1 27 31 60

Костромская губерния

Николаевская Бабаевская общежительная пустынь находится на правом берегу Волги, при впадении в оную реки Солоницы, верстах в трех от посада Большие Соли. Основание монастыря произошло по случаю явления на этом месте иконы св. Чудотворца. Он существовал уже в 1621 году. Название свое получил от бабаек, употребляемых вместо рулей или весел при сгонке плотов. Промышленники, доведя плоты Волгою до реки Солоницы и не имея в бабайках более надобности, оставляли оные при начинавшейся обители; из них-то, говорят, построена первоначальная церковь.

Прекрасные строения монастыря показывают усердие посещающих его богомольцев. В соборе находятся явившаяся икона св. Николая Чудотворца и часть мощей сего угодника, принесенная в дар светлейшим кн. Потемкиным. Местные иконы богато украшены серебряными ризами, даже лампады и подсвечники из сего же металла. В прекрасной церкви теплого собора, недавно отстроенной, заслуживают внимание некоторые из местных икон, писанные (масляными красками) Медведевым, художником, который одарен был от природы отличными способностями к живописи, но не знаком со школою оной. Пол в этой церкви мастичный, подобный находящемуся в Академии художеств. Жаль, что мало их употребляют, особенно в церквах.

В монастыре находится пять церквей. В больничной погребен епископ Костромский Самуил, живший здесь на покое. Все здания монастыря каменные, и все прекрасно устроено. Внутри есть очень хороший сад, а вне стен монастырских отличная роща и гостиница для богомольцев. С плывущих мимо судов усердствующие делают подаяния монастырю хлебом. Он имеет и свое небольшое хлебопашество для содержания братии, которой в нем находится до 70 человек.

Оставя монастырь, мы переправились на остров, против него находящийся, чтобы нарисовать вид монастыря. Место превосходное, очаровательное. Тут сама природа устроила прелестный сад с аллеями, дорожками, куртинами; яркая зелень травы, благоухание цветов, теплый летний день, ясная, тихая погода так нас восхитили, что мы неохотно расстались с этим прелестным необитаемым островком. Миновав еще многие острова, мы остановились у Кашкина острова, довольно большого, на котором находится несколько озер и даже есть пашня.

На другой день при легком ветерке, который слабо надувал паруса на плывущих судах, от Сеземова острова мы увидели Кострому и вечером, поровнявшись с нею, остановились у противоположного берега.

Древняя церковь села Городищ, у которого мы остановились, находится на вершине горы, поросшей лесом. Внутри церкви не видно никаких остатков старины, но давность построения оной доказывает часть основания, опустившаяся в землю. Близ церкви находятся признаки древнего земляного укрепления. Какой-то любитель природы из костромских жителей строит небольшой домик на вершине Городищевской горы. Нельзя было выбрать лучшего места, с которого видна вся Кострома по берегу Волги с великолепной картиной, и само Городище находится на прекрасном месте, особенно любимом пернатыми певцами. Нарисовав отсюда вид города, мы переправились со своим плавающим домиком к костромскому берегу.

Кострома


Чернецов Никанор. Кострома

Кострома расположена на левом берегу Волги при впадении в оную реки Костромы. Началом своим одолжена (как повествуют) князю Юрию Владимировичу Долгорукому в 1152 году. В XIII веке она производила значительную торговлю с Новгородом и испытала все беды в грозное нашествие татар.

К древнейшим остаткам старины в Костроме принадлежит собор, построенный в XIII веке великим князем Василием Ярославичем. В сем храме находится славная икона Феодо-ровской божьей матери, на поклонение которой стекается множество богомольцев из далеких мест. Стены внутри собора и паперти, его окружающие, расписаны иконным письмом. Колокольня соборная также принадлежит к замечательным зданиям, не по древности, но по своей красоте и величественности. Она построена в 1791 году Вороти-ловым, мещанином посада Большие Соли Костромской губернии. Имеет в высоту около 30 сажен, в четыре яруса, украшенных колоннами разных орденов. К ней примыкает теплый собор, им же построенный. Если это собственность художественная зодчего, то человек этот мог бы стать великим архитектором! Но судьба не повела его по стезе, на которой может образоваться художник. Это произведение, имея отпечаток великого дарования, удивляет своею красотою всякого беспристрастного человека. Но о Воротилове не слышно, он скромно окончил путь жизни.

Близ собора расположен прекрасный сад на месте прежде бывшего земляного вала, рвы коего уровнены, и теперь это место обращено в приятное для жителей города. Находящийся внутри города Богоявленский мужской монастырь 2-го класса основан в половине XV столетия. Он кругом обнесен высокими каменными стенами, по которым есть ходы, а по углам башни. Соборная церковь построена в 1565 году с папертью. Стены как внутри собора, так и в паперти расписаны. Иконостас в старинном вкусе архитектуры; иконы богато украшены ризами и окладами. Колокольня, имея вид четырехугольной башни, отличительна по своей форме и придает внутреннему виду монастыря особенный характер. В нем растет несколько кедров, густотою своей зелени придающих более живописности этой прекрасной обители.

В Крестовоздвиженском женском монастыре, основанном в одном столетии с Богоявленским, не видно никаких остатков старины.

Знаменитый Ипатьевский монастырь находится на правом берегу реки Костромы. Окружен каменною стеною с башнями и зеленеющими деревьями, из-за которых возвышаются отличные здания сего монастыря, основанного в 1830 году татарским мурзою Четом. В этой обители во время страданий России от свирепых татар многие великие князья воссылали молитвы свои к всевышнему о бедствующем отечестве. Кому не известно, что здесь юуый Михаил Феодорович Романов принял царство русское?

Прекрасная соборная площадь построена в 1652 году, внутри вся расписана иконным письмом. Многие из икон в иконостасе и в киотах у пилон богато украшены драгоценностями. Царское место, присланное из Москвы государем Михаилом Феодоровичем, замечательно своею общею формою. Верхняя часть его, пирамидально возвышаясь, украшена искусною мелкою резьбою из дерева, которое ничем не покрыто, и уве'нчана двуглавым орлом. У царского места сохраняется посох Михаила Феодоровича.

Монастырская ризница много имеет драгоценностей, которые в разное время жертвованы были многими царственными и знаменитыми особами.

Палаты, в которых имел жительство Михаил Феодорович Романов с 1606 по 1613 год, находятся внутри монастыря. Недавно на наружной стене их открыта шахматная раскраска и возобновлена в том первоначальном виде, в каком она была во времена знаменитого обитателя сих палат.

В первой комнате находится на стене описание возведения на царство Михаила Феодоровича, которое, как нам сказали, помещено здесь по его повелению. Портреты и картины, находящиеся на стенах сей комнаты, принадлежат к позднейшему времени. Изразцовая печь, украшенная разноцветными фигурами, по характеру своих украшений принадлежит к старине.

Вторая комната, со сводом, в которой сохраняются кресла от времени посещения Ипатьевского монастыря императрицею Екатериною II. Здесь, как и в первой комнате, находится изразцовая печь, но с лежанкою.

Третья, угольная, комната также со сводом; полагают, что сна служи 1 спальнею. Прочие три боковые комнаты, в двух находятся изразцовые печи, но остатков старины нет никаких.

Михаил Феодорович, отправляясь из Ипатьевского монастыря править Россией, был сопровожден из оного с крестным ходом. И на том месте, где он расстался при отъезде своем в Москву, в память сего построена башня, называемая Зеленою.


Чернецов Никанор. Церковь Воскресения на Дебре

В Костроме к числу примечательных храмов принадлежит церковь Воскресения на Дебре, которая в главном имеет общее сходство со всеми храмами в этом роде архитектуры, также о пяти главах, но входы и паперти отличают ее от всех, какие мы видели на пути. Она построена в 1652 году усердием купца Исакова с прихожанами. Занимает пространство в длину более 20 сажен и почти столько же в ширину. С трех сторон окружают ее паперти со входами, украшенными шатровыми башенками, придающими красоту всему зданию. Примечателен главный вход, выступающий из общего, с наружными украшениями разных фигур, высеченных из камня. Взойдя в него, надобно пройти небольшую галерею; потом лестница ведет в паперть, отсюда прямо видны главные двери церкви с остроконечною аркою, которая кругом обведена рамою из многих линий с разными орнаментами, придающими входу великолепный вид. В церкви два придела. В одном из них примечательны царские врата по своему общему и по частям. Резьба на них сделана с отличною чистотою и разнообразием украшений, которые не соответствуют иконостасу, и поэтому можно полагать, что они принесены сюда из другого места и вставлены в иконостас при построении или после. Судя по архитектуре их, они должны принадлежать к дальнему времени. Прекрасное построение этого храма и великолепные украшения наружных его частей доказывают щедрое усердие дателей и знание зодчего. Особенно удивили нас деревянные связи, употребленные вместо железных, но мы видели только часть их и не можем сказать, все ли таковы, и храм, несмотря на это, не показывает никаких признаков повреждений, которые производит время.

Место, где явилась чудотворная икона Феодоровской божьей матери в 1239 году князю Василию Георгиевичу, прозванному Квашнею, княжившему в Костроме, находится за городом и называется Запруднею, по имени близ протекающей речки. Тут находился монастырь, впоследствии, упраздненный, и от которого никаких не видно остатков, кроме березовой рощи, составлявшей, как видно, бывший тут сад, которая украшает собою это место, посещаемое богомольцами, приходящими на поклонение к Феодоровской иконе. Существующая теперь церковь построена на том самом месте, где находилось дерево, на котором обретена была святая икона.

К западу за Ипатьевским монастырем находится Святое озеро, у которого в 1241 году князь Василий Георгиевич разбил татар, шедших от Ярославля с добычею и пленниками; в память сего озеро именуется Святым, а победа приписывается Феодоровской иконе; на месте, где она находилась во время сражения, существует и теперь часовня. Из этого небольшого озера, изобилующего рыбою, рыбаки вытаскивали своими сетями древнее оружие, и, как нам сказывали, недавно еще подобным образом был найден бердыш.

Недалеко от Святого озера мы увидели огромные сосны; издали казалось, что они как будто стоят на пьедесталах. Подойдя, мы нашли более десяти деревьев, странным и необыкновенным образом держащихся на своих кореньях, которых большая часть выше роста человека находится вне земли, так что между ними под деревом можно ходить, имея над головою огромную сосну, преблагополучно зеленеющую. Ни бурные ветры, ни разлив весенних вод не могли свалить их своими силами. Должно полагать, что корни, находящиеся в земле, необыкновенно глубоко врылись и крепко поддерживают громадные деревья, которые точно такими помнят старики села, близ которого на песчаном возвышении и около него природа как будто на показ их вырастила.

Татарская слобода расположена по берегу Волги почти рядом с городом. Она ничем не отличается от русских селений, исключая небольшой деревянной мечети с минаретом. Начало поселения оной относится к времени взятия Казани царем Иоанном Васильевичем. Недалеко от слободы находится прекрасная сосновая роща, в которой мусульмане предают земле братьев своих, оставивших этот мир.

Сегодня вечером мы простились с Костромою, пробыв в ней шесть дней. Выйдя на средину Волги, поплыли по ее водам далее и верстах в 7 от города остановились для ночлега.

Погода изменилась, сделавшись пасмурною и холодною, но попутный ветерок помогал нашему ходу. Кострома при повороте Волги постепенно скрывалась. Навстречу нам шло много судов бечевою, бурлаки распевали песни, идя в лямках мерным шагом по берегу, который становился живописнее.

В нашей лодке появилось множество водяных мух, называемых здесь козарою. Уже не в первый раз мы заметили, что они по какому-то чувству стараются укрыться пред наступлением холодной и ветреной погоды, гибельной им, прекращающей их существование, а как наша каюта с щели получила неблагорастворенный воздух, то они и тут все сделались жертвою холода. Сказывают, что иногда местами вся поверхность Волги бывает покрыта козарою, которая, носясь над водой, упадает от бессилия или повергается ветром, и в это время трудно достать из Волги чистой воды, что продолжается иногда не один день.

Проходя Густомесовской перекат, мы не заботились, что на нем можно встать на мель. Лодка наша, не имея груза и не глубоко сидя в воде, прошла без затруднения это место. Суда же, идущие с грузом, у переката уменьшают оный, перегружая его в мелкие суда, что называют пере-паузкою, и потом осторожно проходят разными изворотами по направлению форватера этого переката. Миновав его, груз опять соединяют и следуют далее.

Ветер, переменившийся из попутного в боковой, стал прибивать нас к острову; как мы ни старались удалиться от оного, но сила не взяла, должны были остановиться.

Утро было не лучше вчерашнего вечера; ветер бушевал, и покушения наши уйти от острова были напрасны. Заниматься было невозможно от сильного движения лодки. Виды из окон каюты нашей были неинтересны; с одной стороны — бушующая Волга, волны которой разбивались о наш кораблик, с другой — крутой берег острова, на котором слышны были крики чаек. Экипаж наш собрался в казенке (так называется кормовая каюта на судах волжских) и толковал о своих путинах и приключениях, из которых многие презанимательны.

Нет возможности отсюда убраться; ветер свирепствует, нисколько не уменьшая своей силы, и к холоду присоединился дождь. Другие сутки стоим на одном месте и ожидаем благоприятной перемены. Теперь можем представить себе, как бывают обрадованы в море, когда после противных ветров подует попутный! Как и мы ждем его и обрадуемся, живя также на воде, хотя и пресной, но с волнами.

Лоцманы на судах во время путины суть важные лица. Все рабочие у них в полном повиновении, всякое приказание, данное ими, исполняют беспрекословно. Лоцман, соблюдая жизнь и достояние других, здесь человек почтенный. Часто от его искусства зависит спасение судна от гибели. Время и опытность научают их; например, наш лоцман: он с малых лет изучал, так сказать, то пространство по Волге, которое составляет обычную путину. Дед его был лоцманом и внука своего, бывшего еще мальчиком. брал с собою, дабы приготовить к своему званию. Таким образом ученик, присоединя к сему свою опытность, сделался отличным мастером своего дела. Но при всей опытности, приобретенной долгим временем, признается, что весною, когда вода, разлившись на огромные пространства, затопляет луга и низменные места и открывает обширный путь для хода судов, — в это время лоцман часто находился в затруднительном положении, потому что бросание якорей делается опасным и он, случалось, терял их на временном дне Волги.

К вечеру показалось нам, будто ветер несколько облегчился, и мы поспешили воспользоваться случаем, отчалились от острова, но, выйдя из закрытия, увидели, что обманулись: ветер не стих, а только переменил свое направление и увлек нас на оконечность острова, посадив лодку на мель, с которой при больших усилиях едва могли сняться. Вместо того, чтобы уйти от острова, так нам надоевшего, понесло нас к Воложку (рукав Волги); боясь попасть в новую беду, скорее бросили якорь и подверглись сильной качке, стоя на открытом месте, где ветер свирепствовал со всею силою. Пособить было нечем, надобно приучать себя к подобным переменам: может быть, впереди и не это нас ожидает. Бурлаки, ведя большую часть жизни на воде, можно сказать, сроднились с нею. Лишь только лодка остановилась на якоре, они тотчас же запели песни и рассеяли скучное положение наше, в котором, впрочем, есть своя поэзия. Близ нас остров, от которого не можем удалиться; на правом берегу вдали видно село Сидоровское, в котором находится много серебряников и чеканщиков. Пасмурное небо, шум волн, свист ветра в немногочисленных снастях нашего корабля. Все это недурно, но лучше плыть далее.

Сила ветра уменьшилась. Мы с общего согласия решили попробовать идти бечевою, чтобы переменить единообразное бездействие. Ветер постепенно становился тише и тише; мы могли оставить бечеву и плыть с помощью весел. Дойдя до Воложки, называемой Кривума, которая очень глубокая, остановились тут на ночлег. И на другой день, вставши рано, миновали в пути несколько островов, доплыли до Плеса, против которого, на луговой стороне Волги, остановились у берега.

Плес, безуездный город, основан в 1410 году великим князем Василием Дмитриевичем. Находится на правом берегу Волги при устье реки Плес. Он расположен при подошве горы, на которой находятся остатки укрепления, состоящего в земляном валу. Один из холмов этой горы, возвышаясь более 30 сажен от поверхности воды, называется Башенною горою, вероятно, от существовавшей на нем башни. Между жителями есть предание, что это укрепление построено в один год по воле царя Иоанна Васильевича Ш.

Жители прекрасно воспользовались струями ключей, во множестве бьющих из горы. Они провели эти ключи чрез свои дворы, в которых устроены садки для рыбы, и вода, проходя через оные, продолжает путь желобами, где ее берут для домашнего употребления, так сказать, под руками. Садки же устраивают так, чтобы и в зимнее время вода в них не могла мерзнуть. В этих садках в чистой ключевой воде плавают стерляди и другие обитательницы волжских вод; хозяин перед обедом, для своего семейства или желая попотчевать доброго гостя, выходит на двор, выбирает любую, поддевает обреченную саком и... в кастрюлю! Подобное приволье редко можно встретить!

Небольшая плесская пристань прекрасно устроена самой природой. Каменная гряда, выдающаяся в Волгу, имея твердое основание, делает ее удобною, тем более что весь берег очень вязок от струй ключей, выходящих из горы, но это место не имеет сего неудобства.

Полотняная фабрика купцов Частухиных, существующая здесь более 40 лет, есть значительное заведение по своему производству. В ней работают фламское полотно, равендук, скатерти, салфетки и канифасы разного рода. В зимнее время ежедневно бывает на ней рабочего народа до двухсот человек. Но большею частью пряжа с фабрики раздается по окрестным деревням, в которых крестьяне много занимаются тканьем фабричных изделий.

Здесь есть очень хорошо выстроенные дома, и во многих из них стены комнат кажутся с первого взгляда сделан- ными как бы под мрамор. Но в этот вид они приведены грунтовкою, по которой покрыты масляными красками. Полы обиты войлоками, на которые натянут холст, также выкрашенный красками на масле. Сверх мягкости своей они имеют то удобство, что их легко содержать в чистоте. Прежде в Плесе много находилось резчиков печатей, но теперь мастера перевелись, и это искусство в нем не существует.

Поблагодаря почтенных людей за радушие и пользуясь благоприятною погодой, мы поспешили пуститься в путь. Миновав Плес, правый берег значительно возвысился и сделался живописнее. Поздно уже мы поровня-лись с с. Борщовкою и, брося якорь, отправились на берег повидаться с знакомыми.

Место, на котором находится с. Борщовка, очень живописно. Протекающая тут речка Сунжа, извиваясь, разыгрывает его своими разнообразными коленами. Наступившая ночь заставила нас поспешить в свой плавающий домик, в музеум которого привезли с собою огромную кость какого-то исполинского животного, найденную на берегу Волги.

На другой день утро было прекрасное, тихое; на поверхности Волги едва виднелись струи воды, в которой отражались не только берега, но даже и облака. Миновали устье живописной речки Сунжи, где в отдалении от берега виднелось место, служившее временным пристанищем давно бывшего в здешней стороне разбойника, о котором много осталось сказаний. Он с шайкою подобных себе был ужасом в то время для проезжих, часто являясь неожиданно там, где его и не думали видеть. Но между делами своего ремесла изредка мешал разбойничье великодушие, способствовавшее величать его Иваном Фадеичем.

Пройдя Солдогский перекат, где мели опять останавливают ход судна, идущего с грузом, и заставляют перепаужи-ваться, при повороте Волги увидели Кинешму. Экипаж наш дружно ударил в весла, лодка пошла быстрее, и мы скоро поровнялись с городом, против которого у левого берега остановились.

Этот берег нам знаком. Лет за двенадцать назад мы на нем бродили и рисовали с натуры живописные его виды. Огромный вяз, тут находящийся, служил нам тогда моделью, и теперь мы полюбовались на старого знакомца, не переменившего своего вида. Корень этого дерева имеет кругом в объеме четыре охвата. Все предметы пробудили воспоминание о прошедшем и радужно отразились в памяти. Здесь на берегу много работает мельничных жерновов, для которых камни достают где-то около Рыбинска. Этим ка-меносечением занимаются крестьяне д. Олекина, находящейся на берегу. Работа эта требует особенного искусства, а выбор камней, способных для жерновов, — большой опытности. Жернова отправляют для сбыта на Нижегородскую ярмарку и в другие места.

Нарисовав отсюда общий вид города, переправились к кинешемскому берегу.

Кинешма

Время основания Кинешмы неизвестно. Нашествия поляков во времена самозванцев и пожары истребили исторические сведения о начале оной. Она два раза претерпевала беды от шаек Лисовского, злодействовавшего в здешнем крае. В преданиях жителей последнее разорение ее, в 1609 году, осталось яснее, и оно увековечено существующею часовнею, построенною над могилою убиенных воинов и граждан, защищавших город под предводительством воеводы Бабарыкина. В этой часовне ежегодно совершается торжественное церковное поминовение по падших за отчизну. Следы бывшего земляного укрепления составляют остаток старины в городе.

Кинешма расположена на возвышенном берегу Волги при впадении в оную двух речек: Кинешемки и Касоги, при устьях которых находятся слободы, живописно оканчивающие этот прекрасный город, коего лучшие здания расположены по волжской набережной. На четырех фабриках, в нем находящихся, вырабатывают большое количество бумажных и холщевых товаров. К пристани в летнее время много приходит судов с хлебом, которым производится здесь значительная торговля. Осенью бывает в Кинешме ярмарка, на которую в течение двух недель стекается много народу. Вне города, за речкою Кинешемкой, в тени деревьев находится возвышенное место, называемое Пустынькою, в которой лет за 70 проводил в уединении остаток благочестивой жизни один из граждан кинешемских. Память благочестивой жизни отшельника привлекает к этому прекрасному месту жителей города, где в летние жары прохлада теней в живописное положение служит им отдохновением в праздничное время.

Поездка в Лух

Оконча занятия, мы поспешили отправиться на свою родину, находящуюся в 55 верстах от Кинешмы. Поруча лоцману смотрение за лодкою на время нашей отлучки, вечером сели в тележку и отправились в Лух.

Утренняя заря показалась, небо становилось светлее, легкие частицы облаков начинали золотиться. Проезжая лесом, мы услышали звон заутрени из родного места; звуки доходили до нас то слабо, так что ухо едва могло отличить звон, то он яснее разливался в пространстве. Этот звон, знакомый нам с детства, пробудил воспоминание о невозвратных юных днях!.. Лес становился реже и реже, скрываемые им предметы как будто выбегали из-за деревьев; с биением сердца мы ожидали последней преграды, — она миновалась, и родина открылась с восходящим из-за нее солнцем!

Страна, где мы впервые Вкусили сладость бытия,
Поля, холмы родные,
Родного неба милый свет,
Знакомые потоки,
Златые игры первых лет
И первых лет уроки,
Что вашу прелесть заменит?
О родина святая,
Какое сердце не дрожит.
Тебя благословляя?

Лух

Успокоясь, мы поспешили, как путешественники, познакомиться с прошедшим и настоящим состоянием своей родины, безуездного города Луха.

Темные изустные предания, переходящие из рода в род, слегка представляют некоторые слабые следы о начале Луха. Между жителями есть мнение, что он не моложе Москвы. Это мнение приближается несколько к истине тем, что сын Мономахов, Георгий, или Юрий Владимирович, прозванный Долгоруким, в странах около Суздаля, коего он был удельным князем, основывал новые города и селения, к числу которых, можно думать, принадлежит и Лух, построенный с прочими городами сим князем в половине XII столетия. В повествованиях истории он первый раз является в царствование великого князя Василия Васильевича Темного, в 1429 году, опустошенным свирепыми татарами. В 1445 году опять встречается от них же пострадавшим. Князь Феодор Иванович Вельский, правнук славного Ольгерда, будучи недоволен Казимиром, выехал из Литвы в Россию в 1482 году и, быв милостиво принят Иоанном III, получил в отчину Лух с другими местами. Верстах в 13 от города в лесу и теперь еще видны следы бывшей усадьбы князя Вельского. В 1608 году жители луховские, соединившись с другими, под предводительством сотника Красного, мещан Кувшинникова, Нагавицына, Денгина и крестьянина Лапши разбили у себя шайки гетмана Лисовского, злодействовавшего тогда в здешнем крае. История в сказаниях своих сохранила имена их, а время и до днесь оставило оные некоторым из потомков.

Последняя историческая известность Луха оканчивается пребыванием в нем боярина Артемона Сергеевича Матвеева.

Река Лух, при которой находится город, протекает от истока своего до впадения в реку Клязьму до ста верст. Находимые в ней обыкновенные речные раковины по величине своей удивительны, некоторые из оных попадались вершков в пять длиною. Части огромных дубов, попадающиеся в оной, также удивительны по своей величине. В речке Добрице, впадающей близ города в реку Лух, найдена была часть дуба, которая в диаметре своем равнялась высоте человеческого роста!

Существующее в Луху древнее земляное укрепление простотою построения доказывает давность сооружения оного. Оно имеет четырехугольную форму, с трех сторон окружено земляным валом с глубокими рвами, а остальная сторона омывается рекою. Длина его 185, а широта 125 шагов. В одной стороне вала находится интервал, по-видимому служивший для ворот. В промоине, сделавшейся от весенних струй, видны следы жилья, и по преданиям известно, что внутри этого укрепления находилась деревянная церковь; некоторые из икон в ней бывших и теперь находятся в Луховском соборе. Это древнее укрепление замечательно не по пространству, а по высоте своей.

Три церкви и две при них колокольни в шатровом виде, сосредоточиваясь на площади, придают городу хороший вид. Две из них соборные, а третья приходская. Внутренние и наружные украшения сих храмов доказывают усердие жителей. В одной из соборных находятся те древние иконы, которые были в церкви, существовавшей в середине земляного укрепления, и крест животворящий, перенесенный из древней часовни, находившейся на конце города, к сожалению, недавно уничтоженной. Приходская церковь Воскресения Христова по величине и построению своему значительнее соборных. Она сооружена иждивением Гостиной Сотни Поповым около 1650 года, о пяти главах, внутри с двумя пилонами, поддерживающими свод. Им же пожертвованы в сию церковь богатые утвари, как то: сосуды, кадило и напрестольный крест, первые в 1683, а последний в 1680 годах. Большое Евангелие, оправленное кованым серебром с позолотою, пожертвовано в 1698 году родственницею Попова. Золотой крест приложен в сию церковь в 1700 году Стрежневым. Церковь окружена с двух сторон папертью, в которой находятся за железною решеткою два надгробных камня, оба одинаковой формы с высеченными на оных выпуклыми словами и украшениями, но слова повреждены, и трудно разобрать надписи. На одном видно имя священника Стрежнева. В этой же паперти погребен и соорудитель сего храма. На колокольне, принадлежащей к сей церкви, находятся старинные часы, которые определяют долготу дня и ночи, бьют от восхождения солнца, начиная с первого часа дня, и по захождении — с первого часа ночи. Подобные часы редкость, они принадлежат также к вкладам усердных дателей. В пятьсот пудов колокол соборной колокольни далеко бывает слышим по местному положению, а при разлитии весенних вод звон его усиливается и величественно разносится по окрестным местам.

Кладбищенская церковь находится за городом; при ней замечательна колокольня тем, что построена без рисунков плана и фасада. Каждый ее ярус есть игра воображения каменщика. Несмотря на это, она тверда и имеет довольно хороший вид.

Любопытно нам было слышать рассказы луховских старичков о Попове Гостинон Сотни. Он производил большую торговлю, как они говорят, за морями. Был известен Петру Великому, и, по преданию, рассказывают, что говаривал с государем и бывал в собраниях у царя в Архангельске; Петр Алексеевич позволил ему вести торговлю всеми товарами по всей России беспошлинно. Попов имел в Луху большие кожевенные заводы, и, по словам рассказчиков, мерил серебро ковшами. Соорудя во многих местах здешней стороны на свое иждивенье значительные храмы и имея в Луху в то время каменный дом, он, без сомнения, был человеком с огромным состоянием. Но постигшие несчастья лишили его имущества. Потонувший корабль с его товарами нанес первую беду, за которой последовала другая. Возвращаясь из Архангельска в Лух с значительною суммою, был на дороге ограблен; и в доме ожидало его новое несчастье: все остальное состояние его было истреблено огнем. Оставив по себе доброе имя и памятники набожности своей, он до сих пор служит здесь примером превратностей жизни. Оставшаяся после него дочь находилась в бедности, а дом, ему принадлежавший, и теперь еще существует, вмещая в себя приходское училище, недавно здесь открытое. Боярин Артемон Сергеевич Матвеев в бытность свою в Луху, полагают, жил в доме Попова. Находившийся при нем духовник его, священник Василий Чернецов, которого сын также Василий, основав жительство в Луху, был нашим прапрадедом. Отец наш, быв еще малых лет, помнил много бумаг в свитках, принадлежавших Василию, но во время пожара они были истреблены, заключая в себе, может быть, много любопытного.

Главный промысл жителей в Луху составляют огородные овощи, особенно лук, который здесь родится в изобилии. При посредственном состоянии жителей, в нем мало находится каменных домов. Он прежде был окружен дремучими лесами, и в старину около него водились бобры, теперь куницы, норки, горностаи и выхухоль изредка еще попадаются, а о медведях давно уже и не слышно.

В пяти верстах от города, на возвышенном месте у реки Лух, находится Крестовоздвиженский Николаевский монастырь, называемый также и Тихоновою Пустыней, Он основан Тихоном Луховским в XV столетии. Преподобный Тихон, удалившийся из Литвы в Россию с князем Феодором Ивановичем Вельским, правнуком Ольгерда, был в воинской службе и, оставя оную, принял монашество, избрал это место и основал обитель. После блаженной кончины его, последовавшей в 1503 году, через 65 лет, обретены нетленные мощи сего угодника, которые почивают под спудом в Соборной церкви монастыря, построенной в 1678 году на собственное иждивение тем же Поповым, который соорудил церковь Воскресения в Луху. При гробнице преподобного сохраняются остатки собственных его трудов, как то: Евангелие письменное с рисунками, два ковша деревянные большого размера, один из них оправлен в серебро и употребляется при водоосвящении, а другой сохраняется в первобытном виде, и большое блюдо, выточенное из дерева.

Близ церкви хранится хижинка, срубленная самим св. Тихоном. В ней находится собственных его трудов модель церкви из дерева.

Монастырь обнесен кругом каменною стеною с башнями по углам, внутри хорошо обстроен; в нем помещаются здешнее духовное правление и семинария. 16 июня ежегодно при монастыре бывает ярмарка. Недалеко от оного находится пруд, который причисляют к трудам св. Тихона. Кругом этого пруда растут огромные сосны, корни которых, врывшись в землю, укрепляют берег и сохраняют пруд.

Отличная роща, тут находящаяся, дает этому месту прекрасный вид. Недалеко от рощи за рекою находится место, называемое Святыней, где преподобный пустынножи-тельствовал. Тут и до днесь еще приметны следы грядок и колодца. Хижинка, хранящаяся в монастыре, находилась прежде здесь, но впоследствии в оный перенесена.

Также в верстах пяти от города, на правом берегу реки Лух, растет несколько древних сосен, близ которых находится церковь села Богоявления. Слабые предания передают, что тут находилась пустынь, основанная преподобным Макарием Унженским в XV столетии, но за отшествием его она недолго существовала. Макарий, удалясь в Нижегородские пределы, основал при реке Волге на желтых песках новую обитель. При рытии фундамента для построения новой церкви села Богоявления в этом месте найдены были следы несомненных доказательств существовавшего тут монастыря, подтвердившие истину предания. На противоположном же берегу реки, ближе к городу, находится упраздненная Болдырева пустынь. Случайно попавшаяся нам грамота 1660 года митрополита Питирима Сарского и Подонского, которою он благословляет лухов-ских посадских людей построить, по их обещанию, в этой пустыне вновь деревянную церковь. И в грамоте сей упоминается, чтобы главы на церкви и на приделах строить круглые, а не шатровые.

Невдалеке от Луха много находится значительных сел, и во всех почти ежегодно бывают ярмарки, а в некоторых из них есть большие фабричные заведения. В селе Вичуге, принадлежащем С. П. Татищеву, находятся огромные заведения купца Кротова, на которых беспрерывно работают более нежели шестьсот человек. Изделия составляют большею частью китайка, салфетки и плисы. Сверх вырабатывания оных в сих заведениях материалы раздаются по окрестным селениям, и во всякой почти деревне близ села Вичуги видны небольшие фабрички, и слышны в каждом почти доме стуки ткацких станков. В других местах здешней стороны вновь строящиеся большие фабричные заведения доказывают потребность изделий. Этот замечательный уголок в сем отношении удивителен, и село Вичуга есть как бы центр здешней фабрикации. Тут мы видели дом, или русскую избу, с великолепным крыльцом, роскошно изукрашенную резьбою со всеми замысловатостями и гребнем поверху крыши на коньке. Подобных этому дому нам редко случалось видеть. Если рассмотреть внимательно внутренность русской избы, то увидишь в ней все на своем месте, все согласно с климатом и образом жизни, и все имеет свое назначение, приспособленное к необходимости и удобству. Печь, голбец, полати, лавки и пол представляют из себя разные климаты русской избы, в зимние трескучие морозы хозяин после трудов выбирает по потребности любое место и климат для своего отдохновения.

7 июля. — Сего дня, простясь с Духом, в надежде на возвратном пути еще посетить его, мы отправились в путь и ночью приехали обратно в Кинешму.

Вечером, при живописном захождении солнца, мы оставили Кинешму и пустились в путь по воде. На другой день, миновав слободу Решму, остановились в виду оной на ночлег. Решма славится в здешнем крае делаемыми в ней сукнами, под названием решемских. Они шириною бывают не более семи вершков, но очень плотны и крепки. Вечером мы с трудом могли достать из Волги чистой воды, потому что она наполнена была потонувшею в ней козарою.

Явившаяся рябизна на поверхности воды скрыла отражения берегов в оной. Подувший низовой ветер, усиливаясь более и более, заставил нас остановиться у Мячева острова. Вдали показались быстро бегущие суда под парусами, и скоро поравниваясь с нами, доходили до противоположной дали и в повороте Волги скрывались. Поперек Мячева острова находится пролив, называемый Прорвою, вероятно образовавшийся силою весенних вод. По значительной глубине своей он служит для хода судов. Длина острова простирается версты на три, и на нем находятся хорошие сенокосы, местами трава так высока, что равняется человеческому росту. Вечером воздух наполнился козарою, несомою ветром.

На другой день нельзя было миновать Жареной Бугор, который нам бурлаки еще издали указали, как место, им известное и одно из главных, где совершается обычай первой путины их по Волге. Лодка наша остановилась у правого берега, где находится этот бугор. Он довольно высок, по скату его растет несколько сосен, утоптанный путь на вершину его доказывает нередко свершаемый бурлаками тут обряд, исстари существующий. Новичок из них должен вбежать на вершину, преследуемый своими товарищами, которые провожают его лямошными ударами, от коих избавляется, только когда достигнет вершины Бугра или предложит выкуп; в случае попутного ветра, когда суда идут под парусами мимо Жареного Бугра, этой церемонии уже не бывает. Оставя его, мы спешили к Юрьевцу, и, чем ближе к оному подходили, тем правый берег становился живописнее. Глубокие овраги и горы, поросшие мелким леском и кустарником, соединяли в себе много живописного по берегу. Поровнявшись с Юрьевцом, близ левого берега остановились на якоре.

На левом берегу Волги из-за зеленеющей дубовой рощи возвышаются главы церквей Кривоезерского монастыря, окруженного тремя озерами: Кривым, Лопенным и Змеевым, с несколькими другими, меньшими. По кривым фигурам озер и монастырь получил наименование Кривоезерского. Дубовая роща, закрывающая его собою со стороны Волги, многие огромные сосны и другие деревья, близ стен монастырских растущие, и воды окружающих его озер делают это место прекрасным. В весеннее половодье монастырь бывает окружен водою, так что и самая роща тогда затопляется, в то время перевоз в этом месте чрез Волгу простирается верст на семь. Река Унжа, впадающая в Волгу близ монастыря, ежегодно приближается направлением своего русла к кривым озерам, со временем, может быть, сольется с ними и тогда преобразует совершенно все это место.

Троицкая Кривоезерская мужская пустынь первоначальное основание свое получила в 1644 году. В ней находятся четыре церкви; все здания монастырские прекрасно выстроены, но в них не видно ничего относящегося к старине. Икона Иерусалимской божией матери, на поклонение которой много приходит издалека народу, писана в 1709 году иноком Корнилием Улановым, который впоследствии был игуменом сей обители. В монастыре сем находятся и другие иконы его трудов, и, судя по ним, видно, что он имел хорошее направление в своем искусстве. Уланов до принятия монашества был придворным иконописцем.

Юрьевец Поволгский

Юрьевец по своему положению принадлежит к примечательным местам по Волге. Расположенный при подошве гор правого берега, который здесь значительно высох и разнообразно изрыт глубокими оврагами, разделяющими высоты, этот город очень живописен. Он основан в 1150 году князем Юрием, или Георгием II. Волга прежде протекала возле самого Юрьевца, но теперь он отстоит от реки почти в версте, что произошло, полагают, от впадающих в нее против города двух рек: Унжи и Нёмды, которые, заметав песками противоположный берег Волги, произвели это удаление ее от Юрьевца и тем лишили его многих выгод.

Вне города на прибрежной возвышенности существуют остатки недоконченного укрепления, которое с двух сторон окружено земляным валом, а две другие, как видно, предназначены были для стен крепости, что доказывают и следы каменного бута. Недавно еще тут находились две огромные каменные башни, украшавшие собою берег Волги; они стояли на высокой горе, как маяки, и издалека были видимы плывущим на судах. Внутри этого укрепления, кроме двух небольших озер, ничего не видно примечательного. С этого места представляется великолепный вид: Волга с островами и отмелями своими величественно извивается лазурною, живою лентою с плывущими по ней судами; на луговой стороне местами виднеются белеющиеся храмы сел, блестящие воды озер и рек; разбросанные селения и синеющая на горизонте даль, леса — все это составляет обширную, очаровательную панораму.

Весенние воды затопляют значительное пространство луговой стороны; весною в то время против Юрьевца бывает тут лесная ярмарка. Из плотов, пригоняемых по рекам Унже и Нёмде, делают на воде временную площадь, на которой устраивают харчевни и все принадлежности торжища. Эта надводная ярмарка представляет тогда любопытное зрелище.

Оставя Юрьевец, верстах в трех от него мы остановились. Горы правого берега здесь очень живописны, а Волга становится приметно шире и быстрее, вероятно от близкого впадения в нее рек Унжи и Нёмды. Какая жизнь и деятельность видны везде! На островах производятся сенокосы, и веселые песни косцов сливаются с припевами бурлаков, идущих по берегу мерным шагом в лямках, бечевою. Солнце закатилось, суда останавливались на якорях для ночлега; хоры тружеников-бурлаков постепенно утихали, вдали только слышна была песня целой оравы их:

Наша лодка идет,
Подается вперед:
Ой раз, ой даа1
Еще разик, еще раз! и т. п.
Но и эта песнь умолкла; после тяжких трудов в жаркий день как должен быть сладок их сон!

Большими плесами мы проплыли мимо многих островов; живописные Юрьевецкие горы окончились. Подувший боковой ветерок подернул поверхность Волги рябизною и, усилясь, заставил нас остановиться у левого берега. Здесь мы нашли голубую глину, которая местами имела прекраснейший небесный цвет; собирая оную, мы с трудом могли отделять ее от посторонних частиц. Ветерок, принесший нас к этому лазурному берегу, постих и позволил нам плыть далее. Тишина постепенно восстановлялась, паруса на плывущих судах опустились, сделался штиль в полном смысле, солнце скрылось за горизонт; миновав село Со-кольское, мы бросили якорь.

Ежедневно купаясь по нескольку раз и всегда давая наблюдения над дном Волги, мы до сих пор находим его песчаным или покрытым мелкими камешками, но вязкое или илистое редко встречали. Опускаясь в глубинах на дно, при прикосновении к оному мы чувствовали катящийся песок, а в местах неглубоких, где можно стоять несколько времени на одном месте, движущийся с течением воды песок, встретя препятствие, замывал ноги; это движение песков, беспрестанно разнообразя дно Волги, образует на нем так называемые перекаты, т. е. бугры и ямы — любимые обиталища стерлядей.

В тихое утро, пройдя мимо значительного острова Толстника, где Волга делает колено к Пучежу, мы видели правый берег очень живописным. Он составляет в этом месте Девичьи горы, носящие свое название от гуляний и хороводов, бывающих в летние праздники в одном месте на оных. Они не столь высоки, как Юрьевецкие, но разнообразные по ним лески делают их очень живописными. Ближе к Пучежу Девичьи горы, лишась зелени, теряют красоту свою.

Посад Пучеж

По значительной торговле хлебными товарами некоторых здешних капиталистов Пучеж есть замечательное местечко по Волге. В царствование императрицы Екатерины II он был из Дворцовой слободы переименован в посад; не имеет в себе ничего относящегося до дальней старины. Прекраснейший собор с великолепным в нём иконостасом и церкви двух приходов, прекрасно отстроенные, доказывают усердие жителей к украшению оных. В церкви прихода, называемую Пушавкою, где прежде был монастырь, находятся вклады Иова, митрополита Новгородского, имевшего недалеко отсюда свою родину. Главный промысл жителей состоит в хлебной торговле и в содержании судов для перевоза оного. Из числа четырёх конных машин, принадлежащих здешнему купечеству, одна остановилась в Пучеже для выгрузки товара. По постоянному ходу своему с огромным грузом они приносят владельцам большие выгоды.

На плоскодонном судне, вроде барки, длиною от 25 до 35, а шириною от 6 до 8 сажен, устраивается шпиль, приводимый в обращение лошадьми. Завезенный вперед якорь на определенное пространство бросают в воду: конец каната якорного, утвержденный у шпиля, при круговом обращении его накатывается на колесо, и от сего действия машина подвигается вперед, имея за собою на буксире до шести барок с грузом, называемых причалами, которые составляют как бы хвост машины. Вся эта огромная плывущая масса, управляемая опытным лоцманом, идет медленно; она отличается наружным своим видом от всех волжских судов. На палубе машины устроено здание, или, можно назвать, навес, на столпах, в котором находится шпиль, и производится действие лошадьми. Крыша этой надстройки, составляя как бы вторую палубу, окружена перилами, и на ней находится маленький домик, или светлица, вроде беседки; тут во время путины живет хозяин или его приказчик. С этой высоты, которую можно назвать бельведером, производят распоряжения лоцманы. Беспрерывный завоз якорей составляет главную работу бурлаков, разделенных на смены, и на всякой завозне, плывущей с якорем, находится особенный лоцман, называемый завоэенным. Он, отплыв на известное пространство от машины, останавливается и смотрит на сигналы, делаемые ему с машины — днем флагами, а ночью фонарями, которыми дают ему знать, где бросить якорь. Главных лоцманов на конной машине находится два; так как машина идет беспрерывно и днем и ночью, то они чередуются между собою. Завозенных лоцманов четыре; водоливов шесть, которых обязанность состоит в отливанни воды из машины и причалов ее и в наряде для работ народа. Всего на судне до 60 человек: 50 бурлаков и 10 погонщиков.

По количеству груза определяется и число лошадей, на этой машине находилось их более семидесяти, разделенных на две смены. Из двенадцати якорей, принадлежащих к машине, главные имеют вес до 80 пудов; они двурогие, наподобие морских. Вся машина с причалами вмещает в себя груза до 170 тысяч пудов, все построение ее с причалами обходится до 80 тысяч рублей. Опытом известно, что они могут служить до 12 лет. Имея случай, хорошенько высмотрели прекрасную конную машину, которая служит еще первый год, или, как говорят, первую воду, без повреждений, роскошно разукрашенную резьбою и раскраскою, мы вполне удовлетворили свое любопытство и получили совершенное понятие о конных машинах.

В протекающей здесь небольшой речке, называемой Пу-шавкою, недавно был найден зуб весом в 6 фунтов; он той же формы, какую имеет и приобретенный нами. В берегах этой речки находится земля коричневого цвета, которую можно употреблять в живописи. Волга против Пучежа имеет дно, усеянное мелким щебнем, но к левому берегу оно песчано и чисто. Средняя глубина ее в этом месте четыре сажени.

Простясь в Пучеже с добрыми своими знакомыми, утром, при легком попутном ветерке, мы отправились в путь. Проходя мимо двух больших островов (Витязя и Ячменного), опять встретили несколько конных машин. По миновании островов Волга делает колено или поворот, где на правом берегу находятся Катумские горы, из которых достают известь. Крестовая гора, к ним принадлежащая, нося название свое по находящемуся на ней погосту: крест оканчивает собою Костромскую губернию. Она так же, как и Жареной Бугор, принадлежит к числу урочных мест для новичков-бурлаков. При подошве ее мы остановились у берега.

главы книги

 
1 27 31 60