Благовещенская церковь села Унорож
Благовещенская церковь села Унорож на р. Тойге

Унорожский сельский совет

Село Унорож было в составе Ликургской волости, которая еще в XIV— XV вв. принадлежала галичским князьям. В жалованной грамоте 1474 г. великого князя Ивана Васильевича, данной митрополиту Геронтию на владение в Унороже Благовещенской церковью, говорится: «По деда своего грамоте великого князя Василия Дмитриевича и по отца своего грамоте великого князя Василия Васильевича се яз князь великий Иван Васильевич пожаловал есми игуменов и попов у церкви Благовещения в Ликурге». В это время в Унороже был мужской монастырь, называвшийся по имени церкви Благовещенским, и принадлежал он русским митрополитам, а позже патриархам. До 1749 г. Унорож был в подчинении Святейшего Синода.

Каменная Благовещенская церковь в селе была построена в 1814 г. В 1684 г. Благовещенский монастырь был приписан к Ферапонтову монастырю (сейчас село Ферапонт в Буйском районе). В Благовещенской церкви села Унорож был придел в честь Ионы. Здесь в 1449 г. был пострижен в монахи под именем Ионы житель села Одноушева из-под города Солигалича. Позже Иона стал Московским и всея Руси митрополитом и способствовал примирению галичских князей с московскими князьями в междоусобной войне между Галичем и Москвой.

В конце XVI века московские патриархи, владевшие деревнями у Унорожа, стали раздавать их своим слугам. Так, деревня Савинское (Савино) была дана в 1586 г. боярскому сыну Белому, служившему при дворе митрополита.

Село Вознесенское на реке Вексе находилось в древнем стане Кушка, называвшемся по имени речки Кушки. Село названо по имени стоявшей здесь церкви Вознесения. В 1623 г. оно с деревнями Скворцово, Деляковское, Тулудово, Баскаково, Васильевское, Куракино, Симоново, Брюхово, Кошелево, Болохонка и др. принадлежало боярину Борису Ивановичу Морозову и перешло к нему от его деда Михаила Яковлевича Морозова.

Владелец села Вознесенского Б.И.Морозов был воспитателем царя Алексея Михайловича. Умный и образованный Морозов по существу управлял всей Россией. Он упрочил свое положение, женившись на сестре царицы, и стал приходиться свояком царю Алексею Михайловичу, как мы уже упоминали. Морозов скупал вотчины, организовывал железорудное и поташное производство, проводил реформы в государстве, но некоторые из них были неудачны, и этим Морозов нажил много недругов. Во время бунта в Москве в 1648 г. дом Морозова был разграблен. Москвичи требовали выдать и самого боярина Морозова для расправы над ним. Но царь Алексей Михайлович тайно отправил его в Белозерский монастырь.

Сохранилось описание села Вознесенского 1667 г. «В нем церковь Вознесения древянна вверх шатром о двух главах колокольня рубленая вверх шатром а на ней три колокола весу в них шесть пуд да в селе двор вотчеников а на нем хоромного строения горница белая на подклети против ее повалуша а трех жильях меж ими сени да погреб с наподгребницей изба судовая баня, поварня, двор скотский а живет в том дворе приказной человек боярина Морозова да к селу Вознесенскому в Галицком озере рыбные ловли с Липовицы реки и по реку Сосновицу а всего в вотчине Морозова девятнадцать деревень да десять починков а в них сто девяносто один крестьянский двор а в них людей мужского пола семьсот двенадцать». Рыбные ловли на Галичском озере Морозов сдавал на оброк галичским посадским людям, у которых рыбным старостой был Савинка Соклиев.

В Галиче, в кремле, у Морозова был осадный двор, в котором и сам боярин, и его семья могли укрыться при опасности. После смерти Б.И.Морозова его Вознесенская вотчина перешла к его брату Михаилу Ивановичу.

В 1679 г. в приказе Галичской чети рассматривалось дело о закрепощении галичанина Афанасия Рычкова боярином М.И.Морозовым. Рычков приехал в Москву с рыбой и торговал на Красной площади. Здесь его увидел приказчик Морозова и привел его на двор к Морозову. Боярин приказал наказать Рычкова кнутом, заковать в кандалы и посадить в клеть. Каким-то путем Рычков сумел написать челобитную и передать ее в приказ Галичской чети. Оттуда по приказу царя Федора Алексеевича отправили дьяка Симонова, придав ему полковника с тридцатью стрельцами. Мера, необходимая в Москве в то время, если учесть, что Морозов на своем подворье имел большую дворню, которая по его приказу могла оказать сопротивление посланному дьяку.

На допросе Рычков показал:«Жил в Галиче, на посаде, на загородном дворе Бориса Ивановича Морозова и пришел из села Вознесенского для торгового своего промысла, а он Рычков отписан на свое торговое дело государем, в 1677 г. приехал к Москве по своим торговым делам с рыбой, а человек Морозова Федор Тихонов ухватил его на Красной площади в рыбном ряду и привел его на двор Морозова, а боярин приказал заковать его в кандалы и посадить в поварную избу и морить голодом». В приказе Галичской чети рассмотрели дело Рычкова, ничего криминального не нашли и велели Морозову «не чинить зла Рычкову и отпустить его по своим торговым делам».

В селе Вознесенском было много предприимчивых торговых людей. Еще в 1617 г. крестьяне этого села Тишка и Вторушка Степановы взяли на откуп и содержали кабак в Парфеньеве.

Село Воздвиженское (Подолово) названо так по имени церкви. В начале XVII века оно было в составе вотчины Мурзы Шипова, служившего в 1620 г. окладчиком (сборщиком налогов) в Галиче. Он умер бездетным, и вотчина по наследству перешла к Жадовским. Жадовские в усадьбе, стоявшей рядом с селом, построили каменный с колоннами дом, который в конце XIX века был разобран.

Под колокольней каменной церкви, которую построил в 1811 г. Е.С.Жадовский, расположен был склеп-усыпальница Жадовских. В ней похоронен секунд-майор Е.С.Жадовский (1750—1823) и другие Жадовские, близкие родственники поэтессы Ю.В.Жадовской.

Погост Новогеоргиевский на реке Ноле. В старину назывался, «что на Медвежьем враге» (овраге). Погост этот был основан недалеко от древнего Староегорьевского погоста и назван по имени каменной церкви Георгия, что построена на месте деревянной.

Деревня Кузьминская принадлежала в начале XVIII века князю В.Д.Долгорукому, сыну Владимира Владимировича Долгорукова, сосланному в Березовск по делу царевича Алексея. Под Кузьминской было много раскольников, и правительство преследовало их. В 1752 г. крестьянин Кознов из деревни Кузьминской по решению Сената был за то, что «вступил в богопротивную ересь, <...> плетьми наказан и сослан в Рогервик» (остров на Балтийском море. — Д.Б.).

Деревня Левково. Здесь было сельцо с тем же названием, принадлежавшее небогатому помещику Федору Микулину, который и жил в нем.


Троицкая церковь села Чмутово. Фото Илья Гольберг

Село Чмутово. Известно с 1506 г., когда московским великим князем Василием Ивановичем оно было пожаловано братьям Василию и Колупаю Михайловичам Приклонским. Потом Чмутово было у князя Семена Петровича Львова, известного тем, что, будучи воеводой, в походе под Конотопом он был разбит крымскими татарами и попал а плен к крымскому хану вместе с воеводой, князем Пожарским. Когда их привели к хану, К.Н.Пожарский плюнул тому в лицо, обругал его по-русски, и за это хан велел отрубить ему голову. Львов был более осмотрителен, да к тому же был и ранен, в плену и умер от ран.

Потом Чмутово было у князя Д.А.Кольцова-Масальского, а в 1720 г. Петр I Чмутово с деревнями Домослово, Матвеево, Дор, Злобино отдал князю Григорию Дмитриевичу Юсупову — члену Сената. От Г.Д.Юсупова Чмутово перешло к его сыну Борису Григорьевичу, и в роду Юсуповых вотчина была до 1860 г.

В архиве Древних актов в Москве хранятся бумаги Юсуповых, в которых есть и материалы о чмутовской вотчине. В 1816 г. здесь было шестьдесят восемь крепостных мужских душ, и оброк вотчина платила четыреста семьдесят шесть рублей в год. В 1816 г. староста вотчины писал в Москву Юсупову: «Нам оброк взять негде, потому что у многих пашня не собрана, торгов близко нет, нечего продавать и не можете ли уволить на некоторое время от оброка». Ответ на эту просьбу не замедлил: «Крестьяне, которые не будут платить оброка, будут вытребованы в Москву и будут отданы в фабричную работу».

В 1825 г. в Москву к управляющему Юсупова пришел крестьянин деревни Домославино Осип Степанов со словами: «Придя в совершенный возраст и обзаведясь хозяйством, решил жениться, но по случаю того, что рожден от девицы, девки не соглашаются за меня выйти замуж, и оттого в отправлении общих повинностей не могу ровняться с прочими крестьянами». Из Москвы послали в вотчину бумагу: «А как в селе Чмутове с деревнями находится семь девок, старосте предписываю уговорить одну из тех девок выйти за Осипа замуж, и если девки не согласятся добровольно, то прислать реестр девок с их именами, и девки [будут] вытребованы в Москву и будут отданы в приличную работу».

В 1826 г. крестьяне вотчины опять жаловались в Москву Юсупову: «Не можете ли нас уволить от оброшных денег а мы имеем такой недостаток три лета, хлеб не родится и великие имеем скудости и взять негде, а которые люди были в Петербурхе на промысле очень мало, а иных выгод у нас нет, как и от сенокосу, так и от лесу».

В 1824 г. управляющий Юсупова в Москве Матвеев писал в Чмутово старосте: «Дмитрий Дмитриев, если не соберешь весь оброк, то будешь вытребован к Москве и будешь послан в работу на Купавинскую фабрику, а из неплательщиков оброка, особо нерадивые, будут отданы в рекруты». У Юсуповых под Москвой в Купавине была ткацкая фабрика, и туда ссылали провинившихся.

В 1828 г. недовольные большим оброком и рекрутством крестьяне Чмутовской вотчины взбунтовались. Юсупов из Москвы прислал приказчика Ивана Серова усмирять их . Но присланный только подлил масла в огонь: стал притеснять крестьян, наказывать их, брил головы, отдавал в солдаты и держал в тюрьме. Это окончательно возмутило крестьян, они напали на старосту Д.Дмитриева, отобрали у него деньги, собранные на отправку рекрутов. Костромской губернатор выслал в Чмутово команду полицейских. Все виновники были наказаны розгами, а главные зачинщики, Михаил Козленок и Федор Сергеев, были отправлены под караулом в Кострому, где и были посажены в тюрьму.

Третья часть села Чмутова с деревнями Афонино, Мамаево принадлежала помещикам Макавеевым. Из них Андрей Александрович Макавеев родился в Чмутове в 1845 г. и воспитывался в Училище правоведения. Здесь он был замечен в неблагонадежности, и его начальство поручило священнику наблюдать за ним. В 1864 г. его из училища исключили, и за ним был установлен негласный полицейский надзор. Он поступил учиться в Московский университет. По делу Караказова в 1666 г. его посадили в Петропавловскую крепость, но после расследования освободили на поруки и по приказу следственной комиссии выслали под надзор полиции в Чмутово, в усадьбу матери. Здесь Макавеев жил до 1869 г., когда ему разрешили въезд в Кострому, и только в 1870 г. он был освобожден из-под надзора полиции и потом занимался адвокатурой в Москве.

Каменную Троицкую церковь в Чмутове построил капитан-лейтенант Федор Иванович Макавеев. На кладбище церкви похоронены многие Макавеевы, в том числе родители демократа-народника Андрея Александровича Макавеева.

Унорож на карте России
Villages of Kostroma region: Russian province history