На обложке книги – Успенская церковь села Домнина. Фото XXI века. Дизайн обложки – Кирилл Дружков.

ОТ АВТОРА

Эта книга – итог моего многолетнего труда по скрупулезному собиранию, осмыслению, сопоставлению фактов биографий многочисленных представителей костромского Рода Иорданских, к коему я принадлежу по рождению. В результате связывания различных нитей из обнаруженных родственных уз получилась широкая и довольно глубокая, местами действительно таинственная вязь полотна, приведшая в итоге к построению Родословного Древа, состоящего к настоящему моменту из 200 с лишним персон в 15 поколениях. Исторически достоверные факты поступали ко мне и из разных архивов страны, как ответы на мои Запросы к ним, и от многих неофициальных лиц, жителей Костромы и области, так же, как я, озабоченных воссозданием утраченной истории предков. Ссылки на первоисточники информации, использованной в книге, с указанием названий Архивов и их Фондов, я привела в Поколенной Росписи Рода, размещенной мною в завершающей главе книги.

Огромное спасибо всем отзывчивым доброжелательным костромичам и жителям других регионов страны за их поддержку и бескорыстную помощь по сбору столь необходимого мне материала по восстановлению истории Рода.

Особая моя благодарность и признательность Вам, Галина Вольдемаровна Брезгина – специалисту по костромскому духовенству, человеку огромной эрудиции, уважаемому и любимому всеми людьми, занимающимися поиском своих родовых корней в костромской Истории. Это моя первая и последняя книга по Родословию, и я очень рассчитываю на внимательное и бережное отношение к результатам своего труда со стороны родственников и близких людей. Надеюсь также, что мое повествование окажется интересным и другим людям, столь же погруженным в генеалогические поиски, как и я.

Жаль, не сохранилось записей о предках -
Родовое древо чтоб восстановить.
Нет имён ушедших на зелёных ветках,
Но кого я знаю - нужно сохранить.
Я пишу с любовью имена и даты,
Чтоб потомки знали о корнях своих.
Может быть, и вспомнят обо мне когда-то,
И о нашем древе прочитают стих.
Что уйдём когда-нибудь, стоит ли печалиться,
Новые побеги в кроне шелестят.
Значит, родословная дальше продолжается,
И пусть эти записи вечно сохранят.
Кто родится в будущем - пожелаю искренне,
Меньше веток сломанных, счастливо прожить,
Чтоб не забывали вы те простые истины:
Надо наше прошлое помнить и любить!

Путеводитель

Иорданские. Родных корней таинственная вязь...
 
Введение

Введение

В глубокой древности наши пращуры благоговейно относились к могилам. Земля, где захоронены предки, почиталась родной, родовой. Мы и сейчас не знаем, что за сила тянет нас к местам, где лежат наши родные и близкие. Память Рода. Генетика...

«...Два чувства дивно близки нам,
  В них обретает сердце пищу:
    Любовь к родному пепелищу,
      Любовь к отеческим гробам».

С годами как-то по иному воспринимаются эти пушкинские строки, хотя и были они написаны совсем молодым человеком. Мне кажется, что наши предки стоят за нами невидимыми зрителями, наблюдая, оценивая и радуясь или печалясь нашим жизненным успехам или неудачам. И мы в своей жизни, совершая те или иные поступки, мысленно обращаемся к ним, ища поддержки или, наоборот, осуждения своих действий.

Мне уже 77 лет. К настоящему времени я обладаю достоверной информацией о представителях 15 поколений Рода Иорданских, к которому принадлежу по рождению, и мне просто необходимо передать эти знания детям, внукам, потомкам. Я понимаю, что глубже копнуть уже вряд ли удастся, да и дополнительные сведения о более близких по времени поколениях даются все с большим трудом. Пора подводить итоги.

Видимо, романтика исследований присутствовала во мне всегда. Школьницей я очень любила решать задачи по математике, радовалась, когда удавалось добиться верного ответа. Я и образование получила на физико-математическом факультете нижегородского университета, где по окончании аспирантуры работаю, вот уже более полувека. До сих пор меня увлекают любимые мною Знаменитые Алгебраические Кривые – Лемниската Бернулли, Овалы Кассини, Кардиоида, Декартов Лист и многие другие – которые после моих тщательных кропотливых математических рассуждений и вычислений начинают служить интегральными кривыми дифференциальных уравнений. В качестве иллюстрации я привожу начало одной из моих математических публикаций, написанной в соавторстве со студенткой. И если мой читатель хоть чуть-чуть математик, он получит небольшое представление о том, какими математическими задачами я с любовью занимаюсь всю жизнь.

Но и другого рода тайны не оставляли меня равнодушной. С каким упоением в те же школьные годы слушала я по радио рассказы известного литературоведа и писателя Ираклия Луарсабовича Андроникова о его литературных исследованиях творчества Михаила Юрьевича Лермонтова. Как увлекательно раскручивал он нить своих поисков, например, в рассказе «Загадка Н.Ф.И.»!

Лет с 30 меня стал интересовать вопрос происхождения моей девичьей фамилии, Иорданская. Во время довольно частых, но очень кратковременных поездок из Нижнего Новгорода во Владимир, где жили мои родители, я разговаривала с ними на эти темы. Папа мой, Иорданский Анатолий Михайлович (1907-1974), был доктором филологических наук профессором, заведующим кафедрой русского языка во Владимирском Пединституте, специалистом по истории русского, старославянского и церковнославянского языков. Отец же его, мой дедушка, Иорданский Михаил Сергеевич (1880-1945), был православным священником в глухой Костромской провинции. Папа очень мало рассказывал о семье своих родителей. Возможно, он и вправду мало знал об истории своего рода. Папа говорил, что во времена его молодости дети не смели так вольно общаться со своими родителями, как это сейчас принято; что уж услышали нечаянно из разговоров взрослых, то и знали. А, может, его жизненный опыт человека, пережившего годы гонений за «неправильное» социальное происхождение, заставлял его быть осмотрительным и сдержанным и не пускаться в слишком уж откровенные беседы на эти болезненные темы – мало-ли как жизнь повернется....

Так или иначе, я узнала только, что фамилия наша искусственная и видимо была присвоена кому-то из далеких предков Рода при поступлении в Духовное училище. Кому и когда – папе не было известно. Однажды, я "разговорила" папу и записала с его слов все, что он счел возможным рассказать мне о семьях своих родителей, моих дедушки и бабушки, и своих сестрах и братьях, родных и двоюродных. Я и сейчас не уверена, знал ли мой папа что-либо о своих дедах и прадедах, и если не знал, то, как жаль, что я, обладая сейчас такой обширной информацией, не могу с ним с радостью ею поделиться. Или теперь-то он знает и все то, что таким трудом добыла я, и даже гораздо больше? Позднее, когда в течение почти 25 лет в моей семье жила папина сестра Вера Михайловна Иорданская (1915-1989), одинокая женщина, не имевшая своей семьи, я и ее постепенно интервьюировала, так что о пяти поколениях – деда и его потомков – я достоверно знаю много. Для своих детей, внуков, племянников я еще в 2004 году написала о жизни этих пяти поколений целую книгу, снабженную изобилием отсканированных фотокарточек. На обложку той книги я поместила репродукцию картины А.К.Саврасова «Грачи прилетели», на которой запечатлен уголок села Молвитина. В этом селе учился и окончил среднюю школу мой папа, а в 12 верстах от Молвитина, в селе Сумароково, прошли последние 33 года жизни моего дедушки.

С годами во мне не угасало желание докопаться до момента получения кем-то из предков фамилии Иорданский, а также как можно глубже проникнуть в историю Рода. Пробовала по почте обращаться с запросами в Костромской архив, формулировала конкретные вопросы – кто были родители моего деда, прадеда, как их величали, где они жили. Мне отказывали, писали, что заняться моими вопросами в архиве смогут только по получении справки с места моей работы о том, что запрашиваемая информация требуется мне для проведения научной работы. Кто бы дал такую справку мне, доценту механико-математического факультета университета! А тем временем в 1982 году в Костромском архиве случился страшный пожар, и, как позже выяснилось, сгорели и многие нужные мне документы. Пожар случился 16 августа 1982 года. В это время все документы находились в здании Богоявленского собора между улицами Симановского и Козуева в Костроме. В тот вечер на крыше собора играли мальчишки. Они решили через открытые окна-бойницы под куполами заглянуть внутрь собора и стеллажи с архивными документами сверху приняли за гробницы. Чтобы их получше рассмотреть, ребята начали поджигать куски бумаги и бросать вниз. Один из таких огненных змеев попал на документы, и огонь начал разрастаться в бумажной среде. Испугавшись, дети убежали. Пожар обнаружили практически сразу, но огонь распространялся настолько быстро, что когда подоспели пожарные - было уже поздно...

В 1993 году папина сестра Фаина Михайловна, жившая в Рыбинске, прислала мне вырезку из региональной газеты "Вольное слово", привожу здесь скан этой газетной заметки. В ней упоминается некто Иорданский Иоанн, как написано в заметке,– священник Домнинской вотчины бояр Шестовых, предков по матери первого царя из рода Романовых, Михаила Федоровича.

Не наш ли предок этот священник Иоанн Иорданский?

Я стала интересоваться любой информацией обо всех попадавших в мое поле зрения священнослужителях Иорданских из Костромской епархии

Вскоре, с распадом СССР и окончанием социалистического этапа жизни нашей страны, архивы за плату начали исполнять частные заказы на установление прошлых родословных связей обычных людей. В конце XX века и я получила ответ на мой запрос о своем прадеде и пра-прадеде.

В выписках документов, присланных мне из ГАКО (Государственный Архив Костромской Области), сообщалось, что мой прадед Сергей Иорданский (1842-1896) по окончании Костромской духовной семинарии в 1864 году всю жизнь прослужил диаконом Воскресенской церкви, что на Корёге Буйского уезда. Сообщалось также, что он сын священника Николаевской церкви, что на Быстрых Галичского уезда, Иоанна Иорданского, умершего на службе в 1858 году. Более глубинной информации в Архиве не нашли по причине уже упомянутого мною пожара 1982 года. Так я узнала, кто были мой прадед и пра-прадед. Оба они уже носили фамилию Иорданские.

Дальнейшие мои поиски долго не приносили ощутимых результатов. Но за эти годы я познакомилась и лично, и по переписке со многими замечательными людьми Костромы и области, узнала от них много интересного и полезного в деле моих генеалогических поисков, просто приобрела прекрасных друзей. На собственном опыте узнала, какие интересные люди живут вдали от столиц. Тихо и незаметно делают они каждый свое дело и тем не дают погибнуть России, сознательно ли, нечаянно ли разрушаемой сверху. Ниже я расскажу о некоторых из них – хочется сказать благодарное доброе слово в адрес этих простых деловых душевных интеллектуальных скромно живущих костромичах.