Костромской первоклассный кафедральный

Ипатиевский монастырь
- колыбель Царствующего Дома Романовых

Имперская колыбель. Воцарение Дома Романовых
Принятiе избрания на царство Михаиломъ Ѳеодоровичем
въ соборномъ храмѣ Ипатиевскаго монастыря.
Съ рисунка художника Юрiя Львова.
ВВЕДЕНИЕ.

В ряду священных памятников отечественной старины, которые имеют право на особенное внимание и уважение со стороны русского народа, Костромской первоклассный кафедральный Ипатьевский монастырь занимает весьма видное место как по дивным обстоятельствам своего возникновения, так в особенности по соединяемым с ним историческим воспоминаниям. Здесь во дни лихолетья (1609 г.) защитники православной веры и отечества мужественно сражались с изменниками русскими и слугами польского короля Сигизмунда III. Эта обитель в начале 1613 года в своих стенах укрыла Родоначальника ныне Царствующего Дома, 16-летнего Михаила Феодоровича Романова, вместе с матерью-старицей, в то время инокиней Марфой Иоанновной, от злодейской шайки поляков, намеревавшихся умертвить его в родовой вотчине его матери, в селе Домнино (в 70 верстах от города Костромы). В стенах этой же св. обители новоизбранный Царь, по избавлении от врагов, 14 марта 1613 года был умолен Московским посольством, вместе с Костромским освященным собором и всяких чинов народом, принять скипетр Московских Царей на радость и славу униженного врагами отечества. Без сомнения, для всякого русского, любящего свое отечество, должны быть священны и вечно памятны совершившиеся в Ипатьевском монастыре знаменательные события нашей истории, столь высокие по своему драматизму и важные [c. 2:] по своим благим последствиям для всей России: эти битвы под монастырскими стенами, — спасение в обители обреченного на смерть Избранника русского народа на царский трон, — эта торжественная процессия соединенного Московского и Костромского освященного собора с мольбой к новоизбранному Царю, в предшествии святынь, в сопровождении именитого духовенства, царских сановников и толпы народной, — и сам он, смиренно стоящий у врат св. обители вместе с своею матерью-инокиней, царственный юноша, благоговейно преклоняющийся пред святынями и „со многим рыданием” отрицающийся от предложенной власти Самодержца всея Руси, — этот всенародный вопль в Троицком соборном храме и окрест в виду безуспешности 6-ти часовой мольбы к нему и его матери-старице, затем невыразимая радость всех, при этом присутствовавших, и их благодарная молитва к Господу Богу, после того как новоизбранный Царь, пав ниц пред св. иконами, молитвенно воззвал: „Аще есть на то воля Твоя, Господи, я — Твой раб, спаси и соблюди меня!” и, обратившись затем к чинам посольства и всего освященного собора, властно произнес: „Буди тако, аще есть на сие дело воля Божия!”

Недостаточно воспомянуть, нужно понять умом и пережить сердцем все эти исторические моменты, имевшие место в священных стенах Ипатьевской обители, для того, чтобы оценить всю ее важность и значение в судьбах нашего отечества. Вот почему обитель издавна посещали венценосные государи и бояре, заботились о благоустроении и украшении ее, а многие именитые люди, почти с самого основания обители, и навсегда удалялись под кров ее и находили себе здесь место вечного упокоения. И в самом деле, так естественно посетить Ипатьевскую обитель и поклониться ее святыням, — видеть ее священные древности и отдохнуть в тени ее развесистых кедров! Ведь, побыть в ней и вместе беглым взором созерцать минувшие судьбы ее — значит проникнуться благоговением к дивным судьбам Промышления [c. 3:] Божественного, так ясно выразившегося в обстоятельствах самого возникновения обители и ее последующей судьбе, — значит — припомнить, как бы прочесть скорбные страницы из времен лихолетья нашей многострадальной родины и вместе начальную историю Руси, обновленной под скипетром Родоначальника Царствующего Дома; побыть в ней — значит раскрыть и оценить великую сокровищницу русского народного духа. Побыть — и выйти отсюда с мощным подъемом сил душевных и телесных, с верой в Промысл Божий о судьбах нашей дорогой родины, с надеждой на ее светлое будущее и признательною любовию ко всему русскому народу. Благоговейно проникнуться этими высокими думами и чувствами и приобщить к ним всех, посещающих эту святую обитель, — вот цель, которая имелась в виду при составлении настоящего очерка. Это с одной стороны. Но Ипатьевская обитель славна не только своим историческим прошлым. Она хранит в своих священных стенах замечательные памятники церковного зодчества, стенной живописи, иконографии и других священных предметов — письменности и древне-русского шитья. Разнообразие и богатство этих памятников могут быть достаточны для образования в ней целого церковно-археологического музея. Стоит отметить здесь хотя бы тот факт, что в этой именно обители найден был весьма ценный список первоначальной русской летописи (так называемая Ипатьевская летопись *), относимый историографами к XV — XVI в.в. Нельзя забывать и того, что в ней же возник и находился не малое время первый в Костромском крае рассадник духовного просвещения. Наконец, здесь же находятся покои царя Михаила Феодоровича на месте древних наместнических келлий, в которых он имел временное пребывание, вместе с своею материю, пред самым избранием на царство.


Держава и скипетр Михаила Романова

Вот почему св. обитель Ипатьевская должна быть одинаково дорога и сердцу русского патриота, и уму ученого исследователя старины. [c. 4:] И мы действительно видим, что число благочестивых посетителей обители и ученых ее исследователей возрастает с каждым годом. В самом деле, забыть эту священную обитель можно, только изгладив из памяти дорогие страницы нашей истории начала XVII века, или же утратив в себе интерес к хранящимся в ней высоко-художественным произведениям древне-русского искусства. Но нет! Забвение это тем менее уместно теперь, в знаменательный в истории Ипатьевской обители и судьбах всего русского народа день 300-летней годовщины со времени вступления в стенах ее на всероссийский престол Родоначальника Царствующего Дома, когда обитель, в сиянии своей исторической славы, благоукрашенная и извне от Всемилостивейших щедрот Благочестивейшего ГОСУДАРЯ Нашего ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, готовится всенародно праздновать свой и всей России великий юбилей.


Многовековая Ипатьевская обитель, в виду своего высокого интереса, имеет уже обширную литературу, которой отчасти и пользовались составители настоящего очерка. Наиболее известные печатные труды о ней следующие:

I. Епископ Павел (Подлипский). Описание Костромского Ипатьевского монастыря. М. 1832.

II. Прот. М. Диев. Историческое описание Костромского Ипатьевского монастыря. М. 1858.

III. Прот. П. Островский. Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря. Кострома. 1870.

IV. Проф. Н. Покровской. Древности Костромского Ипатьевского монастыря. См. Вестник археологии и истории, изд. Археологическим Институтом. СПБ. 1885. Вып. IV.

Борт парохода "Межень"
на фоне Ипатиевского монастыря 20 мая 1913 г.
Борт парохода Николая II на фоне Ипатиевского монастыря. Прибытие в Кострому Николая II и императрицы Александры Федоровны.

Прибытие в «колыбель» Дома Романовых Николая II и императрицы.

Краткие сведения об Ипатьевском монастыре имеются также: в „Истории Российской иерархии” — префекта Новгородской семинарии, соборного иеромонаха Амвросия (ч. II стр. 632 еtс., М. 1810); [c. 5:] в исследовании о нем П. Свиньина, помещенном в „Отечественных Записках” 1819 г.; в „Костромских Губернских Ведомостях” за 1847 г., № 3; в статье преосвященного Макария в „Известиях СПБ. Археологического Общества” (1861 г., т. III); в трудах В. Самарянова: „Памятная книжка для Костромской епархии” 1868 г. и „Палаты бояр Романовых в Костромском Ипатьевском монастыре”. Рязань. 1892 г.; в Памятниках Общества любителей древней письменности за 1878—1879 гг., под заглавием: „Фотографические снимки с вещей Ипатьевского монастыря”; в труде С. Яцковской: „Костромской Ипатьевский монастырь, колыбель Дома Романовых”. М. 1896 г.; в брошюре прот. И. Сырцова: „Архипастыри Костромской епархии за 150 лет ее существования (1747—1897)”. Кострома. 1898 г. и того-же автора: „Усыпальницы бояр Годуновых в Костромском Ипатьевском монастыре”; в „Костромских Епархиальных Ведомостях” за 1901 и 1902 гг., под заглавием: „Костромские церкви и монастыри по писцовым книгам XVII в.” И. Баженова и в его же брошюре „Костромской Ипатьевский монастырь”. Кострома. 1909 г. 1—42 стр. Наконец, богатый материал исследователю истории Ипатьевского монастыря дают книги монастырских вкладов, из коих лучшая переписана в 1728-м г. иеродиаконом Антонием Москвитиным, под заглавием: „Книга вкладная, кто что по обещанию дал вкладу в вечный поминок в дом Живоначальныя Троицы в Ипацкой монастырь”, а равно четыре древних синодика, из которых один составлен в половине XVII в., другой в конце XVII в., третий в половине XVIII в. и четвертый от начала XIX века. Много также ценных указаний содержит в себе сохранившаяся от 1736 г., на 122 лл., монастырская опись, под заглавием: „Книги описные Троицкому Ипатскому обретающемуся при Костроме монастырю”, равно описи: от 1840 и от 1855 гг.

Фотография 1913 г.
1913г - прибытие царской фамилии к Ипатиевской пристани
Прибытiе Ихъ Величествъ къ Ипатиевской пристани.
Russian sanctuary Ipatievsky monastery