Часть четвертая
ИЗ ИСТОРИИ УСАДЕБ КОСТРОМСКОГО КРАЯ

НЕМНОГО О ПРОШЛОМ ЗАВОЛЖЬЯ г. КОСТРОМЫ

Расположенный на правой, так называемой «нагорной», стороне Волги современный Димитровский район Костромы имеет очень древнюю историю.

К сожалению, археологические исследования, производившиеся в районе села Городище, были столь краткими, что дали весьма незначительные результаты, по которым бы можно было восстановить древнее прошлое этого района. Однако все же можно сказать утвердительно, что местность, где расположено Городище, была заселена людьми еще в неолите. Да и само название «Городище», равно как и расположенное поблизости село «Селище», указывает на то, что в древние времена здесь были населенные пункты.

Письменные источники ничего нам не сообщают о времени ранее XV века. И таких источников до конца XVI века в нашем распоряжении имеется весьма мало. Из входящих в границы нынешнего Димитровского района селений — бывших сел Селище, Городище, слобод Никольской, Спасской, Камустиной, селец Паново и Малышково, деревень Говядиново, Михалёво, Пантусово, Козелино — самые древние известия до нас дошли про село Селище. В XV веке это село упоминается в числе владений бояр Глинских, родственников Московских великих князей.

Из дошедших до нас грамот конца XVI века видим, что царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного, отдал во владение Ипатьевского монастыря слободу Спасскую и деревню Говядиново вместе с другими окрестными селениями: селом Солониковом и деревнями Каримово, Клюшниково, Самково, Середняя и Становщиково.

По административному делению XVI и XVII веков, вся территория нынешнего Димитровского района относилась к двум станам: первый, называвшийся «Дмитровцовым станом», включал в себя местность, расположенную по левой стороне нынешней Московской улицы; вся же остальная часть, расположенная по правой стороне от Московской улицы, относилась к «Иванчужскому стану», включая село Селище и деревню Козелино.

От XVII века до нас дошло уже значительно большее количество документальных свидетельств о прошлом Заволжья. Из этих документов мы видим, что в стародавние времена слобода Спасская называлась «слобода Голяда», и, очевидно, от этого названия произошло имя деревни Говядиново, в прошлом называвшейся «Голедино», населенной выходцами из слободы Голяда. Это подтверждается и другими фактами. В сороковых годах XIX века жители Спасской слободы просили об исключении их из крестьян и о приписке к мещанскому сословию. При этом они вынужденно отказывались от принадлежавшей им пахотной земли, оставляя за собой лишь приусадебные участки, в пользу крестьян деревни Говядиново, на том основании, что крестьяне Говядинова, как вышедшие из Спасской слободы, имеют право на эту землю. Видимо, прежнее название деревни «Голедино» или «Голединово» со временем трансформировалось в позднейшее название «Говядиною», сохранившееся до наших дней.

Что же представляли из себя в XVII и XVIII веках селения, ныне составляющие Димитровский район? По описанию 1627 года, село Селище, состоявшее во владении боярина князя Ивана Михайловича Глинского, включало три церкви: первая, Антонины и Александра, деревянная; ныне на месте ее стоит церковь во имя тех же Антонины и Александра, построенная взамен пришедшей в ветхость деревянной в конце XVIII века. Вторая, тоже деревянная, «клецкая», то есть рубленная «в клетку», — во имя Егория, простояла очень долго и была уничтожена за полной ветхостью в начале XX века. Третья, во имя Ильи, уже в 1627 году была настолько ветха, что «стояла без пения». Кроме того, в селе было 7 келий нищих, боярский двор князей Глинских и 18 крестьянских дворов. Затем Селище было отнято у князей Глинских и к середине XVIII века находилось во владении уже нескольких лиц; в числе их был и костромской наместник, граф Р.Л. Воронцов; ему же принадлежала и загородная усадьба на левой стороне Волги, Опалиха, где была открыта в середине XVIII века одна из первых фабрик, производивших парусину. В числе других владельцев были Поливановы, Каблуковы, Хитрово, Нащокины и др. Кроме крестьянских дворов, которых было в 1779 году 68, в Селище имелось 4 господских усадьбы. В начале XX века одной из них владела семья Купреяновых, из которой вышел известный художник-график Н.Н. Купреянов (1894—1933) и сын его Я.Н. Купреянов (род. в 1932 г.) — скульптор.

Другая усадьба была во владении Мягковых, находившихся в родстве с известным народником, писателем и философом Н.К. Михайловским (1842—1904), который неоднократно бывал у Мягковых в Селище. Там образовался кружок из русской прогрессивной интеллигенции, и все жившие в этой усадьбе и приезжавшие в гости лица все время находились под наблюдением полиции.

Третья усадьба принадлежала семье Перелешиных, которые тоже были в родственной связи с Мягковыми, придерживались прогрессивных взглядов и находились под бдительным надзором полиции. Все это подтверждается сохранившимися в архиве документами жандармского управления.

Четвертая усадьба принадлежала Ратьковым, которые получили ее от первоначальных владельцев — Поливановых.

Приводим выдержки из «Экономического описания» к генеральному межеванию 1777 года по селу Селище: «Село Селище, в оном 68 крестьянских дворов, и в них живет душ мужеска пола 178 и женска пола 182 души. Да 4 господских дома. Земли всей при селе 956 десятин. Село при реках Кунчевке (Ключевке. — А.Г.) и Волге. Кунчевка имеет глубины 1/2 аршина и ширины 2 сажени, в ней водится рыба: щуки, окуни и плотва, которая ловится для господского обиходу. На той реке стоит мукомольная мельница об одном поставе, действие свое имеет круглый год, до разлива реки Волги.

Оброку с мельницы 50 рублей в год в пользу владельца. Река Волга в летнее жаркое время имеет глубины 5 аршин и ширины 350 сажень. В ней рыба водится: сомы, белуги, белорыбица, осетры, голавли и прочих пород. Рыба из оной реки вылавливается жителями села Селище для продажи. По оной реке Волге имеется судовой ход от самого вскрытия и до зимы, барками и расшивами, с хлебом, солью, вином до Рыбинска, где бывает перегрузка на мелкие суда. Крестьяне села Селище, кроме хлебопашества, занимаются по большей части сапожным ремеслом и рыбною ловлею, а также зимою в извозе, а летом ходят на барках и стругах, а некоторые работают на Костромских льняных фабриках. Все крестьяне состоят на господском изделье, землю пашут на своих господ и частью на себя. Хлеб лучше всего родится рожь и пшеница, яровые хуже, а сенокосы очень хороши, против других мест лучше. В лесу водятся звери: волки, зайцы, белки; в полях — жаворонки, перепела и дикие голуби, а при воде — дикие утки и кулики. Женщины того села, кроме своих полевых и огородных работ, упражняются в рукоделье, прядут лен и шерсть и ткут холсты и сукна, как для себя, так и на продажу».

В слободе Никольской, что находилась вправо от нынешней Московской улицы, было в 1649 году жителей 94 человека, стояло три лавки с мелочным товаром и один кабак. В Никольской же слободе был и «патриарший двор», так как обе эти слободы — и Никольская и Спасская — находились до 1764 года во владении Ипатиевского монастыря.

Интересно отметить, что в 1650 году жителям обеих слобод было запрещено иметь лавки в самом городе Костроме. Вот как это записано в одном документе: «А тех слобод (Спасской и Никольской. — А.Г.) крестьян на Костроме в городе и на посаде, лавки и всякие промыслы дать на крепкие поруки, что им, крестьянам, в лавках и погребах не сидеть, не торговать, варниц и кабаков не открывать, а все те лавки, и погребы, и варницы подать тяглым людям. Тех слобод приезжим крестьянам со всяким товаром продавать по вольным ценам в Гостином дворе беспенно, с возов и со стругов».

Село Городище с давних времен находилось во владении бояр Морозовых. После опалы Морозовых в 1672 году Городище было «отписано» на Великого государя, который пожаловал затем это село боярину Хитрово. Сохранившаяся до наших дней каменная церковь Ильи и Рождества Христова упоминается построенной в 1683 году. Но эта дата, как видно, относится не к первоначальной постройке, а лишь к перестройке или капитальному ремонту, ибо в документах за 1663 г. она значится уже как построенная, о пяти главах, каменная. Строителем церкви был боярин Г.И. Морозов. В самом селе Городище у Морозовых были «боярские хоромы», по описи в них было «три горницы».

Слобода под названием «Камустина» ныне давно уже не существует. Судя по описанию, она была расположена по оврагу Шалыгину. Поскольку до наших дней существует фамилия Шалыгиных, дома которых расположены по одному из оврагов на берегу Волги, можно предположить, что эта Камустина слобода (в ней в 1777 г. было 16 дворов) находилось там, где ныне проходит улица Широкая.

Деревни Пантусово, Михалёво, Малышково и Козелино были во владении множества господ. Крестьяне, живущие в них, состояли на оброке. В XVIII веке во всех этих селениях оброк составлял по 3 рубля в год с тягла. В XIX веке оброк неизменно повышался и к моменту крестьянской реформы 1861 года доходил до 30—35 рублей в год с тягла.

Кроме упомянутых четырех господских усадеб в Селище и «боярских хором» в Городище, имелись еще две усадьбы: одна в Малышкове, на базе которой ныне расположен дом отдыха «Костромской», другая в Панове (ныне это место занято микрорайоном «Паново»). В начале XIX века владельцами обеих усадеб были Мошковы. Потом Паново перешло в руки владельца мукомольной мельницы Аристова, а Малышково — адвокату С.А. Китицыну.

До постройки железной дороги, связавшей Кострому с Ярославлем, Москвой и Иваново-Вознесенском, жизнь во всех перечисленных селениях текла тихо и спокойно, уклад ее в конце XIX века мало чем отличался от уклада жизни в XVII веке. Жители Спасской слободы обслуживали перевоз через Волгу. Почти в каждом доме были перевозчики, доставлявшие через Волгу на своих больших лодках пассажиров с одного берега на другой. С постройкой железной дороги этот район преобразился. Стали строиться одно за другим промышленные предприятия, открылась амбулатория при железнодорожной станции, вслед за ней — от земства. Возникли и школы: начальные земские училища в Малышкове и в Селище. В Городище открылась учебная ферма сельского хозяйства. Многие жители слобод и сел стали работать на лесопильных и иных мелких заводах.

Новый толчок развитию Заволжья был дан в 1915 году, когда с началом 1-й мировой войны в Кострому был эвакуирован из Риги инструментальный завод фирмы Л.Ф. Пло. Это был небольшой завод, расположенный на купленной у селищенского помещика Мягкова земле, в непосредственной близости от Селища и Никольской слободы. С сентября 1915 года завод на новом месте уже стал выпускать продукцию, преимущественно для нужд войны. С открытием завода (ныне — экскаваторный завод «Рабочий металлист») район зажил новой жизнью.

К декабрю 1915 года на заводе работало уже свыше 600 человек. В то время во всех селениях Заволжья население не превышало 6 тысяч человек, а так как большая часть трудоспособных мужчин была в армии, то на заводе широко стал применяться женский труд. Вместе с заводом из Риги прибыла и часть кадровых рабочих, преимущественно латышей. События первой мировой войны, быстро нараставшая хозяйственная разруха, обусловленная как военными трудностями, так и неспособностью правящего режима, способствовали развитию сознания рабочих, и уже в 1916 году на заводе возникла первая подпольная большевистская организация, созданная М.В. Задориным, А.А. Симановским и др.

При советской власти в районе возникли новые заводы: «Строммашина», «Силикатный», Ремонтно-механический, гигантский завод «Мотордеталь», построено много школ, больница, Дом культуры, ежегодно возводятся многие жилые корпуса. С постройкой автопешеходного моста через Волгу установилась постоянная связь с левобережной частью города. Не узнать прежних деревень, опоясанных полями и обросших гумнами, овинами и огородами, и нынешние жители Заволжья совсем уже не похожи на прежних жителей Селища, Пантусова, Михалёва.

© Костромской фонд культуры, 1993