РУССКИЙ МОРЕПЛАВАТЕЛЬ — ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ ОВЦЫН

Среди многих русских моряков, своими неутомимыми трудами по исследованию наших дальневосточных окраин вписавших навечно свои имена в историю мореплаваний и географических открытий, не последнее место занимает уроженец костромского края Дмитрий Леонтьевич Овцын, участник Великой Северной экспедиции, главным руководителем и начальником которой был прославленный капитан-командор Витус Беринг.

Фамилия Овцыных — одна из древнейших русских дворянских фамилий, ведущих свое начало от потомков Рюрика, муромских князей. Среди предков Дмитрия Леонтьевича были воеводы, стольники, участники многих войн XVI и XVII веков. Отец и дед мореплавателя жили в усадьбе, жалованной их предкам «за Московское осадное сиденье» 1619 года и «службы и многие походы». Среди родственников Дмитрия Леонтьевича, моряков, встречаем Овцына Абрама, учившегося в Морской академии, потом штурмана, служившего на известном фрегате «Амстердам-Галей»; штурмана Степана Овцына, закончившего свою службу в 1758 году «за старостью и дряхлостью, и для прокормления приписанного к Нерехтскому Сыпанову монастырю»; контр-адмирала Ивана Тихоновича Овцына, близкого родственника и соседа Дмитрия Леонтьевича, участника Чесменского сражения, попавшего затем в плен к туркам, а потом служившего на эскадре Ф.Ф. Ушакова в Черном море и погибшего при крушении линейного корабля «Царь Константин» 14 октября 1798 года около устья Дуная.

Дмитрий Леонтьевич родился в 1708 году в своей родовой усадьбе Чегловка или, иначе, Щегловка, бывшей Исуповской волости Буйского уезда, находившейся на берегах двух небольших речек Поклевки и Чернички, несколько в стороне от тракта Кострома—Галич. Сама усадьба находилась на берегу копаного пруда, в ней был небольшой одноэтажный дом, в котором жили родители будущего мореплавателя, Леонтий Иванович и Матрена Семеновна. Дмитрий был единственным ребенком в семье.

Детство Дмитрия Овцына совпало со временем великих преобразований России, проводимых Петром I. Заботясь о создании кадров моряков из русских людей, Петр I учредил в Москве, в здании Сухаревой башни, «школу математических и навигацких наук» и потребовал, чтобы дворянские дети обязательно помещались для обучения и воспитания в эту школу. Так и Дмитрий Овцын еще мальчиком сделался учеником школы, из которой потом перешел во вновь открытую Петром в Петербурге Морскую академию. Специальностью он избрал для себя штурманское дело. Еще будучи учеником академии в 1725 году, ему посчастливилось принять участие в первом дальнем заграничном плавании молодого русского флота. По замыслу Петра была снаряжена первая русская эскадра, чтобы завязать сношения с самыми отдаленными европейскими странами — Испанией и Португалией. Осуществление этого замысла состоялось уже после смерти Петра, когда 15 мая 1725 года экспедиционный отряд в составе линейного корабля «Девоншир» и фрегатов «Декронделивде» и «Амстердам-Галей» под командой капитана И. Кошелева вышел в свое первое дальнее плавание. На фрегате «Амстердам-Галей» находился в качестве штурманского ученика молодой еще совсем Дмитрий Овцын. Впервые страны самого дальнего конца Европы увидели русский флаг. Отряд посетил города Кадикс в Испании и Лиссабон в Португалии, привез в эти страны образцы изделий еще только зарождавшейся русской промышленности, в частности, полотно и парусину, которая в то время уже вырабатывалась и в Костроме. Эти товары получили высокую оценку испанцев. Русские корабли благополучно вернулись на родину, привезя редкие тогда в России колониальные товары из заморских колоний Испании — ваниль, какао и другие.

В 1726 году Овцын заканчивает академию и с 1726 по 1729 гг. плавает на том же фрегате «Амстердам-Галей» штурманским учеником, затем штурманом. Вскоре молодой моряк обращает на себя внимание начальства и получает назначение на должность адъютанта главного командира Кронштадского порта, которым в то время был адмирал Томас Гордон. В 1732 г. Дмитрий Леонтьевич производится в чин «унтер-лейтенанта от солдат». Еще через два года лейтенанта Овцына, как имеющего опыт и отличные познания в штурманском и гидрографическом деле, назначают в состав Великой Северной экспедиции, возглавляемой Витусом Берингом. Экспедиция эта была задумана еще Петром I и имела очень обширные планы. Одновременно с поисками пролива между материками Азии и Америки и исследованиями неведомых тогда берегов американского континента, на экспедицию была возложена задача обследовать и описать все побережье севера Сибири, для чего экспедиция была разбита на несколько отрядов. Начальствование над одним из отрядов, названным Тобольской экспедицией, было возложено на лейтенанта Д.Л. Овцына. В задачу экспедиции входило описание и исследование самого западного участка побережья Азии, от устья реки Оби до устья Енисея. Плавание экспедиции началось 15 мая 1734 года из города Тобольска вниз по Иртышу и Оби на дубль-шлюпке «Тобол». Экспедиция пробыла в море все лето 1734 года, а затем «Тобол» вошел в Обь, и в городе Березове (ныне с. Березово Ханты-Мансийского округа) Д.Л. Овцын встал на зимовку.

В это время в Березове находилась в ссылке семья опального князя Долгорукова, сосланного туда Бироном за приверженность Петру II. В течение долгой полярной зимовки молодой образованный моряк познакомился с семьей опального князя и сделался частым гостем его дома.

Весной 1735 года Овцын снова вышел в плавание, производя съемки и гидрографические работы. В зиму 1735—36 гг. дубль-шлюпка «Тобол» вернулась в Тобольск, а Д.Л. Овцын выехал в Москву и Петербург для подготовки снаряжения и получения инструкций по дальнейшей работе. В эту зиму он ненадолго заехал в свою Чегловку, где оставались его жена Ульяна Даниловна, дочь близкого соседа Данилы Карцева, и маленький сын Михаил, родившийся в 1732 году, впоследствии геодезист, много поработавший в экспедициях по Дальнему Востоку.

Возвратившись в Березов, 23 мая 1736 года Дмитрий Леонтьевич снова вышел в плавание и на этот раз достиг Карского моря, а на зимовку встал в городе Обдорске на Оби (ныне г. Салехард). Летом 1737 года экспедиция пополнилась еще одним судном — ботом «Обь-Почтальон», на котором командиром был прежний начальник Овцына по плаванию в Испанию, капитан И. Кошелев. В это лето экспедиция, выйдя из Обской губы в Карское море и обойдя Гыданский полуостров, достигла устья Енисея. По поводу благополучного завершения плавания 1737 года начальник Великой Северной экспедиции, капитан-командор Беринг, прислал Д.Л. Овцыну письмо с выражением своего удовлетворения достигнутыми результатами. В 1738 году Д.Л. Овцын предполагал продолжать свои плавания, но 20 мая 1738 года он получил от Сибирского губернатора повеление прибыть в Петербург «для отчета». Отправившись в далекий путь, во время остановки в Тобольске 13 сентября Дмитрий Леонтьевич был арестован и заключен в тюрьму. Как оказалось, знакомство и близкая дружба с опальными Долгорукими не осталась секретом для петербургских властей (кем-то был послан донос), и по приказу всесильного тогда фаворита императрицы Анны Иоанновны Бирона Овцын должен был предстать перед судом по обвинению в заговоре и измене. Но наказание для Дмитрия Леонтьевича неожиданно оказалось не таким суровым, как можно было этого ожидать. Он был лишен чинов и дворянства и отослан для службы матросом в Охотск. Там, в охотском порту, была основная база экспедиции Беринга, и по прибытии туда разжалованного Овцына В. Беринг с радостью принял его на свое судно «Св. Петр» и сделал своим адъютантом. На пакетботе «Св. Петр» Овцын вместе с Берингом совершил историческое плавание, завершившееся открытием берегов Америки. Но конец этого плавания, как известно, был трагическим. На обратном пути мореплавателями были открыты острова, названные в честь командора Беринга — Командорскими островами, и на одном из них, получившем имя «Остров Беринга», «Св. Петр» остановился на зимовку. Из-за лишений и недостатка питания многие из числа команды, в том числе и Витус Беринг, умерли от цинги. Это было в зиму 1741 — 42 гг. Д.Л. Овцын оказался счастливее своего начальника и перенес зимовку.

По возвращении на Камчатку Дмитрий Леонтьевич узнал, что дело его пересмотрено и он восстановлен в прежнем звании. После смерти императрицы Анны кончилось засилье немцев во главе с Бироном. Сам Бирон уже был в ссылке, а новая императрица Елизавета Петровна возвратила из тюрем и ссылок всех пострадавших при Бироне. 27 августа 1742 года Д.Л. Овцын вернулся в Россию и «был прикрыт знаменем, и шпага ему отдана». Таков был церемониал при реабилитации наказанных в царствование Анны.

Д.Л. Овцын вышел в отставку и поселился в своей Чегловке; несколько лет он прожил в кругу семьи. Но затем моряка вновь потянуло в плавание. С 1744 года он снова на службе в Балтийском флоте, уже в чине капитана 2-го ранга. Далее в течение тринадцати лет Овцын служит командиром судов «Транспорт Анна», пакетбота «Св. Меркурий», пинка «Лапоминка», линкора «Гавриил», фрегата «Полтава», совершая плавания от Кронштадта к берегам Дании и Швеции. Д.Л. Овцын имел в Петербурге свой дом, но в отпуска часто приезжал в родную Чегловку.

В 1756 году, когда Дмитрий Леонтьевич командовал линейным кораблем «Москва», началась Семилетняя война с Пруссией. Овцын получает новую должность — «обер-штер-кригс-комиссара Балтийского флота» — и принимает участие в военных действиях против прусской крепости Кольберг. В это время Д.Л. Овцыну исполнилось 49 лет, но его здоровье уже было подорвано всякого рода лишениями во время полярных экспедиций. 25 июля 1757 года тяжелобольного Овцына помещают на госпитальное судно «Москва», на котором он и умер через несколько дней. Где похоронено тело отважного моряка, установить не удалось.

Единственный сын Дмитрия Леонтьевича — Михаил Дмитриевич — так же, как и его отец, окончил Морскую академию и получил звание «геодезиста». Еще совсем молодым, в 22-летнем возрасте, он принял участие в двух больших экспедициях по Сибири и Дальнему Востоку. В 1754 году он обследовал и описал реки Нерча и Олекма, им были открыты залежи железной руды на озере Шокшинском. Во второй своей — Камчатской — экспедиции он работал под руководством Афанасия Федоровича Соймонова, сына тогдашнего генерал-губернатора Сибири Ф.И. Соймонова. Во время этой экспедиции были описаны реки и берега Камчатки. М.Д. Овцын вышел в отставку в 1763 году в чине капитана, и всю дальнейшую жизнь прожил в Чегловке. Женат он был на дочери коллежского асессора Василия Прокофьевича Бурдукова, Марии Васильевне.

У Михаила Дмитриевича было трое сыновей: Федор (род. 1764, умер в 1828), Михаил (род. 1766, год смерти неизвестен), Александр (1772—1821) и дочь Анна (род. 1761). Федор и Михаил служили в лейб-гвардии Семеновском полку, а в войну 1812 года были в костромском ополчении. Александр служил в лейб-гвардии Преображенском полку, участвовал в войне 1812 года. В 1821 году женился на Марии Александровне Полозовой, с которой прожил всего 2 месяца и умер. (М.А. Овцына, овдовев, вышла замуж за подпоручика Александра Николаевича Григорова, моего прадеда. Таким образом, Мария Александровна — моя прабабушка). Анна была замужем за кинешемским помещиком, подпоручиком Егором Родионовичем Исаковым. Все трое сыновей Овцыных умерли бездетными, и эта линия Овцыных прекратила существование.

Кроме Чегловки, М.Д. Овцын наследовал от матери усадьбы и деревни Лубенино, Литвиново и многие другие в Костромском и Плесском уездах, а также в Нижегородской губернии. Он принимал деятельное участие в общественной жизни, был выбираем на разные дворянские должности.

Усадьба Чегловка пришла в ветхость еще при жизни Михаила Дмитриевича. По сохранившимся описям конца XVIII века, дом в Чегловке уже не значится, а Федор и Александр Овцыны числятся владельцами усадеб Лубенино и Астафьево той же бывшей Исуповской волости. По смерти владельцев эти усадьбы перешли во владение других лиц. Так, последним владельцем Лубенина был некто Ротаст, видный деятель костромского уездного и губернского земств.

Именем Д.Л. Овцына на карте мира названы: пролив Овцына в Карском море между островами Оленьим и Сибирякова (назван так в 1895 году А.И. Вилькицким), мыс Овцына на полуострове Таймыр.

© Костромской фонд культуры, 1993