Галич

Галич принадлежит к числу тех уездных городов, которые в царствование Императора Александра I, превратились из грязных в чистые, из безобразных в правильно устроенные и красивые.

Живописно положение его при обширном озере у подошвы высокаго юговосточнаго берега, который, обогнув его дугою, как неприступным валом, придает ему неимоверную привлекательность и разнообразие. Когда спускаешься с Чухломской или Кинешемской дороги, прежде всего открываются позлащенные верхи церквей и колоколен, как будто выходящие из недр земли; потом пред взорами стелются ряды разноцветных крыш и теремов, как будто плавающих на зеркальной поверхности озера, которое с другой стороны обложено синими горами, как кольцом из драгоценных сапфиров.

Напротив, когда подъезжаешь с озера или из Буя, Галич представляется совершенно в другой картине: шпицы высочайших колоколен едва достигают до вершины гор, закрывающих горизонт с противоположной стороны, и волшебно отражающихся, вместе с храмами и домами, в зеркале чистых вод озера.

И в отношении к древности, Галич не менее других городов богат историческими воспоминаниями и урочищами, останавливающими внимание любопытных изыскателей древности.

Нет никакого сомнения, что Галич лежит на земле Мерячей, народа, некогда могущественнаго и известнаго в нашей Истории многими событиями: союзом с прочими народами, согласившимися призвать Рюрика на царство Русское, походом к Царюграду, упорством в принятии Христианской Веры, побегом за реку Оку, где большая их часть соединилась с Мордвою, а остальная так слилась с Русскими племенами, что исчезла с лица земли, и совершенно потеряла свое народное отличие; только в Галиче удержался язык Мерячей, известный под именем Елманскаго, и некоторыя урочища, села и города в Костромской Губернии, носят еще названия, данныя первобытными обладателями сих стран, как то реки: Нея, Шуя, Андоба, Идоса, Кусь; озера: Неро, Нико, Рамин; села: Шебано, Емсна, Юхоть, Кледем, Ликурга; города; Нерехта, Кинешма, Чухлома и проч.; но название Галич, может ли быть отнесено к той же эпохе? Галич на севере является в истории в одно время с Галичем Волынским; впрочем селение Мерячей здесь существовало гораздо прежде Галича Волынскаго. По преданию летописцев Галич построен, на образец Волынскаго Галича, Великим Князем Юрием Владимировичем Долгоруким, утешавшим себя в потере великокняжескаго престола, устроением городов в Ростовском своем княжении по подобию Киевских. т. е. избирая для них по большей части сходныя положения мест, и давая им имена одинаковые с последними.

В последствии Галич принадлежал к Ростовскому Княжеству, наконец к Владимирскому.

С 1245 года, опять появляются Князья Гялицкие, начиная с Константина Ярославича Удалаго, Феодор Васильевич, получил ярлык от Хана Чанибека и на Княжество Костромское, а наследник его, Димитрий Феодорович, лишен был княжескаго удела Великим Клязем Московским, знаменитым Димитрием Донским, вероятно за союз свой с Князем Суздальским, врагом Великаго Князя.

С 1362 года, Галицкое Княжество отдано было Донским сыну его, Юрию, и значительно увеличено присоединенными к нему уделами и завоеванными землями: Двинкою, Колмогорскою и Емью. Дети Князя Юрия Димитриевича, Василий Косой и Димитрий Шемяка, были последними Князьями Галицкими. По окоичании постыдной и кровавой борьбы Шемяки с Великим Князем Васильем Васильевичем Темным о Московском престоле, которая решилась в 1450 году близ Галича, город ceй вошел в состав единодержавия Московскаго, и стал управляться великокняжескими боярами. Суд и расправа были в руках их, но перенос дел следовал в Москву, где учрежден был особый Приказ, под названием Галицкой четверти. (*К приказу сему принадлежали многие города: Галич, Белев, Карачев, Кашин, Кологрив, Коломна, Коломна, Кашира, Мценск, Новосиль, Парфеньев, Ростов, сольгалич, Судай, Суздаль, Унжа, Чухлома, Шуя и Юрьевец Поволжский).

Галич, подобно Новугороду, не преклонялся пред свирепым Батыем, превратившим Россию в пожарище, и не обстоятельства, не чудо отвели от него хищных Монголов, а храбрость Галицкаго Князя Димитрия Константиновича, который пылал нетерпением отмстить за кровь брата своего, Baсилия Poстовскаго, падшаго с мечем в руках при реке Сити. Галич храбро выдержал четырехнедельное облежание, в 1427 году, от Казанских Татар; но если о избавился от разорения Монголов, то был неоднократно жертвою удельных междоусобиц. Также опустошала его троекратно моровая язва. Бугры, видимые на урочище, называемом Столбище, показывають места укрепления древняго Галича. Высокий земляной вал, спускаясь с крутизны горы до самаго берега озера, обезопасивал живущих в сей неприступной ограде, даже при вторжении неприятеля. Они имели средства спастись на лодках чрез озеро. На вершине горы заметно еще небольшое укрепление, служившее, вероятно, наблюдательною бойницею для города. На Столбищах показывают места княжескаго дворца и обширных садов, от коих еще остались вековыя деревья. Есть предание, чтоздесь сокрыты Шемякою сокровища, награбленныя им и братом его в Москве и Ярославле во время их бегства после утраты великокняжескаго престола, а суеверие разсеяло слух между легковерными простолюдинами, будто клад сей выходит наружу в виде золотого корабля, но что заклинания, которыми вызывают его, так страшны, что никто еще не решался добыть его. Однако глубокия ямы доказывают, что были смельчаки, которые не боялись заклятий, и пробовали дорытся до золотой кормы.

Непонятно, почему, после разорения Галича В. К. Васильем Васильевичем Темным, дядя его, Юрий Димитриевич Галицкий, перенес крепость и дворец свой на новое место, которое, кажется, не представляло удобств для обороны от неприятеля по древнему образу войны, ни приятностей для жизни; судя по разности места, занимаемаго новым валом, оно долженствовало быть топкое и нездоровое, и долго еще после того дремучий лес окружал город. Если небольшая речка Кешма, протекающая по южную стоpoну вала, обезпечивала крепость в продовольствии водою, то неприятель весьма легко мог заградить ея течение, а внутри не видно следов пруда, какой доселе существует на Столбище, не смотря на чрезмерное возвышение места.

Окружность новаго вала простирается до 577 сажень, поперечных около 200, а вышиною ло 4-х. После сего можно судить о первобытной высоеа онаго; вероятно, также и ров, коего остались приметные следы, был очень глубок и наполнен водою. В город въезжали четырьмя воротами, которыя защищаемы были башнями и бойницами. Известно, что Димитрий Шемяка первый в Poccии ввел в употребление пищали, которыя, вероятно, заимствовал из Литвы. Можно представить ужас, наведенный на Московския полчшца действием сих адских орудий. «Аже не взвидев Божияго света, пали лицеем на землю; токмо храбрые ограждашася знамением креста, чая преставления света». Так говорит один современный летописец, описывая осаду В. К. Васильем Васильевичем Галича, в 1450 году. Одну из сих первобытных пищалей показывали некогда любопытным в магистратской кладовой.

Древность загородных урочищ Галича простирается до веков язычества. Первый памятник сих времен есть Поклонная Гора, находящаяся недалеко по Архангелогородской дороге. Здесь, говорот предание, находилась кумирня Мерячей, в которой поклонялись идолу Ярило. Когда же Христианская Вера низпровергла кумирни язычества, потомки Мерячей, Галичане, собирались сюда ежегодно отправлять трехдневное гулянье в неделю Bcех Святых. Место другаго идола, Купалы, было при озере; в котором язычники в последствии приняли святое Крещение, и может быть, воспоминание сего события празднуют 24 июня; горожане, мужчины и женщины, собираются гулять по берегу и кататься по озеру с песнями и весельем, оканчивая третий день гулянья обливанием друг друга водою и купанием в струях чистаго озера. На противуположном берегу Галицкаго озера, возвышается конусом гора, известная под именем Туровской. Нет сомнения, что имя cиe уцелело еще от первобытных народов, имевших на вершине сего исполинскаго кургана языческую кумирню. Два подобные кургана, меньшей величины, служили ему как бы подножием, или ступенями, по которым можно было достигнуть вершины святилища. За несколько лет пред сим, в одном из сих последних, крестьяне, роя землю, открыли большой глиняный сосуд, наполненный разными метллическими вещицами. Многия из них доставлены были помещице села Туровскаго, которая отправила их в Общество Русских Древностей. Большая часть вещей сих из красной меди, самой грубой работы; остальныя серебряныя, и представляют изображения змей, мышей, гребни и тому подобныя символическия подвески, коими доселе шаманы обременяют свои облачения, когда приносят жертвы или совершают волхвования. Язычники, оставляя места сии, вероятно, зарыли в средину кургана священные предметы своего верования.

В последствии Туровское было любимым летним местопребыванием Галицких Князей, забавлявшихся здесь разнаго рода охотами в дремучих лесах и глубоких водах озера, омывающаго подошву Туровской Горы. Из древнейшей описи города Галича видно, что Туровское назылалось иначе селом Мыльным, без сомнения, по мыльным своим заводам, и в вем было девять церквей.

Здесь кстати сказать подробнее о древнем Галицком языке, называемом Елманским. Желательно, чтоб какой-нибудь этимолог разобрал его и объяснил, к какому племени оный принадлежит: язык сей совершенно отличается от всех известных в России. Многие купцы и рыбаки говорят на нем довольно бегло, и нередко употребляют его с пользою для себя, при своих расчетах, что замечено нашими летописцами и в истории их предков Мерячей. (* Галич называется по-Елмански Галивон, озеро Галицкое Нерон, брат___, дом___, есть___, мать___, девушка___, мужик___, баба___, лошадь___, корова___, рубль___, гривна___, грош___, пять рублей охтень, сотня бутень, тысяча кусоха и проч. Галичане по Елмански ___: нет ли здесь намека на Кривичей, может быть, зашедших сюда из окрестностей Смоленска?)

Известно, что в Галиче, при удельных Князьях, была выбиваема своя собственная золотая и серебряная монета. На монетах В.К. Василия Васильевича 1453 года изображался веадник, поражающий змия.

Галич был отечеством четырех светильников Русской Церкви, Св. Ионы Митрополита Московского, Павла Обнорскаго, Макария Унженскаго, Паисия Галицкаго и — увы! самозванца расстриги Отрепьева. Галич был местом заточения знаменитых изгнанников: Князя Андрея Шуйскаго, сосланнаго Борисом Годуновым, Василия Иоанновича Шуйскаго, посланнаго сюда самозванцем. В Галицких темницах после того содержались Поляки и Литовцы, пришедшие с Лжедмитрием разорять Poccию.

Галич славился своими монастырями и церквами; первых некогда считалось до десяти, а вторых вдвое более. Теперь из монастырей остались два: мужской Паисиев и женский Староторжский Никольский, а пpoчие обращены в приходския церкви. Преображенский Собор, перенесенный Юрием на нынешнее его место в Кремль, находился прежде в Староторжье. В нем замечательно убранство иконостаса зимняго собора: кармазинная яркая краска с золотом придает ему величественную оригинальность, приятную для глаз. Есть еще храмы замечательные своим устройством и благолепием, Рождества Христова, у озера, Великомученицы Варвары, Св. Василия Великаго и другие.

Из старинных улиц остались: Гамбина, Царевская, Староторжская, Овиновская, Пробойная, Глинник. Домов считается в Галиче около тысячи, из коих до 70 каменных, принадлежащих обывателям, и три казенных. Жителей около 5000 обоего пола душ.

Очень заметно постепенное улучшение города зданиями, что служит свидетельством довольства жителей; но, к cожалению, должно заметить, что убывает число капиталистов, которыми Галич славился, и которые вели довольно обишрную торговлю с обеими столицаии и северными портами государства. Не далее как в 1812 году считалось в Галиче 140 кашиталистов; ныне же почти вчетверо менее. Не смотря на тои, Галицкие купцы отпускают в Петербург, Москву, Архангельск и на Нижегородскую ярмарку, в большом количестве пшеницу, масло, сало, кожевенный товар и грибы, а получают наоборот железо, вина, чай, сахар, сукна и прочие предметы необходимости и роскоши, и Галицкие купцы развозят их по всем ярмаркам, бывающим по разным селам, уездов Галицкаго, Буевскаго, Макарьевскаго и Чухломскаго. Есть в Галиче лавки, в коих из числа изделий можно купить от самаго дорогаго Французского фарфора и драгоценных ковров Английских до черепка и рогожи, от лимонов и н апельсинов до мучнаго меду, от шампанскаго до ложки дрозжей. На базарные дни, по понедельникам и четвергам, привозятся в город из окружных деревень всякие деревенские припасы и изделия, и съезжается множество крестьян. Какая жизнь! Какое движение видно в эти дин! Рыба, вылавливаемая ежегодно в озере, составляет значительный предмет деятельности и оборотов Галицких жителей. Рыбачья слобода, лежащая на южной стороне города, и имеющая до 400 человек жителей, вся вообще заселена рыбными промышленниками по широкому Галицкому Озеру, которое, по толкованию некоторых, в старину называлось Нероном, не от Императора Римскаго, а от слова неурон, потому что в нем не бываег никогда урона в рыбе; и подлинно, ежегодно в сем озере вылавливается более 10.000 пудов разной рыбы, а изобилие не умаляется. (*Галичане производят немалый торг снатками; но они, по-видимому, не составляют особенной породы, как снатки Псковские и Белозерские, а суть не иное что, как молодое племя рыбок, коим не дают сгодовать и прийти в настоящий рост. Ерши Галицкие мелки, но вкусны). Рыбная ловля продолжается во весь год, но лучшее время для ней весна и осень. Зимою на Галицком Озере повторяется способ рыболовства Уральских казаков. Здесь, так же как и там, борзая лошадь, прискакав прежде других к лучшему, богатейшему месту лова, которое заранее узнается рыбаками по количеству рыбы, избираюшей покойныя логовища для зимовки, доставляет ему большия пред другими выгоды. Озеро Гадицкое есть принадлежность города, утвержденная многими царскими граматами. которыя, начиная со времен В. К. Василья Иоанновича и Грознаго Царя Иоанна до Петра великаго хранятся в оригиналах в правлении рыбачьей слободы. Оно приносит ежегодно до 40,000 рублей дохода, и избытки ловли развозятся по разным сосественным городам, и даже в Кострому. В весеннее время, при полноводии рек, открывается для Галича водяное сообшение с Волгою, и около 30 лодок, занимающих более ста человек, употребляются для перевозки тягостей. Реки, впадающия в озеро, изобилуют налимами и раками, в особенности Чолмска и Шокша, из коих первая отличается еще высокими берегами, напоминающими, по живописным видам своим Швейцарию и Богемию.

Известно, что Галицкие плотники и печники почитаются лучшими в государстве. И прочие ремесленники, нужные в домашнем быту, находятся здесь во множестве. В самом городе есть пять кожевенных и два замшаных завода. Галич, подобно многим Русским городам, имеющим свои особенности в торговой промышленности, хвалится ершовыми пирогами, которые могут удовлетворить самаго прихотливаго лакомку.

В Галицком духовном училище более 200 воспитанников, и наставники их люди с хорошими познаниями. Прекрасная аптека, хороший лекарь, искусная повивальная бабка, — все это путешественник отыщет в Галиче.

Староторжский девичий Никольский Монастырь находится под самым Столбишем, на берегу озера. Стараниями почтенной игуменьи Таисии, обведен высокою каменною стеною, и отличается устройством и благолепием. Ныне за монастырскою стеною отстраиваются каменные гостинницы, которыя обещают удобство и спокойствие для семейств, приезжающих сюда проводить несколько дней Великаго Поста в посте и молитве, и великолепная кладбищенская церковь в виде пантеона. Монастырская соборная церковь во имя Св. Николая Чудотворца. В обители сей 45 инокинь, а вообще живущих более 100. Одна из усердствующих помещиц подарила ей землю в 20 верстах от города, где почтенная игуменья завела усадьбу, снабжающую монастырь всеми потребностями жизни.

Из путешествий Павла Свиньина