ПРЕПОДОБНЫЙ АВРААМИЙ ГОРОДЕЦКИЙ, ГАЛИЧСКИЙ И ЧУХЛОМСКИЙ

К 625-летию со дня преставления (1375-2000)

Кострома, 2000.

"В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание, и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех, отмеченный вехами героического подвижничества немногих. Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки".

Г.П. Федотов

Преподобный Авраамий Галичский.

Икона. Нач. XVIII в. (ЦМиАР)

Преподобный Авраамий Городецкий, Галичский и Чухломский - один из наиболее почитаемых православным народом святых древней Костромской земли. Ученик знаменитых подвижников XIV века, святителя Дионисия Суздальского и Нижегородского и великого святого - преподобного Сергия, игумена Радонежского, основатель четырех монашеских обителей, преподобный Авраамий оставил глубокий след в духовной истории Костромского края.

Исторических сведений о детстве и юности преподобного Авраамия практически не сохранилось. Известно, что родился он в первой четверти XIV века и, по преданию, происходил из Ростова Великого1, как и его будущий наставник - преподобный Сергий Радонежский. Мирское имя святого неизвестно, нет также сведений о его родителях - однако можно предположить, что семья преподобного Авраамия вряд ли относилась к высшим сословиям общества (в противном случае об этом было бы упомянуто в житии); видимо, будущий подвижник происходил из среды рядовых горожан, ремесленников или торговцев.

Еще в детские годы преподобный Авраамий, как и многие другие святые, имел в своем сердце искреннее желание посвятить жизнь служению Богу. Юношей он узнал об общежительном Вознесенском Печерском монастыре, основанном близ Нижнего Новгорода игуменом Дионисием и известном строгой подвижнической жизнью братии. Как повествует древнейшее житие преподобного Авраамия, он "... бяше бо много слышал о преподобнем Дионисии Печерском, и о святей обители, и о ученицех его"2.

Основатель Вознесенского монастыря, постриженник Киево-Печерской обители Дионисий (в будущем - архиерей, причисленный Церковью к лику святых) около 1330 года пришел из Киева в окрестности Нижнего Новгорода. Здесь, в трех верстах от города, он выкопал на берегу Волги пещеру и поселился в ней. Вскоре к преподобному стали собираться братия, ищущие спасения души в монашеских подвигах, и около 1335 года святой основал на этом месте обитель во имя Вознесения Господня, ставшую вскоре известной в ближних и дальних пределах.

Именно сюда в середине 40-х годов XIV века, подвигаемый глубоким внутренним стремлением души, и пришел преподобный Авраамий. Принятый святым Дионисием в число братии, юноша оказался среди подвижников высокой духовной жизни. Из Печерского монастыря вышел целый ряд русских святых, учеников преподобного Дионисия: преподобные Евфимий Суздальский, Макарий Унженский и Желтоводский, Павел Высокий и другие угодники Божии. Считается, что насельником Печерской обители был и монах Лаврентий, в 1377 году по благословению святого Дионисия (в то время уже епископа Суздальского и Нижегородского) завершивший труд по составлению знаменитой летописи, получившей наименование Лаврентьевской.

Проведя несколько лет послушником Печерской обители, святой узнал об основании преподобным Сергием Троицкого монастыря в подмосковных лесах близ Радонежа; как повествует житие, "слыша бо о преподобном отце Сергие и его безмолвном пустынножительстве, сияющем яко солнце в Российстей земли..."3. Решившись перейти в обитель Радонежского подвижника, преподобный Авраамий испросил благословения у святого Дионисия и, простившись с братией и со святым игуменом, которого всю оставшуюся жизнь глубоко почитал как своего первого наставника, с берегов Волги направился в радонежские леса.

В начале 50-х годов XIV века, когда святой Авраамий пришел в обитель аввы Сергия, этот небольшой монастырь - в будущем важнейший центр русского Православия - существовал всего несколько лет. На расчищенном среди леса месте был возведен небольшой деревянный храм во имя Святой Живоначальной Троицы, вокруг него стояли кельи и другие постройки. Как повествует житие, святой Авраамий, увидев преподобного Сергия, "паде, поклонися ему до земли, моля о пострижении и назидании"4. Радонежский игумен принял нового ученика и спустя некоторое время в Троицком храме в присутствии всей братии обители облек его в иноческий образ с наречением имени Авраамий. 

В Троицкой обители, под духовным руководством преподобного Сергия, среди братий, в числе которых были многие святые - будущие основатели знаменитых русских монастырей, преподобный Авраамий провел несколько лет. Житие повествует, что в это время он "весь предадеся Богу и преподобному Сергию, и (...) подвизашася во всенощном славословии Божии, и в церкви на пении первый обреташеся и от пении последи всех исхождаше, труждашеся в поварнице и хлебопещнице и ношаше дрова от лесу на плещу своею (...) Всячески смиряше душу и тело воздержанием и неленостными трудами и подобяшеся ангельскому житию в молитвах и пощении и всенощном стоянии"5.

Сподобившись под руководством преподобного аввы Сергия высоких духовных дарований, преподобный Авраамий "по мнозех же трудах и пощении (...) восхоте конечного безмолвия и просяше на то благословения руководца своего, святого отца Сергия"6. Троицкий игумен благословил его на такой подвиг и во время Божественной литургии "по причащении Пречистых Таин, знамена его (...) рукою и рече: да исполнит Господь желание твое, и бысть егда благослови его, видев Авраамий, яко некий пламень изшед от руки его, и от того дня пребысть в безмолвии"7.

Однако преподобный Авраамий решился затем и на еще более высокий вид монашеского подвига - удаление в пустыню. Житие повествует: "По времени же безмолвия преподобный Авраамий помысли изыти от обители в пустыню един безмолствовати. Преподобный Сергий, видев успех и тщание его и провидев яко Имя Божие имать о нем прославитися и обитель с чады умножитися, и люди, омраченные диавольскою прелестию ко Христу приведет, благослови блаженного Авраамия идти в пустыню, с довольным наказанием от Божественных писаний о правилех безмолвного и Богоугодного пустынножительства; многие бо казни простирает хотящим спастися, наипаче пустынным"8.

Желание преподобного удалиться в пустыню станет для нас более понятным из слов новомученика святителя Василия (Преображенского), епископа Кинешемского: "Любовь к Богу требует внутреннего одиночества, внутреннего отчуждения от людей, от мира. "Хочу быть только с Богом! И никто мне более не нужен!" - таково желание растущей и развивающейся любви. На известных ступенях она становится ревнивой и исключительной. Люди уходили в пустыню, лесные чащобы, на необитаемые острова, прятались в недоступных горных ущельях и пропастях с единственной целью - быть только с Богом, наслаждаться полным единением с Ним, не смущаемым человеческим шумом и суетою. Искренняя любовь чуждается и не допускает посторонних в свой заповедный круг. В мысли - "меня и Бога объединяет тайна" - кроется великое обаяние любви, и каждый лишний человек, каждый нескромный взор, проникший в эту тайну, нарушает это обаяние и чувствуется любящей душой почти как оскорбление (...) Этот подъем к Богу и единение с Ним вовсе не означает, однако, полный разрыв с людьми, тем менее - пренебрежение или враждебное отношение к ним, в чем часто несправедливо обвиняют подвижников христианства. Нет, здесь сказывается лишь внутреннее отчуждение от их суетной, мирской жизни, от их дурной стороны, от их грешных привязанностей, страстей и пороков. Лучшая сторона человека - неизгладимый образ Божий, запечатленный даже и в грешной душе, неизменно привлекает и восхищает подвижника и никогда не теряет его любви..."9. Эти слова святителя Василия раскрывают перед нами истинный смысл подвижничества преподобного Авраамия, который, несмотря на свои великие труды по созиданию монастырей, по сути своего делания был истинным пустынником.

Простившись с братией и получив напутственное благословение преподобного Сергия, святой Авраамий покинул Троицкую обитель. В поисках места для пустынножительства он направился в костромские пределы - в тогдашнее Галичское княжество. В середине 50-х годов XIV века "Богом водим", как говорит житие, преподобный "прииде к езеру Галичскому"10. С этого времени начинается его пребывание на Костромской земле. Преподобный поселился на северном берегу озера, напротив города Галича, в месте, описываемом в житии как "пустынно и дубравно". Построив себе келью на одной из возвышенностей над озером, подвижник проводил жизнь в молитве и труде. 

Вскоре после прибытия преподобного Авраамия на Галичское озеро совершилось чудесное обретение им иконы Божией Матери "Умиление". Согласно житию, когда преподобный находился на берегу озера у подножия горы, он услышал глас с вершины: "Аврамие! Взыди на гору, идеже икона Матери Господни стоит!" Воззрев с благоговейным ужасом на гору, преподобный увидел "свет на едином месте, паче солнечных лучей сияющий. Утвердившись верою во Христа и отложив всякий страх, и оградився животворящим крестом, взыде на гору, идеже бе свет, и узре стоящу на едином от древ икону Владычицы Богородицы со Превечным Ея Младенцем Иисусом Христом. Вострепетав и паде на землю, не могше зрети нестерпимую ту зарю (...) и (...) абие слышит глас: "Аврамие! Встани и укрепися!" Преподобный в страхе восклонися от земли, воздвиг руце свои и моляшеся со слезами, взирая на икону Матери Господни, и се икона подвижеся на древе и сниде на руце преподобного (...) Преподобный Авраамий слезы к слезам прилагаше и лобызаше сердцем и усты, и слезы его идяху на икону Матери Господни, яже и именова ея Умиление"11. После этого святой вновь услышал глас от иконы: "Аврамие! Пребуди зде и спасешися и обитель возградише Мне в упокой, и мнози тебе будут чадо"12.

С этого момента почитание преподобного Авраамия и иконы Пресвятой Богородицы "Умиление" становятся для последующих поколений неразделимы. Не случайно на иконах преподобный Авраамий изображается, как правило, именно с этим святым образом на руках. 

После обретения иконы преподобный построил на горе "церковь малу" (скорее всего - небольшую часовню), где и поставил образ Божией Матери. Появление на берегу озера пустынника не могло долго оставаться тайной для местных жителей; вскоре святой Авраамий стал пользоваться среди них глубоким уважением. Галичанин по имени Иоанн тайно ("сокровенно", как сказано в житии) стал снабжать преподобного хлебом (до этого подвижник питался только сухарями). О преподобном Авраамии узнал и галичский князь Димитрий Феодорович13 он пригласил святого в Галич (как говорит житие, преподобный несколько раз смиренно отклонял княжеское приглашение) и торжественно встретил его в городе. Как полагают, именно князь Димитрий Феодорович и предложил преподобному Авраамию создать за озером монастырь. Присланные князем мастера воздвигли на месте подвигов преподобного деревянный храм Успения Божией Матери, кельи и другие строения. Так на земле Галичского княжества возникла первая обитель, построенная вне пределов города Галича. По причине того, что для жителей города она находилась за озером, галичане стали называть обитель преподобного Авраамия Новым Заозерским (Новозаозерским или Новоезерским), или просто - Новым монастырем.

Что же стало причиной, побудившей преподобного Авраамия изменить свое пустынническое житие ради трудов по созиданию монастыря? Обратимся вновь к словам святителя Василия Кинешемского: "...когда подвижник уже утвердился в любви к Богу, и когда мир потерял для него всякую прелесть как негодная ветошь и уже не волнует душу соблазнами, тогда он нередко, повинуясь воле Божией, возвращается к людям, неся им свой духовный опыт, свою любовь и благодатные силы, воспитанные одиночеством. В душе человека он видит тогда только лучшую сторону, видит Бога, Которого он безгранично любит, а пороки и страсти уже бессильны вызвать в нем другой отзвук, кроме отвращения к ним и глубокой жалости к человеку, зараженному ими и страдающему от них"14. Последуя своему великому учителю - святому авве Сергию, преподобный Авраамий ощутил необходимость послужить своим духовным опытом делу спасения ближних. Кроме того, как писал В.О. Ключевский, в русском монашестве того времени было широко распространено мнение о том, что "деятельность пастыря иноческой братии выше уединенного отшельничества, что большая заслуга - послужить спасению многих душ, чем спасти только свою. В многочисленных чудесных видениях назначение быть основателем обители дается подвижнику свыше, как награда за долгое упражнение его сил в уединенном безмолвии"15.

Несомненно, что появление нового монастыря принесло галичанам большую духовную пользу. Славяне и обрусевшие меряне, жившие вокруг Галича, в основном являлись христианами только по имени; как повествует житие преподобного, жившие в той стороне люди были "новопросвещенни святым крещением, но еще держахуся прелести диаволи"16. Однако на всей огромной территории княжества, занимавшего примерно половину современной Костромской области, был всего лишь один небольшой ктиторский монастырь во имя Преображения Господня, основанный в Галиче одним из местных князей 

примерно в первой половине XIV века. Судя по всему, небольшим было и число имевшихся в Галичском крае приходских церквей.

Преподобный Авраамий, уединенно живший на берегу озера, привлекал к себе внимание и почитание многих и многих людей. Еще до начала построения церкви Успения Пресвятой Богородицы рядом с подвижником поселились его первые ученики. После основания монастыря число братий стало быстро расти. Как говорит житие, к преподобному даже "от дальних стран прихождаху (...) на жительство; мнози от мирских людей иноцы бываху от руки святого"17. Особенно оговаривается, что "... иные иноцы пришедше от обители преподобного Сергия"18; таким образом, мы видим, что авва Сергий не забывал своего ученика и помогал ему, направляя в обитель на Галичском озере желающих подвижнической жизни.

Житие свидетельствует: "Святый же приемля их, аки ангелы Божии сподобники себе, труждаяся непрестанно во дни своими руками лес секий и землю копая. Сицевым образом распространися монастырь и умножися стадо Христово, к нему же приобщишася и окрест живущии, заблуждающии, недугующии и страждущии, иже по мнозех наказаниях и молениях преподобного, умягчеваху сердца своя, отвращевахуся от злобы и всякия волшебныя хитрости и прилепляхуся по Бозе к преподобному, творящему дивныя чудеса над верующими"19.

Однако душа преподобного Авраамия по-прежнему стремилась к пустынножительству. Людская слава и труды по созиданию обители отвлекали его от уединенной жизни. Наконец, после завершения основных работ по устроению Успенского монастыря, преподобный "помысли изыти от множества братий на безмолвие"20. Поставив настоятелем вместо себя одного из своих учеников, Порфирия, "мужа преподобна и в разуме совершенна", святой "изшед (...) из монастыря"21.

Преподобный Авраамий направился на северо-восток от Галичского озера. Наконец он нашел новое место для поселения, "зело к безмолвию угодно", среди дремучих лесов в верховьях реки Виги (правого притока Унжи). Поселившись на берегу небольшого озера (как говорит житие - "тута же и озеро мало"), преподобный Авраамий "нача (...) един безмолвствовати"22. По прошествии некоторого времени (года или двух) братия Успенского монастыря на Галичском озере узнали, где поселился их святой наставник, и пришли к нему, "моляху его, еже возвратитися паки ему в той монастырь". Преподобный, желая продолжить пустынные подвиги, "не послуша их". Тогда братия, не желавшие расставаться со своим учителем, "моляху его не отлучати их и еже жити с ними"23. Святой разрешил им поселиться рядом с его кельей. Через некоторое время на этом месте был построен храм в честь Положения пояса Пресвятой Богородицы. Так как князь Димитрий Феодорович был в 1363 году изгнан из Галича войсками юного московского князя Димитрия Иоанновича, будущего Донского, то, вероятно, в сооружении храма оказали помощь жители города Галича, глубоко почитавшие святого Авраамия. Второй монастырь, основанный преподобным в верховьях Виги, стал называться "Положения пояса Пресвятые Богородицы Авраамиева Великая пустынь", или просто - Великая пустынь.

Через несколько лет, после завершения основных трудов по устроению обители, преподобный Авраамий вновь оставил монастырь и ушел еще дальше на север. После поисков он "обрете место угодное к безмолвию" в верхнем течении реки Виги и "ту безмолвствовати начал". Далее события развивались так же, как и ранее: какое-то время пустынник подвизался один, затем некоторые иноки Великой пустыни, найдя своего наставника, поселились вместе с ним. Вскоре на берегу Виги был воздвигнут храм в честь Собора Пресвятой Богородицы, появились другие строения. Так преподобным Авраамием был основан третий монастырь; его полное название - Авраамиева Собора Пресвятой Богородицы Верхняя пустынь, или просто - Верхняя пустынь.

Прожив некоторое время в Верхней пустыни, преподобный, поставив настоятелем вместо себя своего ученика - иеромонаха Пафнутия, покинул и эту обитель. На этот раз в поисках нового места для подвижничества он ушел примерно на 15 километров на северо-запад, к берегам Чухломского озера, в то время еще называвшегося местными славянами "Чудским", и "обрете место вельми красно у езера Чухломского..."24. Преподобный поставил свою келью "в подгории", то есть у подножия горы, на которой возвышались валы древнего городища (по мнению некоторых историков, здесь первоначально находилась древняя Чухлома). Это городище, по неизвестной причине покинутое угро-финнами в XIII веке25, именовалось местными жителями "Городок" или "Городец" (отсюда и наименование возникшего впоследствии здесь монастыря - Авраамиево-Городецкий). На противоположном берегу озера виднелся город Чухлома - тогда еще небольшое поселение, не имевшее своей крепости. На новом месте преподобный Авраамий "созда себе церковь (видимо, это была небольшая часовня, стоявшая неподалеку от кельи пустынника - автор) и един безмолвствова"26. Когда через некоторое время к святому вновь собралась братия, он "повеле (...) братии жити на горе" (то есть на бывшем городище), а сам продолжал жить "в подгории". Наконец, "на горе" был построен деревянный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, а вместе с ним - "трапеза, келлии и прочее монастырское строение"27. Так на Чухломском озере возникла четвертая обитель, основанная преподобным Авраамием. Очень примечательно, что все четыре монастыря были посвящены Пресвятой Богородице (не случайно поэтому Борис Зайцев называл преподобного "верным рыцарем Святой Девы"28).

Покровский монастырь "на Городке" над Чухломским озером вскоре стал одним из важнейших центров духовной жизни Костромского края. Как повествует житие, еще при жизни преподобного Авраамия число братии обители достигло ста человек. Личность основателя монастыря и благоустроенность его обители привлекали сюда и других подвижников благочестия: сюда приходил и был "собеседником" святому Авраамию преподобный Александр Вочский, создавший впоследствии известную в истории Костромской земли Александрову пустынь на реке Воче29. В это же время вблизи Покровской обители поселился ученик святого Сергия Радонежского - преподобный Павел Обнорский (он принадлежал к более молодому поколению учеников аввы Сергия, чем преподобный Авраамий, и, видимо, ранее они не были знакомы). Житие повествует об этом: "Тако слышав преподобный Павел Комельский и Обнорский о любодобродетельном и безмолвном житии преподобного Авраамия и месте пустынном, прииде к нему и по благословению постави себе малу хижину вдаль монастыря, и прихождаше в монастырь преподобного Авраамия в субботу и воскресенье для принятия ради Святых Таин Христовых, во всю же неделю в хижине своей пребываше"30. Прожив некоторое время вблизи монастыря, преподобный Павел, жизнь которого большей частью прошла в скитаниях, ушел в вологодские пределы. Там впоследствии им был основан Павло-Обнорский Троицкий монастырь. 

Тогда же преподобного Авраамия посещал и новый галичский князь Юрий Дмитриевич, сын благоверного великого Московского князя Димитрия Иоанновича Донского, глубоко почитавший великого молитвенника и основателя четырех иноческих обителей в Галичском княжестве31. 

Однако земной путь преподобного Авраамия близился к завершению. Превидя свою кончину, старец созвал братию монастыря и поставил игуменом вместо себя одного из своих учеников, Иннокентия. Сам же преподобный ушел из обители "в малую часовню, яже на едино поприще от монастыря". В этой часовне святой, "безмолвствуя един и единому Богу беседуя в молитвах и всенощном стоянии"32, прожил шесть месяцев. Накануне своей кончины он "препода последнее наставление и благословение" собравшимся к нему настоятелям всех основанных им монастырей и братии и сказал: "Зовущу мя Богу, отхожду от вас и предаю себя и всех Милосердому Господу и Пречистой Богоматери"33. Преставление преподобного Авраамия совершилось в день памяти святого пророка Божия Илии, 20 июля (2 августа по новому стилю) 1375 года34. Как повествует житие, он прожил восемьдесят пять лет.

Житие не содержит сведений о месте погребения почившего подвижника. Надо полагать, что из часовни, в которой скончался преподобный, его тело было перенесено в монастырь и погребено в Покровском храме (или в одном из его приделов).

Местное почитание преподобного Авраамия началось сразу же после его преставления. Могила святого стала постоянным местом поклонения местных жителей, глубоко почитавших его как покровителя и молитвенника Галичского края. Вскоре после кончины преподобного одним из его учеников было составлено первое житие подвижника. После окончательного вхождения Галичского княжества в состав Московского государства в 1450 году почитание святого Авраамия вышло за пределы Костромской земли.

В первый период правления Ивана Грозного на церковных соборах 1547 и 1549 годов, созванных трудами святителя Макария, митрополита Московского, целый ряд местночтимых угодников Божиих был прославлен в лике общероссийских святых. В это же время общероссийского прославления удостоился и преподобный Авраамий. Несомненно, что большая заслуга в этом принадлежит игумену Протасию - настоятелю Авраамиево-Городецкого монастыря в середине XVI века. Родившийся на юге Вологодской земли, отец Протасий принял монашеский постриг в Павло-Обнорском монастыре, а впоследствии стал игуменом этой обители. В 1546 году при его участии совершилось обретение святых мощей преподобного Павла Обнорского; в том же году игуменом Протасием было составлено житие Обнорского подвижника. Канонизация преподобного Павла совершилась на церковном соборе 1547 года, участником которого, видимо, был и игумен Протасий; в том же 1547 году отец Протасий стал настоятелем Успенского Новозаозерского монастыря, первого из основанных преподобным Авраамием Городецким. Три года он провел в этой обители, "содержа жезло паствы" (то есть будучи игуменом), а около 1550 года

стал настоятелем Авраамиево-Городецкого монастыря35. В самом начале 50-х годов XVI века на основании неполного списка древнего жития отцом Протасием было составлено новое житие преподобного36. В 1553 году по благословению святителя Макария, митрополита Московского, преподобный Авраамий был прославлен в лике общероссийски почитаемых святых37.

Общероссийское прославление угодника Божия способствовало превращению основанного им Авраамиево-Городецкого монастыря в одну из наиболее почитаемых обителей Костромской земли. В течение более чем двух столетий все строения монастыря были деревянными; каменное строительство в обители началось в первые годы XVII века, в тяжелый для Русской земли период Смутного времени. В 1608 году "по вере и обещанию" царя Василия Иоанновича Шуйского и по благословению священномученика Гермогена, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, в монастыре взамен деревянного был заложен первый каменный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Однако из-за последующих трагических событий Смутного времени и свержения в 1610 году царя Василия Иоанновича, вскоре увезенного поляками в Речь Посполитую в качестве пленника, сооружение храма продолжалось долгие годы, и недостроенное церковное здание над святыми мощами преподобного Авраамия стало одним из символов смуты и разрухи в Российском государстве... Пятиглавый, двухстолпный, с небольшой шатровой колокольней и особым Ильинским приделом над гробницей преподобного (скончавшегося именно в день памяти святого пророка Илии), каменный храм был завершен постройкой лишь в 1631 году, в правление первого царя из династии Романовых Михаила Феодоровича, при его отце - Святейшем Патриархе Филарете; освящение совершено было в следующем 1632 году. Построение Покровского храма - первой каменной церкви во всей северной части Костромского края - явилось одним из добрых знамений возрождения страны после лихолетья Смуты. Главной святыней нового храма стали мощи преподобного Авраамия, покоившиеся под спудом в Ильинском приделе. Сохранилось описание гробницы святого, относящееся к началу XVIII века, но вполне позволяющее представить себе ее вид в начале XVII века, после построения церкви: "...над гробом чудотворца Аврамия образ Живоначальной Троицы, на гробе преподобного Аврамия одежда бархат черной, на гробе ж на цке деревянной образ преподобного Аврамия в ризах писан разными красками, на той же цке образ Пресвятой Богородицы Феодоровския, на гробе ж преподобного плащаница, на ней шит образ преподобного Аврамия, в средине образ Пресвятой Богородицы, по краям вкруг той плащаницы вышит тропарь и кондак золотом и серебром и разными шелками, над гробом же образ преподобного Аврамия с житием, пред гробом лампада медная на железной подставке, над гробом киот древянная, круглая большая писана разными красками, у гроба решетка деревянная писана разными красками..."38

У места погребения преподобного в Ильинском приделе более двух веков молилась православная Русь - московские бояре и местные дворяне, купцы и посадские люди, мужики и бабы, старики и дети... К цельбоносным мощам преподобного Авраамия везли "недугующих" - из ближних и дальних деревень, сел и городов, из Чухломы и Судая, из Солигалича и Великого Устюга, из Галича и Костромы. Хотя чудесные исцеления больных при мощах святого Авраамия стали фиксироваться только со второй половины XVI века, всего в житии преподобного приводится 151 такой случай.

Обитель на Чухломском озере имела и большое хозяйственное значение. Начиная с первой половины XV века в монастырь делали богатые вклады вначале галичские, а затем и великие Московские князья; местные дворяне жертвовали обители "на помин души" свои вотчины и угодья. Уже к середине XV века монастырю принадлежали соляная варница и несколько четвертей других варниц в Соли Галичской (Солигаличе), которые в 1450 году были освобождены от всех пошлин великой княгиней Марией Ярославной, супругой великого Московского князя Василия Васильевича Темного. Во второй половине XV века великий Московский князь Иоанн Васильевич выдал обители жалованную грамоту на исключительное право рыбной ловли в реках, "которые (...) исстари к тому монастырю тянут" - Вексе, Святице, Соне и Мокше. К 1622 году на территории современных Чухломского, Солигаличского и Галичского районов Костромской области монастырю принадлежали 1 погост, 2 сельца, 29 деревень, 3 починка и 7 пустошей. В Галиче, на посаде, монастырь имел свое подворье39.

Рост благосостояния обители позволил братии продолжить каменное строительство. В конце 40-х годов XVII века были построены каменные Святые врата (взамен деревянных) с надвратной одноглавой Никольской церковью, имевшей два придела - во имя преподобного Димитрия Прилуцкого и святой мученицы Параскевы Пятницы. Во второй половине XVII века в монастыре был возведен увенчанный тремя шатровыми главами двухэтажный собор Рождества Христова с приделом во имя преподобного Авраамия. Этот собор относится к редкому типу трехшатровых храмов, к которому, например, принадлежит известная Успенская ("Дивная") церковь в Угличе. Таким образом, во второй половине XVII века Авраамиево-Городецкий монастырь представлял собой один из лучших архитектурных ансамблей северо-запада Костромской земли. В 1681 году царем Феодором Алексеевичем взамен деревянной ограды, окружавшей обитель, было "велено делать в (...) Аврамиеве монастыре каменной город"40, то есть возвести вокруг обители каменные стены и башни. Однако - судя по всему, из-за последовавшей в 1682 году кончины Феодора Алексеевича - распоряжение о возведении в обители на Чухломском озере "каменного города" осталось неосуществленным.

Монастырское кладбище с давних времен стало местом погребения усопших из многих местных дворянских родов. Здесь завершили свой земной путь представители семей Катениных, Черевиных, Перелешиных, князей Шелешпанских, Лермонтовых (в том числе, как полагают исследователи, и основатель этого рода - шотландец Джордж Лермонт, перешедший в 1613 году на русскую службу и получивший в 1621 году поместье на Чухломской земле). В 1632 году в только что освященном Покровском соборе была погребена сестра первой жены царя Михаила Феодоровича - княжна Елена Владимировна Долгорукова41.

Фото С. А. Орлов. Начало XX века.

Авраамиев Заозерский монастырь села Умиленье.
Фотоархив ИИМК РАН.

Другие обители, основанные преподобным Авраамием, также имели большое значение в истории и духовной жизни Костромской земли. Важнейшим монастырем Галичского уезда оставался Успенский Новозаозерский. Во второй половине XVII века в нем вместо деревянного был построен каменный храм Успения Божией Матери - пятиглавый, с шатровой колокольней и приделом во имя преподобного Авраамия42. Главной святыней обители оставалась явившаяся преподобному чудотворная икона Божией Матери "Умиление". В чухломских пределах продолжалась монашеская жизнь в Авраамиевых Великой и Верхней пустынях. Сохранились описания внешнего вида этих монастырей в XVII веке. Основу находившейся на берегу небольшого озера Великой пустыни составлял традиционный монастырский архитектурный ансамбль, состоявший из шатрового храма Положения пояса Пресвятой Богродицы, клетского Никольского храма с трапезою и высокой шатровой колокольни43. На реке Виге высились строения Верхней пустыни - шатровый храм Собора Пресвятой Богородицы, клетский храм во имя святого пророка Илии (напомним, что святой основатель обители преставился ко Господу именно в день памяти этого пророка Божия) с приделом преподобного Авраамия и шатровая колокольня44.

Фото С. А. Орлов. Начало XX века.

Успенская церковь Авраамиева Заозерского монастыря.
Фотоархив ИИМК РАН.

С конца XVII века, в эпоху правления Петра I, для основанных преподобным Авраамием обителей начинаются трудные времена. По царскому указу один из колоколов с колокольни Покровского собора Авраамиево-Городецкого монастыря был снят и отправлен "к Москве на пушечной двор"45. Великая пустынь в 1695 году была приписана к Соловецкому монастырю и числилась за обителью на Белом море до 1725 года; затем ее вместе с Верхней пустынью приписали к Авраамиево-Городецкому монастырю46. Но все это явилось лишь началом скорбных преобразований. В 1764 году при проведении монастырской реформы, во время которой огромное количество российских обителей подверглось упразднению, были закрыты три из четырех монастырей, основанных преподобным Авраамием - Успенский Новозаозерский, Великая и Верхняя пустыни. Обители, существовавшие на протяжении четырех веков, обращены были в приходские церкви47. Только Авраамиево-Городецкий монастырь, лишенный всех своих вотчин, все же избежал закрытия - как говорилось в указе духовной консистории, "по уважению к тому обстоятельству, что в нем почивает преподобный Авраамий"48.

После реформы 1764 года монастырь на Чухломском озере долгое время пребывал в упадке, его строения не ремонтировались и приходили в ветхость. Лишь с начала XIX века, когда настоятелем обители стал строитель Аркадий - энергичный и рачительный хозяин, монастырь вновь начал благоустраиваться. Одним из видимых знаков возрождения обители стала установка в 1808 году серебряно-медной раки над святыми мощами преподобного Авраамия. На деревянной крышке раки был написан образ преподобного в серебряной ризе. Лицевую сторону раки, обложенную серебром, украшали чеканные клейма с изображениями сцен из жития святого основателя обители (общий вес серебра в раке составлял 1 пуд 30 фунтов, то есть свыше 28 килограммов)49. С начала XIX века важную роль в жизни Чухломского и соседних с ним уездов стали играть Авраамиевские ярмарки, приуроченные к престольным праздникам обители и проходившие у ее стен. Известные с давних времен, в описываемый период они приобретают особый размах. В XIX веке близ монастыря проводились четыре ярмарки: так называемая Крестоходовая (3 июля) - приуроченная к большому крестному ходу из Чухломы в монастырь, проводившемуся в благодарение за избавление от засухи 1695 года, Авраамиевская (19 июля), Ильинская (20 июля) и Покровская (1 октября; все даты - по старому стилю). В 1826-1831 годах в примыкающем к монастырю старинном селе Ножкино взамен деревянной была возведена каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, фактически ставшая частью монастырского архитектурного ансамбля.

В середине XIX века в обители начались большие строительные работы, которые привели к значительному изменению ее внешнего облика и формированию того монастырского комплекса, который мы видим сейчас. В конце 40-х годов вместо небольшого Ильинского придела было решено возвести новый величественный храм; его проект в 1851 году утвердил император Николай I. Однако - по всей видимости, из-за начавшейся в 1854 году Крымской войны - строительство нового храма было отложено. В 1857 году Ильинский придел разобрали, и на его месте началось возведение нового собора в честь иконы Божией Матери "Умиление" с приделами во имя преподобного Сергия Радонежского и преподобного Авраамия (на это время раку преподобного перенесли в собор Рождества Христова). Пятиглавый четырехстолпный собор, выдержанный в стиле построек К.А. Тона, воздвигли вплотную к северной стене древнего Покровского храма. Новый собор, главной святыней которого стали покоившиеся под спудом в его крипте святые мощи преподобного Авраамия, а главным храмовым образом - список с чудотворной иконы Божией Матери "Умиление", явившейся угоднику Божию на берегу Галичского озера, был освящен в 1867 году. 

К сожалению, вскоре после освящения нового собора был до основания разобран уникальный трехшатровый храм Рождества Христова, построенный в XVII веке. Старинная шатровая колокольня Покровского собора также была разобрана "за ветхостью" еще в 1848 году. Вместо нее в первой половине 70-х годов XIX века над монастырем вознеслась высокая пятиярусная колокольня эклектичного стиля, ставшая главной архитектурной доминантой обители и во многом определившая ее внешний облик - особенно со стороны Чухломского озера50.

К началу ХХ столетия преподобный Авраамий Галичский и Чухломской оставался одним из наиболее чтимых угодников Божиих в северо-западной части Костромского края. Местами его почитания прежде всего являлись приходские храмы - преемники первых трех обителей, основанных святым. Церковь Успения Божией Матери с приделом во имя преподобного Авраамия в селе Умиление над Галичским озером местные жители еще в конце XIX века называли "новый монастырь"51. Находившаяся в храме икона Божией Матери "Умиление", как и прежде, была одной из главных святынь Галичского уезда. К чудотворному образу, явившемуся преподобному Авраамию, постоянно шли богомольцы; несколько раз в году крестный ход с иконой обходил селения прихода. Под церковью на берегу озера, на источнике, по преданию возникшем по молитве святого, стояла деревянная часовня; в ней находился большой крест из дерева, на одной стороне которого был написан образ преподобного Авраамия52. В селе Озерки, в храме Положения пояса Пресвятой Богородицы, и в селе Коровье (оно же - Верхняя пустынь) в церкви Собора Пресвятой Богородицы местными святынями являлись старинные иконы преподобного Авраамия53.

В начале ХХ века священник церкви села Озерки отец Филарет Изюмов, исследователь истории бывшей Великой пустыни, писал: "Монастырь "Великая пустыня", основанный преподобным Авраамием Галичским, уничтожился, но не уничтожилась память среди окрестного населения о святом подвижнике наших мест. И доселе народ чтит его, как своего покровителя и помощника, и в его памяти находит себе утешение"54.

К началу ХХ столетия престолы во имя преподобного Авраамия имел целый ряд храмов в Чухломском, Галичском и Солигаличском уездах. Прежде всего, конечно, это были приходские церкви - преемники первых трех монастырей, основанных святым. Престол во имя преподобного Авраамия имелся в главном храме Чухломы - Спасо-Преображенском соборе, находившемся среди валов древнего Чухломского кремля на берегу озера, а также - в центральном храме Солигалича, соборе Рождества Пресвятой Богородицы.

Но главным местом, связанным с памятью преподобного, оставался Авраамиево-Городецкий монастырь на Чухломском озере. Все в обители напоминало о подвигах святого подвижника XIV века. На берегу озера, в "подгории", где жил преподобный, над выкопанным им самим небольшим колодцем стояла деревянная часовня. Ежегодно 19 июля (1 августа по новому стилю), в день памяти преподобного55, сюда совершался многолюдный крестный ход из монастыря. В одной версте от обители, у солигаличского тракта, находилась каменная часовня, построенная на месте кончины святого в первой половине XIX века взамен деревянной. В стенных росписях древнейшего собора монастыря - Покровского - отображались основные события жизни преподобного Авраамия. 

Главной святыней обители являлись мощи преподобного, над которыми в 1808 году была установлена серебряно-медная рака. В 1894 году группа состоятельных чухломских крестьян-отходников, живших в Петербурге, решила на свои средства соорудить над святыми мощами небесного покровителя их родного края новую раку из серебра. В 1895 году рака, представлявшая собой замечательный памятник ювелирного искусства того времени, была изготовлена. Ее крышку украшало рельефное изображение преподобного Авраамия во весь рост, в схиме, со сложенными руками. Здесь же, на крышке, находилась металлическая табличка со списком главных жертвователей, первым из которых значилось имя императора Николая II, разрешившего пробирной палате беспошлинно наложить клейма о достоинстве серебра раки. На лицевой стороне в семи чеканных изображениях показывались основные события жизни святого. Края раки окаймлял текст тропаря преподобному Авраамию. На ее восточной стороне помещались изображения святителя Николая Чудотворца и святой мученицы благоверной царицы Александры - небесных покровителей молодой царственной четы, императора Николая Александровича и императрицы Александры Феодоровны. Общий вес раки составлял 4 пуда 38 фунтов (свыше 78 килограммов). 28 января 1896 года при огромном стечении верующего народа раку освятил управлявший Костромской епархией епископ Костромской и Галичский Виссарион (Нечаев)56.

Исследователь истории Авраамиево-Городецкого монастыря Д.Ф. Прилуцкий писал: "Немногие из святых угодников, коих мощи почивают под спудом, пользуются таким чествованием и усердием от окрестных жителей, как преподобный Авраамий. Редкий житель уездов: Чухломского, Солигаличского и других соседних не приходит раз в год поклониться преподобному. (...) Окрестная страна как будто помнит, что она своим сокровищем - святой верой - обязана древнему своему пустынножителю"57. С созданием в 80-е - 90-е годы XIX века в Чухломском уезде церковно-приходских школ обычным явлением стали паломничества учащихся в обитель "к преподобному Авраамию".

В начале ХХ века Авраамиево-Городецкий монастырь обладал образцово организованным хозяйством, в котором использовались новейшие сельскохозяйственные машины, применялись лучшие сорта семян и удобрения. Возглавивший обитель в 1910 году молодой игумен Серапион вскоре, как "великий трудник", приобрел большое уважение у местных жителей. Усилиями настоятеля в монастыре был создан прекрасный хор, состоявший из послушников - бывших воспитанников отца Серапиона по церковно-приходской школе в Казанской губернии, где он в свое время учительствовал - преимущественно чувашей и черемисов (марийцев). Современник отмечал, что двухклиросный хор, созданный из юношей-послушников, поет "стройно и гармонично, (...) выразительно и благоговейно"58. 

Накануне революции Авраамиево-Городецкий монастырь был главным украшением Чухломской земли. Величественный архитектурный ансамбль его храмов с вертикалью колокольни, зеркально отражавшийся в тихую погоду в глади Чухломского озера, придавал этим местам особенное очарование. 

Налаженная, устоявшаяся за многие столетия жизнь Авраамиевой обители резко изменилась после событий 1917 года. Уже в 1919 году монастырь был закрыт новыми властями, однако отцу Серапиону и братии удалось зарегистрироваться как приходской общине; после этого обитель фактически просуществовала еще десять лет. Весной 1922 года во время всероссийского изъятия церковных ценностей подкомиссия губернской комиссии по изъятию конфисковала у монастыря накопленные за века ценности, являвшиеся в основном вкладами благочестивых дарителей - изготовленные из драгоценных металлов священные сосуды, оклады с икон, лампады. Лишился монастырь и серебряной раки с гробницы преподобного Авраамия. Видимо, именно "благодаря" ограблению Авраамиевой обители Чухломской уезд вышел по количеству изъятого церковного серебра на первое место в Костромской губернии: из храмов уезда были вывезены изделия из серебра общим весом в 68 пудов, то есть почти 1100 килограммов (в этом отношении Чухломской уезд уступил только губернскому городу Костроме)59.

В середине 20-х годов, потеснив прежних хозяев, в монастырские здания из Чухломы был перемещен детский дом, в то время обычно называвшийся Чухломским детгородком (на конец 1928 года в нем проживало около 40 воспитанников в возрасте от 5 до 18 лет). Даже советская печать в то время называла городок "беспризорным", сообщала о воровстве заведующих, о заброшенности детей. В августе 1928 года губернская газета писала о воспитанниках детгородка: "Дети оборваны, грязны и совершенно предоставлены сами себе. Обокрали церковь (имеется в виду один из храмов монастыря - автор). Часто детишки вступают в пререкания с крестьянами, в связи с чем не пользуются любовью населения"60.

В конце 20-х годов, когда начался новый этап гонений на Русскую Православную Церковь, существование детского дома в стенах обители послужило поводом для окончательного закрытия монастыря, так как последний по мнению местных властей "отрицательно" влиял на души воспитанников детгородка. Весной 1928 года Чухломской уисполком (уездный исполнительный комитет) направил в губисполком ходатайство, в котором ставился вопрос о "расторжении договора с группой верующих на бесплатное арендное пользование храмом при бывшем Авраамиевом монастыре Чухломской волости и уезда и закрытии храма"61. Рассмотрев ходатайство, президиум губисполкома на своем заседании 27 апреля 1928 года отметил, "что данные специального обследования состояния церквей при бывшем Авраамиевом монастыре выявили целый ряд нарушений группою верующих договора на пользование ими..."62. В числе "нарушений", в частности, значилось "проживание в зданиях б. монастыря без ведома соответствующих органов власти посторонних лиц - монахов в числе 5 человек...", а также то, что "община верующих не ставит в известность административные органы власти о происходящих изменениях в составе служителей культа и церковного совета, а также недостаточно ведет описи церковного имущества"63. Приняв все это во внимание, президиум губисполкома постановил64: 

"Договор, заключенный группой верующих на бесплатное пользование храмами при быв. Абрамиевском [такое написание не является опиской: в газетах и документах 20-х годов монастырь часто именовали "Абрамиевским", а самого преподобного - "Абрамием"] монастыре Чухломского уезда, расторгнуть.

Имея в виду, что свои религиозные потребности верующие данного прихода в числе 23 селений с 406 дворами без ущерба могут отправлять в церквях Варваринском и Ножкине"65.

Пытаясь спасти от закрытия храмы монастыря, община обратилась во ВЦИК. Но, как и следовало ожидать, попытка эта оказалась тщетной. Член Президиума ВЦИК П.Г. Смидович 6 сентября 1928 года извещал Костромской губисполком:

"Президиум ВЦИКа принял к сведению ваше постановление и доклад о закрытии церквей в Авраамиевом Чухломском монастыре Костромской губернии.

Просьбу верующих о пересмотре вопроса Президиум ВЦИК отклонил, о чем сообщите заинтересованной группе верующих"66.

Так решилась судьба обители. В середине декабря 1928 года погасли лампады над гробом преподобного Авраамия, храмы монастыря были закрыты, а последние монахи во главе с настоятелем отцом Серапионом - выселены из обители. Братии удалось перенести часть монастырских икон и утвари в Покровскую церковь села Ножкино и в другие близлежащие храмы. Сразу же после закрытия обители властями было объявлено, что в бывшем монастыре, кроме уже имеющегося детского дома, будет открыт "Дом отдыха для рабочих и служащих Чухломского и Солигаличского уездов"67. Однако до "отдыха рабочих и служащих" в монастыре дело так и не дошло. С конца 1928 года началось разрушение и разграбление бывшей обители. Часть монастырского имущества была передана "детгородку", часть - чухломскому и судайскому клубам. В начале 1929 года крестьянка Крылова обратилась в Чухломской уисполком "с просьбой продать ей на постройку стоящую на берегу озера часовню" (имеется в виду часовня на колодце, выкопанном преподобным Авраамием на месте его первоначального жительства после прихода на Чухломское озеро). Учтя "бедность" Крыловой, уисполком "передал ей часовню бесплатно"68. 

В конце 1929 года в Чухломском районе, как и по всей стране, началась насильственная коллективизация, сопровождавшаяся массовым забоем скота, раскулачиванием и ссылкой зажиточных крестьян, закрытием церквей. В эти годы в храмах Авраамиева монастыря устроили зернохранилище; ежегодно в них засыпали колхозное зерно нового урожая... Как известно, одним из главных аргументов власти в пользу коллективизации было утверждение, что государство даст колхозам трактора, которым негде будет развернуться на земельных полосках крестьян-единоличников. В 1935 году в бывшем Авраамиево-Городецком монастыре была размещена Жаровская машинно-тракторная станция (в связи с этим детский дом отсюда вывели). При размещении МТС в Покровском соборе поставили трактора (чтобы они могли проехать внутрь, в стене храма сделали большой пролом), а в соборе в честь иконы Божией Матери "Умиление" устроили конюшню. Во второй половине 30-х годов шло непрерывное разрушение монастырских строений: в это время были разобраны большая часть ограды и три из четырех угловых башен, уничтожено монастырское кладбище с надгробиями XVIII-XIX веков, сброшены колокола с колокольни. В 1935 году в результате неосторожного обращения с огнем выгорело изнутри здание бывшей гостиницы для паломников. Впоследствии оно не восстанавливалось и наконец превратилось в руины...

Участь, подобную судьбе Авраамиево-Городецкого монастыря, разделили в это время и другие храмы Костромской земли, связанные с именем святого. 

В начале 30-х годов была закрыта церковь Успения Божией Матери в селе Умиление над Галичским озером. По свидетельству старожилов, последний служивший в храме священник отец Алексий, покидая село, увез с собой его главную святыню - икону Божией Матери "Умиление"; дальнейшая судьба чудотворного образа неизвестна. 

В 1936-1937 годах на Русскую Православную Церковь обрушились новые гонения со стороны властей, по своему масштабу и жестокости превосходившие все предыдущие. В этот период погибли почти все бывшие иноки Авраамиево-Городецкого монастыря, в том числе и его настоятель отец Серапион. В 1937 году был закрыт и превращен в зерносклад храм в честь Собора Пресвятой Богородицы в селе Коровье. В ноябре 1937 года по стандартному обвинению в принадлежности к "террористической кулацко-церковной группе" (под которой имелся в виду приходской совет) был арестован и расстрелян священник Покровской церкви села Ножкина отец Василий Лапшангский69. Храм, хранивший в своих стенах некоторые иконы и утварь из Авраамиевой обители, после ареста священника также превратили в зернохранилище (отметим, что в 1928 году, закрывая монастырь, власти ссылались на возможность "отправления верующими своих религиозных потребностей" как раз в церкви села Ножкина; но в 1937 году об этом уже никто не вспоминал). В это же время подверглись закрытию почти все храмы, имевшие престолы в честь преподобного Авраамия. Еще в 1930 году был закрыт собор Рождества Пресвятой Богородицы в Солигаличе - в нем устроили краеведческий музей. В начале 30-х годов закрыли и Спасо-Преображенский собор в Чухломе, впоследствии наполовину разрушенный.

В довоенный период уцелела только церковь Положения пояса Пресвятой Богородицы в селе Озерки. Однако после окончания войны печальная участь не минула и ее: в феврале 1949 года церковь была закрыта70.

В конце 50-х годов в связи с ликвидацией МТС по всей стране Жаровская МТС была выведена из монастырских стен. Следом ее пребывания в обители, в частности, остался толстый слой мазута на полу Покровского собора, сохранявшийся в нем даже спустя десятилетия. Почти на двадцать лет единственными "обитателями" монастыря стали ученики Жаровской семилетней школы, размещавшейся в бывшем корпусе келий. Можно представить себе, какой урок пренебрежения к родной земле и к отечественной истории получали дети, находясь каждый день среди "мерзости запустения на месте святе"...

Архитектор А.А. Тиц, посетивший руины монастыря в конце 60-х годов, описывает их так: "Тишина... вековые ели несут бессменный караул у забытых полуразвалившихся монастырских стен. Тропинка, петляя среди лиловых стволов сосен, бежит вверх. Много людей, молодых и старых, сильных и немощных, поднимались по ней. Какие трогательные молитвы (...) слышали монастырские церкви. Сколько сил было положено на их постройку, с каким трудом был воздвигнут за тридевять земель от Москвы в тревожное Смутное время первый каменный храм. Как талантливо выбрали каменных дел мастера место, завершив природную красоту делом рук человеческих.

Чем ближе подходишь к обители, тем сильнее выступают раны, нанесенные этому (...) памятнику северного зодчества. (...) С душевной болью входишь в пролом стены под готовый обрушиться свод Покровской церкви... Среди высокой травы и кустарника, в западной части монастыря, видны развалины древнего Николаевского надвратного храма... Молчат поседевшие ели (...). Ни одной души! Словно заколдованное "царство-государство", вырисовываются контуры построек среди густой зелени. Сквозь проломы стен, (...) видно белесоватое блюдечко озера, а вдали маячит силуэт Чухломы..."71.

Монастырь, формально причисленный к памятникам истории и культуры республиканского значения, все более и более превращался в руины. Начиная с 60-х годов областная общественность не раз поднимала вопрос о его реставрации. В начале 70-х годов, казалось бы, наметились положительные изменения в судьбе Авраамиевой обители. С 1972 года Костромская реставрационная мастерская стала проводить в монастыре консервационно-восстановительные работы, здесь трудился студенческий строительный отряд Московского архитектурного института. В ходе работ реставраторам удалось немало сделать - в частности, в значительной степени был восстановлен Никольский надвратный храм. Однако по ряду причин - прежде всего из-за неясности дальнейшей судьбы комплекса монастырских зданий после завершения реставрации - эти работы в 1975 году были прекращены. В июне того же 1975 года Жаровская неполная средняя школа, сделав свой последний "монастырский" выпуск, переехала в новое двухэтажное здание в Ножкине. С этого времени Авраамиево-Городецкая обитель на Чухломском озере оказалась окончательно заброшенной: ее храмы и строения превращались в руины, зарастающие травой, кустарниками и деревьями... Но Господь не оставил Своей милостью место подвигов святого старца. Как справедливо писал о монастыре того времени его нынешний наместник архимандрит Никандр (Анпилогов), "он стоял пуст и безмолвен, но не мертв: святые мощи преподобного Авраамия, чудесно уцелевшие от поругания, находились тут, будучи залогом возрождения здесь духовной жизни. Великий молитвенник и чудотворец в одиночестве ожидал прихода восстановителей, благословленных Святой Церковью..."72

Бурные перемены, происходившие в нашей стране в конце 80-х годов, сделали возможным то, что ранее немыслимо было даже представить - в частности, широкое возрождение монастырской жизни. Одним из первых шагов епископа Костромского и Галичского Александра (Могилева), возглавившего Костромскую епархию в сентябре 1989 года, была постановка перед областными властями вопроса о возвращении Авраамиево-Городецкого монастыря Русской Православной Церкви. Днем начала возрождения древней обители можно считать 1 августа 1990 года, когда впервые после 1928 года среди монастырских руин зазвучали церковные песнопения: епископ Александр совершил на территории монастыря молебен и заупокойную литию по почившей братии обители, а в полуразрушенном здании собора в честь иконы Божией Матери "Умиление" архиерейский хор пропел величание преподобному Авраамию.

31 января 1991 года, принимая во внимание ходатайство Костромского епархиального управления, Чухломской райисполком принял решение о передаче епархии комплекса Авраамиево-Городецкого монастыря. 25 марта это решение было утверждено Костромским облисполкомом. В апреле 1991 года епископ Александр обратился к жителям Костромской области с призывом о помощи в возрождении монастыря. В обращении, в частности, говорилось: "Вот уже более полувека святое место сие находится в поругании. Более полувека лишь дух разорения, запустения и разрушения царствует здесь. Трудно сегодня представить, глядя на это скорбное место, на останки монастырских строений и храмов, что некогда место это было воистину предивным, живым, исполненным благодати Божией. Трудно вообразить сегодня, что некогда у стен этой обители (...) шумела богатая многолюдная ярмарка, на которую съезжались едва ли не все жители двух соседних уездов - Чухломского и Солигаличского. И кто из тех жителей не приходил поклониться святым мощам преподобного Авраамия, и по сей день хранящимся под спудом, ныне, увы, - в полуразрушенном древнем Покровском соборе... Как долго ожидали они воскрешения этой святой обители! И вот время пришло. Нынешней весной монастырь передан Костромской епархии. Несмотря на ее крайне стесненное материальное положение, она приступает к восстановлению этой древней обители"73.

Уже в июне 1991 года в монастырь прибыли на восстановительные работы учащиеся открывшегося осенью 1990 года в Костроме Духовного училища. Вместе с ними трудились и иностранные студенты - потомки русских эмигрантов из Франции, Голландии, Греции и других стран, приехавшие на Чухломское озеро по направлению ассоциации "Родина" (символично, что молодежь, начинавшая возрождение монастыря, проживала в бывшем пионерском лагере имени Павлика Морозова). В июне и июле территория обители была очищена - вырублены деревья и кустарники, выкошен бурьян. 24 июля 1991 года оживший Авраамиево-Городецкий монастырь посетила большая группа (из 56 человек) представителей рода Лермонтовых, впервые приехавших из разных мест поклониться могилам погребенных в стенах обители предков.

День памяти преподобного Авраамия 1 августа 1991 года впервые за много десятилетий был отмечен большим празднованием в монастыре на Чухломском озере. С утра на машинах и автобусах в обитель съехались верующие со всего Чухломского района, пришли жители окрестных сел и деревень. Впервые с 1928 года в стенах монастыря под открытым небом, среди руин епископом Александром в сослужении духовенства, прибывшего из нескольких районов области, была совершена Божественная литургия. По окончании богослужения епископ Александр обратился к молящимся со словом. "Ныне - особый для нас день", - сказал он, - "и на особенном месте находимся мы с вами. Сегодня вся Русская земля собралась в Дивееве. Там встречает она цельбоносные святые мощи преподобного Серафима Саровского, своего молитвенника и подвижника, - мощи, вновь обретенные как знак Божией милости к нам, исстрадавшимся, измучившимся в жестоком и греховном веке сем74.

Сегодня многие и многие тысячи русских православных людей стеклись в Дивеево, чтобы единым сердцем и едиными устами помолиться угоднику Божию, миротворцу всероссийскому, чтобы его святая молитва, яко фимиам, вознеслась ко Господу - молитва о спасении многострадальной земли нашей.

И мы с вами пришли на это святое, хотя и поруганное место, чтобы в едином молитвенном порыве душ и сердец наших прославить другого угодника Божия - преподобного Авраамия Городецкого и Чухломского, ученика и сподвижника преподобного Сергия Радонежского. Сегодня мы зрим в скорби великой: те святые места, рядом с которыми воспитывался, духовно возрастал русский человек, почти все поруганы. Горько и больно видеть нам страшные руины нашей Святой Руси. Но Господь не оставил нас Своею милостию. Многие заблудшие люди выходят на свет веры православной, возвращаются в лоно святой и соборной Церкви..."75.

После Литургии были совершены водосвятный молебен и крестный ход по монастырю, во время которого епископ Александр окропил святой водой все постройки обители. Возле собора в честь иконы Божией Матери "Умиление" была была отслужена панихида по всей усопшей братии монастыря с сугубым поминовением насельников обители, ставших жертвами богоборческих гонений.

Следующий 1992 год - юбилейный год 600-летия преставления ко Господу преподобного Сергия Радонежского, широко отмечавшегося по всей России - стал временем решающих перемен в судьбе Авраамиевой обители. В январе 1992 года решением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви наместником монастыря был назначен игумен (ныне - архимандрит) Никандр (Анпилогов). С появлением наместника и первых насельников возрождение монастыря, священноархимандритом которого является управляющий Костромской епархией, приобрело качественно иной характер: в стенах обители наконец возжглась лампада монашеской молитвы, началось возрождение духовной жизни древней святыни. Весной завершилось восстановление Никольского надвратного храма; 18 апреля его главку увенчал святой крест, а 22 мая, в праздничный день перенесения мощей святителя и чудотворца Николая, в первом возрожденном храме обители начались постоянные богослужения. Летом 1992 года на восстановительных работах в обители вновь трудились учащиеся Костромского Духовного училища и иностранные студенты - в основном члены молодежного христианского движения Евангелической Церкви земли Баварии (ФРГ), активно помогавшей возрождению монастыря на протяжении нескольких лет. Накануне дня празднования памяти преподобного Авраамия на колокольню был поднят первый колокол весом 1360 кг. 1 августа 1992 года его благовест встречал всех пришедших на праздник, вновь ставший традиционным для жителей Чухломской земли. Впервые в стенах обители епископа Александра торжественно встречали наместник монастыря и еще немногочисленная братия. При большом стечении молящихся вновь под открытым небом были совершены Божественная литургия и крестный ход.

В последующие годы трудами наместника и братии восстановление обители неустанно продолжалось. В мае 1993 года был найден и расчищен колодец, вырытый преподобный Авраамием, в нем установили новый сруб. 1 августа 1993 года епископ Александр освятил древнейший храм обители, Покровский собор, в который накануне - 31 июля - из Успенской церкви Чухломы была перенесена находившаяся там с 1928 года одна из чудом сохранившихся монастырских плащаниц с изображением преподобного Авраамия. Октябрь 1993 года был ознаменован освящением и установкой креста на монастырскую колокольню, а в апреле 1994 года к празднику Пасхи на нее подняли еще девять колоколов; таким образом, общее число колоколов в обители достигло десяти.

31 июля 1994 года наместник монастыря архимандрит Никандр совершил малое освящение собора в честь иконы Божией Матери "Умиление", а 1 августа в храме, где еще не было иконостаса и стояли строительные леса, архиепископ Костромской и Галичский Александр в сослужении духовенства епархии совершил первую за много десятилетий Божественную литургию. К этому времени удалось расчистить заваленную битым кирпичом и мусором крипту собора; над покоящимися там под спудом святыми мощами основателя монастыря была вновь устроена гробница с возложенной на нее старинной плащаницей. На следующий год над колодцем, выкопанным преподобным Авраамием, на основании сохранившихся старых фотографий была восстановлена деревянная часовня, освященная архиепископом Александром 1 августа 1995 года. В 1996 году представители международной ассоциации "Лермонтовское наследие", объединяющей представителей рода Лермонтов-Лермонтовых из различных стран мира, в связи с 400-летием со дня рождения основателя русской ветви этого рода Джорджа Лермонта предложили возвести в монастыре памятную часовню. 1 августа 1996 года архиепископ Александр совершил ее торжественную закладку. Летом 1997 года часовня (автор проекта - проживающий в США член ассоциации А.М. Лермонтов) была возведена, и 21 сентября в присутствии членов ассоциации во главе с ее президентом М.Ю. Лермонтовым архимандрит Никандр совершил ее освящение.

Так за сравнительно короткий период Авраамиево-Городецкий монастырь на Чухломском озере восстал из руин. Конечно, многое еще предстоит сделать, но главное совершилось - обитель духовно возродилась, вновь стала неотъемлемой частью церковной жизни Чухломского края. Ныне, как и в прошедшие века, над озером разносится звон монастырских колоколов, теплятся огоньки свечей пред иконами и лампады над гробницей преподобного Авраамия...

Можно надеяться, что милостью Божией вслед за Авраамиево-Городецким монастырем возродятся и храмы-преемники других обителей, основанных святым Авраамием - церковь Успения Божией Матери в селе Умиление над Галичским озером и храм Собора Пресвятой Богородицы в селе Коровье.

Значение преподобного Авраамия для Костромской земли трудно переоценить. Основатель четырех монастырей, "неутомимый просветитель"76 (так характеризовал его известный церковный историк М.В. Толстой), великий молитвенник и труженик, тайнозритель духовного мира и смиренный подвижник, он является для Костромского края тем, кем стал для всей Русской земли его великий наставник - преподобный Сергий Радонежский. Около семи десятилетий уходящего ХХ века имя и дела святого подвергались забвению и поруганию, посвященные ему храмы разрушали и оскверняли. Но все усилия богоборцев были тщетны; память о преподобном жила и тогда, когда казалось, что "мутные волны всеобщего неверия (...) вот-вот захлестнут и потушат одинокие огоньки светлой веры"77, и "ни народные бедствия, ни нравственные переломы в обществе"78 не могли изгладить ее. Знаменательно, что в год великой исторической даты 2000-летия Рождества Христова мы отмечаем и 625-летие преставления ко Господу преподобного Авраамия - великого подвижника, всю жизнь благовествовавшего веру Христову на Костромской земле.

Преподобный Авраамий Галичский.

Икона. Нач. XVII в. (ЦАК МДА)

1 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь. Кострома, 1859, с. 2.

2 С.П. Розанов. Отрывки из неизвестной древнейшей редакции Жития Авраамия Галичско-Городецко-Чухломского. Варшава, 1912, с. 14-15.

3 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь.., с. 14-15.

4 Там же, с. 15.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же.

8 Там же, с. 16.

9 Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский. Беседы на Евангелие от Марка. М., 1996, с. 68-69.

10 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь.., с. 13.

11 Там же, с. 13-14.

12 Там же, с. 14

13 В источниках отчество последнего представителя первой княжеской династии, правившей в Галиче до 1363 года, пишется по-разному: "Борисович", "Иоаннович", "Феодорович". Надо полагать, что правильным является последнее - так как житие преподобного Авраамия, в котором оно упоминается, составлено в середине XVI века на основании более старых записей, сделанных, по всей видимости, вскоре после кончины святого. Сомнительно, чтобы местный автор, отделенный от времени правления князя Димитрия всего несколькими десятилетиями, не знал его отчества.

14 Святитель Василий (Преображенский). Указ. соч., с. 70.

15 В.О. Ключевский. Отзывы и ответы. М., 1914, с. 44.

16 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь.., с. 13.

17 Там же, с. 19.

18 Там же.

19 Там же, с. 20.

20 Там же.

21 Там же.

22 Там же.

23 Там же, с. 22.

24 Там же, с. 23.

25 Археологическая карта России. Костромская область. М., 1999, с. 277. 

В некоторых случаях Авраамия Городецкого и Чухломского упоминают вместе с преподобным Авраамием Ростовским, подвизавшимся в XVI веке - уроженцем угро-финского городища, именовавшегося Чухломой.

Исторические источники свидетельствуют, что новгородские купцы в X-XI веках для совершения своих торговых дел проходили по руслу рек Волги, Костромы и Вексы к берегам Чухломского озера, где стоял угро-финский городок, именовавшийся Чухломой. В одном из купеческих семейств этого городка имелся сын по имени Иверик, который страдал болезнью - "расслаблением тела" и "имел возраст совершен". Новгородские купцы-христиане возвестили ему об истинах веры Христовой и о чудесах исцеления по вере во Христа. Уверовав в Господа, Иверик получил исцеление и отправился вместе с купцами в новгородские земли. Там он принял Святое Крещение с именем Аверкий. После этого он вступил в число послушников Валаамского монастыря. Приняв через некоторое время монашеский постриг с именем Авраамий, он направился в Ростовскую землю для просвещения местных жителей верой Христовой. Здесь ему явился апостол Иоанн Богослов и дал жезл, которым преподобный Авраамий сокрушил идол Велеса, служивший предметом поклонения язычников; на месте нахождения идола преподобным был основан монастырь во имя Богоявления Господня, в котором святой стал архимандритом. Совершив много чудес и обратив ко Господу людей Ростовской земли, преподобный Авраамий преставился ко Господу и был впоследствии прославлен в лике святых. Ныне в Ростове Великом почивают его святые мощи, от которых Господь, как и в древние времена, подает верующим многие чудеса. Повествуя о великом подвижнике Костромской земли преподобном Авраамии Чухломском, мы видим при этом глубокую духовную основу, связывающую его с другими прославленными Богом подвижниками земли Русской. Дивен Бог во святых Своих... (Примечание архимандрита Никандра (Анпилогова)).

26 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь.., с. 22.

27 Там же.

28 Б. Зайцев. Преподобный Сергий Радонежский // Сергий Радонежский. Сборник. М., 1991, с. 197.

29 И. Сырцов. Преподобный Александр, основатель и игумен Александровской (упраздн.) пустыни на р. Воче в Солигаличском уезде // Костромские епархиальные ведомости, 1893, ? 4, ч. неоф., с. 83-84.

30 Чухломской Аврамиев Городецкий монастырь.., с. 22.

31 Там же, с. 20.

32 Там же, с. 23.

33 Там же, с. 24. 

34 Большинство историков (Д.Ф. Прилуцкий, Е.Е. Голубинский) полагают, что кончина преподобного Авраамия могла совершиться несколько позднее, так как в его житии современником преподобного назван князь Юрий Дмитриевич, получивший галичский удел в 1389 году. Поэтому исследователи считают возможным, что преподобный Авраамий скончался в самом начале 90-х годов XIV века (Д.Ф. Прилуцкий. Историческое описание Городецкого Авраамиева монастыря в Костромской губернии // Преподобный Авраамий Городецкий, Чухломской и Галичский чудотворец и созданный им Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий монастырь. М., 1996, с. 145-156; Е.Е. Голубинский. История канонизации святых в Русской Церкви. М., 1903; репринт: М., 1998, с. 11).

35 Игумен Протасий управлял Авраамиево-Городецким монастырем еще в 1564 году (Д.Ф. Прилуцкий, указ. соч., с. 140). Видимо, здесь же совершились его кончина и погребение.

36 В.О. Ключевский. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871; репринт: М., 1988, с. 276; А. Авдеев. Галичские книжники // Галичский край. Галич, 1995, с. 44-48.

37 Е.Е. Голубинский. Указ. соч., с. 111.

38 Материалы по истории Костромской епархии. Галичская десятина. Вып. 1. Кострома, 1895, с. 111-112.

39 Д.Ф. Прилуцкий. Указ. соч., с. 133-135.

40 Галичская десятина.., с. 113.

41 Д.Ф. Прилуцкий. Указ. соч., с. 109.

42 Галичская десятина.., с. 286.

43 Материалы для истории г. Чухломы и рода костромичей Июдиных, т. 1. Красноярск, 1902, с. 128.

44 Галичская десятина.., с. 146.

45 Там же, с. 112.

46 Ф. Изюмов. Бывшая Авраамиева "Великая Пустынь" (село Озерки Костромской губернии, Чухломского уезда). Кострома, 1909, с. 9.

47 Вместо деревянных храмов бывшей Верхней пустыни в 90-е годы XVIII века был возведен каменный храм в честь Собора Пресвятой Богородицы, освященный в 1797 году и ставший приходским для села Верхняя пустынь и окрестных деревень. Каменный храм в честь Положения пояса Пресвятой Богородицы, построенный в основном на средства местной помещицы Г. Нелидовой, в 1813 году сменил деревянные храмы бывшей Великой пустыни. Почти на 140 лет он стал приходской церковью для жителей села Озерки и соседних селений (Краткие статистические сведения о приходских церквах Костромской епархии. Справочная книга. Кострома, 1911, с. 317, 339).

48 Д.Ф. Прилуцкий. Указ. соч., с. 111.

49 Там же, с. 115.

50 Церкви Костромской епархии. СПб., 1909, с. 212.

51 В. Мухин. Воспоминания об обители преподобного Паисия близ г. Галича (Костромской губернии), о самом Галиче и о находящихся в нем и близ него святых храмах и обителях. М., 1884, с. 11.

52 Б.И. Дунаев. Деревянное зодчество северо-востока Костромской губернии. М., 1915, с. 10.

53 Краткие статистические сведения.., с. 317, 339).

54 Ф. Изюмов. Указ. соч., с. 10.

55 С древних времен день памяти преподобного Авраамия отмечали не 20 июля (2 августа), а 19 июля (1 августа), чтобы не совмещать его с празднованием памяти пророка Божия Илии - престольным праздником обители.

56 Сооружение раки преподобного Авраамия в Чухломском Авраамиевом Городецком монастыре с краткой историей самого монастыря. Кострома, 1896, с. 6-9.

57 Д.Ф. Прилуцкий. Указ. соч., с. 112-113.

58 В. Астапович. В Авраамиево-Городецком монастыре // Костромские епархиальные ведомости, 1912, ? 9, ч. неоф., с. 249-250.

59 Итоги кампании по изъятию церковных ценностей в Костромской губернии // Красный Мир, 26.08.1922.

60 Чухломской "беспризорный" (Детгородок) // Северная правда, 24.08.1928.

61 Там же.

62 Там же.

63 Там же.

64 Символично, что это постановление губисполком вынес за три дня до торжественного открытия 1 мая 1928 года в Костроме памятника В.И. Ленину на постаменте от монумента в честь 300-летия царской династии Романовых.

65 Чухломской "беспризорный" (Детгородок) // Северная правда, 24.08.1928.

66 Там же.

67 600 лет существовавший монастырь окончательно закрыт // Северная правда, 27.12.1928.

68 Из монастыря - в клуб // Северная правда, 24.02.1929.

69 Центр документации новейшей истории Костромской области, ф. 3656, оп. 2, ед. хр. 1143, т. 2, л. 117.

70 Государственный архив Костромской области, ф. Р-2102, оп. 1, д. 8, л. 2.

71 А.А. Тиц. На земле древнего Галича (Галич, Чухлома, Солигалич). М., 1971, с. 64-70.

72 Торжества в Авраамиево-Городецком мужском монастыре // Вперед (Чухлома), 27.07.1993.

73 Обращение к костромичам епископа Костромского и Галичского Александра // Благовест, 1991, апрель-май, ? 4 (14).

74 1 августа 1991 года, в день памяти преподобного Серафима Саровского, завершилось торжественное перенесение его святых мощей, изъятых в период гонений на Церковь и обретенных незадолго до описываемых событий, в Дивеевский женский монастырь Нижегородской епархии.

75 Цит. по: Архимандрит Никандр. Возрождение святой обители // Преподобный Авраамий Городецкий, Чухломский и Галичский чудотворец и созданный им Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий монастырь. М., 1996, с. 151-152.

76 М.В. Толстой. Рассказы из истории Русской Церкви. М., 1898; репринт: М., 1999, с. 162.

77 Святитель Василий (Преображенский). Указ. соч., с. 610.

78 В.О. Ключевский. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М., 1993, с. 104.

© Nikolay Zontikov