Улица Чайковского

Чайковского улица
Бульварная (Чайковского) улица 1936-39 гг.

Чайковского — короткая улочка словно стежок, «стягивает» центр Костромы с берегом Волги. Одна из красивейших в городе, она появилась на его карте сравнительно недавно, в соответствии с генеральным планом 1784 года. Прежде же по проезжей части улицы проходил ров, по правую сторону которого, если смотреть на Волгу, высились валы и на них деревянные стены костромской крепости-кремля, а по левую — пустырь, местами поросший кустарником. Там же, только ближе к Волге, стоял острог, обнесенный высоким тыном, т. е. стеной из толстых вертикально поставленных и заостренных вверху бревен, утыканных большими гвоздями остриями наружу. Кое-где в стене были прорублены прорези — в них в праздничные дни сердобольные горожане просовывали колодникам доброхотные подаяния — калачи, пироги и т. д.

Что же касается кремля, то его перенесли сюда с берегов Сулы в 1416 году. На высокие валы были поставлены дубовые стены с 14 боевыми башнями: «А башни рублены все клетками,— отмечалось в писцовой книге,— бои выводные за город о дву местах, а меж башен тын...» В кремле были Водяные и Спасские ворота — первые выходили на Волгу, вторые находились в северо-восточной части стены. От них через ров были переброшены мосты, а из кремля к Волге прорыт подземный ход.

Чайковского улица
Костромской кремль (вид с Волги). Гравюра сер. XIX в. Слева – пятиглавый Успенский собор, правее возвышаются колокольня и купольная ротонда Богоявленского собора. Перед ним – два дома соборного причта

На кремлевских стенах были расставлены пушки. Когда в 1609 году сильный отряд польских интервентов попытался захватить Кострому, то он был отогнан огнем крепостной артиллерии, причем из «большого наряда» (т. е. пушек) было уничтожено много врагов.

В кремле вплоть до XVIII в. оставались «осадные дворы» состоятельных костромских помещиков, перебиравшихся сюда из усадеб в случае какой-либо опасности (в обычное время в них жили только «дворники»), около 200 обывательских домов, составивших три улицы, и административные учреждения, в частности большой воеводский двор со стоящей на нем «избой с сеньми». Этот костромской кремль увековечил А.Н.Островский в пьесе «Воевода, или Сон на Волге». В 1767 году кремль осматривала императрица Екатерина И.

В 1773 году кремль сгорел и больше уже не восстанавливался. В начале XIX в. земляные валы с северной стороны были срыты, с южной — понижены, а рвы засыпаны. Часть кремлевской земли отошла под бульвары, а остальную передали Успенскому собору, который в 1776—1791 годах был расширен и перестроен по проекту С.А.Воротилова. Особое значение приобрела четырехъярусная соборная колокольня с курантами, воздвигнутая в 1775—1778 годах на месте выведенного из кремля Крестовоздвиженского монастыря — самая высокая постройка в Костроме, господствовавшая в силуэте города (взорвана в 1934 г.).

Чайковского улица
Ледоход. Фотограф Д. И. Пряничников. Нач. XX в.

Бульвар состоял из двух частей: одна, с широкой липовой аллеей, была разбита прямо на задах Табачных и Масляных рядов, другая, именовавшаяся «маленьким бульваром», проходила вдоль сохранившегося, хотя и частично срытого кремлевского вала, доходя до завершающей ее беседки. Бульвар в значительной степени обязан своим существованием К.И.Баумгартену. Боевой генерал, он на склоне лет был назначен костромским губернатором и занимал этот пост с 1816 до 1827 года. Карл Иванович всячески старался озеленить Кострому. Ю.Н.Бартенев в своих записках «Золотовская летопись» (1835) сообщает: «Место этого сада занимал прежде овраг, исполненный нечистоты, частию бесполезный пустырь; почтенный старик К.И.Баумгартен уравнял это место, разбил впоследствии на оном бульвар и род английского сада, построил прекрасную в китайском вкусе беседку и сам, так сказать, пестовал возникающую зелень. Я сам и притом неоднократно видывал его бродящего по оному с ножиком для обрезывания ненужных ветвей. В этом саду поставлены им были и две статуи, изображающие китайцев, довольно редкие деревья, доставаемые им, были из отдаленных мест, например, каштаны по его желанию привезены даже из Риги. Старец собирал для сада небольшую подписку пособий; теперь в летние вечера групятся в оном костромские обыватели, ибо сад этот дает уже прохладу, хотя и не более десяти лет, как разведен».

Фотография Д.И. Пряничникова 1914 г.
Современный театр
«Современный театр» М.С. Трофимова

В 1910 году поблизости от торца Масляных рядов костромич М.С.Трофимов построил оригинальное деревянное искусно оштукатуренное снаружи здание в стиле модерн синематографа «Современный театр» (снесено в 1960-х годах). Им же перед первой мировой войной была основана кинофабрика «Русь» — она находилась в Москве, однако съемки многих фильмов велись в Костроме и Костромской губернии.

На той же стороне улицы, но чуть подальше, находились летний ресторан (рядом с ним был фонтан, в бассейне которого плавали стерляди) и эстрада. В 1878 году А.Н.Островский закончил драму «Бесприданница», где под именем губернского города Бряхимова изображена Кострома. Место первого действия — «городской бульвар на высоком берегу Волги, с площадкой перед кофейной. Направо (от актеров) — вход в кофейную, налево — деревья, в глубине низкая чугунная решетка, за ней — вид на Волгу, на большое пространство: леса, села и проч. На площадке — столы и стулья».

Это довольно точное описание местонахождения ресторана. А о его хозяине другой выдающийся русский писатель А.М.Ремизов писал в повести «Неуемный бубен»: «Среди достопримечательностей нашего города после... пыльного бульвара, затейливо освещаемого единственною керосиновою лампочкою, тоже не без затейливости повешенною на проволоке между рестораном и эстрадой для музыкантов, после трактира Бархатова, знаменитого огурцами укропистыми и мерными, какого-то необыкновенного засола, и ядренистою белой капустою-зайчиком...» Действительно, костромской ресторатор С.К.Бархатов славился своими отменными соленьями, секретами же засолки он, увы, ни с кем не делился.

В 1912 году Бархатов открыл свое кинематографическое заведение под пышным названием «Пале-театр», купив каменный флигель и полностью его перестроив. Перед первым киносеансом хозяин обносил всех зрителей бокалами с шампанским.

«Пале-театр» и «Современный театр» помещались как раз напротив друг друга, всего-то через улицу, и между их владельцами сразу же разгорелась жестокая конкурентная борьба. Кинотеатр, позднее ставший «Художественным», существует до сих пор. Сохранилось и соседнее здание. История его такова. В 1780-х годах мясоторговец И.Ф.Прибылов унаследовал деревянный дом, сломал его и в 1790 году построил взамен двухэтажный каменный дом с большим садом. В 1800 году им уже владел московский купец П.А.Лабзин, сделавший с обеих сторон пристройки с въездными воротами, а в 1828 году дом с антресолями против «Общественного бульвара» приобрел у его дочерей богатый купец А.П.Колодезников. Менялись хозяева и позднее. В 1872 году очередной владелец провизор Давид Зегниц просит у властей позволения «заново перестроить» здание, чтобы разместить в нем аптеку, перешедшую вскоре к провизору К.И.Сильверстовичу. После революции это аптека «Фармакон», затем № 1.

Следующий дом (№ 7) возведен в том же 1790 году тем же И.Ф.Прибыловым, а в 1805 году приобретен с торгов купцами Домерниковыми, владевшими им до 1873 года. В 1888 году новая хозяйка купчиха С.В.Соболева открыла при доме постоялый двор. В предреволюционные годы дом принадлежал местной помещице статской советнице А.В.Рылеевой.

Небезынтересна история дома № 9. Построивший его в 1788 году С.П.Усов, будучи крепостным крестьянином, по закону не имел права на недвижимую собственность в городах, и потому официально дом числился за помещицей генеральшей В.П.Шаховской. Около 1815 года дом перешел к губернскому предводителю дворянства князю Д.Н.Козловскому. Его жена Прасковья Трофимовна, прежде крепостная крестьянка, была крестной матерью Ф.М.Достоевского, сам же Дмитрий Николаевич послужил для великого писателя прототипом «князя К» в повести «Дядюшкин сон». Из их детей Александр (1801 — 1845) — известный краевед, автор книги «Взгляд на историю Костромы» (М., 1840), Павел (1808— 1851) — близкий друг В.Г.Белинского, Иван (1811 — 1867) — поэт, хороший знакомый А.С. Пушкина.

В конце прошлого века домом владел купец Н.Е.Акатов. Часть его он сдавал под губернский статистический комитет, который много лет возглавлял крупный специалист по промышленной статистике В.Г.Пирогов (1839—1912), а часть — под т. н. «костромской клуб». Первые годы после революции дом занимали кооперативные организации.

Чайковского улица
Двухэтажное кирпичное здание с антресолями - дом Пасынковой

Несомненно, что из всех строений на улице особую ценность имеет дом №11. Он был выстроен на «росчистной земле» коллежской асессоршей А.К.Пасынковой в 1788 году — «прежде прочих», а в 1797 году перешел к богатому костромскому помещику Ф.И.Аристову. В начале XIX в. дочь Аристова, Мария Федоровна, стала женой генерала Петра Яковлевича Корнилова (1770—1828), получив в приданое дом в Костроме. Сам Корнилов происходил из мелкопоместных псковских дворян (к этому же роду принадлежал и герой Севастопольской обороны вице-адмирал В.А.Корнилов) и начал военную службу в ранней юности. Он уже опытным офицером участвовал в Итальянском походе А.В.Суворова и при переходе через Альпы, по словам полководца, «показал опыты самой блистательной храбрости». В 1812 году Петр Яковлевич командовал бригадой, входившей в состав Южной армии, и потому принял участие в боях с Наполеоном уже после ухода французов из Москвы. Особенно он отличился в битве при Березине, а также во время заграничного похода русской армии. Позднее генерал-лейтенант Корнилов командовал дивизией, участвовал в русско-турецкой войне и умер от эпидемии при осаде крепости Журжа.

Из его сыновей, долгое время сообща владевших домом, Петр Петрович был артиллерийским генералом и комендантом Москвы, Федор Петрович — крупным государственным деятелем (член Государственного Совета), а Иван Петрович (1811 — 1901) — попечителем Виленского учебного округа (где ввел в школах преподавание по учебникам на литовском языке) и прогрессивным деятелем народного просвещения в России. Старший же их брат Павел Петрович, молодой офицер лейб-гвардии, влюбился в замечательно красивую, образованную и умную костромичку Анну Ивановну Готовцеву и, выйдя в 1828 году в отставку, женился на ней. Они поселились в корниловском доме. А.И.Готовцева (1799—1871) была одаренной поэтессой, ей посвящали стихи П.А.Вяземский и Н.М.Языков («Влюблен я, дева-красота»), В.Г.Белинский включил ее в число трех самых талантливых поэтесс тогдашней России. Особенно прославила ее поэтическая переписка с А.С.Пушкиным, к которому она обратилась с посланием «О Пушкин, слава наших дней», получив в ответ прелестное «И недоверчиво, и жадно...» — оба стихотворения напечатаны в альманахе «Северные цветы на 1829 год».

В 1836 году Анна Ивановна взяла на воспитание 12-летнюю рано осиротевшую племянницу Юлию Жадовскую, разглядела в ней литературное дарование и поддержала в намерении стать профессиональным писателем. В 1863—1870 годах Юлия Валериановна, уже известная поэтесса, проживала в Костроме и часто навещала свою тетушку.

В предреволюционные годы дом принадлежал внучке Анны Ивановны — Александре Николаевне Корниловой, жене фридрихсгамского (Финляндия) купца А.Янцена — отсюда у Г.К.Лукомского «дом Янцен». Это ценный памятник архитектуры, построенный в ярко выраженных формах классицизма конца XVIII в. Первый этаж рустован, у второго, который почти вдвое выше первого, окна размещены в высоких плоских нишах и украшены сандриками и лепкой. Четырехколонный портик коринфского ордера хороших пропорций с большими полуциркульными окнами во фронтоне, выступающий за красную линию улицы, пристроен позднее, в 1825 году, архитектором П.И.Фурсовым.

На втором этаже дома было пять парадных «покоев» — зал, гостиная, галерея, спальня и кабинет. Расписать их был приглашен крепостной художник помещиков Борщовых Степан Васильевич Поплавский. Он обязался расписать в этих комнатах фриз с орнаментом, потолок также с орнаментом и «трофеями», а в гостиной — с арабесками. В помощь Поплавскому и в качестве его ученика Корниловы предоставили своего дворового мальчика Александра Полякова, проявлявшего незаурядные способности в живописи. Позднее А.В.Поляков (1801—1835) учился в Москве, а затем в Петербурге у английского портретиста Дау, создателя Военной галереи в Зимнем дворце. В 1833 году он окончил Академию художеств.

В ансамбле с домом Корниловых хорошо смотрится двухэтажный каменный дом с балконом на углу с улицей Кооперации. Выстроен он в 1788 году подпоручицей М.П.Грамотиной — тогда совсем рядом с домом еще пролегали «песчаные глубокие рвы». С конца XVIIIдо середины XIXвека здание принадлежало купцам Фигуриным, а в предреволюционные годы им владел купец Кудряшов.

На той же «росчистной земле» и в то же самое время, в 1789 году, возводился каменный дом и на другом углу. По своему оформлению, а вернее по отсутствию такового, он невыгодно отличается от прочих строений на этой улице. Да и возводилось здание сразу двумя хозяевами — мелкой чиновницей Т.Лисицыной и соборным дьяконом Михаилом Андреевым (часть дома по улице Кооперации к концу XIX в. развалилась и была сломана). Костромичи лучше знали дом с начала XX в., когда им владел гробовщик А.А.Кабанов, устроивший здесь свою мастерскую с громким названием «Петербургское похоронное бюро» — в народе же это «бюро» звали гораздо проще: «Гробиками».

История большинства следующих домов ничем особенно не примечательна. Дом № 17 в 1789 году возведен протоиереем И.А.Метелкиным (в 1820-х годах перестраивался), а еще около 1870 года принадлежал его сыну коллежскому советнику П.И.Метелкину. В начале нынешнего столетия хозяином дома был известный костромской благотворитель П.И.Сергеев. Примерно в то же время появился и двухэтажный дом (ныне № 19), первым владельцем которого был мещанин Я.А.Рещиков, с середины же XIX в. здание принадлежало Лаговским — один из хозяев в конце столетия был дипломатом, русским генеральным консулом в Константинополе, а затем дом приобрел богатый промышленник В.Н.Чумаков. После революции дом муниципализировали.

Чайковского улица
Угловой дом соборного причта на месте острога.

На месте углового на набережную дома до пожара 1773 года стоял острог, а рядом с ним и ближе ко рву — лобное место с виселицей, где в 1740 году была казнена знаменитая костромская сваха Лузиха (эта история изложена в романе А.П.Кобяковой «Последняя казнь», опубликованном в 1857 году в журнале «Современник»). В 1792 году участок отвели «именитому гражданину» Г.Д.Углечанинову. Однако тот ничем его не застраивал. Между тем близлежащий Успенский кафедральный собор ходатайствовал о передаче ему данного участка под постройку жилого дома и получил его. Строительство началось в 1823 году — вел его новый губернский архитектор П.И.Фурсов. Это была его первая серьезная работа в Костроме, сразу обнаружившая одаренность молодого зодчего. «Главное округление по его фасаду оформлено шестью колоннами коринфского ордера, вплотную придвинутыми к стене,— отмечал В.Н.Иванов,— и увенчана ступенчатым аттиком. Архитектурная обработка первого и второго этажей этого здания (руст, замковые камни) обычна для своего времени... Во внутренней планировке угловая часть дома решена очень удачно: здесь находятся парадный круглый зал с окнами по главному фасаду и помещение, выходящее во внутренний двор, в котором размещены лестничная клетка и передняя, откуда двери ведут в анфилады парадных комнат».

Левее дома соборного причта на улице стоит двухэтажный каменный флигель, тоже принадлежавший собору и выстроенный в 1832 году.

На правой относительно Волги стороне улицы рядом с рестораном была устроена деревянная эстрада, позади же ее находилась вымощенная булыжником соборная площадь, причем собор представлял из себя целый комплекс построек. От бульвара его отделяла оштукатуренная кирпичная стенка, расписанная сценами из «Священного писания». Именно о ней толкуют обыватели из драмы А.Н.Островского «Гроза» (1859):

1-й (осматривая стены). А ведь тут, братец ты мой, когда-нибудь, значит, расписано было. И теперь еще местами означает.

2-й.   Ну да, как же! Само собой, что расписано было. Теперь, ишь ты, все в пусте оставлено, развалилось, заросло. После пожару так и не поправляли.

1-й. Что же теперь, братец ты мой, тут нарисовано было: довольно затруднительно это понимать.

2-й. Это геенна огненная.

Перед этой «геенной» напуганная грозой и словами внезапно появившейся полубезумной барыни и кается публично Катерина в измене мужу.

фотография В.Н. Кларка 1908 г.
Крепостной вал
Малый бульвар

Далее параллельно застроенной стороне улицы почти до самой Волги тянется крепостной вал, насыпанный еще в начале XV в. До 1814 года на нем стояли пушки, салютовавшие победам русских войск в Отечественной войне, а сам вал был значительно выше — его частично срыли в 1817 году. Остатки его обсадили деревьями и назвали «маленьким бульваром». На его оконечности стояла над Волгой деревянная беседка, запечатленная на многих картинах Кустодиева Б.М. Беседку эту любил Островский А.Н. Весной 1848 года он написал в дневник: «Вид из этой беседки вниз и вверх по Волге такой, какого мы еще не видели до сих пор». Нынешняя каменная «беседка Островского» ничем не походит на прежнюю деревянную, да и установлена она в наши дни на ином месте.

На кромке кремлевского холма поставлены еще два здания, входящие в ансамбль улицы (№ 8 и № 10). Выстроены они в последней четверти XVIII в. С.А.Воротиловым и принадлежали Успенскому собору. Первоначально планировалось возведение четырех корпусов, расположенных в виде каре, но ограничились двумя, обращенными фасадами на Волгу. Поскольку участок имеет перепад рельефа, то у обоих зданий — высокие цокольные этажи. Два верхних этажа объединены дорическими пилястрами, проходящими по всем фасадам.

Одно из зданий предназначалось для костромского архиерея, приезжавшего в город из своей постоянной резиденции в Ипатьевском монастыре. В другом с 1847 года разместилась Костромская духовная семинария, прежде находившаяся в сгоревшем Богоявленском монастыре. Она занимала здание целых 20 лет, до покупки собственного дома. За это время среди ее выпускников было несколько впоследствии известных ученых: знаменитый историк русской церкви академик Е.Е.Голубинский, крупный литературовед, действительный член Украинской АН. Н.И.Петров, выдающийся византиевед академик Ф.И.Успенский и др.

По воскресным вечерам до революции на бульваре гуляла т. н. «чистая» публика: чиновники, офицеры, гимназисты. На эстраде играл духовой оркестр 181-го Пултуского пехотного полка, 100-летний юбилей которого костромичи торжественно отметили в 1911 году. И полк, и его командир генерал П.Карпов достойно проявили себя на полях сражений первой мировой войны.

Чайковского улица
Деревянная беседка в окружении лодок. Нижняя часть Бульварной улицы в паводок подтапливалась.

И в заключение о названии улицы. Первоначально, т. е. с конца XVIII в. , она называлась Ильинской (по имени близлежащей церкви), в 1925 году переименована в Бульварную, а в 1940 году, в связи с 100-летием со дня рождения великого композитора, улице присвоили имя П.И.Чайковского.

Улица Чайковского на карте, фотографиях и панораме
Protected by Copyscape
Kostroma city