Письма к Б.П. Матвееву
(1974)

Борис Павлович Матвеев (1923–1982) – художник-график, краевед.
Б.П. Матвеев родился 19 октября 1923 г. в городе Кинешме Ивановской области.
Его родители – Павел Алексеевич и Федосья Степановна Матвеевы.
В 1939 г. окончил 8-й класс Кинешемской средней школы № 4 (сейчас школа им. Д.А. Фурманова) и поступил на художественно-педагогическое отделение Ивановского художественного училища, в котором учился до 1 мая 1942 г.
Неизвестно, ушёл ли на фронт добровольцем или был призван, но воевал недолго, т.к. вскоре заболел туберкулёзом и был демобилизован.
Работал в Кинешме художником-оформителем в Художественно-производственных мастерских Ивановского художественного фонда. В 1960–1970-х гг. участвовал в городских художественных выставках. Имел серьёзный интерес к истории и архитектуре Кинешемской земли. Им составлена богатая краеведческая картотека, его краеведческие статьи публиковали городская газета «Приволжская правда» и «Знамя Октября» (пос. Островское Костромской области). «Уроженец Кинешмы и её старожил он (Б.П. Матвеев. – А. С.) знал в ней каждый уголок, собирал всё, что имеет отношение к родному городу. Кроме того, он был горячим почитателем Кустодиева»*.

* (Докучаева В.Н. Борис Кустодиев. Жизнь в творчестве. – М., 1991 – С. 53).

Умер Борис Павлович 11 октября 1982 г., похоронен в Кинешме.

Сообщил о нём А.А.  Григорову осенью 1974 г. костромской художник, уроженец Кинешмы, В.С. Катков. Александр Александрович обратился к Б.П. Матвееву с конкретными вопросами, касающимися пребывания в Кинешме Купреяновых. Так завязалась переписка, которая продолжалась до конца 1970–х гг.
В архиве Кинешемского художественно-исторического музея сохранилось 2 письма А.А. Григорова, копии которых любезно выслала главный хранитель музея Ольга Евдокимовна Киселёва.

~ • ~

10 декабря 1974 года
г. Кострома

Многоуважаемый Борис Павлович!
Очень Вам благодарен за присланные мне сведения о Куприяновых1: об их имевшихся когда-то в городе Кинешме домах и о судьбе потомков2.
Всё это для меня важно и нужно, ибо у меня собирается много сведений о потомках и родственниках семьи Невельских – адмирала Геннадия Ивановича, который был в тесном родстве с Куприяновыми.
В 90-е – начале 900-х годов в Кинешму нередко приезжала дочь адмирала Г.И. Невельского, Мария Геннадиевна Кукель2, она останавливалась у Куприяновых, ибо М.П. Куприянов был её двоюродным братом. Нередко в те годы М.Г. Кукель бывала и у Щулепниковых, которые с 1896 г. жили в усадьбе Погост, ныне совхоз «Пятилетка».
Все присланные Вами сведения, такие подробные в части описания дома и усадьбы Куприяновых, и сведения о судьбе некоторых потомков Куприяновых ведь нигде больше, кроме как от Вас, и получить нельзя.
Ещё раз приношу Вам свою благодарность и надеюсь, что если у Вас появятся ещё какие-нибудь новые подробности по этому делу, то Вы со мною так же любезно поделитесь, как сделали сейчас.
Конечно, Анрэ <так!> Куприянов вполне мог быть потомком Куприяновых. Ведь после революции так много русских дворян осело заграницей, и, в частности, много их было во Франции, я лично знаю, что там, или в других странах, потомки наших русских дворян (некоторые) стали известными людьми, как, например, музыкант Бутаков, потом Куломзин, Игнатьев и другие.
Но, конечно, это только может быть предположение, хотя и весьма правдоподобное.
С данными из «Русского провинциального некрополя», изд. 1914 г. я знаком.
А что же про Бошняка? Вы неужели ничего не знаете о таковом? Он был не раз секретарём земских собраний, а последние годы перед революцией был не то архивариусом, не то завхозом (тогда такой должности не было, что-то вроде этого было, кажется, звался он «смотритель зданий»).
Если узнаете что-либо, то прошу также поделиться4.
В благодарность за Вашу любезность я хочу Вам предложить всё, что имею из своих собраний архивных данных про Кинешемский уезд, Кинешму и живших когда-то там дворянских семей как в усадьбах, так и в городе.
Искренне уважающий Вас А. Г.

1 В письме В.П. и Е.В. Степановым от 22 июня 1974 г. А.А. Григоров подробно рассказывает о появлении Куприяновых (Купреяновых) и Невельских в Кинешемском уезде.
«Их (кинешемских Купреяновых. – А. С.) было два, оба моряка, один, контр-адмирал, герой Синопского сражения и обороны Севастополя, Павел Иванович, умер он в 1899 году в возрасте 72 лет*. Он был, как кажется, одиноким и после него потомства не осталось. Он имел много орденов, в том числе и Георгиевский крест IV степени за Севастопольскую оборону.
Другой Куприянов, тоже Павел, но по отчеству Антонович, был капитаном 2 ранга, боевых заслуг у него не было, а известен он главным образом как зять адмирала Г.И. Невельского, он был женат на его сестре, Марии Ивановне. Родом они, и Невельской и Куприяновы, из Солигаличского уезда. Появление же их в Кинешемском уезде, где у Павла Антоновича был собственный дом, связано с тем, что в 1842 году П.А. Куприянов с женою купил у князя Мещерского деревню Жажлево, а будущий адмирал купил близ этой деревни у графа Румянцева деревню Крутово и усадьбу Аннино, это всё в низовьях реки Нодоги, в бывшей Ильинской волости; таким образом, П.А. Куприянов, купивший ещё в разных местах Кинешемского уезда несколько деревень, сделался Кинешемским помещиком и даже в 40-е годы избран в уездные предводители дворянства» (архив Кинешемского художственно-исторического музея; переписанный В.П. Степановым фрагмент письма).
Усадьба Аннино, как и вторая усадьба Г.И. Невельского, Рогозиниха, находились на территории нынешнего Заволжского района Ивановской области.

2 Б.П. Матвеев 6 декабря: «О детях Михаила Павловича Куприянова.
Николай Михайлович был со странностями ума.
За Марией Михайловной замечалось то же самое, если не в большей степени. Она была незамужняя. В первые тяжёлые годы после революции пропала в Москве. Пошла что-то продать на рынок и домой не вернулась.
Сергей Михайлович большую часть времени проводил за границей, в Париже. Приезжал к матери чаще за деньгами. Приходилось продавать земли. Больших доходов имение не имело. Земельные участки Куприяновых начинались почти от самой Спасской церкви. В верховьях речки Чёрной имелась охотничья дача.
Женат Сергей был на вдове-дворянке, у которой от первого брака была девочка по имени Ляля. От Сергея тоже был ребёнок – девочка. К детям была приставлена немка-гувернантка. Напуганный революцией, Сергей хотел увезти семью за границу, но жена не согласилась и осталась в России. Сам же он эмигрировал во Францию.
(Немного из сомнений и домыслов.
Андрэ Куприянов – фамилия французского спортсмена по фигурному катанию, на одном из прошлых соревнований. Очень уж русская фамилия у фигуриста. Не Сергеевы ли потомки из Парижа?)
Рассказывают ещё об одном Куприянове, Михаиле Михайловиче. Жил он, как все Куприяновы, в Москве. В летние месяцы приезжал на дачу в Кинешму, в дом по Юрьевецкой улице. В молодости окончил кадетский корпус, любил театр, участвовал в спектаклях в московской профессиональной труппе. В саду кинешемского дома устраивал театрализованные представления. Любил шумные военные баталии, для чего детям были куплены ружья. Брали штурмом крепости-городки. В сундуках Куприяновых хранилось много военных мундиров. В них и обмундировывалось воинство. Под “театр” во дворе было приспособлено сарайное помещение. <…> И ещё, сведения, которые я когда-то записал, вероятно, для Вас Вадиму Петровичу Степанову: “Великий князь Николай Михайлович. Русский провинциальный некрополь”. Том I. М., 1914 г. Кинешемский некрополь. Стр. 458. О захоронении Куприяновых на Преображенском кладбище. Если у Вас этих сведений нет, можно написать в следующем письме» (архив Кинешемского художественно-исторического музея).
Михаил Павлович Купреянов (1843–1912) – капитан-лейтенант флота; сын Павла Антоновича (?–1859**) и Марии Ивановны (1811–1885) Купреяновых. В 1880–1910 гг. гласный Кинешемского земства (ед. хр. 690, л. 23).
Андрэ Куприянов – французский конькобежец, в 1961 и 1962 гг. на чемпионатах Европы завоевал бронзу и серебро.

3 Мария Геннадьевна Кукель (1855–1917). Её муж – Андрей Болеславович Кукель, служащий дипломатических представительств России на Балканах – Болгарии и Сербии (Григоров А.А. Дети и внуки адмирала Невельского // Григоров А.А. Из истории костромского дворянства. – Кострома, 1993. – С. 210). Е.И. Рогунова, урожд. Щулепникова, писала А.А. Григорову 30 ноября 1974 г.: «Она (М.Г. Кукель. – А. С.) гостила в Погосте, как мне кажется, по приглашению Ф.А. Бредихина. Их связывала, наверно, прочная дружба» (ед. хр. 2336, л. 13).

4 Б.П. Матвеев 22 декабря: «О Василии Константиновиче Бошняк, к сожалению, никаких сведений не отыскалось. Нашёл всего одну выписку неизвестного происхождения.
Он занимал должность секретаря Кинешемской уездной земской управы (1902–1906).
Также без указания источника попалась запись: “Невельской Николай – священник погоста Гребни”. <…>» (ед. хр. 2293, л. 6).
Речь в письмах идёт о брате известного мореплавателя Н.К. Бошняка – лейтенанте флота Василии Константиновиче Бошняке (1841 – не ранее 1916). В «Ежегоднике Кинешемского уездного земства и календаре на 1913 год» и в «Календаре-ежегоднике. 1916» он значится «смотрителем земского дома и архивариусом».

___

* Родился П.И Купреянов в 1821 г.

** Дата смерти установлена по документам, найденным в Государственном архиве Ивановской области О.И. Захаровой.

~ • ~

26 декабря 1974 года
г. Кострома

Многоуважаемый Борис Павлович!
Прежде всего, позвольте Вас поздравить с наступающим новым, 1975-м годом и пожелать Вам здоровья и всякого благополучия в жизни и успехов в Ваших трудах и занятиях.
Затем, я от души благодарю Вас за те подробные сведения о Куприяновых, которые вы мне посылаете.
Сегодня получил ваше письмо от 22 декабря с подробностями о другом доме М.П. Куприянова и благодарю Вас за это1.
Инициалы упомянутого Вами «Т.П.», вероятно, ошибка, ибо среди дворян Куприяновых не было в Кинешме человека, чьё имя начиналось бы с буквы «Т»2.
Подпись: Письма к М.В. Смирнову  (1986–1988)Относительно Бошняка, то могу дополнительно указать, что искомый Василий Константинович Бошняк в 1916 году жил на Напольной улице, в доме Киселёва. Может быть, можно сходить в этот дом и узнать что-либо об этом Бошняке и его семье, нет ли потомков этого Бошняка. Дело в том, что ни у одного из исследователей нет фотографии Николая Константиновича Бошняка, сподвижника адмирала Г.И. Невельского, а я принимаю участие в написании книги о нём и очень бы хотелось иметь фото этого Н.К. Бошняка, а если Кинешемский Бошняк был с ним в родстве, как я это предполагаю, то в семейных архивах могла сохраниться и фотография Н.К. Бошняка. Правда, один художник написал портрет Н.К. Бошняка, а один скульптор изваял его бюст для памятника, который нынче установлен в Советской гавани (бывшая Императорская гавань в заливе Хаджи, открытая Н.К. Бошняком), но подлинная фотография была бы ценнее во много раз. Разысканные нами другие родственники братьев Н.К. Бошняка (он сам был не женат и потомства от него нет) все говорят, что в годы 1937–38 все фотографии их родных, снятых в офицерской форме, с орденам и проч., они сожгли, опасаясь, что при случае такие фотографии могут им повредить; на что, впрочем, были очень веские основания, ибо в те годы зачастую фотография человека в погонах и с орденами служила доказательством некоего «криминала», а последствия этого были тогда весьма печальны.
Итак, если Вы сможете – то поразведайте в доме быв. Киселёва3.
Теперь о Невельском. Вы упоминаете о священнике Николае Невельском, в погосте Гребни. Если это те Гребни, близ которых и я родился, то там в моё время был очень долгое время священником о. Алексей Архангельский, убитый какими-то грабителями уже после революции, в 20-х годах. Он там, в Гребнях, служил очень долго. Но Вы не указываете, в какие годы там служил о. Николай Невельской, поэтому я ничего не могу сказать кроме того, что в Костромской семинарии обучался в годы 1910–1916 Алексей Иванович Невельской, сын священника; может быть, это внук Гребенского о. Николая? Не зная дат, трудно сказать что-либо.
Этот семинарист Алексей Невельской в 1917 году, за 5 дней до Октябрьского переворота, получил производство в чин мичмана и после Октября некоторое время работал в бывшем Морском министерстве.
Но имеет ли он какое-либо отношение к родным адмирала Невельского – утвердительно сказать не могу. Род Невельских был очень обширный, и хотя издревле все они были помещиками, но большинство давно обеднело и утратило дворянское звание ещё задолго до революции, иные пошли в попы, иные стали просто крестьянами, или, как тогда говорили, «мужиками».
Относительно Поджио могу Вам сообщить, что в книге Задорнова, вероятно, упоминается не Осип Викторович, который в Иркутске в то время не был, а его брат Александр Викторович, освобождённый по амнистии в 1856 г., а до того отбывавший срок на Петровском заводе, в Чите, и был он и в Иркутске в те годы, когда там бывал Г.И. Невельской. А Осип Викторович хотя и умер в Иркутске, но ещё до того, когда там впервые побывал Г.И. Невельской – в 1850 году. Об обоих братьях Поджио см. «Воспоминания» д-ра Белоголового, изд. в 1898 г., Москва. Но я должен заметить, что сочинения Задорнова есть исторические романы, и поэтому нельзя ожидать, чтобы там всё соответствовало историческим фактам. Тот же Задорнов в своей книге о Невельском упоминает Ивана Антоновича Куприянова, именуя его «дядюшкой» адмирала4. Но И.А. Куприянов, брат которого, Павел Антонович, был женат на сестре Геннадия Ивановича Невельского и живший в Кинешме (именно этого Павла Антоновича и был сын Михаил Павлович, про дома которого Вы мне сообщаете), вовсе не был дядей адмирала ни с какой стороны: ни по отцу, ни по матери – Полозовой. Это одна из ошибок автора, есть и другие, но, я повторяю, исторический роман не может служить основанием для историков, тут нужны документы, а авторы вольны допускать в своих романах и вымышленных лиц и по-своему описывать действительно существовавших. Так что полагаться на сведения, почерпнутые из исторических романов, никак нельзя5.
Дело о злоупотреблениях по выборам в земство со стороны Н.А. Рылеева я знаю, ибо читал всё в подлинниках, также знаю и упоминаемую Вами книгу, которая есть и у нас, в научной библиотеке6. Для меня это дело представляло особый интерес, ибо там упоминались в качестве обвиняемых (впоследствии это обвинение отпало) и мои родные – дедушка, его брат и родные моей жены7. Но в той книге про это дело, что есть в нашей библиотеке, нет ни фамилии автора, ни издателя, ни места, ни года выхода в свет. Там собраны протоколы допросов и вообще материалы судебного дела.
Вот и всё на сей раз.
Позвольте ещё раз поблагодарить Вас за Вашу любезную готовность помочь нам.
Искренне уважающий Вас А. Г.

1 В первом письме от 6 декабря 1974 г. Борис Павлович сообщил сведения о доме М.П. Купреянова на Юрьевецкой улице, в письме от 22 декабря – о доме на улице Волжской. В черновике второго письма, хранящегося в Кинешемском художественно-историческом музее, есть запись: «Высланы фотографии со всех сохранившихся строений Куприяновского поместья».

2 Б. П. Матвеев цитировал запись «Списка бывших частновладельческих, церковных, городских и земских домов и дачевладений, муниципализированных и утверждённых ГУКХ НКВД от 28/X-1922 и 20/I-1923 г.»: «Куприянов Т.П. – деревянный одноэтажный дом по Юрьевецкой улице» – и добавлял: «Если это не ошибка наборщика, то составителя списков» (архив Кинешемского художественно-исторического музея).

3 Б.П. Матвеев 3 марта 1975 г.: «В дом Киселёвых, где жил Бошняк, она ходила в феврале, но странно – никакими сведениями о семье Бошняк никто в доме, ни рядом не располагают» (архив Кинешемского художественно-исторического музея).
«Она» – Антонина Александровна Минаева, проживающая в бывшем доме М.П. Купреянова на Юрьевецкой улице.

4 Речь идёт о вице-адмирале Иване Антоновиче Купреянове (1799–1857), главном правителе российских колоний Российско-Американской компании в 1834–1840 гг. О нём см. также письмо к М.С. Михайловой от 22, 29 августа 1975 г. на стр. 428.

5 Б.П. Матвеев 22 декабря 1974 г.: «О мичмане Николае Константиновиче Бошняке знаю только по 2-х томному роману Н. Задорнова “Капитан Невельской”.
В книге Задорнова описана встреча Невельского с декабристами в Иркутском доме Волконских. Среди присутствующих был “бородатый, остролицый Поджио, прозванный Мельником”.
Не подскажете ли его имя? Дело в том, что в Кинешме живут дальние родственники декабриста Осипа (Иосифа) Викторовича Поджио» (архив Кинешемского художественно-исторического музея Ивановской области).

6 Дело Кинешемского предводителя дворянства Н.А. Рылеева. – М., 1885.

7 Имена обвиняемых см. в письме к М.М. Шателен от 12 мая 1968 г. на стр. 79.

~ • ~
© Alexander Grigorov (Kostroma)