проездная башня (коло кольня) в середине Богоявленской линии и Смоленская часовня с больничными кельями, в очередной раз перестроенная в конце XIX в., получившая тогда

Пояснительная записка к проекту восстановления южной стены Богоявленско-Анастасиина монастыря. Текст датирован 14 октября 2000 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

главу и закомары. По периметру монастырского квартала на месте снесённых стен в разные годы по явились трёхэтажные дома, в основном жилые. На рассматриваемой нами Пятницкой линии правый угол занимает б. здание совнархоза; стоящий слева от него трёхэтажный жилой корпус (конца 1920-х годов) отодвинут от красной линии на 8 метров.

С возрождением в древней обители церковной жизни одной из насущных задач становится возможно полное восстановление монастырской ограды. Однако в силу сложившейся ситуации решение её неизбежно приобретает характер компромисса: воссоздание стен возможно лишь на незастроенных участках. И таковыми являются Богоявленская и Пятницкая линии ограды, наиболее приближенные к Сусанинской площади и легко от неё обозреваемые.

Усилиями епархии в начале 1990-х годов удалось восстановить значительный участок стены со стороны улицы Богоявленской (Симановского). Функциональный и визуальный выигрыш сделанного очевиден.

Не менее актуальным представляется восста новление монастырской стены со стороны улицы Пятницкой – на незастроенной линии от Смоленской часовни до здания бывшего совнархоза. Но здесь возникает ряд проблем. Из них главнейшая – на личие за трассой стены трёхэтажного жилого дома, хотя и отстоящего от красной линии на 8 м (7 м в чи стоте), но в случае устройства перед ним стены частично лишающегося инсоляции в зимний период (в уровне 1-го этажа). Психологически отрицательным моментом может восприниматься и глухая стена перед окнами. При этом внутренняя линия двора вдоль стены вообще лишается солнечного освеще ния. Так или иначе, но пока это здание, построенное на монастырской территории, не будет передано епархии (перспектива этого не исключена), пробле мы остаются.

С другой стороны, для Костромы, готовящейся отметить 850-летие, восстанавливающей архитектурные памятники своей старины, немаловажно ликвидировать позорящие её следы нигилистического погрома 20–40-х годов и сопутствующей бесхозяйственности. И участок монастырской стены по Пятницкой

– вопиющий пример этого: это центр города, место паломничества туристов, сейчас – в основном иностранных. Предлагаемым проектом предусмотрено восстановление монастырской стены от Смоленской часов ни до здания совнархоза. Он включает воссоздание звонницы, хорошо просматриваемой с Сусанинской площади, и парадных монастырских ворот. Ввиду сложившейся ситуации мы вынуждены сместить их к западу, приблизив к часовне. Ворота необходимы функционально; стилистически должны соответствовать историческому прототипу*.

Как мера, снимающая проблему инсоляции ниж него этажа жилого дома, предлагается частичное

раскрытие на улицу десяти внутренних разгрузочных аркад в стене перед ним, с установкой в проёмах кованых решёток. Это обеспечит достаточную освещённость здания, инсоляцию и проветривание зелё ного участка перед ним. Одновременно кладка остающихся участков стены существенно снизит уровень шума от транспорта, ограничит доступ бензопи рена. Кованое ограждение со стороны улицы даст жителям дома определённую гарантию безопасности. При соответствующем благоустройстве (устрой ство газонов, цветников) участок между домом и стеной может стать местом отдыха жильцов. Торцовая стена его, с западной стороны, в этом случае должна быть ограждена невысокой оградой с калиткой.

* См. старинные изображения в монографии И. В. Баженова «Костромской Богоявленский монастырь» (М., 1913 г.).

Фрагмент воссозданной южной стены Богоявленско-Анастасиина монастыря. Фото А. Н. Сыромятникова 2005 г.

ВОСТОЧНАЯ СТЕНА БОГОЯВЛЕНСКО-АНАСТАСИИНА МОНАСТЫРЯ


Восточная стена Богоявленско-Анастасиина монастыря, вдоль ул. Ново-Троицкой (Козуева). Фото начала XX в.

Богоявленский монастырь, один из наиболее впечатляющих архитектурных комплексов старой Костромы, в окружении улиц Богоявленской (с запа да), Троицкой (с севера), Пятницкой (с юга) и НовоТроицкой (с востока), ещё в XVII в. был обнесён мощными крепостными стенами и служил крепостью, наряду с Кремлём и Ипатьевском монастырём.

Со временем стены ветшали, после пожара 1847 г. частично подверглись разрушению, затем вновь восстанавливались. Тем не менее, до 1919 г. монастырь со своими храмами, белыми стенами и башнями в основных чертах сохранял первоначальный облик, являясь историко-художественной досто примечательностью Костромы.

После закрытия в 1919 г. монастыря, изгнания монахов и вселения в опустевшие здания достаточно люмпенизированных ткачей началось разрушение древних зданий, в том числе стен, окружавших древнюю обитель, вплоть до выборки фундаментов из гранитных валунов. На их месте один за другим появились кирпичные 3-этажные здания – для тех же жителей. Как целостный архитектурный комплекс Бо гоявленский монастырь перестал существовать.

Семьдесят два года спустя, после десятилетий погрома и надругательства, после пожара 1982 г. областного архива, втиснутого в Богоявленский собор, и гибели в пламени фресок Гурия Никитина, Богояв ленский монастырь, наконец, поэтапно стал передаваться Костромской епархии.

Одной из первоочередных задач, возникших при этом, стало возможно полное восстановление наружных монастырских стен – мера, необходимая функционально, важная в градостроительном аспек те. В течение 1990-х годов удалось восстановить значительную часть западной стены; в 2001–2002 гг. в основном завершено воссоздание южного участка, вдоль улицы Пятницкой.

Цель предполагаемого проекта – восстановле ние восточного участка монастырской стены, вдоль

Пояснительная записка к проекту восстановления восточной стены Богоявленско-Анастасиина монастыря. Текст датирован 12 октября 2002 г. // Архив автора. Публикуется впервые. (Прим. ред.)

улицы Ново-Троицкой. Речь идёт именно об участке восточной стены, простиравшейся прежде на 223 метра, но ныне застроенной разнокалиберными 3-этажными домами.

Ситуация такова: южный, левый отрезок линии, смежный с улицей Пятницкой, занят зданием б. совнархоза (№ 1), постройки середины 1950-х годов; посредством ограды (справа) оно смыкается с 2этажным зданием (№ 3) так называемого рабочего корпуса монастыря, примыкающим изнутри к остатку крепостной стены XVII в., единственно сохранившемуся фрагменту древней ограды, со следами зубцов боевого хода (должен быть обследован и реставрирован). Судя по всему, каменный этаж рабочего кор пуса был сделан до пожара 1847 г. Далее – через 30,5 м – следует 3-этажное жилое здание (№ 5) постройки 1938 г., намеченное, согласно договорённо сти с городской администрацией, к передаче епархии. Северный угол квартала замыкает 3-этажное жилое здание конца 1920-х годов (№ 7).

Таким образом, к настоящему времени восстановление восточной монастырской стены осуществимо лишь в интервале между домами № 3 и № 5, т. е. на протяжении 30,5 м.

При выборе варианта проектного решения неиз бежно приходится учитывать следующее: 1) необходимость для монастыря хозяйственных ворот, достаточно широких для пропуска крупногабаритных автомашин, что исключает и применение каких-либо перемычек над проёмом; 2) наличие подземных ком муникаций; 3) отсутствие достоверных сведений о первоначальном облике утраченного участка древней стены, без чего невозможно проведение научно-обоснованной реставрации; 4) требования экономической целесообразности.

Не претендуя на историческую достоверность, мы предлагаем более нейтральное, функционально удобное и легче выполнимое решение. Оно должно быть стилистически увязано с архитектурой Костро мы начала–середины XIX в., соответствовать окружающей гражданской застройке того времени. Суть проекта: поставив новую стену по трассе предыдущей стены, понизить её до уровня валика под эубцами на фасаде рабочего корпуса (+3.10 м от уровня тротуара), довести её ширину до 64 см, сделать широкие, с пилонами, ворота (проём 450 см), разместить их по оси проходящей теплотрассы. В правой части ограды, у дома № 5, сделать калитку*. У угла фасада рабочего корпуса сохраняется фрагмент кладки XVII в., с включением её в новую ограду.

Новый фундамент (ибо старый не сохранился) предлагается выполнить в монолитном бетоне; то же относится к цокольным частям стены и ворот. Глубина фундамента 180 см.

Кладка стены и ворот – из красного кирпича, на сложном растворе, с применением бетонных отливок в антаблементе пилонов. Обратить особое внимание на трапециевидный силуэт пилонов (сужены кверху).

Кладка ведётся без расшивки, с тщательной затиркой швов. По окончании каменных работ и стена и ворота дважды обмазываются (кистью) известковым раствором.

Ворота и калитка кованые железные; как и кровли (из чёрной стали), окрашиваются зеленью.

* Участок стены у дома № 5 (длиною 5 м) восстанавливается после отселения дома. Л. С. Васильев. Об архитектурном наследии Костромского края

< Ипатьевский монастырь ... ... Церковь Воскресения на Дебре >