И. Ф. Никитинский, А. В. Белов.
Волок Монза-Лежа, и что такое «канал Ивана Грозного»

Книга в формате PDF

В междуречье рек Лежи и Монзы авторами выявлены и впервые на территории Вологодской области документированы на современном техническом уровне две водно-волоковые дороги: Усолочная дорога и дорога Конанка. Результаты исследований представляют значительный историко-географический, научный, туристический и познавательный интерес и способствуют расширению знаний о значении Вологодской области в истории России.

Введение

Древние волоковые пути Вологодской области играли важную роль на разных этапах истории России: от освоения Русского Севера и Сибири в X—XVI веках до проектирования строительства гидротехнических соору­жений в XIX—XX веках. Уникальные особенности строения гидрогра­фической сети Вологодской области способствовали формированию здесь разветвленной системы водно-волоковых транспортных путей, многие из которых слабо изучены и не локализованы на местности. Н е локализован на местности и слабо изучен волок между реками Лежа и Монза. Первую попытку собрать сведения исторического и топонимического характера по этому волоку были предприняты одним из авторов данного отчета А.В. Беловым. В 2010 году им была опубликована статья «О волоковых путях волости Лежский волок» 1. В том же году другим автором данной работы И.Ф. Никитинским опубликована статья «О водно-волоковых пу­тях подвоза белого камня в Вологду и регион в XV—XVI вв.» 2, где было высказано предположение, что среди возможных путей подвоза строитель­ных материалов в г. Вологду в XVI веке следует рассматривать и путь по Монзенско-Лежскому волоку. Вологодское отделение РГО рассмотрело возможность выделения средств на исследования в данном направлении.

Волжско-Сухонский водораздел между реками Лежа и Монза

Водно-волоковые пути — древнейшие пути сообщения между терри­ториями бассейнов сопредельных речных систем. В условиях лесной зоны с эпохи раннего и вплоть до времени развитого средневековья они были единственными путями освоения таёжного Европейского Севера. Между территориями Поволжья и Подвинья, первоначально освоенным финно-угорскими племенами, существовала развитая система водно-волоковых путей. Затем её освоили выходцы из Ростово-Суздальского, Новгородско­го, Московского княжеств. Позднее эта система водно-волоковых путей была воспринята русским централизованным государством. Исследователь А. П. Афанасьев утверждает: «Можно с полной уверенностью сказать, что постоянно действующие водные пути между бассейнами рек... через си­стему волоков были проложены ещё до появления славян» 3 Он отметил, что финно-угорские морфемы слов на -ах(т), ак-, -ох(т)-, -ок(т)-, -ух(т), -ук(т) в гидронимах как правило указывают на наличие волоков на данной территории. В бассейнах Лежи и Монзы есть речки с такими названиями — Вохтога, Ухтюжка. Такого же .мнения придерживается и член-корресгюндент РАН, д.и.н. Н.А. Макаров: «Пути через водоразделы были проложены ещё в глубокой древности и их трассы мало изменились в течение тысячелетий. Древнерусские колонисты использовали волоки интенсивнее, чем пред­шественники, но они не были их первооткрывателями» 4*. Финно-угорская топонимика Заволочья исследуется в последние годы А. В. Кузнецовым 5.

Одним из участков большого водораздела между Сухоной и Волгой является территория, которая и явился объектом настоящего исследования.

На востоке Грязовецкого района Вологодской области существует во­дораздел, разделяющий сток атмосферных осадков по двум противополож­но направленным склонам. Он проходит между реками Монзой и Лежей (Монза относится к бассейну Волги, а Лежа — Сухоны) в их среднем течении, идёт где-то посередине между ними. На этой линии находятся такие болота как Левинское, Морошкино, Сухарное, Каменное, Майское (Мочково) и другие. Из этих болот вытекают речки, которые впадают в реки двух бассейнов: реку Монза — речки Васильевка, Витальевка, Захарка, Топоровка, Килега, Великая река, в реку Леж а и её приток Вохтогу — речки Ухтюжка, Аксёновка, Плоскуша, Безымянный ручей. По этим местам и проходил некогда волок между реками Лежа и Монза.

Интересно, что народная память хранит сведения об этом волоке. Людей, живущих в деревнях Лукино, Черновка, Ваганово, Вохтога, Дресвище, Тарасово, Чухарицы, Строево, Аксеново, что по речке Вохтога с её верховьев до устья, а также жителей деревень Михалково, Целенниково, Корючево, Никольское по реке Лежа, еще в 1960-х годах прошлого столетия называли волочанами, а жителей деревень в верховьях реки Лежа называли — леждомские, по реке Монза — сельские. Первое упоминание этих деревень в истори­ческих источниках относится к 1628 году 6. Рустикова Алефтина Михайловна, 1931 года рождения, которая всю жизнь прожила в деревне Целенниково, хо­рошо помнит дорогу от села Никольского до погоста Васильевка. У нее было два названия: «волоковая» и «церковная». Эта дорога от села Никольское сначала шла через Корючевскую выгороду, пересекала ручей Ухтюжка, затем урочища с названиями: Усолка, Мауковичи; сенокосы —Гарипшн ляд, Мазин ляд, Зеленские покосы, Запасной. Далее идут покосы под названием Перелешиха, за ними Гробовские покосы. В местечке Перелешиха еще в 1950-е годы были сараи для сена, а дед Алефтины Михайловны рассказывал, что в этом месте ранее был починок. По переписи 1839 года в волости Лежский волок значится починок Переволока 7. В настоящее время эта дорога заросла.

Впервы топоним «Лежский волок» как волость Лежский волок или Волочек в исторических источниках относится к 1417 году. Великий князь Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Ивановича Донского, в духовной гра­моте 1417 года отдавал эту территорию по завещанию своей жене в числе других: «А княгине моей из Костромы Иледам, и с Обнорою, и с Комёлою, и с Волочком» 8. Затем по завещанию Василия Темного 1461—1462 годов эта территория (« ...Иледам с Обнорою и с Комёлою и с Волочком, да Авнегу, да Шиленгу» ) отошла к уделу его сына Андрея Меньшого 9.

Во время массированного набега «казанских людей» на вологодские земли зимой 1538 года «их воеводы стояли на волоку на леском» (Жития Павла Обнорского и Сергия Нуромского. Тексты и словоуказатель. СПб, 2005. С. 127). Отсюда эти воеводы руководили набегами на окружающие монастыри, села и деревни. Разорение тогда было настолько сильным, что правительству пришлось от имени восьмилетнего Ивана IV летом того же года освободить десятки селений от налогов «деревни и починки сее зимы казанские татарове жгли и воевали, а крестьян высекли. А иных деи кре­стьян с животы и статки в полон поимали. А которые крестьяне ноутекали, и у тех де крестьян животы поимали, а иных беж пограбила» (Жалованная льготная грамота великого князя Ивана Васильевича игумену Корнильева монастыря Лаврентию, освобождающая монастырских крестьян на 5 лет от уплаты государственных повинностей и процентов по долговым обязатель­ствам 17 июня 1538 г .// Городок на Московской дороге. Вологда, 1994. С. 99). Память об этой трагедии была жива ещё в XIX веке. Эти факты показательны для характеристики важности лежского волока как узлового пункта на пути с юго-востока на северо-запад и обратно, с р. Волги на р. Вологду.

Упоминание о данной волости можно встретить и в жалованных грамо­тах царя Иоанна Васильевича. В грамоте 1540 года говориться: «... А на­местницы наши Вологодские и волостели Комельские волости, и Лежского Волочка, и Авнежские, и их тиуни тех оброчных сокольников и их людей не судят ни в чомъ...» 10. Грамота 1548 года посвящена также вологодским дворцовым оброчным сокольникам; «...Лес дикой, да по речке по Леже мхи и болота...Комёлы, и Волочка Лежского и Авнеги...» 11. Ещё один документ времени Ивана Грозного упоминает Лежский Волок «На то же село Богда­ново розъезжая, лета 7031 году. Грамота великого князя Ивана Васильевича всея Руси и промеж Лежского Волока к реке к Леже в длину на восемь верст, а поперег на три версты» 12.

Упоминание о волости Лежский волок и многочисленных разбойниках на этом волоке имеется в «Сказании о жизни и чудесах преподобного Ферапонта Монзенского чудотворца», который жил до 1585 года в Благовещенском монастыре, находившемся в селе Ферапонтово, там где р. Монза впадает в р. Кострому. В сказании говорится: «Недалеко от Благовещенской обители, в волости, именуемой Лежский волок. Вологодской губернии, появилось мно­го разбойников, которые грабили в окрестных местах. Разбойники решили ограбить Благовещенский монастырь и пошли сюда окольными тропинками, чтобы не быть замеченными...». В «Сказании» называются имена некоторых богомольцев, уроженцев волости Лежский волок: «...Некто именем Викула, из веси волока Лежского...», и «...с того же волока Лежского Панкратий» 13

По писцовой книге Вологодского уезда в 1646 году в Лежской во­лости насчитывалось 178 поселений. По подсчетам Я.Е. Водарского в во­лости Лежский волок имелись «Поместья» — 34 наименования и «Вотчины духовенства» — 147 наименований (всего 181) в т.ч. «Переволока» 14. Со­хранились данные о записях оброка с десятинного леса Лежского волока и о сплаве плотов в Вологду лежскими крестьянами, относящиеся к 1704 году 15.

Волость Лежский волок, как единая административная единица, суще­ствовала до 1840 года.

Упоминание о существовании на волоке Лежа-Монза некоего «кана­ла» времен Ивана Грозного содержится в книге о городе Москве Ф.Я. Нестерука «Гидротехническое прошлое великого города». Он пишет: «Не­обходимо отметить весьма важное событие в отечественной гидротехнике, случившееся при Иване Грозном. В связи с «открытием Московии англича­нами» и установлением торговых отношений Москвы с заграницей, при царе Иване было приступлено к устройству соединения рек Волги и Северной Двины по двум направлениям:

1) Прорыт канал длиною в 6 километров между рекой Лежей, притоком Сухоны, и рекой Монзой, впадающей в реку Кострому (приток Волги);

2) Приступлено к прорытию канала между рекой Печердой (впадаю­щей в реку Соду Комёлу, приток Лежи-Сухоны) и рекой Журиной, впадаю­щей в реку Ухтому — приток реки Согожи, которая, в свою очередь, впадает в реку Шексну» 16. Имеются и другие более ранние сведения, что на волоке Лежа—Монза во время Ивана Грозного был прорыт канал. «Так, в 1817 году машинист Лебедев предлагал соединить каналом р. Лежу (приток р. Сухоны) с р. Монзой (приток р. Костромы); по преданию, это соединение было начато Иваном Грозным, следы канала протяженностью 5 верст 300 сажен были в 1817 году еще видны. Машинист Лебедев предлагал тогда же и другие вари­анты, причем соединение через pp. Печербу и Журину тоже считалось нача­тым Иваном Грозным» 17. Мнение о том, что «канал Ивана Грозного» когда-то был построен, попало и в современную специальную литературу 18. Но сведе­ний о том, что представлял собой этот канал, найти не удалось.

В начале XX века на данном волоке даже планировалось строитель­ство судоходного канала. В специальной работе посвященной водным путям Вологодской губернии мы читаем: «В 1910 году были проведены изыскания и составлен проект соединения Сухоны с Волгой по р. Леже, соединитель­ному каналу, pр. Монзе и Костроме» 19. Канал должен был соединить реки Лежу и Монзу через систему шлюзов как раз по трассе Усолочной дороги. Трасса планируемого канала тогда же была дополнена вертикальным про­филем водораздела между реками Лежа и Монза 20.

Каких либо археологических исследований волока Лежа—Монза не проводилось. Н. А. Макаров, проследивший на материалах археологических па­мятников колонизацию северных окраин Древней Руси, относит Монзенско-Лежский волок к «предположительно использовавшимся». Не указывая на точное место расположения волока, Н. А. Макаров пшшет: «Скорее всего, сам волок располагался между Лежей и Монзой в районе современной станции Вохтоги и села Демьянова» 21. И далее: «Археологические обследования волости Лежский Волочёк... не выявили здесь археологических памятников, так же как и наши разведки в 1985 году в устье реки Монзы и ниже его по реке Костроме, в10—15 километрах восточнее трассы предполагаемого волока. На единственном открытом здесь селище представлена лишь керамика XV—XVI веков. Однако в нижнем течении р. Лежа И. Ф. Никитинским выявлена серия памятников неолита, эпохи бронзы и раннего железа, отражающая, возможно, движение на­селения с Костромы на Лежу в глубокой древности. Монзенско-Лежский путь через водораздел Волги и Сухоны, несмотря на «отрицательный» результат сегодня рассматривается как наиболее реальный из всех, реконструированных в этом районе. Повторные археологические разведки и сбор микротопонимов, возможно, позволят уточнить её трассу» 22.

Археологические сведения о каналах-«копанях» водно-волоковых путей

Археологи в 70-е годы XX века во время своих разведок по водно­волоковым путям центральных районов Древней Руси отмечали наличие на них неких каналов—«копаней». Подвел итог этих разведок Н. А. Макаров «У исследователей нет единого мнения относительно того, использовались ли для транспортировки судов и товаров каналы-«копани» — следы их в районе волоков упоминаются В. А. Буровым, и Л. В. Алексеевым (Б у ­ров В. А. 1978. С. 81—82; Алексеев Л. В. 1980. С. 69) или сухопутные дороги?, существование которых подтверждается результатами разведок А. С. Потресова и Е. В. Шолоховой» 23. Тот же исследователь отметил наличие канала-«копани» на одном из волоков Русского Севера — Кенском. «Пересекая всхолмление [деревню Яблоня Гора на высоте около 5 метров над окружаю­щей местностью], дорога снова спускается на болотистую низину и уходит на северо-восток, в сторону р. Режмы, текущей в Волоцкое озеро. На этом участке дороги нет тракторной колеи, поэтому он сохранился лучше других, ширина дороги здесь около 3 метров. Справа от дороги, вплотную примыкая к её краю, проходит канава — «копань», расширяющаяся к востоку и вы­ходящая к р. Режме. Ширина её в верхней части до 3 метров, внизу до 70 сантиметров. Некоторые уроженцы д. Заволочье полагают, что «копань» была вырыта для протаскивания лодок из Режмы в Яблоню Горку, но ско­рее всего она была сооружена для осушения её на этом сыром, низменном участке. Для плавания лодок «копань» слишком узка. Дорога заканчивается на берегу узкой, но вполне проходимой для лодок р. Режмы, у впадения в неё небольшого ручья. Она обрывается на ровном, сухом, удобном для остановок месте, где лежит лодка и заметны следы кострищ. Общая длина дороги около 6 километров. Не смотря на то, что многие участки дороги когда-то были подгачены, по словам местных уроженцев, на них никогда не ездили на телегах — использовались только сани-волокуши. Об этом же рассказывали и С. 3 . Чернову в 1979 году» 24. Такую длинную выдержку из работы Н. А. Макарова мы приводим потому, что она наиболее точно соответствует современному уровню исследования водно-волоковых путей на Русском Севере. Н. А. Макаров отмечает некоторые конструктивные элементы водно-волоковой дороги: наличие собственно дороги и наличие «копани» — как он считает канавы, которая была «сооружена для осушения её на этом сыром, низменном участке». К чести исследователя, он приводит не только собственное мнение, но и сведения, полученные у местных жите­лей: «копань» была вырыта для прютаскивания лодок из Режмы в Яблоню Горку», что по нашему мнению ближе к истине. Представляется важным подчеркнуть, что лодки именно «протаскивали» по копани, а не проводили по её воде как по каналу. Н. А. Макаров отмечает, что копань расширяет­ся к востоку, но каковы её параметры в том направлении он не фиксирует. Интересен и сам рельеф местности. Деревня Яблоня гора возвыпшется над окружающей местностью на 3 метров «Копань» от деревни уходит вниз на сырюй, низменный участок и далее к р. Режме. Примерно с такой же топо­графией «каналов» пришлось столкнуться и нам в наших исследованиях.

Возможно, ещё один «канал» отображен на «Таблице 13. Ухтом­ский волок. Селища А и В. План местности» того же исследователя 23. На рисунке видно, что в черте д. Волок на горизонтали 7 из верхового болота с северо-востока на юго-запад пунктирной линией обозначена ложбина около 4 —5 метров шириной, постепенно расширяющаяся и вы­ходящая в ещё одно заболоченное место на горизонтали 3. Далее сле­дует заболоченный ключ и ложбина к озеру Волоцкое. Протяженность ложбины, а скорее всего, «канала» около 200 метров. Перепад высот 7 метров на 200 метров. Это очень крутая горка. С подобной топографиче­ской ситуацией пришлось столкнуться и нам в районе с. Никольского.

Собственно опубликованнах сведений о документированных надежным способом водно-волоковых дорог или хотя бы их значительных участков нам пока найти не удалось. На поиски «канала» между реками Лежа и Монза и была в первую очередь нацелена наша летняя экспедиция 2011 года.

И з целого ряда возможных вариантов волоков, отмеченных в междуречье Лежи и Монзы: работы И. Башенкиной 26, А. В. Белова 27, А. В. Куз­нецова 28 нами были выбраны для первоочередного обследования два объек­та: Усолочная (Волоковая) дорога и дорога Копанка (Волоковая) (Карта 1). Полевые работы проводились в мае-ноябре 2011 года. На основе получен­ных в 2011 году материалов составлена карта-схема на оба объекта иссле­дования; Усолочную дорогу и дорогу Копанку (карта 2 и илл. 1).В качестве топоосновы использованы карты масштаба 1:100 ООО. Листы 0-3 7 -0 4 6 ,0 -37-047, 0-37-058, 0-37-059. Карта составлена И. Ф . Никитинским и А. Л. Грязновым на основе сведений Писцовой книги Вологодского уезда 1627—30 годов. Данные Писцовой книги обработаны и предоставлены Д. Е. Гневашевым 29.

Книга в формате PDF
Schelykovo. Alexander Ostrovsky