Глава 14.
Во главе Петроградской и Тверской епархии: первые годы

Через неделю после архиерейской хиротонии началась Страстная седмица, а через две недели, в ночь на 25 марта 1912 г., молодой епископ совершил в Успенской церкви Громовского кладбища Пасхальное богослужение. Архиерейское служение владыки Геронтия началось. Прямо из д. Стрельниково новорукоположенный епископ попал в столицу Российской империи Санкт-Петербург, из настоятеля сельского прихода превратился в архиерея, занимающего столичную Петроградскую кафедру. Столь головокружительный карьерный взлёт был возможен только у старообрядцев.

Петербург являлся важнейшим политическим, экономическим, культурным и духовным центром огромной страны. Со времён Петра I город на Неве был и одним из центров Православной Церкви. Здесь находились Святейший Синод, резиденция правящего Петербургского митрополита, Александро-Невская Лавра, Петербургская духовная академия и т.д. Град святого Петра украшали величественные Исаакиевский, Казанский и Петропавловский соборы, огромное количество приходских церквей.

Святителю Геронтию предстояло фактически создать Петроградско-Тверскую епархию и упрочить её положение на северо-западе страны. Во второй половине XIX – начале XX вв. в официальной Церкви границы епархий обычно совпадали с границами губерний. Старообрядческие епархии, как правило, включали в себя от двух-трёх до пяти-шести и более тогдашних губерний. Петроградско-Тверская епархия включала территории восьми губерний: Петербургской, Новгородской, Псковской, Тверской, Витебской, Курляндской, Лифляндской и Эстляндской*1. В состав епархии входила и столица Российской империи – Санкт-Петербург, который старообрядцы задолго до официального переименования города в 1914 г. именовали Петроградом. Однако приходов в Петроградско-Тверской епархии имелось немного: в 1911 г. их насчитывалось лишь пятнадцать2**. Таким образом, храмов в огромной епархии было лишь немногим больше, чем в Костромском благочинии.

* Центром Курляндской губернии был г. Митава (совр. г. Елгава), Лифляндской – г. Рига, Эстляндской – Ревель (совр. г. Таллин).

** В Петроградско-Тверской епархии к 1912 г. действовали храмы: в Петербургской губернии – четыре храма в Петербурге и Казанский храм в Кронштадте; в Тверской губернии – храм в Твери, два храма – Покровский и Троицкий – в Ржеве, храм в Торжке, храм в Вышнем Волочке, храм во имя прп. Сергия Радонежского в д. Матюково Новоторжского уезда, храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери в с. Кузнецово Корчевского уезда, храм во имя прп. Сергия Радонежского в д. Дмитрово Зубцовского уезда; в Псковской губернии – Никольская церковь в д. Корьхово Порховского уезда, храм в д. Городня Порховского уезда и др.

   Во всех губерниях, входивших в Петроградско-Тверскую епархию, проживало огромное количество старообрядцев, но большинство из них были беспоповцами – в основном поморского и федосеевского согласий. Наиболее крупным старообрядческим центром епархии был г. Ржев – центр Ржевского уезда Тверской губернии. Из 35 тысяч жителей города около половины являлись старообрядцами. Здесь было два храма Белокриницкой иерархии, два храма неокружников, один храм беглопоповцев3. В 1912 г. в самом Петербурге насчитывалось 2200 членов старообрядческой Древлеправославной Церкви, объединённых в три общины: при Успенской церкви Громовского кладбища, при Никольской церкви на Большой Пороховой улице (район Большой Охты) и при церкви Воскресения Христова на Воронежской улице4*.

* В Петербурге в 1912 г. насчитывалось около 10 тысяч старообрядцев, в основном беспоповцев, из них – 3,5 тысяч поповцев (2200 – окружники и 1300 – неокружники)5. Всего в Петербурге в 1912 г. проживало 2 миллиона человек6.

   Роль церковно-общественного центра епархии играла уже упоминавшаяся выше Чубыкинская богадельня на Забалканском проспекте, построенная по завещанию царскосельского купца-старообрядца Петра Ивановича Чубыкина (1820 – 1882 гг.), оставившего на её создание 250 тысяч рублей. Её трёхэтажное здание (совр. адрес: Московский проспект, д. 108) построено в 1897 – 1899 гг. Официальное открытие богадельни, которой с высочайшего соизволения было присвоено наименование «Чубыкинская», состоялось 15 декабря 1905 г. В ней проживало до 200 человек призреваемых. При богадельне имелся храм во имя святителя Петра, митрополита Московского (святого покровителя П. И. Чубыкина). Храм этот был приписан к Громовскому кладбищу, и богослужения в нём совершал причт кладбища7. При богадельне находилась начальная старообрядческая школа, в которой обучалось около 50 детей.

Духовно-административным центром Петроградско-Тверской епархии являлось Громовское кладбище, где находилась резиденция её правящего епископа*. Своё название кладбище получило от имени купца 1-й гильдии лесоторговца Федула Григорьевича Громова (1763 – 1848 гг.), выходца из подмосковной Гуслицы, в первой половине XIX в. являвшегося одной из главных фигур старообрядческой общины столицы. В 1825 г. Федул Григорьевич пожертвовал старообрядцам-поповцам участок земли на южной окраине Петербурга. В 1835 г. здесь было официально учреждено старообрядческое кладбище, попечителем которого стал Ф. Г. Громов. В 1844 г. на кладбище построили деревянную церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы с приделом в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

* В 1906 г. духовный писатель И. П. Ювачёв, бывший народоволец, говоря о том, что все основные центры старообрядцев оказались на кладбищах, писал: «Рогожское кладбище, Пребраженское кладбище, Громовское кладбище и разные другие кладбища больших городов представлены были старообрядцам для выполнения религиозных обрядов и молитв. Как бы признавался только один акт старообрядческой жизни – погребение. “Старая” вера была обречена в России на вымирание, и ей не нашлось места нигде, как на кладбищах…»8.

   Ф. Г. Громов скончался 23 июля 1848 г. на 85-м году жизни9 и был похоронен в центре основанного им кладбища, которое официально стало именоваться «Громовским»*.

* Сын Федула Григорьевича – Илья Федулович Громов (ок. 1819 – 1882 гг.), купец 1-й гильдии, «покинул раскол и вернулся в лоно Православной Церкви»10. Дослужившийся до чина действительного статского советника И. Ф. Громов построил в Воскресенском Новодевичьем монастыре храм во имя святого Илии, в котором и был похоронен11.

   Со второй половины XIX в. Громовское кладбище играло роль главного духовного центра не только для старообрядцев Петербурга, но и для всего северо-запада Европейской части России. Для северной столицы оно было тем же, чем для Москвы являлось Рогожское кладбище. Не зря питерских старообрядцев-поповцев в просторечии обычно именовали «громовцами». Н. И. Животов в 1891 г. так описывал Громовское кладбище: «Петербургское “громовское кладбище” есть сколок с московского “рогожского”, только меньше пространством. Оно находится в конце Старообрядческой улицы, сзади Митрофаньевского кладбища, близ Московских триумфальных ворот. На купленном Громовым участке земли, обнесенном высоким деревянным забором, построены два деревянных двухэтажных дома для служб и призреваемых, небольшая деревянная же церковь человек на 200, с алтарем и одним приделом и наконец сажен 800 кв. отведены под кладбище, на котором центральное место занято склепом Громовых; над могилами Федула и тестя его стоят красивые памятники, над остальными членами семейства – гробницы, а над могилами прикащиков простые кресты. Теперь этот фамильный склеп заброшен и неугасимые лампады потушены; это понятно, так как род Громовых прекратился <…>»12. Надо думать, что к 1912 г. внешний облик Громовского кладбища существенно не изменился.

На кладбище покоились представители известных петербургских старообрядческих купеческих фамилий: Громовы, Рахмановы, Дрябины, Головины, Кашины, Капустины, Акимовы, Михалевы и др. В частности, здесь были похоронены: упоминавшийся выше основатель кладбища Федул Григорьевич Громов, купец Петр Иванович Чубыкин, по чьему завещанию построена Чубыкинская богадельня; епископ Виталий (Бажанов; 1846 – 1906 гг.) – первый правящий архиерей Петроградско-Тверской епархии. На Громовском кладбище находилась и могила казака-старообрядца Александра Матвеевича Малеичева, служившего в лейб-гвардии 1-м Терском казачьем эскадроне конвоя Его Императорского Величества и погибшего 1 марта 1881 г. при взрыве на Екатерининском канале вместе с императором Александром II13.

Одной из важнейших задач, стоявших перед Геронтием, как правящим архиереем, являлось строительство на Громовском кладбище большого каменного храма, который должен был стать кафедральным собором епархии. Уже 12 августа 1912 г., в воскресенье, на Громовском кладбище состоялась торжественная закладка храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы с приделом во имя святого апостола Иакова, брата Господня, которую совершил владыка Геронтий. Возводимый по проекту известного архитектора-старообрядца Николая Егоровича Мартьянова* пятиглавый величественный храм с высокой колокольней был рассчитан на две тысячи молящихся.

* Николай Егорович Мартьянов (1872 – 1943 гг.), московский архитектор, член Совета Рогожского кладбища, автор проектов целого ряда старообрядческих храмов14. По его проекту в Петроградско-Тверской епархии построен ещё Покровский храм в г. Ржеве. В 30-е годы Н. Г. Мартьянов был репрессирован, отправлен в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь (Карлаг) в Казахстане, где и умер.

   На закладке присутствовало несколько тысяч человек. На неё был приглашён и епископ Одесский и Балтский и всея Бессарабии Кирилл (Политов), который на протяжении трёх лет временно управлял Петроградско-Тверской епархией15.

Строительство храма велось в основном на пожертвования купцов братьев Головиных – Николая Яковлевича и Якова Яковлевича16. Уже 14 июля 1913 г. произошла и установка креста на колокольню храма17. 13 октября 1913 г. на купола храма были подняты и установлены 5 крестов18. Храм ещё не был закончен, когда началась I Мировая война. Поразительно, что в это время строительство и отделка храма не остановились. 16 ноября 1914 г. владыка Геронтий освятил придельный храм под колокольней храма во имя апостола Иакова, Брата Господня (по-видимому, апостол Иаков – святой покровитель Якова Головина)19. В храме был установлен резной дубовый иконостас с 89 иконами XV – XVI вв., частью перенесёнными из деревянной Успенской церкви, частью полученными в дар или купленными у старообрядцев20.

Освящение Покровского храма состоялось в воскресенье 4 января 1915 г. В нём помимо самого владыки Геронтия приняло участие ещё четыре архиерея: епископ Рязанский и Егорьевский Александр, епископ Одесский и Балтский Кирилл, епископ Нижегородский и Костромской Иннокентий и епископ Донской и Новочеркасский Геннадий21. В освящении главного храма столичной епархии, конечно, должен был участвовать и Предстоятель Древлеправославной Церкви архиепископ Московский и всея Руси Иоанн, но последний был тяжело болен (он скончается 24 апреля 1915 г.). Таким образом, Петроградско-Тверская епархия получила кафедральный собор, достойный столицы Российской империи.

В период «золотого десятилетия» в России появился целый ряд прекрасных старообрядческих храмов, возведённых в стиле зодчества XVI – XVII вв. Покровский собор на Громовском кладбище – один из наиболее выдающихся памятников отечественной архитектуры начала XX в. К тому же фактически он стал последним монументальным храмом дореволюционного Петрограда, и на него лёг отблеск заката Российской империи. Примечательно, что в 1920-х гг. Покровский храм, как памятник архитектуры, был взят под охрану обществом «Старый Петербург»22. В 1915 – 1933 гг. Покровский храм на Громовском кладбище являлся кафедральным собором Петроградской (с 1924 г. – Ленинградской и Тверской епархии). В деревянной Успенской церкви после возведения каменного храма проводили богослужения в зимнее время и совершали отпевания умерших.

Разумеется, особое внимание святитель Геронтий уделял хору Громовского кладбища, которым руководил протодиакон Харлампий Марков.

Большое время епископ Геронтий проводил в разъездах по своей огромной епархии, посещал Тверь, Ржев, Вышний Волочёк, Торжок, Старую Руссу, сёла и деревни Тверской, Новгородской и Псковской губерний. На поездах, пароходах, лошадях, преодолевая сотни и сотни вёрст, он добирался до самых дальних её уголков.

За несколько предреволюционных лет в Петроградско-Тверской епархии святителем было освящено 14 храмов и несколько приделов23. 15 июля 1912 г. епископ Геронтий заложил каменный храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери в с. Кузнецове* Корчевского уезда Тверской губернии25. 25 октября 1915 г. владыка освятил здесь выстроенный храм, украшенный уникальным фаянсовым иконостасом26.

* В 1930 г. с. Кузнецово в честь революционера П. П. Конакова переименовали в Конаково – современный г. Конаково, центр Конаковского района Тверской области24. Тихвинский храм в Конакове взорван в 1936 г.

   29 июля 1912 г. владыка Геронтий освятил в Покровском храме в г. Ржеве Тверской губернии придел во имя архистратига Михаила27. 25 ноября 1914 г. он освятил в храме в Торжке придел в честь святых благоверных князей Бориса и Глеба28. 28 сентября 1914 г. он освятил кресты, которые были подняты на строящийся каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери в г. Вышнем Волочке Тверской губернии29. Через три месяца он вновь приехал в Вышний Волочёк и 21 декабря 1914 г. освятил готовый храм30.

Уже в 1905 г. в Древлеправославной Церкви начался процесс организации монастырей. В период до 1917 г. старообрядцы успели создать около десятка монашеских обителей. Одна из них появилась в Петроградско-Тверской епархии.

Начало Покровского женского монастыря возле д. Касино Верхнешелонской волости Порховского уезда Псковской губернии (в 16 верстах от железнодорожной станции Дедовичи) относится к 1910 г., когда здесь поселилась группа инокинь во главе с матушкой Евникией, дочерью священника Городненской общины того же Порховского уезда о. Филиппа (позднее – священноинока Филимона)31. Епископ Геронтий уделял большое внимание первому монастырю в своей епархии. Каждый его приезд в обитель – а он обычно прибывал сюда с группой духовенства и хором Громовского кладбища – превращался в важное событие для этой части Порховского уезда, привлекавшее большое количество народа. 26 мая 1913 г. епископ Геронтий заложил в обители деревянный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы32. 29 января 1915 г. он освятил уже готовый храм33. В начале 1915 г. в монастыре проживало 17 насельниц (8 инокинь и 9 белиц) и священник34.

В 1915 г. по совету епископа Геронтия в Покровский монастырь из Стрельникова для углублённого изучения церковного пения приехала учительница пения Валентина Григорьевна Антонова (1897 – 1976 гг.). Она пробыла в обители два года и, вернувшись в 1917 г. в Стрельниково, стала одной из руководительниц местного хора, впоследствии приняла монашество с именем Валерия35.

Иногда епископ Геронтий по приглашению архиереев участвовал в освящении вновь возведённых храмов в других епархиях. 6 февраля 1914 г. вместе с епископом Калужским и Смоленским Павлом (Силаевым) он освятил каменный храм в честь Святой Живоначальной Троицы в г. Сычёвке Смоленской губернии36. 31 июля 1916 г. вместе с епископом Кавказским Феодосием, епископом Рязанским и Егорьевским Александром он освятил большой каменный храм во имя Петра и Павла в станице Ессентуки Терской области37.

Ежегодно в храме святителя Петра митрополита в Чубыкинской богадельне на Забалканском проспекте проходили епархиальные съезды духовенства и мирян. 29 – 31 мая 1912 г. здесь состоялся Второй епархиальный съезд духовенства и мирян, на котором присутствовало 39 участников38. 11 – 12 июля 1913 г. здесь прошёл Третий епархиальный съезд, в работе которого участвовало 22 представителя приходов и общин39. Начавшаяся в 1914 г. I Мировая война на несколько лет прервала традицию проведения епархиальных съездов.

© Nikolay Zontikov