костромская губерния

Преподобный Варнава Ветлужский


Храмовый комплекс г. Варнавин. Слева-направо: Троицкая церковь, Успенская церковь, Николаевская церковь. Фото нач. XX в. Варнавинский историко-художественный музей.

К 555-летию со дня преставления (1445-2000)

Кострома, 2000.

В сонме угодников Божиих, подвизавшихся на земле древних Костромы и Галича и прославляемых Церковью в соборе Костромских святых, особое место занимает преподобный Варнава Ветлужский - пустынножитель и чудотворец, молитвенник и проповедник веры Христовой, один из наиболее ярких представителей "золотого века русской святости", как нередко именуют исследователи XV век. Издавна он почитается как небесный покровитель Поветлужья - края, расположенного по берегам реки Ветлуги; эта река на протяжении почти девятисот километров протекает по землям современных Кировской (Вятской), Костромской, Нижегородской областей и республики Марий-Эл.

Преподобный Варнава родился в последней четверти XIV века в городе Великий Устюг. Этот город, стоящий близ устья реки Юг (отсюда и произошло его название), впадающей в реку Сухону, имел особое значение для русской истории. На протяжении нескольких веков Великий Устюг, находившийся на границе русских земель, являлся одним из центров миссионерской деятельности Русской Церкви. Уроженцем этого города был святитель Стефан Пермский (+1396), почитаемый Церковью как просветитель Пермской земли. Из Великого Устюга иноки-миссионеры шли на север и восток, проповедуя Слово Божие "заволочской чуди" - так именовались в то время угро-финские племена, населявшие близлежащие к родине преподобного Варнавы земли.

Обстоятельства жизни святого в Великом Устюге нам практически неизвестны. Житие преподобного говорит о том, что он был "саном иерей"1; впоследствии, овдовев, он оставил приходское служение и принял монашеский постриг (видимо, в одной из двух древнейших великоустюжских обителей - Михаило-Архангельской или Иоанно-Предтеченской2); при пострижении святому было наречено имя Варнава ("сын утешения"), в честь святого апостола Варнавы. Около 1417 года преподобный, как и другие миссионеры того времени, с благословения священноначалия отправился в путь к далекой реке Ветлуге для благовествования веры Христовой языческим народам.

В то время территория, прилегавшая к Ветлуге, была заселена племенами черемисов (марийцев). Жившие родовым строем, они не знали земледелия и в основном кормились охотой и рыбной ловлей. Черемисы были весьма воинственны: начиная с конца XIV века они постоянно нападали на унженские, галичские и великоустюжские земли, а после возникновения в 30-е годы XV века Казанского ханства стали совершать такие набеги вместе с казанскими татарами. Исповедуя язычество, черемисы приносили своим богам жертвы в священных рощах; религиозные обряды у них совершались шаманами. 

Достигнув цели своего путешествия, преподобный Варнава поселился в нижнем течении Ветлуги, на возвышенности по правому берегу реки; впоследствии это место стали называть "Красная гора". На вершине горы преподобный построил небольшую часовню и келью. Вначале черемисы относились к прибывшему издалека иноку настороженно - тем более, что преподобный Варнава не знал черемисского языка; однако со временем святой стал пользоваться среди населявших Поветлужье племен большим уважением. Овладев местным наречием, преподобный неустанно проповедовал Слово Божие, и вскоре многие из бывших язычников стали обращаться в истинную веру. Большое содействие успеху проповеди оказывал образ подвижнической жизни святого, его действенная любовь, проявлявшаяся во всех словах и делах преподобного и поистине преображавшая окружающий его мир. В житии святого Варнавы описывается, как к нему на Красную гору приходили "дивии звери, медведи мнози, живуще близ келлии его (...) он же хождаше между ними, аки между скотами, зря на них и утешашеся и благодаря великого Бога, яко тии зверие кротки ему быша"3.

Житие указывает, что преподобный Варнава "един 28 лет поживе"4. В то время на Ветлуге русские люди появлялись лишь изредка - "из пределов града Унжи"5 приходили немногие охотники "лова ради звериного"6. Тем из них, кто "благословения ради" посещал келью святого, преподобный предсказывал, что по преставлении его ко Господу на берегах Ветлуги "умножит Бог житие человеком"7, а на Красной горе поселятся иноки. В 1445 году, после многих лет, проведенных в монашеских подвигах и трудах апостольской проповеди, преподобный Варнава окончил свой земной путь; его духовные чада из крещеных местных жителей погребли своего старца на вершине Красной горы.

Вскоре после преставления угодника Божия началось заселение Поветлужья русскими переселенцами (в основном они прибывали сюда с родины святого - из Великого Устюга); как повествует житие, "и размножашеся по всей той реке народ мног (...) в верхнюю и нижнюю страну (...) даже до великия реки Волги"8. И крещеные черемисы, и русские крестьяне, поселявшиеся в тех местах, глубоко почитали преподобного Варнаву как небесного покровителя и молитвенника за их землю. Примерно во второй половине XV века на Красной горе был основан Свято-Троицкий монастырь9, именовавшийся обычно Варнавиной пустынью; над местом упокоения преподобного насельники обители воздвигли храм в честь святителя Николая.


Николаевская церковь. Фото нач. XX в. Варнавинский историко-художественный музей.

Свято-Троицкий Варнавин монастырь, на протяжении нескольких веков бывший единственной иноческой обителью на территории огромного края, имел большое значение для духовной жизни Поветлужья. Продолжая дело, начатое преподобным Варнавой, иноки обители несли свет веры Христовой черемисскому народу, зачастую с опасностью для своей жизни: в первый период существования монастыря казанские татары постоянно вторгались в поветлужские земли, и лишь в 50-е годы XVI века, после взятия Казани войсками царя Ивана Грозного, на Ветлуге наконец установился мир.

Исторические документы свидетельствуют, как выглядела Варнавина пустынь в XVI-XVII веках. Главным храмом обители являлась "холодная" (летняя) Никольская церковь, воздвигнутая над местом погребения преподобного; в 1666 году взамен старого храма был поставлен новый, шатровый, увенчанный обитой лемехом главкой. Сохранилось описание того, как в самом начале XVIII века выглядела находившаяся в этом храме гробница угодника Божия: "... в церкви гроб преподобного Варнавы, Ветлужского чудотворца, древянной, с одну сторону решетка древянная ж писана, разными красками, на гробе образ преподобного Варнавы в ризах писан разными красками, над образом венец и цата сребрянные резные вызолочены..."10 Рядом с Никольским храмом располагались "теплая" (зимняя) церковь во Имя Живоначальной Троицы и отдельно стоящая высокая шатровая колокольня. Вблизи храмов находилась небольшая часовня; скорее всего, ее построением было отмечено место кельи преподобного. У подножия Красной горы на берегу Ветлуги стояла надкладезная часовня, сооруженная над источником преподобного Варнавы - изведенном, согласно преданию, по молитве угодника Божия11. Примерно во второй половине XV века возле монастыря возникла небольшая слобода с деревянной часовней в честь преподобного Варнавы12.


Часовня на роднике св. преподобного Варнавы. Фото нач. XX в. Варнавинский историко-художественный музей.

Главной святыней обители с самого ее возникновения были находившиеся под спудом святые мощи ветлужского старца, от которых уже в XV-XVI веках стали совершаться чудесные исцеления; до нашего времени сохранились записи о чудотворениях, происходивших с 20-х годов XVII века. Среди исцелившихся у мощей преподобного был и отец Иоанн - священник Успенского собора Московского Кремля. В 1639 году Святейший Патриарх Иоасаф, узнав о чудотворениях при святых мощах угодника Божия (среди исцеленных у мощей преподобного Варнавы был и священник Успенского собора Московского Кремля отец Иоанн, страдавший "болезнью лютыя главы"13), направил в Варнавину обитель игумена Макариево-Желтоводского монастыря Пафнутия - "да уведает о всем истинно и возвестит ему"14. Когда игумен Пафнутий на струге прибыл в обитель, иноки поведали ему "многие повести" о случаях чудотворений и предоставили "бывших исцелений писания" (то есть записи)15. Эти "писания" были публично зачитаны в монастыре в присутствии большого числа местных жителей, подтвердивших истинность свидетельств; затем игумен Пафнутий, взяв с собой "писания", отправился в Москву для предоставления их Патриарху (к сожалению, до нашего времени эти записи не сохранились). Тогда же, в 1639 году, преподобный Варнава Ветлужский был прославлен в лике всероссийски почитаемых святых.


Успенская церковь. Фото нач. XX в. Варнавинский историко-художественный музей.

К этому времени относится и составление жития преподобного Варнавы; оно основывалось на тексте более древнего жития, написанного иеромонахом Иосифом. Из указания в тексте - "списана сия книга с ветхой книги, и оную книгу писал иеромонах Иосиф и бе в забвении многа лета и обретеся по смерти его в келии его"16 - можно полагать, что первоначальное житие было написано во второй половине XVI века.

В XVI-XVII веках обитель преподобного Варнавы, относившаяся тогда к Ветлужской волости Галичского уезда, пользовалась неизменным покровительством великих Московских князей и царей. Известны грамоты великого князя Василия Иоанновича (1530 год), царей Иоанна Васильевича (1551 год), Феодора Иоанновича (1595 год) и Алексия Михайловича, которыми монастырю жаловались земли и угодья по Ветлуге. Однако с начала XVIII века, во времена столь тяжело отразившихся на положении Церкви петровских преобразований, Варнавина пустынь стала приходить в упадок. В 1764 году при проведении монастырской реформы обитель на Ветлуге, как и сотни других монастырей, была упразднена и обращена в приходскую церковь. В 1778 году состоялось преобразование бывшей монастырской Варнавиной слободы в город Варнавин, в 1797 году ставший центром огромного Варнавинского уезда Костромской губернии; так окончательно исполнилось пророчество преподобного...

Бывшие монастырские церкви - Никольская и Свято-Троицкая - стали с описываемого времени соборными храмами Варнавина. В 1836 году взамен деревянного был построен каменный Свято-Троицкий храм, а рядом с ним в 1847 году возвели деревянную церковь в честь Успения Божией Матери17. Особым почитанием у верующих пользовался древний Никольский храм, где под спудом покоились святые мощи ветлужского старца; к главной святыне края непрекращающимся потоком шли богомольцы из Костромской, Вологодской, Вятской и Нижегородской губерний. Особое множество паломников прибывало сюда 11 июня (по старому стилю), в день памяти преподобного, традиционно именовавшийся на Ветлуге "Варнавиной годиной". Многие из богомольцев проводили ночь накануне праздника в молитве в Никольском храме, у гробницы святого. 

Писатель М.М. Пришвин, посетивший Варнавин в 1908 году, описал такую ночь: "Темнеет в деревянной церкви. Через решетчатое окно я еще вижу свет и даже обрывок радуги. Но в церкви темно... Трепещет огонек над гробницей Варнавы. Беспрерывной чередой склоняются над ней и озаряются красным светом лики паломников. Церковь полна. Люди сидят на полу со своими котомками, дожидаются чтения жития святого. Собрались издалека, усталые, мокрые; всю ночь до рассвета будут бороться с дремою (...) Кто-то в черном кафтане с большой книгой подходит к огню и читает житие. 

В огромной книге - все чудеса святого, вся жизнь: как он поселился в лесу, как возил лес на медведе, исцеляя слепых, глухих, немых. Чтение на всю ночь. Так когда-то давно-давно по всей древней Руси читали такие жития, во всех церквах. Так воспитывалась древняя Русь"18.

Наиболее значимое церковное торжество, связанное с именем преподобного Варнавы Ветлужского - перенесение его святых мощей из древнего Никольского в Свято-Троицкий храм - состоялось в июне 1914 года, перед самым началом Первой мировой войны. Причиной этому были следующие обстоятельства. 


Троицкая церковь. Фото нач. XX в. Варнавинский историко-художественный музей.

Весной 1912 года река Ветлуга подмыла крутой берег Красной горы, в результате чего произошел большой оползень, едва не погубивший стоящий у самого обрыва Никольский храм. Архиепископ Костромской и Галичский Тихон (Василевский), узнав о случившемся, прибыл в Варнавин и, оценив ситуацию, благословил извлечь святые мощи из-под спуда. 22 мая были проведены раскопки; мощи угодника Божия извлекли из земли, поместили в особый ящик и перенесли в каменный Свято-Троицкий храм. Здесь святые мощи были положены под полом в приделе преподобного Варнавы Ветлужского.

Прихожане собора, жители Варнавина, обратились в Святейший Синод с прошением разрешить помещение святых мощей преподобного Варнавы в раку. В марте 1914 года Синод своим указом на имя архиепископа Тихона определил "изъять честные останки преподобного Варнавы из земли и переложить их в новосооруженную металлическую раку"19.

Перенесение мощей был назначено на 10-11 июня 1914 года. К этой дате в Варнавин начали стекаться богомольцы со всего Ветлужского края, из Варнавинского и Ветлужского уездов, а также из соседних губерний - Вологодской, Вятской и Нижегородской. На торжества прибыли многие священнослужители, настоятели близлежащих обителей - архимандрит Макариево-Унженского монастыря Виссарион, игумения Троицкой Белбажской обители Аполлинария, архимандрит Оранского Богородицкого монастыря Нижегородской епархии Серафим. 8 июня в Варнавин приехал костромской губернатор П.П. Стремоухов. Очевидец свидетельствует: "9 июня волна богомольцев стала заметно увеличиваться: со всех сторон тянулись в город усталые паломники с большими дорожными сумами на плечах"20. Утром 10 июня в Варнавин прибыл архиепископ Костромской и Галичский Тихон, возглавивший торжества. Встреченный звоном колоколов, он прошел в Свято-Троицкий собор, где обратился с амвона к молящимся со словом. В частности, архипастырь сказал:

"Ветхозаветный боговдохновенный мудрец говорит о мужах праведных, угодных Богу: путие праведных подобно свету светятся: предходят бо и просвещают, дондеже исправится день (Притч. 4, 18). Что - солнце, луна и звезды на небе, то же самое - мужи праведные на земле. Их назначение одно и то же самое: светить и просвещать.

Приятен свет солнца во время дня, и свет луны и звезд - во время ночи; кто не любовался и не восхищался ими? Но несравненно приятнее и сладостнее свет, исходящий от мужей праведных; это свет не земной, а небесный, не нравственный, а духовный; это тот свет, который просвещает всякого человека, грядущего в мир, который и в тьме непременно светится, и тьма его не объят (Ин. 1, 5). Мужи праведные для того и воздвигаются на земле Промыслом Божественным, чтобы вносить с собою в жизнь людей свет правды и добра, чтобы не только самим шествовать, но и других руководить к невечернему свету - Христу, в жилище небесное.

Преподобный и богоносный отец наш Варнава (...) был великим светильником страны этой, устроителем и первоначальником бывшей некогда на этом месте обители иноческой, основателем и всегдашним покровителем города Варнавина, получившего и самое название свое от имени преподобного"21.

В полдень началось вскрытие и перенесение святых мощей. После совершения молебна, при пении тропаря преподобному Варнаве, в полу храма открыли отверстие, в которое спустились 4 священника. Взятый ими ящик с мощами был поднят на полотенцах другими шестью священниками наверх. Под пение духовенства святые мощи переложили в кипарисовый гроб, на который сверху было возложено позолоченное чеканное надгробие с изображением преподобного Варнавы. Гроб установили на специальные носилки, и восемь священников при торжественном перезвоне колоколов, с пением величания: "Ублажаем тя, преподобне отче Варнаво...", обнесли святые мощи вокруг собора и установили их на особом помосте между храмами, где перед ними был совершен молебен. Вслед за этим гроб внесли в Свято-Троицкий собор и установили на приготовленное место в новосооруженной серебряной раке22. Первым к святыне приложился архиепископ Тихон, затем - духовенство, а вслед за ними нескончаемой чередой потянулись богомольцы...

Вечером после всенощного бдения гроб со святыми мощами вновь вынесли из собора на помост. Владыка Тихон раздал всему духовенству возжженные свечи; горели свечи и в руках у богомольцев, сплошной стеной окруживших помост. Величание преподобному, пропетое хором духовенства, многократно повторялось певчими. "Возвышенный помост, украшенный со всех сторон разноцветными огнями в фонариках, площадь вокруг помоста, залитая морем народным, волны которого разливались повсюду, куда только хватал глаз, вековые деревья (...), сонм многочисленного духовенства во главе со своим архипастырем, золотистые облачения священнослужителей - все это великолепие обстановки при тихой теплой ночи в едва мерцающем вечернем свете весьма соответствовало значению переживаемого события", - писал участник торжества священник Свято-Троицкого собора Александр Скворцов. 

Всю ночь к мощам преподобного нескончаемым потоком шли богомольцы. Тот же автор свидетельствует: "Трогательно было видеть, как приводили и приносили к святым мощам больных, одержимых различными болезнями; многие из них за сотни верст с огромным трудом и терпением пришли сюда, а некоторые, за полным расслаблением, принесены были на руках"23. Лишь в 8 часов утра гроб со святыми мощами внесли в собор; после совершенной архиепископом Тихоном Божественной литургии гроб с мощами вновь обнесли вокруг собора и установили в раке. В полдень, в последний раз приложившись к святыне, архиепископ Тихон отбыл в Кострому, преподав свое благословение участникам торжеств и жителям Варнавина.

Перенесение святых мощей преподобного Варнавы Ветлужского 10-11 июня 1914 года стало последним значимым торжеством Костромской епархии в довоенный период. Вскоре, 19 июля 1914 года, наша страна вступила в Первую мировую войну. Боевые действия шли в Белоруссии и в Галиции, а на Ветлуге у святых мощей преподобного Варнавы старики, женщины и дети молились угоднику Божию о своих ушедших на фронт близких - сыновьях, мужах и отцах. На "Варнавину годину" в 1915 и 1916 годах к раке преподобного собиралось особенно большое количество паломников со всего Поветлужья.

Революция 1917 года коренным образом изменила жизнь и всей России, и далекого от центров революционных событий Ветлужского края. Советская власть установилась здесь - по сравнению с другими административными единицами Костромской губернии - в последнюю очередь: лишь 25 января 1918 года третий уездный съезд Советов крестьянских депутатов провозгласил переход к Советам всей власти в Варнавинском уезде. Уже через несколько месяцев жестокость новых властей, сопровождавшая массовые реквизиции хлеба, стала причиной мощного крестьянского восстания, в августе охватившего почти всю территорию Ветлужского и Варнавинского уездов. Восставшие захватили город Ветлугу и шли на Варнавин, однако прибывшие из Костромы карательные отряды жестоко подавили это народное выступление. Подобные восстания в Поветлужье происходили также в 1919 и 1920 годах.

Среди потрясений революционного времени церковная жизнь в храмах на Красной горе шла своим чередом. По-прежнему разносился над окрестностями колокольный звон, все так же теплились огоньки лампад пред ракой святых мощей преподобного Варнавы; как и раньше, стекались к святыне Ветлужского края многочисленные богомольцы. Но весной 1922 года это спокойствие было нарушено. Во время проведения - под предлогом помощи голодающим Поволжья - всероссийской кампании по изъятию церковных ценностей уездная комиссия, созданная для такого изъятия, конфисковала в варнавинских храмах все "предметы культа", изготовленные из драгоценных металлов - оклады икон, лампады, священные сосуды. Однако в Свято-Троицком храме работа комиссии встретила затруднение. Основным "объектом изъятия" в нем была серебряная рака святых мощей преподобного Варнавы, но для ее конфискации следовало вначале извлечь хранившиеся в ней мощи небесного покровителя Ветлужского края24. В условиях начала "новой экономической политики", когда власти еще не вполне освоились со сменой государственного курса и не были уверены в объеме своих полномочий, Варнавинские уком и уисполком не стали брать на себя ответственность в решении этого "политического" вопроса и обратились в губком. Однако и губернские власти устранились от разрешения возникшей проблемы. 27 апреля 1922 года ответственный секретарь Костромского губкома К.Я. Фиге отправил в ЦК РКП(б) шифротелеграмму с грифом "весьма секретно", в которой говорилось: " (В) Варнавине со снятием серебряной гробницы раскрываются так называемые мощи Варнавы. Уисполком и Уком просят разрешения вскрытия их. Просим указаний о возможности вскрытия мощей"25. Так, пройдя по бюрократическим инстанциям, запрос о вскрытии раки мощей преподобного Варнавы лег на стол высшего большевистского органа власти - Политбюро ЦК РКП(б). "Сообщение из Костромы о мощах Варнавы"26 было заслушано на заседании Политбюро 4 мая 1922 года в присутствии Ленина, Троцкого, Сталина, Каменева, Зиновьева, Рыкова, Молотова и Калинина. В предварительном заключении, составленном П.А. Красиковым, руководителем VIII отдела Наркомата юстиции (ведавшим в то время делами Церкви), говорилось: "Серебряная гробница на общем основании подлежит изъятию, поэтому раскрытие и вынутие следует произвести, обязав местного священника или иное церковное лицо оказать содействие при операции. Губисполком должен назначить в комиссию ответственное лицо, следящее за правильностью операции. Если нет внутреннего гроба, то следует поместить, по вскрытии, в особый ящик и препроводить в Губмузей или в Москву. Вскрытие должно быть обязательно рассчитано на последующее удаление так называемых мощей. При вскрытии присутствуют в храме только члены комиссии, духовенство (желательно представители от местных рабочих организаций). Если ожидаются крупные осложнения немедленно сообщить в ГПУ"27. Постановив "одобрить заключение т. Красикова"28, большевистские вожди приняли этот текст как окончательное решение Политбюро. Следует отметить, что преподобный Варнава Ветлужский - видимо, единственный русский святой, вопрос о вскрытии мощей которого решался на столь высоком уровне власти - специальным решением Политбюро во главе с Лениным.

Так было "санкционировано" еще одно преступление богоборцев против церковных святынь, против многовековых традиций Православия и памяти благочестивых предков. "Операция" в Варнавине прошла в середине мая 1922 года: при большом стечении народа святые мощи угодника Божия, просветителя Поветлужья и небесного покровителя Ветлужского края, были кощунственно вскрыты и на несколько дней выставлены на всеобщее обозрение...

Серебряная рака вместе с другими церковными ценностями была под охраной доставлена из Варнавина в Кострому29. Однако мощи преподобного милостью Божией остались в Свято-Троицком храме (это - также очень редкий для того времени случай оставления вскрытых святых мощей в ведении Церкви; обычно они изымались и отправлялись на хранение в музеи). 

Осенью 1922 года постановлением ВЦИК Варнавинский и Ветлужский уезды были включены в состав Нижегородской губернии. После кощунственного вскрытия мощей храмы в Варнавине действовали еще 8 лет, но в эпоху "великого перелома" они разделили трагическую участь большинства российских церквей: в 1930 году все три храма были закрыты. Последние священнослужители - протоиерей Александр Скворцов, организатор и активный участник торжеств 1914 года, и протоиерей Алексий Кротков (двоюродный брат священномученика Никодима (Кроткова), архиепископа Костромского и Галичского, скончавшегося в ярославской тюрьме в 1938 году и в 1995 году прославленного в лике местночтимых святых Костромской епархии) были высланы из Варнавина. В Свято-Троицком храме после разрушения иконостаса и снятия крестов с церковных глав разместился клуб, названный "Нардомом имени XIII-ой годовщины Октября". В то же 1930 году шатровый Никольский храм - древнейший на Варнавинской земле, уникальный памятник зодчества всероссийского значения, был сломан на дрова; в 1932 году та же участь постигла и деревянную Успенскую церковь. В 30-е годы единственным действующим храмом в Варнавине оставалась кладбищенская Архангельская церковь; в 1930 году в этот небольшой деревянный храм перенесли и святые мощи преподобного Варнавы30. На протяжении последующих семи лет Архангельская церковь являлась центром духовной жизни Поветлужья; однако летом 1937 года служивший в ней священник - глубоко почитавшийся верующими отец Петр Мегалинский (1873-1937 гг.) был арестован по обвинению в "контрреволюционной деятельности" и вскоре расстрелян. Вслед за этим закрыли и Архангельскую церковь (в 1943 году ее разобрали на дрова). 

Судьба находившихся в ней святых мощей преподобного Варнавы точно не известна; по мнению, бытующему среди старожилов Варнавина, отец Петр, предвидя неизбежность своего ареста, закрытия храма и нового поругания святых мощей, вместе с несколькими прихожанами незадолго до своей кончины тайно предал их земле на кладбище31. Видимо, там, на старом Варнавинском кладбище, они покоятся и поныне...

В конце 30-х годов был разрушен и Свято-Троицкий храм, ставший клубом - его разобрали на кирпич, из которого в Варнавине построили здание школы. Так Ветлужский край лишился последнего из трех храмов - преемников древней Варнавиной пустыни.

Несмотря на разрушение церквей и осквернение мест, связанных с именем преподобного Варнавы, благоговейная память о угоднике Божием хранилась в сердцах верующих Поветлужья. Восстановление почитания небесного покровителя Ветлужского края началось в конце 80-х годов ХХ столетия, вместе с общим возрождением Русской Православной Церкви. Осенью 1991 года в Варнавине был освящен первый в новейшей истории храм в честь преподобного Варнавы Ветлужского, разместившийся в здании бывшего детского сада. 24 июня 1999 года, в день празднования памяти угодника Божия, митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай совершил закладку часовни в честь преподобного Варнавы на месте разрушенных городских храмов.

24 июня юбилейного 2000 года от Рождества Христова на Ветлужской земле будет торжественно совершаться празднование 555-летия преставления ко Господу преподобного Варнавы. В городе Варнавине, на месте иноческих подвигов и миссионерских трудов святого старца, в этот день совершится освящение часовни, а на месте древнего Никольского храма, воздвигнутого некогда над мощами преподобного, будет установлен памятный крест.

Средоточием юбилейных торжеств в Костромской епархии станет Шарья - крупнейший районный центр Костромской области, расположенный на земле древнего Поветлужья. Жители Шарьинского района благоговейно чтят память преподобного Варнавы. По преданию, святой, проходя по лесам на месте нынешней Шарьи, своей молитвой извел из земли водный источник, сохранившийся до нашего времени; и сейчас, как и в прошедшие века, местные жители почерпают из него воду с молитвенным обращением к угоднику Божию (в последние годы источник полностью восстановлен и благоукрашен). В 1996 году в поселке Ветлужский открылся храм в честь преподобного Варнавы, разместившийся в бывшем клубе Шарьинского леспромхоза. 23 декабря 1997 года в городе прошли первые Варнавинские православные образовательные чтения для педагогов района, совместно организованные Костромской епархией и областным руководством.

Возрождение духовной жизни и церковного служения в Шарьинском крае, на земле, освященной трудами преподобного Варнавы, охватывает весь район, входящий в Шарьинское благочиние Костромской епархии. Восстанавливаются после десятилетий забвения и поругания храмы в Печенкино, Рождествено, Одоевском; в самом городе открыта домовая церковь в районной больнице. К праздничной дате 555-летия преставления преподобного Варнавы Костромской епархией выпущена икона угодника Божия, учреждена юбилейная медаль, посвященная знаменательному событию; во всех школах района прошли специальные уроки, посвященные памяти преподобного. 

Однако, наряду с радостными трудами церковного возрождения, верующим Поветлужья приходится испытывать и немалые скорби. 

В своем обращении к жителям Ветлужского края 5 февраля 1998 года управляющий Костромской епархией архиепископ Костромской и Галичский Александр сказал:

"В ночь на 25 января 1998 года в Шарье произошла трагедия, которая болью отозвалась в сердцах жителей Костромской области. Злоумышленники сожгли единственный в городе православный храм - церковь святителя и чудотворца Николая. Многочисленная община верующих осталась лишенной духовного окормления... Никольский храм был возвращен верующим в 1991 году. Тысячи людей участвовали в его реставрации. Многие пожертвовали туда свои иконы, которые заботливо сохраняли в домах в годы гонений на православную веру. За несколько лет церковь преобразилась, украсилась; шарьинцы ее искренне полюбили, о чем говорило большое число молящихся за каждым богослужением. Храм постепенно становился настоящим духовным центром города... Теперь обо всем этом напоминает лишь голое пепелище. На святом месте водворилась "мерзость запустения". Кто-то дерзнул поднять святотатственную руку, разрушил многолетний труд, надругался над чувствами верующих. Кем бы злоумышленники ни были, ясно одно - они стали послушным орудием диавола, злой силы, которая на протяжении многих веков ведет непримиримую борьбу с христианской Церковью...

Грозные тучи уже давно сгущались над Свято-Никольским храмом. Ни для кого не секрет, что в Шарье действует общество сатанистов. В одну из Пасхальных ночей на куполах храма были перевернуты кресты, а стены осквернены страшной сатанинской надписью... Велика в Шарьинском районе численность последователей деструктивной тоталитарной секты "Свидетелей Иеговы", известной во всем мире своим неприятием традиционной православной религии. Активных проповедников-иеговистов можно встретить везде - на улицах и в общественном транспорте, в школах и в деревнях. Болит сердце о том, что под влияние сатанистов и сектантов часто попадают молодые люди. Наученные более опытными и осторожными взрослыми, они часто решаются на отчаянные, безрассудные поступки.

Но не станем забывать о том, что эта беда случилась попущением Божиим. Она стала серьезным испытанием нашей духовной зрелости. Господь воспитывает нас, будит нашу совесть, призывает к труду..."32

Как говорит Священное Писание, "Бог поругаем не бывает" (Гал. 6, 7). Ныне Свято-Никольский храм восстановлен в новом здании; духовно-просветительское и благотворительное служение Православной Церкви на Шарьинской земле расширяется, обращая души людей к многовековым традициям благочестивых предков. Мы искренне веруем, что молитвами преподобного Варнавы свет веры Христовой вновь воссияет во всех уголках древнего Поветлужья, в душе каждого жителя Ветлужского края, изгоняя мрак неверия и противления Истине из земли, освященной подвижническими трудами святого старца, инока-просветителя и молитвенника за народ Божий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Херсонский И.К. Рукописное житие преподобного Варнавы Ветлужского // Костромская старина. Вып. 1. Кострома, 1890, с. 11 (далее - Житие...)

2 Шильниковская В.П. Великий Устюг. М., 1987, с. 33.

3 Житие..., с. 11.

4 Там же, с. 5.

5 Древний город Унжа (ныне - село Унжа Макарьевского района Костромской области) находится более чем в ста километрах от Красной горы.

6 Житие.., с. 9.

7 Там же, с. 11.

8 Там же.

9 Впервые в исторических документах Троицкий Варнавин монастырь упоминается в не дошедшей до нас жалованной грамоте великого московского князя Василия Ивановича от 1530 года (Житие.., с. 33).

10 Материалы для истории Костромской епархии. Вып. 2. Солигаличская и Унженская десятины. Кострома, 1900, с. 115.

11 Там же.

12 Там же.

13 Житие.., с. 14.

14 Там же, с. 16.

15 Там же.

16 Там же, с. 36.

17 Краткие статистические сведения о приходских церквах Костромской епархии. Справочная книга. Кострома, 1911, с. 379.

18 Пришвин М.М. Собрание сочинений, т. 2. М., 1956, с. 412.

19 Скворцов А. Церковные торжества в Варнавине 10-11 июня 1914 года при изнесении святых мощей преподобного Варнавы из-под спуда и положении их в новую раку // Костромские епархиальные ведомости, 1914, ? 15, отд. неофиц., с. 350.

20 Там же, с. 352.

21 Там же, с. 353-354.

22 Серебряную раку для мощей преподобного Варнавы изготовили мастера московской ювелирной мастерской поставщика двора С.С. Мешкова (средства на нее были собраны жителями Варнавина и уезда). Общий вес раки вместе с кипарисовой основой составлял 15 пудов (Скворцов А. Указ. соч., с. 350).

23 Скворцов А. Указ. соч., с. 359.

24 Как известно, массовое вскрытие мощей русских святых прошло в 1919-1920 годах (именно тогда были вскрыты мощи преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского, благоверного князя Александра Невского и многих других). В силу каких-то причин эта кампания в то время миновала Костромскую губернию - в отличие от соседних Ярославской, Вологодской, Вятской, Нижегородской и Иваново-Вознесенской.

25 Варнавинская старина. Очерки истории Поветлужья. Варнавин - Нижний Новгород, 1993, с. 112 (далее - Варнавинская старина).

26 Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. М., 1996, с. 108.

27 Там же, с. 109-110.

28 Там же, с. 108.

29 Государственный архив Костромской области, ф. Р-6, оп. 1, д. 1237, л. 18.

30 Варнавинская старина, с. 114.

31 Авдеев Е. По следам мощей Варнавы // Новый путь (Варнавино), 23.01.1996.

32 "Нужно много молиться, много трудиться и делать добро людям..." К 10-летию архиерейской хиротонии архиепископа Костромского и Галичского Александра. Кострома, 1999, с. 66-67. 

© Nikolay Zontikov