Раздел IV
«Напишите, чем бы я мог Вас ещё заинтересовать по части исторического краеведения и генеалогии»

Письма к М.С. Коншину
(1978–1988)

Михаил Сергеевич Коншин – влади­мирский краевед, педагог, журналист и ли­тератор.
Родился 27 апреля 1938 г. в Ленингра­де.
В марте 1942 г. с матерью, Натальей Альфредовной, урождённой Би­бер (1910–2000), был эвакуирован в Ново­сибирск, где пошёл в школу. Здесь, имея от роду 9 лет, он впервые встретился со своим отцом, Сергеем Николаевичем Кон­шиным (1908–1964), который до 1947 г. на­ходился в Магадане, будучи осуждён по 58-й статье. После нескольких переездов семья Коншиных оказалась в городе Киро­вограде Свердловский области. Но в 1950 г. отец был снова арестован и сослан в Петропавловск Северо-Казахстанской области, куда переселилась и семья. Здесь Михаил Сергеевич окончил 7 классов и школьное отделение Петропав­ловского педагогического училища (1958 г.). В 1959 г. вместе с родителями, двумя сёстрами и братом переехал во Вла­димир. В том же году был призван на служ­бу в армию, которая растянулась на три с половиной года, так как последние семь месяцев проходила на Кубе во время Ка­рибского кризиса 1962–1963 гг.
После демобилизации окончил Мо­сковский государственный институт культу­ры и затем двадцать шесть лет (1967–1993 гг.) преподавал клубные и музыкаль­но-теоретические предметы во Владимир­ском культурно-просветительном училище (ныне колледж культуры и искусства).
С ноября 1993 г. корреспондент об­ластной газеты «Молва».
Журналистикой занимался всю созна­тельную жизнь. Писал и пишет о художни­ках, писателях, музыкантах; о праздниках, фестивалях, конкурсах, новых книгах, юби­лейных вечерах, концертах и т.д.
Живёт во Владимире.

Инициатива письменного общения с А.А. Григоровым принадлежит М.С. Конши­ну. Они переписывались в 1978–1989 гг. Копии 17 писем любезно предоставлены Михаилом Сергеевичем.



2 ноября 1978 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Спасибо Вам за присылку открыток с видами Влади­мира. А также за статью «У книги – премьера». Очень было бы хорошо, если бы Вы смогли купить эту книгу для меня. Послать можно наложенным платежом, чтобы Вас не вводить в излишние расходы. Вероятно, у нас, в Костроме, эта книга продаваться и не будет1.
Затем, благодарю Вас за поздравление к празднику и добрые пожелания и, в свою очередь, также поздравляю Вас и Ваше семейство с праздником Октябрьской револю­ции и желаю Вам и всем Вашим здоровья, в первую оче­редь, и затем всякого благополучия в жизни и успехов во всех Ваших трудах. А бабушке Вашей желаю облегчения от её страданий2.
Н.В. Шипулиной3 я написал письмо относительно фото­графии Купреяновых, но пока нет «ни ответа, ни приве­та».
Конечно, я буду Вам благодарен, если Вы будете мне присылать вырезки из Владимирской газеты со статья­ми на исторические и краеведческие темы. Вы пишете, что «Призыв» охотно печатает такие статьи. А вот в отношении нашей Костромской «Северной Правды» я этого сказать не могу.
Прежде печатали частенько, и в прошлые годы не мало было статей на такие темы, в том числе и моих, а по­сле смены редактора4 отношение газеты изменилось к таким темам, как история, и мне редактор даже заявил, что газета – это не исторический журнал и должна жить современно­стью, а не историей. Да ещё к тому же, все мои статьи, за редким исключением, не касались истории революционного движения.
Вот теперь приходится искать других мест. Но беда в том, что мои материалы очень обширны и по своим раз­мерам не подходят для газет, и если и печатают в ка­ких-либо газетах, то, как правило, сокращают объём в два-три раза. А на издание книги – мало надежды, тут надо иметь «имя» или, что ещё важнее, «блат» в издательстве.
Вот теперь я и пошёл «за пределы области». Появи­лась моя статья в Липецкой областной газете5, и не одна ужe, затем, после праздника должна быть нaпeчaтaнa моя cтaтья в Вологодской газете6, затем, появилась статья в журнале «Морской флот»7 и так далее.
У нас было установилась зима, выпало довольно много снега и были морозы до 9о, а сегодня тепло, всё на­чало таять, с крыш потекло и стало очень скользко ходить по тротуарам.
Мария Григорьевна благодарит Вас за поздравление.
Напишите, чем бы я мог Вас ещё заинтересовать по части исторического краеведения и генеалогии. Охотно отве­чу Вам и сообщу всё, что знаю сам.
Уважающий Вас А. Григоров.

 



1 «Статья “У книги – премьера” в нашей областной газете “При­зыв” касалась, видимо, книги Николая Софронова “Это интересно знать”. В ней помещены историко-краеведческие очерки от древно­сти до современности» (прим. М.С. Коншина).
2 «Имеется в виду моя бабушка Елена Михайловна Негина (1882–1978), в прошлом актриса. В августе 1978 г. она упала, и слу­чился у неё перелом шейки бедра. Её увезли в больницу. Операцию делать врачи побоялись. Возраст. Бабушка (мать моей мамы) умер­ла 16 ноября 1978 года <…>» (прим. М.С. Коншина).
3 «Наталья Васильевна Шипулина, урожд. Ростовцева (1900–1986). Всю жизнь прожила в Ленинграде. Работала секретарём в му­зыкальной школе» (прим. М.С. Коншина). Была в родстве с Купрея­новыми по женской линии.
4 В октябре 1974 г. редактором стал Г.А. Гарнов.
5 Липецкая газета «Ленинское знамя» опубликовала 23 сентября 1978 г. статью «Кореневщино». Она помещена под двумя фамилия­ми; вторая – липецкого краеведа Н.В. Маркова, который и отдал ста­тью в редакцию газеты.
Николай Васильевич Марков – по профессии инженер-теплотех­ник, в это время пенсионер.
6 В вологодской газете «Красный Север» готовилась статья А.А. Григорова, которую он озаглавил «О чём рассказали портреты из То­тьмы». Экземпляр её хранится в фонде А.А. Григорова (ед. хр. 1121). О статье см. письмо к М.С. Михайловой от 8 октября 1978 г. на стр. 464.
7 А. Бережной, А. Григоров. В суровых льдах Арктики // Морской флот. – 1978. – № 10. – С. 22–24.

~ • ~

12 марта 1979 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Вчера получил Ваше письмо от 5 марта с/г со мно­жеством газетных вырезок. Большое Вам спасибо за всё присланное. Но материал столь обширен и в нём столько тем, что нужно быть просто каким-то энциклопедистом, что­бы ко всему, затронутому в этих вырезках, отнестись с должным интересом. Ведь столько тем тут затронуто! Тут и археология, и нумизматика, и поэзия, и искусство, и архи­тектура, и многое другое. При моей всегдашней любозна­тельности, мне всё это интересно, и я с интересом читаю все эти заметки и статьи, но вряд ли что смогу использо­вать, большинство тем этих статей не затрагивают моих ге­неалогических работ.
Вы правы, иногда в газетных статейках и просто в маленьких заметочках найдёшь и то, чего не отыщешь ни в одной книге. В этом их интерес и ценность. Я ведь тоже со­бираю вырезки из газет и журналов, но строго по своей од­ной только теме.
Художник Белавин мне говорил, что он планирует поездки не в Ваши Владимирские края, а в ближайшем бу­дущем в наши северные города – Вологду, Устюг и ма­ленькие городишки, вроде Солигалича, Чухломы, Тотьмы, где сохранилось тоже изрядное количество памятников ар­хитектуры, которые он и зарисовывает в свои альбомы1.
От имени Марии Григорьевны шлю Вам её благодар­ность за поздравление с днём 8-го марта и добрые пожела­ния. Я по-прежнему занят своими «генеалогическими» рас­копками, тут и Рылеевы, и некоторые другие фамилии, мо­жет быть, и не столь известные, но для меня представляю­щие значительный интерес – это Готовцевы, Чалеевы, Не­лидовы и Мичурины. Вот и собираю из всевозможных ис­точников сведения о всех представителях этих фамилий, главным образом в областном архиве. Так и идут дни за днями, быстро, не успеваешь и следить за тем, как быстро отрываются листки календаря. Вот уже почти половина марта и лето совсем близко.
Будьте здоровы, желаю всего доброго и ещё раз благодарю за Ваше внимание к моей особе.
Уважающий Вас А. Григоров.

 



1 «О художнике Белавине я ничего не помню. Видимо, он из Москвы» (прим. М.С. Коншина).

~ • ~
15 марта 1980 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 3/Ш я получил только вчера. Види­мо, на почте, из-за множества поздравительных писем и открыток к 8 марта, был большой «завал», не успевали сор­тировать письма. Также из Москвы и Ленинграда тоже получаю письма с большим опозданием.
Получил также Вашу открытку, посланную Вами сразу же после приезда из Костромы.
Мы были очень рады Вас видеть у себя и только жалеем, что Вы так мало у нас погостили, – всего только одну ночь провели у нас1.
Будем надеяться, что, как говорится, «лиха беда на­чать», – а раз теперь дорога Вам известна, то надеемся, что Вы ещё раз – а, может быть, и не один – выберете время, что­бы снова побывать у нас. Всегда будем рады Вас видеть у себя.
Спасибо Вам за сообщаемые сведения о Катениных и о Римских-Корсаковых. Катенины, указанные Вами, мне все известны, а вот среди Римских-Корсаковых есть и неизвест­ные. Да вообще, там очень трудно разобраться, уж очень их много, причём с одинаковыми именами и отчествами, и по­чти никогда неизвестен год рождения и место, что очень за­трудняет определить, в какое же место родословия должен поместиться тот или иной. У меня таких «не определённых» Римских-Корсаковых много, не один десяток, а теперь, с Ва­шими сообщёнными, число их ещё увеличится.
Большое Вам спасибо за привезённые мыло и др., всё это нам очень было кстати, у нас все ещё продолжается кризис с мылом и стиральным порошком2.
Я продолжаю сдачу своих архивных дел в Госархив, уже сдал свыше 230 дел, дошёл до буквы «Ш», теперь уже не много остаётся.
Закончу – тогда буду завершать все свои остальные незаконченные дела: родословные Римских-Корсаковых, Го­товцевых и Нелидовых, потом надо перепечатать ещё не перепечатанные главы воспоминаний Н.Ф. Чалеева, а если к тому времени, когда это закончу, буду ещё жив, то тогда займусь своими собственными воспоминаниями, о всём ви­денном и пережитом за довольно долгую мою жизнь.
Передавайте от меня привет К.А. Сабуровой, если её увидите3. Статья Барановой и мне тоже весьма понравилась, я её посылал некоторым своим друзьям, и все одобрительно отозвались об этой статье4. Вот пока и всё.
Желаю Вам и Вашему семейству всего доброго.
От Марии Григорьевны тоже Вам привет и лучшие пожелания.
Ваш А. Гр-в.

 



1 «Я не хотел стеснять чету Григоровых, а поэтому, переночевав одну ночь, отправился домой во Владимир» (прим. М.С. Коншина).
2 О мыльном кризисе см. письма к М.С. Михайловой: от 15 дека­бря 1979 г. на стр. 476 и от 18 января 1980 г. на стр. 477.
3 «В 1978 году я прочитал в одной из центральных газет заметку корреспондента ТАСС В.В. Пашина “Из рода Лермонтовых”, где го­ворилось, что в Костроме проживает А.А. Григоров, который собрал более ста родословных, и дальше шёл перечень нескольких фами­лий. И тогда я отправил А.А. Григорову письмо с рассказом о Ксении Александровне Сабуровой (1900–1984), внучатой племяннице М.Ю. Лермонтова, праправнучке Прасковьи Ковалёвой-Жемчуговой-Шере­метевой. На конверте написал: город Кострома, редакция областной газеты, А.А. Григорову. Это письмо он получил, и вот так началась наша переписка, которая продожалась до конца его жизни» (прим. М.С. Коншина).
4 «Светлана Баранова (род. 1934) – журналистка и писательни­ца. Последние годы (и по сей день) является председателем прав­ления Владимирского отделения Союза писателей России. Очень много лет она проработала в редакции областной газеты “Призыв” корреспондентом, а затем и заведующей отделом культуры. Види­мо, я посылал А.А. Григорову её статью о К.А. Сабуровой» (прим. М.С. Коншина).

~ • ~

21 марта 1980 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
От всей души благодарю Вас за присланную мне по­здравительную телеграмму ко дню рождения, она пришла поздно вечером 19 числа.
В этот мой «юбилей» я получил необычно много по­здравлений как письменных, так и телеграмм и несколько бандеролей с подарками в виде книг, это, конечно, не бел­летристика, а книги все того профиля, с которым я связан уже многие годы1.
Это было всё очень приятно, но я только несколько недоумеваю, откуда все мои друзья узнали об этой дате? Я мало кому сообщал, но, очевидно, круг моих друзей таков, что почти все знают друг друга и, вероятно, узнавали про эту дату один от другого.
У меня нового нет ничего. Надо бы собраться в ап­реле-мае съездить в Москву, повидать хочется многих своих друзей и знакомых, но не знаю как быть. Мы обычно все­гда уезжали из дому вдвоём с Марией Григорьевной; когда с нами жила дочь, то квартиру и свою собачонку оставляли на неё, а теперь дочь получила свою квартиру и на кого же бросить и квартиру, и живое существо? Видимо, если не придумаем чего-либо иного, то придётся поехать врозь: сперва кому-то одному, а по возвращении – ехать «в отпуск» другому2.
Надо это свершить до 16 июня, ибо, как мне сообщи­ли, после 16 июня проезд в Москву будет весьма затруд­нён3.
Вот такие дела. Ещё раз благодарю Вас за поздрав­ление.
Приезжайте к нам ещё, будем рады.
Всего хорошего,
Ваш А. Г-в.

Увидите К.A. Сабурову – передавайте от меня поклон и привет.
A.Г.

 



1 О некоторых подаренных книгах см. письмо к М.С. Михайловой от 25 марта 1980 г. на стр. 478.
2 Ещё об одной причине, о которой А.А. Григоров умолчал, см. указ. выше письмо к М.С. Михайловой.
3 См. прим. 1 к письму к О.В. Григоровой от 20 декабря 1979 г. на стр. 37.

~ • ~
22 марта 1980 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Совсем недавно послал Вам письмо, а вчера получил снова от Вас письмо от 18 марта, за которое и благодарю. Я очень рад, что Вы в Москве побывали у Ю.Б. Шмарова. Это очень интересный человек, приятный собеседник, весьма образованный, и для меня он – один из самых близких и дорогих мне людей.
Лет ему 82, два года назад все мы, его старые дру­зья и родные, торжественно отмечали его 80-ти летие. Было очень хорошо, так его почтили все, и я очень был рад тому, что находился среди этих хороших людей.
Оля, его дочь, это от 2-го брака, он на второй жене женился очень поздно, а с первой разошёлся давно. Она живёт в Ленинграде, тоже очень приятная дама, и он с ней поддерживает отношения, и она, приезжая в Москву, обяза­тельно его навещает. А вторая жена его, как я полагаю, умерла. Впрочем, и я с ним на эти семейные темы разгово­ров избегал и поэтому не могу в точности всё обрисовать, как это было. Да и нет мне в этом нужды1.
Наталье Васильевне Шипулиной я напишу и сообщу, что моё молчание вызвано только тем, что я сам не имел от неё писем и не знал, желает ли она вступать со мной в переписку.
Весьма печально, что её, Наталью Васильевну, постигло такое горе, как смерть сына. Выражу ей своё со­чувствие2.
У меня новостей пока нет. Продолжаю возню со сда­чей своих архивов в Госархив, уже дело подходит к концу.
Ещё раз благодарю Вас за поздравительную теле­грамму. И напоминаю о том, что мы с Марией Григорьев­ной будем очень рады Вac видеть у себя в любое время, хотя бы наступающей весной или летом.
И на этом пока поставлю точку.
От Марии Григорьевны и от меня Вам привет и по­желания всего лучшего Вам и Вашим близким.
Детей А.Н. Островского я знаю и помню одного из его сыновей, Сергея Александровича, а внучку его, недавно скончавшуюся, Марию Михайловну Шателен, знали мы оба, она в детстве была близка семье Марии Григорьевны и когда-то вместе с ней играла и шалила, обе они были страшные вольницы.
Если желаете, то сообщу Вам про всех детей A.Н. Островского, что знаю сам. Ведь они жили от нас всего в 15-ти верстах, и были, так сказать, соседями моего деда и бабушки, и были знакомы семьями.
Спасибо за все добрые слова и пожелания, сказан­ные (написанные) Вами по моему адресу.
Ваш А. Григоров.

 



1 Первая жена Ю.Б. Шмарова – Елизавета Михайловна Котюхо­ва (1903–?), вторая – Мария Анисимовна Рудник (1910–1967) (О.В. Рыкова. Московский генеалог Ю.Б. Шмаров // Русский родословец. – 2001. – № 1. – С. 95, 99).
2 Речь идёт о сыне Н.В. Шипулиной, Владимире Германовиче Шипулине, – преподавателе Ленинградской консерватории и (в по­следние годы) ректоре филиала Российской академии музыки им. Гнесиных, находившегося в Ростове-на-Дону (прим. М.С. Коншина).
2 апреля 1980 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Очень рад был получению Вашего письма от 30/III. Мне весьма дорого общение с Вами, хотя бы в письменном виде, но мы с Марией Григорьевной не оставляем надежды, что с наступлением тёплого времени Вы ещё разок (а мо­жет быть, и не один?) навестите нас в Костроме, мы будем рады. А стеснять Вы нас никак не стесните, только, конеч­но, мало у нас удобств для приезжающих. Но Вы столь мало в прош­лый раз у нас пробыли, что, вероятно, этого и не заметили.
А что касается до того, что я занят делами, то это всегда так, я не сижу сложа руки и всегда чем-то занят, но это не может служить причиной для помехи моим гостям. Дела всегда подождут, как говорят: «Дело не медведь, в лес не убежит». Рад за Вас, что вы узнали через моё по­средство интересных людей. Относительно В.П. Хохлова, то я его знаю уже давно, и он уже не раз побывал у меня в Костроме. В прошлом году он даже с супругой был у нас и ночевал, и не один день, и места хватило всем.
День именин Ксении Александровны я знаю – это по старому стилю 24 января – «Аксиньи-полухлебницы», как у нас говорили в деревнях. Потому что к этому дню крестьяне съедали половину хлеба урожая прошлого года.
Кроме того, Ксения (и тоже Александровна) была женой одного моего родственника, их обоих уже давно нет на свете, хотя мы были одних лет1. По новому стилю – это 6 февраля.
Теперь сообщу Вам немножко про семью A.Н. Островского. Ведь это наши близкие были соседи, а сын драматурга – сослуживец моего отца. А сам Алек­сандр Николаевич хорошо знаком был с моим дедом и ба­бушкой, но меня тогда ещё не было на свете.
A.Н. Островский был первый раз женат гражданским браком (то есть не венчанным в церкви, а стало быть, «не­законным») на мещанской девице Агафье, которая хоть и была, по отзывам современников, весьма хорошей женщи­ной, но была А.Н. Островскому совсем «не пара», и он стес­нялся своего этого сожительства, тем более что его отец был очень против этой связи. От этого «брака» было у Александра Николаевича четверо детей, имена их я знаю только двоих – Николая и Алексея. Кроме Алексея, все трое умерли в раннем детском возрасте, а Алексей учился уже в гимназии и чуть её не кончил, но умер от чего-то в начале 70-х годов, в возрасте около 17–18 лет2.
Вторая жена (Александр Николаевич «оставил» пер­вую свою жену3) Мария Васильевна, артистка. От неё у Александра Николаевича было 4 сына и 2 дочери.
1. Александр Александрович, род. 1864. Военный, эмигрировал во Францию и, по слухам, умер около 1928 г.4
2. Михаил Александрович, 1866–1888, умер студен­том Московского университета от дифтерита, как помнится.
3. Мария Александровна, 1867–1913, училась во Франции в Сорбонском университете. Была замужем за из­вестным учёным-энергетиком, М.А. Шателен, членом-корре­спондентом АН СССР, лауреатом Сталинской премии 1949 г., умер около 1952 г.5 Близкий знакомый моего тестя, отца Марии Григорьевны.
4. Сергей Александрович, 1869–1929. Был камерге­ром, в нашем уезде был гласным уездного земства, после революции служил в библиотеке АН СССР в Ленинграде, потом в Пушкинском доме.
5. Любовь Александровна, 1874–1900. Была заму­жем за помещиком Сeргеем Муравьёвым, брак был неу­дачный, и вскоре после свадьбы Любовь Александровна умерла «от расстройства и огорчений».
6. Николай Александрович. Военный, эмигрировал во Францию. Родился в 1877 г., умер ?6
Жена Александра Николаевича, Мария Васильевна, умерла в 1906 году.
Каких-либо связей с Владимиром – я не знаю, но вполне возможно, если поискать, то что-нибудь, может быть, и найдётся.
Упоминаемый Вами Яков Никитич Римский-Корсаков был в 1715 году за разные махинации и хищения казны со­слан Петром I в Сибирь. Он является прямым предком композитора Н.А. Римского-Корсакова7.
Могу Вам сообщить день рождения Владимира Алексеевича Казачкова, это 24 мая по новому стилю. Так что сможете его поздравить с этой датой, в нынешнем году ему исполнится 78 лет.
Вот, кажется, осветил все вопросы, затронутые в Ва­шем письме и надо «закругляться».
Привет Вам от Марии Григорьевны и от меня.
Приезжайте, будем рады.
Пишите. Ваш А. Григоров.

 



1 Несомненно, речь идёт о Владимире Сергеевиче Григорове (1901–?) и его жене Ксении Александровне, урожд. Яковлевой. О нём в Родословной Григоровых сказано: «Специалист по льну Костромского льнокомбината им. В.И. Ленина» (ед. хр. 337, л. 8).
2 И биографы А.Н. Островского знают имена только этих двух детей. Алексей (1847 или 1848–1874).
3 Агафью Ивановну А.Н. Островский не оставлял до самой её смерти в 1867 г. (см.: Ревякин А.И. Первая жена Островского // Но­вые материалы и исследования. Кн. 1. – М., 1974. – С. 460–468).
4 Умер действительно в 1928 г. (Щелыковский сборник / Материа­лы и сообщения по фондам Гос. Музея-заповедника А.Н. Островского. – Ярославль, 1973. – С. 22).
5 В 1956 г.
6 Умер в 1918 г. (Щелыковский сборник…, стр. 22).
7 Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844–1908) – прапра­внук Я.Н. Римского-Корсакова.

~ • ~
17 марта 1986 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Спасибо Вам за поздравление ко дню моего рожде­ния. Но у меня день рождения будет, очевидно, совсем не радост­ным. Мария Григорьевна находится в крайне тяжёлом состоя­нии, её кончины мы ожидаем со дня на день и с часу на час. Ведь у неё рак желудка и пищевода. Она больна почти уже год, но с октября прошлого года лежит и не встаёт.
Сейчас она уже 6 дней ничего не может есть и, ко­нечно, ослабела совсем.
Лежит в полубессознательном состоянии, иногда бре­дит.
А мне очень тяжело, ведь и сам я чувствую себя пло­хо.
Телеграммой вызвал дочь из Ростова, ведь за боль­ной нужен уход и нельзя её оставлять одну.
Теперь 2 дочери ухаживают за умирающей матерью.
Потому я не могу Вам написать много, не до того.
Посылаю Вам немного газетных вырезок, одна про какого-то Коншина. Не из Вашего ли рода?
Привет Вам, поклон и лучшие пожелания Вам и Ва­шим близким.
Будьте здоровы.
Ваш А. Григоров.

~ • ~
20 августа 1986 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо, написанное 7 августа, но отправленное из Владимира 14 августа, я получил вчера. Вы пишете о на­плыве гостей в Ваш дом, но мне думается, что этот наплыв – дело хорошее, лично я всегда люблю и любил приезд родных, так что всякие временные неудобства, связанные с «наездом» гостей, по-моему, всегда искупаются радостью общения с близкими и дорогими гостями. Конечно, обилие малых ребятишек может иногда и вызывать досаду, но лич­но я всегда любил и продолжаю любить малышей, причём как своих родных, так и даже вовсе не родных.
У меня тоже были гости: с 14 июля по 14 августа го­стили моя двоюродная сестра Ольга Викторовна с её неиз­менной подругой, моей старой приятельницей, Н.Н. Григоро­вич, Вы их видели у меня, когда несколько лет назад у нас дома ставился «моноспектакль» об Анне Григорьевне Досто­евской, Вашим братом и его женой1. Кстати, вчера в газете «Известия» в номере от 19 августа (№ 231) на 3-ей странице помещена статья под названием «Таланты и по­движники», и в этой статье я прочитал про Вашего брата и его жену, про их поиски и постановки по Достоевскому и Гоголю2.
Мои гости прогостили у меня целый месяц и уехали в Москву 14 августа и увезли с собой хорошую погоду. Со дня их отъезда у нас стало очень холодно и пошли непре­рывные дожди. В квартире стало сыро и холодно, и я опять простудился.
Вообще, моё здоровье сильно пошатнулось.
Из гостей ещё приезжали ко мне в июле мой пле­мянник с женой, из Липецка, у них своя машина, и они каждый год нас навещали. Но они побыли недолго, всего дней пять3.
У меня такое состояние – и физическое, и духовное, что ничем заняться не могу. И потому все мои «задумки», в том числе и статья о зарождении бумажной промышленно­сти, связанная с уроженцем Гороховца, пока не написана, и не знаю, будет ли написана. Уж очень я стал малотрудоспосо­бен4.
Про выход в свет словаря декабристов я пока ещё сведений не имею5.
Нынче год у нас совсем «безгрибовный», хотя и до­ждей не мало было. Я побывал два раза в лecy и ничего путного не находил, кроме разных лисичек, свинушек и прочей мелочи и дряни. Ни единого, ни белого, ни серого гриба, но было много ягод, и меня лесными ягодами снаб­жала внучка, так что я даже на зиму сварил несколько ба­нок варенья.
Вот такие дела. Посылаю Вам разные газетные вырез­ки, которые собрал, тут и мои труды и про меня напи­сано.
Затем – пожелаю Вам и Вашим близким здоровья и всего доброго.
Ваш А. Гр-в.
 



1 О моноспектакле см. письмо к Н.К. Телетовой от 5 августа 1982 года на стр. 400.
2 Статья доктора искусствоведения М. Строевой «Таланты и по­движники: На спектаклях театральных студий», в которой она, в частности, писала: «А поиски молодых актёров из Смоленска Люд­милы Лисюковой и Николая Коншина, которые много лет на разных площадках, в разных городах, где придётся, играют – на свой страх и риск – проникновенные композиции по Достоевскому и Гоголю?»
3 Александр Владимирович и Татьяна Макаровна Семёновы.
4 «О каком уроженце Гороховца идёт речь, я не помню. Что каса­ется купцов Гороховца, то вот их фамилии: Сапожников, Ершов, Ка­нонников, Румянцев, Белов, Серин, Опарин. Может быть, кто-то из них? Но кто?..» (прим. М.С. Коншина).
5 Несомненно, имеется в виду: Декабристы: Биографический справочник. – М., 1988.

~ • ~
18 сентября 1986 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Как у Вас идёт жизнь? Как здоровье и всё осталь­ное?
Буду рад получить от Вас весточку.
Посылаю Вам фотографию с портрета Вашего пред­ка, Николая Михайловича Коншина, это мне сделали в на­шем музее, и там находится оригинал. Может быть, у Вас такой фотографии нет?1
Могу ещё сообщить Вам, что в журнале «Пионер» в номерах 6, 7, 8 и 9 напечатано произведение авторов М.П. Коршунова и Виктории Тереховой под названием «Маль­чишник (Мечтательная книга)», и в этом произведе­нии, в номере 9, есть последняя глава под названием «Заоч­ная встреча с Александром Александровичем Григоровым».
В этой вещи много места уделено Владимиру Алек­сеевичу Казачкову, а потом уж, попутно, «зацепили» и меня.
Если сумеете достать этот журнал – то прочитаете интересное произведение.
У меня дела всё такие же. Как писал поэт И.С. Ни­китин – «жизнь невесёлая, жизнь одинокая, жизнь – как осенняя ночь»…2
Правда, меня не забывают и мои дочь, внучка и все правнуки, навещают иногда и мои старые друзья из музея и архива, и побывали даже Московские и Ленинградские го­сти – те, кто меня знает по моим «трудам» по истории и генеалогии3.
А сам я – по большей части лежу, никуда не выхо­жу и очень мёрзну в сырой и холодной квартире, ибо отоп­ления до сих пор ещё не включили, а дожди льют почти ежедневно, и сырость стоит в доме ужасная. Жгу электро­плитку для обогрева своего ложа. А сам я никуда не выхо­жу и сижу (лежу) дома безвыездно.
Пытаюсь что-нибудь делать – писать надо, есть много «заказов», но голова совсем перестала варить.
На том и закончу.
Шлю привет и поклон Вашим близким и вместе с Вами всем желаю доброго здоровья и всякого благополу­чия.
Пишите, буду рад Вашему письму.
Ваш А. Григоров.

 



1 «А.А. Григоров прислал мне фотографию поэта, педагога, изда­теля, друга Е.А. Баратынского и хорошего знакомого А.С. Пушкина – Николая Михайловича Коншина (1793, Вологда – 1859, Омск), моего далёкого предка*. У меня такой фотографии не было» (прим. М.С. Коншина).
2 Неточная цитата из стихотворения И.С. Никитина «Вырыта за­ступом яма глубокая…». Правильно:
Вырыта заступом яма глубокая.
Жизнь невесёлая, жизнь одинокая,
Жизнь бесприютная, жизнь терпеливая,
Жизнь, как осенняя ночь, молчаливая <…>
3 О московских гостях см. письмо М.В. Смирнову от 24 июня 1986 г. на стр. 156. Из Ленинграда могли приехать И.В. Сахаров, В.Н. Семёнов.
_____
* По поколенной росписи рода Коншиных, составленной А.А. Григоровым, Н.М. Коншин – прапрадед М.С. Коншина (ед. хр. 607, л. 1).

~ • ~
8 апреля 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 31 марта я получил.
Вы в своём письме касаетесь до очень «больного» вопроса – я имею в виду отношение к сохранению памятни­ков старины и сохранению природы.
Теперь, когда наступила эра «гласности», этим те­мам уделяется много места и в печати, и по радио и теле­видению. Но у меня сложилось впечатление, что тут дело идёт так, как в известной басне И.А. Крылова – «Кот и по­вар», то есть речей много, а «Васька слушает да ест».
Статья из «Правды» в защиту Щелыкова была пол­ностью перепечатана в нашей «Северной Правде», но, как я слыхал, все эти «вопли» о бездумном вмешательстве чело­века в дела заповедников не влияют на дела хозяйственни­ков, которым вся эта и природа, и все памятники старины – церкви, дома и прочее – «как до лампочки»1.
У нас, в Костроме, в отношении сохранности памят­ников истории и культуры и природных богатств, дело об­стоит так же, как и везде: много пишется, говорится, но практически всё делается, как и прежде – прикрываясь «Государственной необходимостью», уничтожаются и дома, и целые деревни и нарушается «природный баланс». И мы, хотя и кричим во весь голос, но нет более глухих, чем те, кто не желают слушать.
У меня дела по-старому. Здоровье неважное, сижу дома и лишь на часок выползаю на крыльцо подышать све­жим воздухом.
Скучать – не скучаю, ибо много получаю писем, и иногда очень интересных, и пишу ответы, но работоспособ­ность моя – совсем упала, трудно становится и писать даже. Больше всё лежу на своём диване и вспоминаю свою долгую и такую нелёгкую жизнь и удивляюсь только, как это я сумел остаться в живых, столько раз попадая в такие «переплёты», откуда живыми мало кто вышел.
Муромский тёзка мне писать перестал2, и я не знаю, чем это вызвано. Очевидно, я для него не представляю ин­тереса.
Вот, подходит наш «Светлый праздник». Вчера было Благовещенье, скоро будет Вербное воскресенье и потом наша старая, такая радостная когда-то, Пасха. Поэтому я шлю Вам и Вашим близким своё поздравление с этим вели­ким праздником и желаю всем здоровья и всякого благопо­лучия.
Будьте здоровы.
Искренне Ваш А. Григоров.
 



1 Имеется в виду статья «Ещё не поздно!», подписанная С. За­лыгиным, Д. Лихачёвым, И. Петряновым-Соколовым, М. Ульяновым, Б. Ласкориным; опубликована в «Правде» 29 марта 1987 г. и перепе­чатана «Северной правдой» 3 апреля. Авторы статьи выступали против строительства второй очереди Заволжского химического за­вода «в непосредственной близости от Щелыкова, где расположен музей-заповедник А.Н. Островского, в восьми километрах от могилы великого драматурга».
2 Александр Александрович Епанчин. О нём см. стр. 225.

~ • ~
17 августа 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 13 августа [я получил] и, в первую очередь, хочу Вам выразить свою благодарность за сооб­щённые мне сведения о Кравковых, Вами выписанные из Владимирского архива. Хоть и не много, но всё это нужно, ибо дополняет те сведения, что имелись у меня.
У меня тоже гостили гости, целый месяц, это моя кузина Ольга Викторовна Григорова с её неизменной подру­гой; они гостили у меня целый месяц – с 14 июля по 13 ав­густа. Навещают меня и другие мои друзья.
А здоровье моё стало совсем «никудышное». Сижу дома и никуда не могу выходить, только выползаю в ред­кие солнечные дни посидеть на солнышке. Увы, дней таких нынешним летом совсем мало, вот, вчера простоял денёк без дождя, а сегодня с утра опять льёт и льёт.
От М.Г. Беликовой и я на днях получил письмо с сообщением о её болезнях. Жаль её, такая ещё молодая и всё время страдает от разных болезней1.
Сегодня жду приезда из Москвы одного своего зна­комого – В.А. Ильина, он собирается у меня побыть како­е-то время.
А вообще, меня не забывают и родные: дочь, внучка и её малые детки – мои правнучата – и почти ежедневно меня навещают, и что нужно – купят мне, ибо мне и в ма­газин трудно стало добираться.
Недавно, идя из магазина, я упал на проезжей части улицы, переходя её, и не мог подняться, пока меня не под­няли работавшие неподалёку рабочие, асфальтировщики. Разбил себе нос и колено, но теперь всё это уже прошло без следов.
У нас в доме предстоит ремонт «инженерных маги­стралей», а точнее – смена труб отопления. Это очень для меня неприятно, ибо, во-первых, надо сдвигать с места тяжёлые предметы мебели: секретер, сервант, телевизор, – всё это набито до отказа посудой, книгами, папками с дела­ми-документами и проч.
И, кроме того, я опасаюсь, что эта смена затянется до морозов, как это у нас обычно бывает, будто нет летних месяцев.
Уже начали в соседних квартирах и, наверное, на днях начнут в моей квартире.
Лето нынче не грибное, хотя дождей более чем до­статочно. Внучка много раз ездила в лес, и результаты её поездок были весьма скромные. А вот малины много нынче в лесу, внучка заготовила много малиновых запасов – варе­нья, компотов, сиропов и проч.
Вот, пожалуй, и все мои новости.
Пожелаю Вам здоровья и всего лучшего и всей Ва­шей многочисленной родне – маме, сестрам и племянникам с племянницами.
Ваш А. Григоров.

 



1 О Марии Георгиевне Беликовой, лермонтоведке, см. письма А.А. Епанчину: от 19 апреля 1984 г. на стр. 227 и от 1 июня 1985 г. на стр. 228.

~ • ~
24 августа 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Посылаю Вам страничку из нашей областной газеты «Северная Правда», в ней напечатаны две статьи и в обеих моё имя поминается. Может быть, Вам будет интересно эти статьи прочитать1. У меня новостей нет, только хорошо, что погода исправилась, дожди прекратились и стало тепло, и я могу опять подолгу сидеть на свежем воздухе.
Сейчас у меня гостит один знакомый из Москвы, он занимается журналистикой2, и совместно с ним я публико­вал не мало разных статей на историко-географические темы в разных газетах.
А больше пока нового нет ничего.
Будьте здоровы, желаю Вам и всем Вашим близким доброго здоровья и всякого благополучия.
Ваш А. Григоров.

 



1 На 4-й странице «Северной правды» от 21 августа 1987 г. поме­щены статья С. Катковой «В Ленинград на вернисаж», где Алек­сандр Александрович назван «энтузиастом краеведения», и статья В. Шпан­ченко «Всё знает краевед…», в которой автор приводит рассказ Алек­сандра Александровича о том, как оказалось в Костром­ской областной научной библиотеке первое издание книги Г.И. Не­вельского «Подвиги русских морских офицеров на Крайнем Востоке России в 1849–1855 годах» (1878 г.) с автографом его жены Е.И. Не­вельской.
2 В.А. Ильин.

~ • ~
12 сентября 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 31 августа я получил и благодарю за присланную газету. Задержался с ответом потому, что еще 2/IX заболел, и пришлось даже вызывать «скорую по­мощь». Меня всего «искололи», но всё же, как говорится, «поставили на ноги».
Сейчас чувствую себя довольно сносно, но ещё не совсем уверенно. Посылаю Вам номер «Северной правды», посвящённый Отечественной войне 1812 года, где почти все материалы – мои1.
Затем, 7/IX по областному радио была передача – тоже по моим материалам и рассказом обо мне, и передава­ли записанные на плёнку мои воспоминания о 100-летнем юбилее – 1912 год, – хотя я тогда и был ещё неве­лик, но помню хорошо это время.
У меня сейчас идёт (вернее – стоит) ремонт, меняют трубы отопления, и посему в квартире полный разгром – ведь пришлось передвигать всю мебель, а из книжных шка­фов всё вынимать, и вот, трубы старые сняли, а новых не поставили, и потому ещё нельзя всё ставить на свои места. И книги, папки и бумаги – всё лежит на стульях, столах и диванах. И когда этому конец – сам Аллах не ведает!
Пора бы уже дать тепло в дома, ибо и холодно, и очень сыро, и я всё время простужен.
Получил письмо из Пензы от М.Г. Беликовой. Она пишет, что у них в Пензе были гастроли Смоленского теат­ра и она познакомилась с Вашим братом и его женой, но, как пишет сама Мария Георгиевна, у них «контакта не по­лучилось»2.
Про Крузенштерна и его пребывание на Владимир­ской земле – я не знаю ровно ничего.
Гости мои все разъехались, и только приезжают не дальние – из Плёсского музея, Приволжского архива, быва­ют и наши музейные и архивные работники. Так что меня не забывают, и, кроме того, не мало и писем приходит, но вот беда – совсем не могу работать, тут и «разгром» в квартире и голова стала какая-то худая, «ничего не варит».
На том и кончу.
Будьте здоровы.
Желаю Вам и Вашим близким доброго здоровья и всякого благополучия.
Ваш А. Григоров.
 



1 См. письмо М.В. Смирнову от 12 сентября 1987 г. на стр. 170.
2 «Видимо, мой брат Николай Сергеевич и его жена Людмила Сте­пановна и М.Г. Беликова не понравились друг другу или не на­шли взаи­мопонимания, т.е. оказались совершенно разными людьми по своим ин­тересам и вкусам, взглядам и мировоззрениям» (прим. М.С. Коншина).

~ • ~
6 ноября 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 2/XI я получил и благодарю Вас за поздравление к Октябрьским праздникам и за добрые поже­лания. Также благодарю Ваших матушку и сестрицу за «присоединение» к Вашему поздравлению.
И я, в свою очередь, шлю Вам и Вашим близким своё поздравление с Октябрьским праздником и желаю до­брого здоровья и всякого благополучия. Если будет возмож­но, то купите для меня ожидающуюся книгу С.М. Голицы­на про Владимирский край. Я вряд ли смогу приобрести эту книгу в Костроме1.
В.А. Казачков и мне пишет такие неразборчивые пись­ма, что я не всегда могу уяснить, о чём идёт речь в его пись­мах.
А Муромский тёзка – иногда мне пишет, в октябре от него было 2 письма. А теперь ещё прибавился Ива­новский «клиент» – В.И. Баделин, от него тоже было вчера письмо с разными вопросами.
Прочитал в № 43 «Огонька» интересную публика­цию о княжне Мещерской, обещают в будущем году в «Новом Мире» дать её воспоминания. То, что было опуб­ликовано в «Огоньке», мне показалось интересным2. Также прочитал произведение Д. Гранина – «Зубр», но впечатле­ние от этого произведения осталось смутное, вряд ли всё там написанное соответствует истине. Кое-что я уже смог опровергнуть, но, конечно, не в печати, а в беседах с дру­зьями3.
Погода изменилась, давление резко упало, и уже тре­тий день падает снежок, но ещё «не всерьёз». А дома у меня тепло и сырость исчезла. А с продуктами плохо, но и у Вас, во Владимире, думаю, что не лучше. Как-нибудь переживём и эту «перестройку», ведь за 70 лет многое пере­жили!
Будьте здоровы.
Уважающий Вас Ваш А. Гр-в.
 



1 «Речь идёт о книге писателя Сергея Михайловича Голицына (1909–1989)* “Сказание о белых камнях”, посвящённой Владимир­скому краю от древности до современности» (прим. М.С. Коншина).
2 Феликс Медведев. Княжна Мещерская: Жизнь прожить… // Огонёк. – 1987. – № 43. – С. 26). Речь идёт о Екатерине Алексан­дровне Мещерской. Её воспоминания «Трудовое крещение» будут опубликованы в № 4 «Нового мира» за 1988 г.
3 В частности, А.А. Григоров отрицал родство адмирала Г.И. Не­вельского и учёного-генетика Н.В. Тимофеева-Ресовского, главного героя повести. 3 марта 1988 г. ему писала Л.В. Беликова: «Значит, моё предчувствие меня не обмануло и болтовне Д. Гранина на ге­неалогические темы верить нельзя»** (ед. хр. 2216, л. 33). «Кое-что опровергал» Александр Александрович и по прочтении другого произведения Д. Гранина – романа «Картина» (см. письмо к М.С. Михайловой от 6 августа 1980 г. на стр. 483).
Людмила Владимировна Беликова (1914–1984) – музыкант; мать М.Г. Беликовой. В 1978 г. ей посоветовал обратиться к А.А. Григорову В.А. Казачков. В первых письмах (декабрь 1978 – март 1979) она о себе и дочери писала: «<…> Я очень много времени уделяю работе по генеалогии. В первую очередь, своего рода и бли­жайших родственников через брачные узы членов его. Т.о. собираю все возможные сведения о Сатиных, Тучковых, Огарёвых, Хво­щинских, Жемчужниковых, Рахманиновых»; «Мой прадед Николай Михайлович Сатин учился вместе с М.Ю. Лермонтовым в универси­тете Благородного пансиона и впоследствии встречался с ним в Ставрополе и Пятигорске. У нас в семье существует культ Лер­монтова»; «Работаем вместе с моей дочерью (филолог) над родо­словной рода Лермонтова» (ед. хр. 2216, л. 1 об., 3, 2 об.). О Л.В. и М.Г. Беликовых см. также письмо В.П. Хохлову от 25 августа 1980 г. на стр. 341.
Николай Михайлович Сатин (1814–1873) – поэт-переводчик, близкий друг А.И. Герцена и Н.П. Огарёва со времён учёбы в Мо­сковском университете.
_____
* «Он был тесно связан с владимирской землёй. В конце 1930-х годов Сергей Голицын в качестве техника-строителя работал на строительстве Ковровской ГЭС. <…> В 1959 году купил дом в селе Любец под Ковровом и все оставшиеся годы жизни полностью по­святил литературному труду. <…> Он жил в Москве. А ежегодно с апреля по октябрь обычно находился в селе Любец, где написал большинство своих книг, в том числе “Сказание о белых камнях”, вы­державшее три издания, “За берёзовыми книгами”, “Город сорван­цов”, “Сорок изыскателей”, “Тайна старого Радуля”, “Слово о мудром мастере” – о художнике В.А. Фаворском, “Село Любец и его окрестности”. <…> В последние годы его мысли были заняты изда­нием самого главного труда всей жизни – “Записок уцелевшего”. Сергей Михайлович потерял в годы репрессий шестнадцать родственников» (Михаил Коншин. Летописец земли владимирской // Голос писателя. – 2009. – 12 декабря). «Записки уцелевшего» изда­ны в Москве в 1990 г.
**Д. Гранин в «Зубре» писал: «По морской линии в предках у него (Н.В. Тимофеева-Ресовского. – А. С.) были: адмирал Сенявин, тот, который кильватерную колонну выдумал; адмирал Головнин, кото­рый кругосветку плавал, у японцев в плену сидел; адмирал Невель­ской, который присоединил незаконно Дальний Восток к Российской империи, за что был разжалован Нессельроде».

~ • ~
30 декабря 1987 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Спасибо Вам за новогоднее поздравление и добрые пожелания.
Я тоже, в свою очередь, поздравляю Вас, Ваших маму и сестру с Новым, 1988-м годом, годом «Дракона», и желаю всем доброго здоровья и всякого благополучия.
У меня жизнь идёт по-прежнему, вот, правнуки мои притащили ёлочку, да такую большую, что пришлось её «сократить», отпилив большой кусок. Теперь надо её укра­шать, и я жду, когда малыши снова придут и помогут мне, а то мне уже стало трудно возиться, а традицию всё же надо соблюсти.
А так – нового у меня нет, иногда заходят ко мне старые друзья из архива, музея, в общем, меня не забыва­ют. И пишут много.
Итак, будьте здоровы.
Искренне Ваш А. Григоров.

~ • ~
15 марта I988 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 6/III я получил и благодарю Вас за поздравление ко дню моего рождения.
От Л.А. Фоминцевой я получил письмо и даже ка­лендарь, выпущенный к 200-летию М.П. Лазарева.
И Вас благодарю за присылку газетной статьи про М.П. Лазарева1.
К сожалению, я сам в отношении М.П. Лазарева ни­чем не могу быть полезным Л.А. Фоминцевой, ибо в Ко­стромском архиве мне никогда не попадалось ничего про Ла­заревых, и Лазаревы не числились в числе Костромских дво­рян.
У меня дела всё такие же, хотя я и не болею чем-то вроде известных болезней, но, видно, уже пришла старость, а с ней и все «старческие недомогания». И совсем утратил трудоспособность – ничего не пишу и только письмами поддерживаю связь с «коллегами» по краеведению, а сам уже никуда не выхожу. Но меня навещают и наши, Костро­мичи, и нередко приезжают из других мест; вот, обещают приехать в апреле один писатель из Москвы, затем ещё один генеалог, у них у обоих есть свои автомашины, и они могут приехать, как только дороги просохнут и растает снег2.
Шлю привет всем Вашим близким, брату и его су­пруге, Вашей маме и сёстрам3. Будьте здоровы, желаю успешного завершения работы над историей семьи Танеевы­х4.
Ваш А. Григоров.

 



1 «Любовь Александровна Фоминцева (1938–2008) – журна­листка и писательница, была учёным секретарём Владимирского отделения Географического общества СССР. Последней была её книга о Михаиле Петровиче Лазареве (1788, Владимир – 1851, Вена), русском флотоводце и мореплавателе, адмирале. О нём она написала в разное время несколько статей, одну из которых, напеча­танную в областной газете “Призыв”, я и послал А.А. Григорову» (прим. М.С. Коншина).
2 Писатель – О.Н. Шестинский; вместо ожидаемого одного мо­сковского генеалога «собрался целый ”симпозиум” генеалогов» (см. письмо к Н.К. Телетовой от 23 апреля 1988 г. на стр. 416).
3 «Александр Александрович посылал привет моей маме Ната­лии Альфредовне и сёстрам – Екатерине Сергеевне и Елене Серге­евне. В то время я, мама, Елена Сергеевна жили по адресу: ул. Фей­гина 1, кв. 19, а Екатерина Сергеевна была уже 15 лет замужем и жила (и по сей день живёт) в Ленинграде (Санкт-Петербурге)» (прим. М.С. Коншина).
4 «В то время я интересовался семьёй Танеевых, особенно детьми – Владимиром Ивановичем Танеевым (1840–1921), обще­ственным деятелем, юристом, философом, и его братом Сергеем Ивановичем Танеевым (1856–1915), композитором, пианистом, пе­дагогом. Был ещё Павел Иванович Танеев – юрист. Все они роди­лись во Владимире. На одной из краеведческих конференций я вы­ступил с докладом о семье Танеевых (их корни, занятия, происхо­ждение и т.д.), что А.А. Григоров правильно назвал “работой над ис­торией семьи Танеевых”» (прим. М.С. Коншина).

~ • ~
10 июня 1988 года
г. Кострома

Дорогой Михаил Сергеевич!
Ваше письмо от 4/VI я получил. С большим опозда­нием поздравляю Вас с полувековым юбилеем и желаю здравствовать ещё много, много лет.
У меня дела без перемен. Вот, пришло лето, и уже ско­ро день опять начнёт убывать... Несколько дней стояла очень жаркая погода, было до +35 градусов, но вот уже третий день, как жара спала, и температура не выше +20 градусов.
Я подолгу сижу на улице и стараюсь побольше на­сладиться лучами солнца и свежим воздухом.
А дома почти ничего не делаю, и не потому, что нет дела – дел очень много задумано, но уж очень стала плоха моя трудоспособность. Но – всё же «не сдаюсь» и что-то де­лаю. Нередко меня навещают друзья из музеев и архива, приезжают и из соседних городов – Нерехты, Плёса, Ивано­ва.
Спасибо Вам за газетку со статьёй о М.П. Лазареве. Очень интересная статейка.
Говорят, что стали появляться грибы, и один из со­седей уже нашёл два «серых» грибка, но мне-то уж не бы­вать в лесу, и это моё удовольствие теперь мне недоступно.
Я и дома-то хожу с палочкой, ибо боюсь упасть, а если упаду, то ведь поднимать-то меня будет некому...
Вот так и живу, а точнее – доживаю свой век. Недо­стачи с продуктами меня не волнуют, ибо мне мало что нужно, а молоко и яйца пока мне достают бесперебойно мои потомки.
Поклон Вашим маме и сестрице. Будьте здоровы, желаю всего доброго.
Искренне Ваш А. Григ-в.

© Alexander Grigorov (Kostroma)