Церковь святых мучеников Александра и Антонины в Селище

Её пытались закрыть, но этого не допустил промысел Божий. В Костроме презентовали книгу о Богохранимой Селищенской церкви святых мучеников Александра и Антонины Римских. Долгое время храм был единственным в Заволжской части Костромы.

В советское время обитель пытались закрыть. Но священнослужители и прихожане её отстояли. Более того, до наших дней дошло уникальное внутреннее убранство церкви и многовековые традиции приходской жизни. На создание книги у автора, историка Николая Зонтикова, ушло 9 лет. В ней вся история храма. Она насчитывает около 6 столетий. Здесь и архивные документы, и воспоминания местных сторожил. Рассказывается и о поверьях, связанных с названием храма.

Николай Зонтиков, автор книги «Церковь святых мучеников Александра и Антонины в Селище в Костроме»: «Есть предание, что на этом месте проплывал по Волге боярин. У него была беременная жена. И начались роды, а роды были тяжелыми и боярин дал обет, что если все пройдет хорошо, то он на этом месте построит храм. А это как раз был день празднования дня Александра и Антонины. И я как раз там высказываю свое предположение, кто мог быть этим боярином».

Истории храма, которому в 2009 году исполняется 230 лет со дня закладки в камне, посвящается книга.

Зонтиков Н.А.

Церковь святых мучеников Александра и Антонины в Селище в Костроме / Кострома: ДиАр, 2010. 368 стр.

ISBN 978-5-93645-027-3
© Зонтиков. Н.А., 2010 г.
© Александро-Антониновский приход, Кострома, 2010 г.
© Костромская епархия, 2010 г.
© ООО «ДиАр», оформление, 2010 г.

ВВЕДЕНИЕ

«Приближаясь по Волге от Ярославля к Костроме и вступив в последний волжский плёс, мы видим единственную в своём роде картину: в раме зеленых берегов, прямо по оси маршрута, ни вершине холма поднимается белоснежный храм. Это — овеянное преданиями бывшее село Селище, церковь святых мучеников Александра и Антонины. Нетронутое новейшими постройками, село чарует гармоний природы и тем, что добавлено людьми. Слева — на противолежащем берегу поднимаются стены Ипатьевского монастыря с его золотыми главами. Селище, с его храмом-маяком, и древний Ипатий - своего рода торжественные Пропилеи, прекрасный Титульный лист к Книге, имя которой — Кострома».

Л.С. Васильев, архитектор-реставратор

Вот уже свыше двух столетий каменный храм во имя святых мучеников Александра и Антонины на высоком холме над Волгой встречает всех, кто прибывает в Кострому по великой русской реке «сверху», со стороны Ярославля. Слева — златоглавые громады Ипатиевского монастыря и весь город, изогнутой дугой уходящий вдаль, справа — лесистые холмы, россыпи домов по их склонам и небольшой белый храм с изящной колокольней, словно вознесенный на бровке холма над всем этим простором неба, земли и воды… Среди храмов Костромы, строй которых понес в XX веке непоправимый урон, эта церковь замечательна уже тем, что принадлежит к числу всего лишь трех храмов города, которые избежали в советское время закрытия. В Александро-Антониновской церкви никогда не прекращалось богослужение, не гасли лампады перед образами, нетронутым осталось замечательное внутреннее убранство, уцелело старинное приходское кладбище.

История этого бывшего приходского храма села Селище, в 30-е гг. XX века пошедшего в черту Костромы, уходит вглубь веков и связана со многими важными событиями в жизни Костромского края; самое знаменитое среди них — это провозглашение 14 марта 1613 года в Ипатиевском монастыре Михаила Феодоровича Романова новым российским государем, ведь именно в селищенском храме утром 14 марта члены прибывшего из Москвы Великого посольства Земского собора молились на Божественной литургии перед тем, как отправиться в Ипатиевский монастырь. В историю храма навсегда вписаны имена многих видных служителей Церкви и деятелей русской культуры XIX — начала XX веков. В XX столетии, в эпоху кровавых гонений на веру, в Александро -Антониновском храме совершал богослужения ряд новомучеников Российских, в их числе — священномученики Димитрий (Добросердов; 1865-1937 гг.), Архиепископ Костромской и Галичский (позднее — Архиепископ Можайский, викарий Московской епархии); Никодим (Кротков; 1868-1938 гг.). Архиепископ Костромской и Галичский; Макарий (Кармазин; 1875-1937 гг.). Епископ Днепропетровский и др. Особенно велика была роль этого храма в 40-80 гг. XX века, когда он остался единственной действующей церковью во всей Заволжской части Костромы с прилегающими к ней многочисленными селениями. В 90-е гг, XX века из Алекеандро-Антониновской общины в Заволжье Костромы выделилось несколько новых приходских общин. 7 мая 1993 года во время своего пребывания в Костроме Александро-Антониновскую церковь впервые посетил Предстоятель Русской Православной 1 Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

СТРОИТЕЛЬСТВО ДЕРЕВЯННОГО ХРАМА. АЛЕКСАНДРОВ МОНАСТЫРЬ.

Обстоятельства возникновения большинства церквей обычно неизвестны: в глубине веков обычно теряются и имена храмоздателей, и время строительства первого храма. Однако в случае с Александро-Антониновской церковью у нас, кажется, есть редкая возможность установить и то, и другое. Уникальной особенностью Александро-Антониновского храма является то, что в нём в период 1870-1917 гг. несколькими поколениями священнослужителей велась «Церковно-приходская летопись» (её полное название – «Церковно-приходская летопись Костромской губернии и уезда села Селище Александро-Антониновской церкви»), во многих отношениях действительно являющаяся подлинной летописью наиболее важных событий и жизни храма, и всего Селища. Подобные летописи в дореволюционное время велись в очень немногих храмах, еще меньше их уцелело к нашему времени; во всяком случае, в Костромской епархии селищенская «Церковно-приходская летопись» является единственной дошедшей до нас, к страницам которой мы будем постоянно обращаться. В начале «Летописи» говорится: «Само наименование церкви Александро-Антониновскою в селе Селищах, какого не носит ни одна из церквей всей России, заставляет предполагать, что был особенный случай, по которому устроена в селе (…) церковь во имя святых мучеников Александра и Антонины»(1). А дальше приводится и доныне бытующее в Селище предание об обстоятельствах появления здесь храма: «По устному преданию старожилов протекших годов старожилам настоящего времени, известно, что в старину (…) лицо именитое (…) с супругою своею, которая была беременна, проезжали Волгою, имение ли свое обозревать, или по другим причинам, – случилось только так, что на том месте (…) женщина (…) разрешилась от бремени двойнями: сыном и дочерью»(2). Новорожденные младенцы были наречены Александром и Антониною, «вероятно по причине привзошедшего осмого дня, – продолжает «Летопись», – в который даются имена новорожденным, в 10-й день июня месяца, в который Православная Церковь празднует память святых мучеников Александра и Антонины. Тот же именитый муж в ознаменование благополучного разрешения от бремени супруги своей, дал обет Богу – устроить (…) храм во имя святых мучеников Александра и Антонины, во славу которых понесли на себе имена дети его»(3).

Сомневаться в этом предании у нас нет никаких оснований, и, в первую очередь, в достоверности его убеждает само посвящение храма, являющееся, кажется, единственным в России – во имя святых мучеников Александра и Антонины Римских, христианских подвижников начала IV века н. э., чья память празднуется 10/23 июня. Но когда могло произойти это событие, завершившееся возведением в нынешнем Селище первого деревянного храма? Как кажется, у нас есть возможность определить это довольно точно. Когда во второй половине XIX века писалась «Летопись», уже давно забылось, что некогда в Селище существовал монастырь – один из древнейших в Костромском крае. Этот монастырь упоминается в духовной грамоте (завещании) великого князя Московского Ивана Даниловича Калиты (+ 1340 г.), составленной накануне его кончины, около 1339 года. В числе того, что великий князь завещал своей супруге, княгине Ульяне, в частности, значится «и Олександр святый, что есмь купил на Костроме»(4). Выражение «на Костроме» в старинных документах могло обозначать и – в городе Костроме, и – в Костромском крае. «Олександр святый» – так в ту эпоху могли назвать и храм, и монастырь (*а), но в данном случае речь, безусловно, идет о монастыре, так как храм не мог передаваться по завещанию. О том, что «Олександр святый» – монастырь, а не храм, свидетельствует и то, что в духовной грамоте Иван Калита завещает «святому Олександру собе в поминанье»(5) три сельца.

Однако никаких Александровых монастырей в самой Костроме никогда не существовало. В Костромском крае имелась небольшая Александрова пустынь близ Солигалича, но она была основана преподобным Александром Вочским на рубеже XIV и XV веков, и поэтому никак не могла быть упомянута в духовной грамоте Ивана Калиты от 1339 года (к тому же, относясь к территории Галичского княжества, она бы значилась не «на Костроме», а – «на Галиче»). Никаких других храмов, посвященных святому Александру (не считая несравненно более поздних, посвященных святому благоверному князю Александру Невскому, прославленному в лике святых в середине XVI века), ни в самой Костроме, ни во всем нашем крае, за исключением селищенского, нам неизвестно. Можно, правда, возразить, что в грамоте сказано «Олександр святый», а не «святые Александр и Антонина», но упоминание одного мученика Александра являлось в старину обычно практикой, например, в одном из документов 1653 года говорится: «Села Селищ Александровские попы (…)»(6), а престольный праздник в селе и в прошлом, что многократно фиксируется костромскими газетами начала XX века, и в настоящее время, называется именно «Александров день». Таким образом, всё подводит нас к выводу, что упоминаемый в грамоте Ивана Калиты монастырь «Олександр святый» находился именно в Селище, и, что нынешний Александро-Антониновский храм является его преемником. (Известно, что в старину при упразднении по каким-либо причинам монастыря, его, как правило, обращали в приходской храм, посвященный тому святому или празднику, которому был посвящен монастырь.) Несомненно, что Александров монастырь являлся небольшой ктиторской (*б) особножительной обителью, основанной неким знатным человеком в честь рождения своих детей. То, что к 1339 году монастырь уже перешел от своих прежних владельцев к великому князю Московскому, позволяет отнести время его основания, как минимум, к концу XIII века.

Но кто мог быть этот «именитый муж», согласно «Летописи», основавший в Селище Александро-Антониновский храм, а точнее – монастырь? Возможно ли сейчас, спустя столько веков попытаться установить его личность, если нам известны лишь имена его детей – Александр и Антонина? Он не мог быть рядовым гражданином, так как основание монастыря, хотя бы и небольшого, во все времена являлось делом недешевым. Вряд ли он был и князем, так как в этом случае народная память, скорее всего, сохранила бы нам – в виде устных преданий – факт основания обители кем-то из князей. Вероятнее всего, Александров монастырь основал боярин, причем, возможно, костромской (сомнительно, чтобы проживающий где-то далеко знатный человек отправился в путь с беременной женой). Логично предположить, что боярином был и его сын Александр. Нет ли в источниках упоминаний о костромском боярине Александре, жившем на рубеже XIII и XIV веков? Для этого времени нам известен лишь один костромской боярин с таким именем – боярин Александр Захарьевич Зерно, убитый в Костроме в 1304 году на вече во время «замятни», которая произошла во всей Северо-Восточной Руси в связи с борьбой за великое княжение князей Михаила Тверского и Юрия Московского (8), и погребенный (рядом с отцом) в Ипатиевском монастыре. Конечно, у нас нет сведений о том, имелась ли у него сестра Антонина, но думается, что Александр Зерно, как никто, может быть сопоставим с младенцем Александром, родившимся в Селище. Во-первых, по имени – в XIII веке, когда он родился, имя Александр не принадлежало к числу весьма распространенных, во-вторых, по хронологии: совершенно исключено, чтобы «Олександр святый» мог быть продан основателем монастыря или его сыном Александром, в честь рождения которого он, в первую очередь, и был построен; для того, чтобы к 1339 году монастырь стал собственностью великого князя необходимо, чтобы к этому времени они оба уже ушли из жизни. Продать Александров монастырь Ивану Калите – вероятно, это произошло в 30-е гг. XIV века – могли уже только потомки убитого в 1304 году Александра Зерно.

Но имя отца боярина Александра Зерно очень хорошо известно, и, если допустить (конечно, это только предположение, хотя и имеющее большую степень вероятности), что родившийся в Селище младенец Александр и боярин Александр Зерно – одно и то же лицо, то получается, что основателем Александрова монастыря является сам мурза Чет (в святом крещении Захария), почитаемый как основатель Ипатиевского монастыря и предок знаменитых в русской истории родов Годуновых, Сабуровых и Вельяминовых-Зерновых.

По-видимому, после 1339 года Александров монастырь просуществовал относительно недолго. Вероятно, уже к концу XIV века он мог быть упразднен и обращен в приходскую церковь, которая, перестраиваясь и обновляясь, дошла до нашего времени. Таким образом, нынешний Александро-Антониновский храм является преемником одного из древнейших монастырей Костромского края.

*а – Например, Ипатиевский монастырь в документах XV – XVI вв. обычно именуется «святой Ипатий», «святой Еупатий».

*б – Ктиторский монастырь (от слова «ктитор», то есть строитель, создатель) основывался на средства ктитора (князя, боярина, церковного иерарха), который затем содержал его на свой счет, передавал по наследству и даже мог продать. Ктиторские монастыри особенно были распространены на Руси в XI-XIV вв.(7). О том, что «Олександр святый» являлся ктиторской обителью, убедительнее всего свидетельствует то, что его купил великий князь Московский: ведь «обычные» монастыри, как известно, купле-продаже не подлежали.

© Nikolay Zontikov