ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ДАУДОВ

Недалеко от города Нерехты стоит старинное село Семеновское. Время основания этого села и его первые владельцы неизвестны, но уже в XVI в. это село находилось во владении дворянского рода Овцыных, ведущих свое происхождение от муромских князей. В конце XVII века Семеновское переходит во владение Даудовых. Вот об одном из представителей этой фамилии, жизнь которого была полна опасных приключений, и пойдет речь.

Будучи армянином по происхождению, этот человек служил сперва у иранского шаха, затем перешел на службу к московскому царю Алексею Михайловичу, неоднократно посылался в качестве посла Русского государства в Турцию и другие восточные страны, был дипломатом, администратором и военным, получил звание стольника и многие поместья, умер в глубокой старости. Имя ему — Василий Александрович Даудов.

Вот что рассказывают о нем имеющиеся в костромском архиве старинные бумаги. Из челобитной В.А. Даудова, поданной им в 1690 году с просьбой об отставке, видно, что он, Даудов, будучи рожденным в г. Исфагани, в Персии, имел имя Али-Марван Бабаев сын Даудов и состоял на службе у иранского шаха. Однажды — это было в 1653 году — Даудов был послан с подарками в г. Казвин, где останавливалось проездом русское посольство князя И.И. Лобанова-Ростовского. Передав подарки шаха русскому послу, Даудов, был, очевидно, приглашен Лобановым-Ростовским на службу в Россию. Соблазнившись условиями, которые ему были предложены Лобановым-Ростовским, Даудов решил оставить Иран и бежать в Россию, но при осуществлении этого он был задержан слугами шаха, закован в колодки и вместе с партией арестантов направлен в Тегеран. Случай помог ему освободиться, и он сумел догнать на берегу Каспийского моря русское посольство. По прибытии в Москву Даудов был представлен ко двору царя Алексея Михайловича и принят на русскую службу в качестве толмача (переводчика) в Посольский приказ. Предварительно Даудов принял крещение в русскую православную веру, при крещении ему было дано имя Василий, а по крестному отцу — Александрович. После крещения Даудов был отдан царем «под начало» на шесть недель в московский Чудов монастырь.

Прослужив 13 лет переводчиком, Даудов выказал большие дипломатические способности, и с 1667 года начинается его посольская деятельность. Известны пять его поездок в качестве русского посла в Турцию (в 1667, 1669, 1672 и две поездки в 1679 году), в Хиву и Бухару в 1675 году. В то же время, в промежутке между дипломатическими поездками, Даудов исправляет и административные должности. В 1674 году он был воеводой в городе Яренске (ныне — республика Коми), в 1680 — в Чаронде (Вологодский край), в 1683 году мы его видим воеводой в г. Скопине, в 1690 году он назначается воеводой в г. Ряжск, но на эту должность он уже не попал, т. к. в этом же году, после 44-летней службы, вышел в отставку. Даудов принимал участие в военных походах; так, в челобитной он упоминает о своем участии в двух «Троицких» походах в 1683 г., затем в Крымском походе под начальством князя В.В. Голицына — в 1688 г. В 1696 г., во время похода Петра I под Азов, молодой царь вспоминает про старика, дипломата и военного, и берет его с собой в поход. Умер Василий Даудов в возрасте 81 года в 1701 г.

О трех из его многочисленных приключений мы и расскажем, пользуясь документами Костромского архива.

В 1672 году В.А. Даудов был послан с дипломатическим поручением в Турцию, и одновременно ему было дано секретное задание склонить донских казаков, вернее их атамана, Корнилия Яковлева, идти походом на Азов, постараться разбить пушками азовские башни и уничтожить турецкий форпост на Дону. Как известно, еще и до этого донские казаки самостоятельно предпринимали попытки захватить Азов; так, в 1633—1634 годах было знаменитое «Азовское сидение», когда казаки взяли Азов, сами подверглись в нем осаде со стороны турок и, не получив помощи от Москвы, вынуждены были оставить крепость.

На этот раз Москва задумала усыпить бдительность турок, и Даудову было поручено, передав грамоты азовскому паше, просить у него корабль для дальнейшего путешествия в столицу Турции. Атаману же Корнилию Яковлеву было писано идти на Азов с войском и пушками только тогда, когда Даудов уже отплывет оттуда. Но почему-то Даудов замешкался, и казаки подошли к Азову, когда Даудов был еще там. Началась осада, и казаки приступили к разрушению крепостных башен путем непрерывной их бомбардировки из пушек. Тогда азовский воевода Мозамет-бей-паша схватил Даудова и, объявив его лазутчиком, велел повесить на крепостной башне, на виду у казаков. Но, по словам самого Даудова, за него вступился азовский писарь, упросивший пашу отсрочить казнь хотя бы на два дня. Паша согласился, и тут произошло событие, которое сам Даудов описывает так: «И в ночь волею Божиею потянул ветер с Гнилого (Азовского) моря, и прибылая вода подтопила казачьи станы», и они отошли, сняв осаду и прекратив разрушение башен. И, по просьбе азовского писаря, Османа-эфенди, азовский паша отпустил Даудова с его грамотами к султану турецкому и дал ему корабль и кормщика. Но, в то же время, паша сам написал султану письмо, в котором, по-видимому, не очень лестно отозвался о Даудове. Султан не велел принимать от русского посла грамоты, а велел отрезать ему нос и уши и в таком виде возвратить на Русь. Но тут Даудов, как и в Азове, получил неожиданную поддержку со стороны великого визиря и главного муфтия, которые доказали султану, что Даудов не кто иной, как обычный посол. И на этот раз посольство Даудова сошло благополучно. Как он писал: «...и дав лист, отпустили меня».

Другое посольство Даудова, 1679 года, также в Турцию, было сопряжено с трудным положением на Украине, где Юрий Хмельницкий, сын знаменитого гетмана Богдана Хмельницкого, изменил России и предался полякам. Посольство Даудова ехало через Севск, Батурин, Переяславль и неминуемо должно было проезжать по территории, занятой Ю. Хмельницким. Хмельницкий задумал захватить московское посольство и, узнав о прибытии его в Переяславль, прислал туда своих людей под видом проводников, чтобы захватить Даудова. Но Даудов, предупрежденный об измене, сумел избежать расставленных ему сетей и, благополучно проехав в Молдавию через занятые Юрием Хмельницким и поляками земли, достиг Константинополя. На этот раз его посольство в Турцию прошло удачно. Он выкупил до 150 русских пленных, томившихся на турецкой каторге, выполнил все поручения, провел переговоры с самим султаном Магометом, с великим визирем, с патриархом Дионисием и благополучно вернулся в Россию. Сохранился документ, в котором содержится инструкция Даудову из Посольского приказа, как избежать сетей «богоотступника Юраски Хмельницкого».

Третье посольство Даудова в Хиву и Бухару едва не стоило ему жизни. Это было в 1675 году. Успешно выкупив из рабства 55 русских пленных, Даудов вместе с послами хивинского хана и бухарского эмира, везшими большие дары русскому государю, с громадным караваном, после шестинедельного перехода по «трухменской безводной степи» прибыл на реку Яик, в городок Гурьев. В то время, после подавления крестьянского восстания Степана Разина, по югу России еще бродили многочисленные отряды бывшего разинского войска, превратившиеся под предводительством разных атаманов в обычных разбойников, живущих грабежами. Караван Даудова стоял на отдыхе в Гурьеве, когда город был захвачен шайкой атамана Василия Касимова. Богатая добыча досталась в руки Касимова и его товарищей. Помимо подарков от хивинского хана и бухарского эмира, в караване было много ценных купеческих товаров, да и у самого Даудова, по его словам, «была казна великая». Даудова и иноземных послов Касимов велел «повесить за ноги на городских зубьях», т. е. на городской стене. Но и тут судьба была милостива к Даудову. Освобожденные им из неволи русские «полонянники» упросили Касимова помиловать Даудова и хивинского с бухарским послов.

За свою службу В. Даудов получил большую награду как поместьями, так и ценными вещами. После его смерти происходит раздел его имения между вдовой и сыновьями. Из имеющегося раздельного акта видно, что Даудов владел большим количеством ценных предметов. В акте перечисляются иконы в золотых и серебряных окладах с драгоценными камнями, оружие — сабли, кинжалы в золотых и серебряных ножнах, кубки, чарки и так далее.

Место погребения В.А. Даудова не удалось установить. В селе Семеновском, на кладбище церкви Смоленской Божьей матери, находились могилы только его внука, Николая Петровича Даудова, бывшего председателем земского уездного суда в Костроме и умершего в 1795 г., а также его жены.

© Костромской фонд культуры, 1993