Почему Сталин решил стать депутатом Костромского горсовета?


Шурпин Ф. С. Утро нашей Родины. 1948 год

И, наконец, пора задать вопрос: для чего Сталин решил стать депутатом Костромского горсовета? Ведь не собирался же он на самом деле участвовать в его сессиях, работать в комиссиях, принимать избирателей?

Почему же вождь самой большой страны в мире решил стать депутатом Костромского городского Совета? Ведь это, безусловно, являлось личной инициативой Сталина, так как костромскому руководству подобная идея даже не могла прийти в голову.

Костромской городской Совет депутатов трудящихся официально вёл своё происхождение от возникшего в июле 1905 года Костромского Совета рабочих депутатов, бывшего по времени основания вторым в России после пресловутого Иваново-Вознесенского Совета 190 (таким образом, если Иваново – «родина первого Совета», то Кострома может по праву считаться «родиной второго Совета»). Но не это, конечно, привлекло Сталина.

Как известно, с середины 30-х годов Сталин проводил политику, которую можно назвать постепенной дебольшевизацией и реставрацией. С этого времени было резко прекращено огульное охаивание дореволюционной России (охаивание, конечно, продолжалось, но уже не огульное). Тогда же подверглись реабилитации такие ещё совсем недавно негативные понятия, как патриотизм и патриот (теперь они звучали с добавкой слова «советский»). Был возвращён из небытия целый ряд выдающихся полководцев и государственных деятелей прошлого: Александр Невский, Дмитрий Донской, Минин, Пожарский, Суворов, Кутузов, Ушаков, Нахимов и др. А ведь ещё совсем недавно не знали, как всех этих героев русской истории погуще облить грязью и как пообидней обозвать.

Вновь стал почитаться первый русский император Пётр I, с 1917 года валявшийся вместе с другими самодержцами где-то на свалке истории. Во второй половине 30-х годов советскому народу был возвращён и костромской крестьянин Иван Сусанин. Вместе с ним вернулась и опера М. И. Глинки «Жизнь за царя», с момента революции исчезнувшая с советской сцены. 21 февраля 1939 года в Москве в Большом театре в присутствии всего высшего руководства страны состоялась премьера её новой редакции, получившей название «Иван Сусанин».

Молодая республика Советов на глазах преображалась в Сталинскую империю.

В 1935 году Сталин вернул в армии старые воинские звания (капитан, полковник, генерал, адмирал и др.). В 1943 году армии возвратили погоны (напомним, что с 1917 года они являлись одним из самых главных символов врагов Советской власти). В том же 1943-м Сталин заменил государственный гимн СССР, которым со времён революции являлся «Интернационал». Вождь утвердил новый гимн на слова С. В. Михалкова и Г. Эль- Регистана, впервые прозвучавший по радио 1 января 1944 года (а «Интернационал» остался только гимном партии, что означало, конечно, существенное понижение его статуса). В 1946 году Сталин отменил придуманное Лениным и Троцким революционное название советского правительства – Совет Народных Комиссаров. Отныне правительство СССР, как в свое время и правительство Российской империи, называлось Совет Министров. Соответственно, народные комиссары (наркомы) вновь, как и до революции, стали министрами. В том же 1946-м произошло переименование Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), которая стала Советской армией. Наконец, в октябре 1952 года на XIX съезде партии в небытие ушло её старое название – Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков). Отныне партия Ленина-Сталина стала называться Коммунистической партией Советского Союза (КПСС). Так Сталин избавился и от слова «большевик». В 1943 году на встрече с церковными иерархами Сталин разрешил Русской Православной Церкви избрать Патриарха Московского и всея Руси. Со второй половины 30-х годов, после периода административно-территориальных экспериментов, вождь, по сути, проводил политику постепенного восстановления прежних губерний. Как мы помним, согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1944 года произошло образование Костромской области – то есть фактическое восстановление Костромской губернии.

Как писалось выше, 22 февраля 1953 года Сталин был избран депутатом горсоветов Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Таллина, Вильнюса, Кишинёва, Тбилиси, Краснодара, Челябинска и Костромы. С Моссоветом всё понятно. Ленинград – колыбель революции, второй по значению город СССР. Киев, Минск, Таллин, Вильнюс, Кишинев и Тбилиси – столицы союзных республик. Краснодар – столица большого южного края, главнейшей житнице РСФСР. Челябинск – со времён войны важнейший центр оборонной промышленности страны.

Кострома – достаточно скромный областной город РСФСР – явно выбивается из этого ряда. Почему же всё-таки Сталин решил стать – причём официально, через выборы – депутатом Костромского горсовета? Ведь с Костромой он не был связан никак и никогда здесь не бывал.

Думается, что на этот вопрос можно дать только один ответ. По-видимому, с годами Сталин всё больше ощущал свою преемственность с прежними русскими государями, жившими, как и он, в Московском Кремле. Как и все люди старшего поколения, он, конечно, знал, что Кострома – колыбель Дома Романовых. Вспомним, что в 1928 году Сталин прислал приветствие в связи с открытием памятника Ленину только в Кострому, не удостоив этим открытие памятников в других городах СССР. По-видимому, вождь первой в мире страны социализма также захотел как-то связать себя с городом на Волге. Отсюда и выдвижение его кандидатуры в Костромской горсовет.

Какие последствия имело бы депутатство Сталина в горсовете Костромы, если бы он не умер 5 марта 1953 года, а прожил ещё несколько лет, сказать трудно. Скорее всего, он так бы и остался своего рода почётным депутатом. Хотя можно предполагать, что вслед за избранием в горсовет могли последовать какие-то реальные шаги, например, посещение вождём Костромы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ


Апрель 1956 года. Парк культуры и отдыха имени В. И. Ленина. Там, где стоял памятник Сталину (правая часть снимка) – уже ровное место. На переднем плане – Галя и Серёжа Голубевы

Сталин, по уверениям пропаганды известный своей скромностью, наверняка верил в то, что советский народ будет хранить о нём благодарную память веками и тысячелетиями, а у подножий его бесчисленных памятников постоянно будут лежать цветы. История, как и всегда, показала всю тщетность подобных надежд. В случае со Сталиным она сделала это до неприличия быстро.

Десталинизация началась буквально с первых дней после кончины Сталина. В ней, так или иначе, участвовали все первые лица партии и государства: Г. М. Маленков, Л. П. Берия, Н. С. Хрущёв. Кто бы из них ни победил в борьбе за освободившийся трон, «развенчание культа личности Сталина» всё равно произошло бы в той или иной форме. Но победу одержал Хрущёв и основные лавры борца с последствиями «культа личности» достались ему.

25 февраля 1956 года в последний день работы XX съезда КПСС Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв выступил с докладом «О культе личности и его последствиях». Уже в первых абзацах этого поистине исторического документа прозвучали роковые для Сталина слова о «недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения её в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога. Этот человек будто бы всё знает, всё видит, за всех думает, всё может сделать; он непогрешим в своих поступках. Такое понятие о человеке и, говоря конкретно, о Сталине, культивировалось у нас много лет»191. Завершился доклад призывом, что «нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности»192.

Сразу после съезда на места пошли соответствующие директивы, и вскоре первая волна борьбы с последствиями «культа личности» достигла и Костромы. По-видимому, в марте или первой половине апреля 1956 года в Парке культуры и отдыха имени В. И. Ленина в одну из ночей был снесён памятник Сталину, не простоявший, таким образом, и семи лет. Никаких подробностей о том, как это произошло, нам неизвестно (о сносе памятника «Северная правда», разумеется, не обмолвилась ни словом). С этого времени памятник Ленину остался в Парке культуры и отдыха один.

Начало второму этапу развенчания культа личности положил состоявшийся в 1961 году XXII съезд КПСС. Утвердив новую Программу КПСС, предусматривающую построение коммунизма к 1980 году, съезд принял постановление о выносе тела Сталина из Мавзолея на Красной площади. Поздним вечером 31 октября 1961 года состоялись «вторые похороны» Сталина: его тело вынесли из Мавзолея и предали земле у Кремлёвской стены. Из всемогущего бога, каким Сталин являлся совсем недавно, он официально был низложен до уровня простого смертного и заклеймён как преступник, убийца и тиран. Двумя днями раньше, 29 октября, делегаты XXII съезда присутствовали на открытии в Москве памятника Карлу Марксу. Тем самым партия декларировала, что будет и дальше идти победной поступью к светлому будущему всего человечества – к коммунизму, но – без Сталина.

Сразу после закрытия XXII съезда в стране началось массовое переименование всего, что носило имя Сталина – городов, улиц и площадей, предприятий и учреждений. Тогда же, поздней осенью 1961 года, начался и повсеместный снос памятников Сталину: их отправляли на переплавку, разбивали на части, закапывали в землю, топили в воде.

Вторая волна преодоления последствий «культа личности Сталина» докатилась и до Костромы.

10 ноября 1961 года Исполком Костромского горсовета, депутатом которого Сталин был избран восемь лет назад, постановил переименовать проспект Сталина в проспект Мира193. 12 ноября 1961 года «Северная правда» в крошечной заметке сообщила: «Исполком Костромского городского Совета, идя навстречу пожеланиям граждан города, решил переименовать проспект имени Сталина в проспект Мира»194. Как видим, на всякий случай проспект переименовали через несколько дней после того, как 7 ноября трудящиеся Костромы отпраздновали 44-ю годовщину Великого Октября.

Всё последующее после 1956-го и 1961 гг. время всячески старались отделить «хорошего» Ленина от «плохого» Сталина. Из фильмов про Ленина вырезали куски со Сталиным, из пьес, где Ленин и Сталин ходили парой, вырезали Сталина, а его слова отдавали Ленину. На живописных полотнах, где на фоне выступающего Ленина был виден Сталин, вместо него вписывали какого-нибудь солдата или рабочего. В тех случаях, когда отделить учителя от верного ученика не удавалось, приходилось жертвовать обоими. В частности, это касалось многочисленных парных скульптур Ленина и Сталина.

В одну из ночей ноября 1961 года в Костроме в сквере на Советской площади исчезла скульптура «Ленин и Сталин». Старожилы вспоминают, что ещё вечером вожди стояли на месте, а утром от них не осталось и следа. Вероятно, скульптуры – скорее всего, в разбитом виде – увезли на тогдашнюю городскую свалку в Посадском лесу.

Почему в подавляющем большинстве случаев фигуры бывшего вождя убирали по ночам, понятно: власти вполне обоснованно опасались, что какая-то часть граждан встанет на защиту сталинских изваяний и могут произойти нежелательные эксцессы. А так людей ставили перед свершившимся фактом – вечером памятник стоял, а утром его уже нет.

Как мы помним, памятник Сталину стоял на площади возле железнодорожного вокзала. В ноябре 1961 года он разделил общую судьбу всех своих собратьев. Свидетелем его низвержения случайно стал А. А. Григоров*, лишь в 1959 году вернувшийся в Кострому после долгих лет тюрем, лагерей и ссылок. В 1986 году он рассказал об увиденном тогда автору этих строк.

* Александр Александрович Григоров (1904 – 1989 гг.) – выдающийся русский историк, крупнейший специалист по истории дворянства, костромской краевед, Почётный гражданин города Костромы.

В ноябре 1961 года Александра Александровича послали по работе в командировку в Галич. Поезд туда уходил поздно ночью, и, ожидая его, Григоров сидел на вокзале. Услышав какой-то шум, он вышел на улицу и увидел, как рабочие, зацепив статую Сталина тросами, пытаются свалить её трактором. Трактор, ревя мотором, надрывался, однако Сталин держался. Только с какой-то по счёту попытки бывший вождь советской державы рухнул на землю. Низверженную фигуру прицепили тросом к трактору «Беларусь», и он куда-то потянул её с площади. «Как Перуна», – подумал Александр Александрович. Как оказалось, статую увезли на городскую свалку, которая находилась в Посадском лесу в конце бывшего проспекта Сталина (тогда уже проспекта Мира). Летом следующего года А. А. Григоров, однажды возвращаясь из похода за грибами, проходил мимо свалки и увидел там эту фигуру. Вождь торчал из мусора, закрывающего его по пояс и, заложив правую руку за борт кителя, по-прежнему смотрел куда-то в светлое будущее. А потом свалка окончательно поглотила его.

По-видимому, в конце 30-х годов в фабричном районе Костромы на улице Ткачей перед фасадом трёхэтажного здания коммунального общежития льнокомбината системы инженера И. Д. Зворыкина (современный адрес: ул. Ткачей, д. 4) были симметрично поставлены на одинаковых по высоте постаментах фигуры Ленина и Сталина195. Сталина, как и положено, убрали в 1961 году. Необычным является то, что постамент, на котором он стоял, так и остался с тех пор пустым. Слева стоит Ленин, а справа – пустой постамент. В таких случаях иногда на освободившийся от фигуры Сталина постамент ставили Ленина или ещё кого-то из видных деятелей революции, но обычно сталинские памятники сносили целиком. Возможно, вначале на постамент на улице Ткачей думали поставить кого-то другого, но так и не решили – кого, а потом про постамент просто забыли. Так и стоит здесь Ленин до сих пор в компании с пустым сталинским постаментом.

Небольшой памятник Сталину стоял в скверике у проходной на фабрику имени Октябрьской революции (в 1930 – 1957 гг. – фабрика имени В. М. Молотова). Здесь в одну из ночей фигура Сталина исчезла, а на освободившийся пьедестал встала фигура Ленина, которая стоит и поныне196.

Памятники убирались и в окрестностях Костромы. Об обстоятельствах ликвидации памятника Сталину в Доме отдыха в Лунёве рассказывал в 1988 году автору этих строк В. Н. Аносов*.

* Всеволод Николаевич Аносов (1905 – 1997 гг.) – доктор технических наук, профессор Костромского текстильного (с 1962 года – технологического) института, Почётный гражданин города Костромы.

В Доме отдыха в Лунёве, находившемся в 30 – 60 годах в ведении Костромского текстильного института (современный Костромской технологический университет), в конце 30-х годов перед бывшим деревянным помещичьим домом на берегу Волги была установлена большая железобетонная фигура Сталина. В шинели и фуражке, с правой рукой, заложенной за борт шинели, вождь решительно куда-то шагал. Распоряжение убрать этот памятник поступило весной 1962 года. По совпадению обстоятельств, тогда же решилась и судьба жившего при конюшне Дома отдыха козла Фильки, давно уже известного своим антиобщественным поведением. Дождавшись, когда отдыхающие уходили на Волгу, козёл шастал по корпусам, лазал по тумбочкам, поедая всё съестное, и при этом жутко свинячил. Приученный к выпивке, в состоянии алкогольного опьянения Филька нападал в аллеях парка на женщин (по преимуществу, он атаковал их сзади), принуждая последних с визгами и криками залезать на деревья. Наконец, после какого-то очередного подобного подвига терпению начальства пришёл конец. В. Н. Аносов участвовал в совещании, на котором обсуждалось два вопроса: 1) снос памятника Сталину, 2) ликвидация козла Фильки. Оба эти вопроса были решены комплексно. Рядом с памятником выкопали глубокую яму, куда вначале низвергли статую Сталина, а затем туда же бросили и останки козла-пьяницы, которого застрелил кладовщик Дома отдыха. В этой своеобразной братской могиле земля приняла в своё лоно обоих – и бывшего вождя народов, и непутёвого Фильку. Посмеявшись, В. Н. Аносов сказал, что когда через тысячу лет археологи обнаружат это двойное захоронение, они сломают немало копий в научной полемике и решат, что в старину существовал такой обычай – хоронить изваяния вождей вместе с козлами.

В 1956 году в ходе первой волны десталинизации в Костроме, как и везде, из всех учреждений и общественных мест убрали часть портретов Сталина и наиболее крупные картины с его изображением. После XXII съезда партии живописные изображения Сталина из всех общественных мест исчезли окончательно.

Где было возможно, изображение Сталина на картинах замазывали целиком или же заменяли на что-то другое. В 1949 году к юбилею Сталина для пригородного совхоза «Караваево» художники А. И. Рябиков и Н. Ф. Назаров написали монументальную многофигурную картину «Письмо вождю». Полотно изображало, как передовики совхоза, собравшись на полянке на окраине Караваева (в верхней правой части картины видно пасущееся неподалеку стадо коров), принимают письмо Сталину, в котором выражают свою любовь к нему и обещают достичь в работе новых высоких результатов. За столом президиума – директор совхоза М. Н. Ветчинкин, секретарь парторганизации, старший зоотехник С. И. Штейман. На лавочках – работники совхоза, в основном Герои Социалистического Труда с целыми иконостасами наград. В левой части полотна высится на постаменте памятник Ленину с традиционно указующей вперёд правой рукой (в реальной жизни никто бы не стал ставить памятник почти что на лугу, но в советской картине лишний памятник Ленину помешать не мог). В правой части, за президиумом, обрамлённый двумя красными знамёнами возвышался большой портрет Сталина в военной форме с маршальскими звёздами на погонах. Взоры людей на картине обращены на выступающую молодую доярку, Героиню Социалистического Труда К. И. Максимову. В руках у неё лист с текстом письма, которое она на мгновение прижала к сердцу. Среди тех, кто слушает письмо, несколько детей – мальчики в пионерских галстуках, девочка в венке из ромашек (на реальном собрании дети вряд ли бы присутствовали, но на картине они были нужны – получалось, что прочувственное письмо вождю принимает как бы весь советский народ).

Когда времена изменились, художникам опять пришлось взяться за кисти. Проблема состояла в большом портрете Сталина. Если его просто замазать, то картина пострадала бы композиционно. Пришлось вместо портрета Сталина написать портрет Ленина. Конечно, получилось не очень хорошо: вместо Ленина и Сталина теперь друг на друга взирали два Ленина. Так как обращаться с письмом к давно умершему Ленину работники совхоза не могли, то картину пришлось переименовать. Она получила название «Торжественное заседание в совхозе “Караваево”». Исправленное подобным образом полотно до сих пор украшает собой музей, находящийся в конторе совхоза197.

Картины же, где Сталин был один, обрекались на уничтожение или прозябание по чердакам и подвалам. Автор этих строк в 1972 году видел в сарае бывшей школы № 35 на ул. Пушкина известную огромную картину Ф. С. Шурпина «Утро нашей Родины» (1948 г.). На ней Сталин с плащом в руках стоит на переднем плане, освещённый солнцем, а за его спиной сельский пейзаж с вышками электропередач и пашущими тракторами. По-видимому, в 50-е годы картина висела где-нибудь в актовом зале школы, а затем её вынесли в сарай.

В горячке ликвидации «последствий культа личности» уничтожались и подлинные художественно-исторические ценности. Так, в Текстильном институте погибла хранившаяся на кафедре ткачества изготовленная в 1949 году уникальной работы льняная скатерть с изображением Сталина. Хотя сотрудники института пытались отстоять её, специальная комиссия постановила её уничтожить, и скатерть изрубили топором на плахе198.

История о том, как Сталин избирался в Костромской горсовет, довольно быстро забылась. Произошедшая буквально в последние дни сталинской эпохи, она не успела отложиться в народной памяти, заслонённая последующими событиями, – смертью вождя, развенчанием культа личности, подъёмом целины, первыми полётами в космос и др.

Костромичи удивительно быстро забыли и о памятниках Сталину, некогда стоявших на площадях и улицах города. Сейчас уже почти никто в Костроме не укажет точного места в бывшем Кремле, где высился некогда памятник великому вождю советского народа. А памятник Ленину в парке продолжал стоять. В юбилейные даты пресса по-прежнему любила вспоминать об открытии памятника в 1928 году, о приветствиях, присланных тогда Н. К. Крупской и М. И. Ульяновой. О приветствии Сталина, с которым ещё недавно так носились, больше не вспоминали.

Последним массовым чествованием памятника Ленину стало 22 апреля 1970 года, когда весь Советский Союз отмечал столетие со дня рождения вождя революции. Весь этот день у памятника стоял почётный караул, в котором каждые полчаса, символизируя связь поколений, сменяли друг друга ветераны, ударники труда, комсомольцы и пионеры. В полдень началось возложение венков к подножию памятника. В течение нескольких часов тянулись к нему делегации трудовых коллективов: «Быстро заполняются людьми аллеи парка. По ним к памятнику Ильичу идут бесконечным потоком празднично оформленные колонны (…). Рабочие несут цветы и портреты вождя, лозунги, транспаранты, рассказывающие о трудовых успехах своих коллективов», – писала «Северная правда»199.

Однако эти почести, по сути, были последними. Система уже прошла свой пик и катилась к закату. На продолжавшуюся несколько лет пропагандистскую шумиху вокруг приближающегося юбилея народ, как мы помним, реагировал огромным количеством анекдотов о Ленине.

О закате системы говорил и запрет на упоминания о том, что фигура Ленина в парке стоит на романовском постаменте. Если в 20 – 30-е годы пропаганда и не думала скрывать того, на чьём постаменте стоит фигура Ильича, и даже всячески обыгрывала это, то в последующие десятилетия об этом вспоминали всё реже и реже. В 70-е и 80-е годы на подобные упоминания был наложен запрет. В 20-е годы в памятнике вождю революции на царском постаменте видели – и справедливо видели – один из символов победы нового мира над старым. По мере того, как система всё больше и больше дряхлела, руководители инстинктивно стали чувствовать в самой информации об этом факте нечто глубоко антисоветское.

Подобная история произошла и с домом Н. Н. Ипатьева в Свердловске (бывшем Екатеринбурге), в подвале которого в 1918 году расстреляли царскую семью. В 20 – 30-е годы фактом расстрела даже своеобразно гордились, а площадь перед домом получила название «площадь Народной мести»200. В послевоенные десятилетия на трагедию, произошедшую в этом доме, была опущена плотная завеса тайны. Однако самим фактом своего существования дом Ипатьева продолжал напоминать об одном из преступлений режима. В конце концов, как мы знаем, Политбюро ЦК КПСС приняло решение о сносе дома, и в 1977 году его снесли.


К началу 80-х годов лицо Ленина покрыли глубокие трещины. Фото 1981 года

В начале 80-х годов железобетонную фигуру вождя революции в костромском парке, окончательно утратившую к этому времени «товарный вид», было решено заменить металлическим вариантом.

В мае 1981 года памятник окружили строительные леса. Работу выполняли работники московской научно-реставрационной производственной мастерской «Росреставрация» Министерства культуры СССР во главе с П. Ф. Козиным. Новую скульптуру, которая являлась почти точной копией прежней, изготовили в Москве и в разобранном виде привезли в Кострому. В конце второй декады апреля 1982 года строительные леса сняли, и взорам людей предстал новый вариант памятника, выполненный в металле201. Он был тёмного, почти чёрного цвета.

22 апреля 1982 года, в день 112-й годовщины со дня рождения В. И. Ленина, к подножию обновлённого памятника руководство области и города во главе с первым секретарём обкома КПСС Ю. Н. Баландиным возложило живые цветы. Затем к памятнику с цветами и венками потянулись многочисленные делегации трудовых коллективов Костромы: «Звучат над Волгой марши советских композиторов и революционные песни в исполнении духового оркестра. Медленно двигаются к памятнику рабочие, инженеры, педагоги, студенты, ветераны производства и молодёжь»202.

Чуть позже в нишах постамента, где, по проекту А. И. Адамсона, должны были находиться барельефные изображения Полтавской и Бородинской битв, осады Севастополя, освобождения крестьян и др., появились бронзовые барельефы с изображением событий Великого Октября.

В 1986 году, через 4 дня после того, как в стране дежурно отметили 116-ю годовщину рождения Ленина, рано утром 26 апреля на Чернобыльской АЭС имени В. И. Ленина произошёл взрыв на четвёртом энергоблоке, сделавший название «Чернобыль» известным всему миру. Советская система стремительно шла к своему концу – к сожалению, вместе с Советским Союзом…

После 1991 года памятник Ленину в парке стоит фактически заброшенный. Когда коммунисты утратили возможность приводить сюда в торжественные дни людей целыми трудовыми коллективами, оказалось, что помянуть Ильича почти что и некому. Лишь 22 апреля небольшие группы тех, кто остался верен религии ленинизма-сталинизма (в основном, люди очень преклонного возраста), возлагают к подножию памятника цветы и повторяют слова о неизбежной победе идей вождя Великого Октября. В сентябре 1998 года с постамента были украдены два первые барельефа (похитителей явно прельстила бронза)203, а вскоре их на постаменте не осталось ни одного. В советское время, конечно, никому и в голову не пришло бы посягать на памятник Ленину. А если бы такой безумец и нашёлся, то на его поимку бросили бы все силы КГБ и МВД, преступник был бы пойман и очень хорошо узнал, что это такое – суровая кара советского закона.

Время уносит всё. Как-то незаметно с названия парка в бывшем Костромском кремле отпало имя В. И. Ленина, теперь это – Центральный парк. В 1992 году льнокомбинату имени В. И. Ленина было возвращено его историческое название – Большая Костромская Льняная мануфактура.

Однако кое-что время и возвращает. Кострома вернула себе несколько исторических названий – Сусанинская площадь, улица Нижняя Дебря, Ипатьевская слобода. Восстал из руин ряд старых костромских храмов. 21 июня 2007 года на Сусанинской площади состоялась торжественная церемония закладки снесённого в 1918 году памятника Ивану Сусанину и царю Михаилу Фёдоровичу Романову. Думается, что рано или поздно дело дойдёт и до восстановления разрушенного в 1934 года соборного ансамбля в бывшем Костромском кремле.

Давно раздаются голоса и о необходимости восстановления, т. е. достройки, согласно проекту А. И. Адамсона, и монумента в честь 300-летия Дома Романовых. Нравится нам это или нет, но Кострома – колыбель династии Романовых. Именно поэтому монумент в честь её 300-летия заложили не в Москве или Петербурге, а именно в нашем городе. В конце концов, и товарищ Сталин стал депутатом Костромского городского Совета только из-за того, что Кострома – колыбель Дома Романовых.

Мы не сомневаемся, что и недостроенный из-за революции монумент в бывшем Костромском Кремле, рано или поздно будет достроен, и фигуры Минина, Пожарского, Ивана Сусанина, Михаила Фёдоровича Романова, Петра I, Екатерины II, Александра II и другие всё-таки встанут на предназначенные им места.

В связи со своим общероссийским значением, возрождение монумента, как и в 10-е годы XX века его строительство, должно проходить под патронатом главы государства – то есть Президента Российской Федерации.

Здесь неизбежно встанет вопрос о том, что делать со статуей вождя революции. Не будем уподобляться большевикам и сбрасывать её с предназначенного не ей места. Думается, что самым верным было бы снять фигуру Ленина и установить её на невысоком постаменте где-то в пределах видимости от Романовского монумента (например, у задней стены Табачных рядов). Показывая туристам и гостям Костромы возрождённый монумент в честь 300-летия Дома Романовых, можно было бы говорить: « А раньше наверху памятника стоял вон тот товарищ с протянутой рукой».

Конечно, история о том, как в последние дни своей жизни Сталин стал депутатом Костромского горсовета, в его биографии имеет более чем скромное значение. Однако она добавляет новый штрих в портрет этого человека, новый штрих в историю Костромы и Костромского края. Она говорит о силе жизни, о неистребимости культурной традиции. Как бы ни низвергала всё и вся революция, как бы ни бушевали варварство и нигилизм, но рано или поздно начинается отрезвление, и глава советского государства с поклоном идёт к колыбели прежней царской династии.

Воистину:

Художник-варвар кистью сонной

Картину гения чернит

И свой рисунок беззаконный

На ней бессмысленно чертит.

Но краски чуждые, с летами,

Спадают ветхой чешуёй;

Картина гения пред нами

Выходит с прежней красотой.

(А. С. Пушкин. «Возрождение»)

 

 

1. Сталин И. В. Сочинения. М., 1949, т. 11, с. 65.
2. Северная правда. 30. 01. 1953.
3. Там же.
4. Виноградов Н. Н. Празднование трёхсотлетия царствования Дома Романовых в Костромской губернии 19 – 20 мая
1913 года. Кострома, 1914, с. 118 – 119 (далее – Виноградов Н. Н. Празднование трёхсотлетия).
5. Телеграмма государя императора // ПВ. 1.02.1911.
6. Телеграмма государя императора костромскому губернатору // ПВ. 26.02.1913.
7. Высочайшая телеграмма // ПВ. 16.03.1913.
8. Виноградов Н. Н. Празднование трёхсотлетия, с. 126 – 127.
9. Торжества 1 мая // СГ. 3.05.1918.
10. Алешин Н. Осип Кузьмичов и другие // Волжский разлив. Литературно-художественный сборник. Ярославль, 1971,
с. 90.
11. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 7-е, ч. 1, М., 1953, с. 802.
12. Ленинские документы о Костромском крае. Ярославль,
1970, с. 304.
13. Увековечивание памяти Ильича // КМ. 27.01.1924.
14. Постановление печатников // КМ. 26.01.1924.
15. У пищевиков. Увековечим памятником // КМ. 27.01.1924.
16. Декреты Советской власти, т. 2, М., 1959, с. 95 – 96.
17. Снятие реликвий царизма // СГ. 7.09.1918.
18. Украшение города // СГ. 12.11.1918.
19. К постройке памятника В. И. Ленину в Костроме // СП. 17.02.1925.
20. Заславский П. С. Незабываемые встречи // Воспоминания
о В. И. Ленине в 5 томах. Изд. 3-е, т. 3, М., 1984, с. 178.
21. Пленум губкома // СП. 6.03.1927.
22. Статуя уже заказана // СП. 26.08.1927.
23. Жаренов В. Из истории памятника // СП. 23.04.1965.
24. Статуя уже заказана // СП. 26.08.1927.
25. СП. 4.11.1927.
26. Под серым полотном // СП. 26.04.1928.
27. Об открытии памятника В. И. Ленину // СП. 7.11.1927.
28. Памятник Ленину уже готов // Борона. 6.05.1928.
29. На приёме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным (1924 – 1953 гг.). М., 2008, с. 751, 753.
30. Первомайские торжества в Костроме // Смена. 6.05.1928.
31. Праздник 1-го мая в Костроме // Борона. 6.05.1928.
32. Там же.
33. Там же.
34. Там же.
35. Там же.
36. СП. 4.05.1928.
37. Там же.
38. Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. М., 1989, с. 473.
39. СП. 4.05.1928.

40. Первомайские торжества в Костроме // Смена. 6.05.1928.
41. Свидетельство Марии Александровны Лебедевой (р. 1897 г.).
Запись 27.02.1988 г., Кострома.
42. Сталин И. В. Сочинения, т. 11, М., 1949, с. 65.
43. Воспоминания о В. И. Ленине в 5 томах. Изд. 3-е, т. 3, М.,
1984, с. 504.
44. Н. З. Памятник Ленину // Смена. 26.07.1928.
45. Заславский П. Вношу предложение // СП. 19.04.1928.
46. Строится здание коммуны (открытие антирелигиозного
музея) // СП. 11.11.1927.
47. Разумеев. Только место неудобно // СП. 20.04.1928.
48. Кафедральный собор передан для хлебохранилища // СП.
16.11.1929.
49. Такер Р. Сталин. История и личность. М., 2006, с. 454 – 455.
50. Собрание партийного актива г. Костромы // СП. 22.12.1939.
51. Там же.
52. Патриотический почин тамбовских колхозников и колхозниц // Правда. 9.12.1942.
53. Танковой колонне – имя Ивана Сусанина // Северный
рабочий. 22.12.1942.
54. Там же.
55. Там же.
56. Там же.
57. СП. 6.04.1943.
58. Там же.
59. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании Костромской области в составе РСФСР» // СП.
22.08.1944.
60. Твардовский А. Т. Поэмы. М., 1988, с. 251.
61. Улица Чайковского // СП. 17.05.1940.
62. СП. 28.08.1949.
63. Торжественное заседание в Костроме // СП. 23.12.1949.
64. Крепить оборону страны (открытие «Дома обороны» 5 ноября) // СП. 10.11.1927.
65. Окуриваемся // СП. 14.07.1928.
66. Церкви на слом. Кирпич на новое строительство // СП. 19.03.1930.
67. Сидоров А. Кострома строится // СП. 21.10.1951.
68. Лейся, песня. Горький, 1950, с. 13 – 14.
69. Город на Волге // СП. 16.03.1952.
70. Улица Козуева // СП. 7.04.1929.
71. Улицы Костромы. Справочник. Ярославль, 1989, с. 74.
72. Желтоусов Г. Каждой улице – хорошее имя // СП.
12.11.1934.
73. Делегаты на XIX съезд ВКП(б) от Костромской областной партийной организации, избранные на IV областной партийной конференции // СП. 24.09.1952.
74. Белостоцкий Ю., Ерохин Е. Демонстрация в Костроме // СП. 11.11.1952.
75. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О проведении выборов в краевые, областные, окружные, районные, городские, сельские и поселковые Советы депутатов трудящихся // СП. 16.12.1952.

76. Капырин П. Советы депутатов трудящихся – органы государственной власти // За качество. 10.01.1953.
77. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты областного Совета // СП. 22.01.1953.
78. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты областного Совета // СП. 16.01.1953.
79. Там же.
80. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты местных Советов // СП. 17.01.1953.
81. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты местных Советов // СП. 21.01.1953.
82. Источник. 1996, № 5, с. 74.
83. П. А. Малинина: эпоха и личность. Кострома, 2004, с. 48.
84. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты местных Советов // СП. 22.01.1953.
85. Арест группы врачей-вредителей // СП. 14.01.1953.
86. Усольцева О. Костромской край в произведениях Некрасова // СП. 7.01.1953.
87. Торжественно-траурное заседание в Костроме // СП. 22.01.1953.
88. Избиратели фабрики «Искра Октября» ходатайству ют о присвоении фабрике имени тов. Молотова // СП.
11.01.1931.
89. Максим Горький – член Костромского горсовета // СП. 29.11.1934.
90. Товарищ И. В. Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Тбилисского городского Совета // СП. 10.12.1939; Товарищ И. В. Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Бакинского городского Совета // СП. 12.12.1939.
91. Иосиф Виссарионович Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Московского городского Совета // СП. 2.12.1947.
92. Всенародный кандидат // СП. 29.11.1950.
93. Нерушимое единство советского народа // СП. 24.02.1953.
94. Соколов Б. В. Молотов. Тень вождя. М., 2005, с. 183 – 198.
95. Костромской экскаваторный. История завода «Рабочий металлист». Кострома, 1972, с. 7 – 12.
96. Коллектив нашего комбината выдвинул кандидатом в депутаты областного Совета инженера прядильной фабрики Ваулина Михаила Ивановича // За качество. 17.01.1953.
97. Трудящиеся области выдвигают кандидатов в депутаты местных Советов // СП. 22.01.1953.
98. Достойные кандидаты в депутаты // За качество. 24.01.1953; 22 февраля – день выборов в местные Советы // За качество. 14.02.1953.
99. Кандидатами в депутаты Костромского городского Совета зарегистрированы // СП. 6.02.1953.
100. За травлю и саботаж – к суровому ответу // СП. 15.02.1937.
101. Лихачев В. Приговор над бандой вредителей состоялся // СП. 18.10.1937.
102. Авиаторы – кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой Мировой войны 1914 – 1918 годов. Биографический справочник. М., 2006, с. 180 – 181; Книга памяти жертв политических репрессий Костромской области. Кострома, 2007, с. 331.

103. Избирательный округ № 233. Иосиф Виссарионович Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Костромского городского Совета // СП. 30.01.1953.
104. Иосиф Виссарионович Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Костромского городского Совета // За качество. 31.01.1953.
105. Избирательный округ № 233. Иосиф Виссарионович Сталин зарегистрирован кандидатом в депутаты Костромского городского Совета // СП. 30.01.1953.
106. Счастье и радость коллектива // За качество. 31.01.1953.
107. Кандидаты советского народа // СП. 30.01.1953.
108. Избирательный округ № 261. Г. М. Маленков зарегистрирован кандидатом в депутаты Костромского городского Совета // СП. 30.01.1953.
109. Там же.
110. Единодушие // СП. 31.01.1953.
111. СП. 31.01.1953.
112. СП. 30.01.1953.
113. Кандидаты советского народа // СП. 30.01.1953.
114. Великая честь // За сталинский урожай. 1.02.1953.
115. Кандидатами в депутаты Костромского городского Совета зарегистрированы // СП. 6.02.1953.
116. Никитин А., Вязанкин Н. Дом труда // СП. 14.01.1939.
117. Беседы, посвящённые исторической речи товарища Сталина // За качество. 7.02.1953.
118. Морозова Г. Сталин – наше счастье // За качество. 7.02.1953.
119. Полозов Ю. В агитпункте // За сталинский урожай. 20.02.1953.
120. Собрание молодых избирателей // СП. 21.02.1953.
121. Об образовании избирательных участков по выборам в Костромской областной, Костромской городской и Ленинский районный Советы депутатов трудящихся // СП. 4.01.1953.
122. Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Вып. I, г. Кострома, ч. 2. Кострома, 1997, с. 272.
123. Романов Б., Сидоров А. В округе, где баллотируется товарищ Сталин // СП. 21.02.1953.
124. Там же.
125. Костромские епархиальные ведомости. 1898, № 5, ч. неоф., с. 151.
126. Романов Б., Сидоров А. В округе, где баллотируется товарищ Сталин // СП. 21.02.1953.
127. Там же.
128. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923 – 1960. Справочник. М., 1998, с. 128; Сталинские стройки ГУЛАГа. 1930 – 1953. М., 2005, с. 524.
129. Романов Б., Сидоров А. В округе, где баллотируется товарищ Сталин // СП. 21.02.1953.
130. Там же.
131. Накануне выборов // За качество. 21.02.1953.
132. За качество. 21.02.1953.
133. Романов Б., Сидоров А. В округе, где баллотируется товарищ Сталин // СП. 21.02.1953.

134. Все на выборы! // За качество. 21.02.1953.
135. Гашин И. С именем великого Сталина // СП. 22.02.1953.
136. Туранова Т. За Сталина! // СП. 22.02.1953.
137. За Сталина, за коммунизм // СП. 24.02.1953.
138. Там же.
139. Там же.
140. За Сталина, за коммунизм // СП. 24.02.1953.
141. 233 избирательный округ г. Костромы. Надписи избирателей на бюллетенях // СП. 25.02.1953.
142. За Сталина, за коммунизм // СП. 24.02.1953.
143. Там же.
144. Об образовании избирательных участков по выборам в Костромской областной, Костромской городской и Заволжский районный Советы депутатов трудящихся // СП. 4.01.1953.
145. Улицы Костромы. Справочник. Ярославль, 1989, с. 73.
146. Кульков Ф. За народное счастье // СП. 25.02.1953.
147. Романов Б., Сидоров А. В округе, где баллотируется товарищ Сталин // СП. 21.02.1953.
148. ГАКО, ф. Р-1469, оп. 12, д. 4, л. 63 об.
149. Там же, лл. 60 об., 61 об., 62 об.
150. Единство советских людей // За качество. 28.02.1953.
151. Сообщение городской избирательной комиссии по выборам в Костромской городской Совет депутатов трудящихся // СП. 27.02.1953.
152. Единство советских людей // За качество. 28.02.1953.
153. За плодотворную работу, товарищи депутаты! // СП. 25.02.1953.
154. Список депутатов Костромского городского Совета депутатов трудящихся, избранных 22 февраля 1953 года // СП. 27.02.1953.
155. Первая сессия (четвёртого созыва) Костромского областного Совета депутатов трудящихся // СП. 6.03.1953.
156. СП. 14.12.1952.
157. Сессии городских и районных Советов депутатов трудящихся // СП. 10.01.1948.
158. К сведению депутатов Костромского областного Советадепутатов трудящихся // СП. 9.01.1948.
159. О созыве первой сессии (третьего созыва) Костромского областного Совета депутатов трудящихся // СП. 22.12.1950; Первая сессия Костромского городского Совета // СП. 24.12.1950.
160. Первая сессия (четвёртого созыва) Костромского областного Совета // СП. 1.03.1953.
161. Прием И. В. Сталиным посла Индии К. П. Ш. Менона // СП. 18.02.1953.
162. Правительственное сообщение о болезни Председателя Совета Министров и Секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза // Вечерняя Москва. 4.03.1953.
163. Там же.
164. Бюллетень о состоянии здоровья И. В. Сталина на 2 часа 4 марта 1953 г. // Вечерняя Москва. 4.03.1953.
165. СП. 3.01.1940.

166. К сведению депутатов Костромского областного Совета депутатов трудящихся // СП. 9.01.1948; О созыве первой сессии (третьего созыва) Костромского областного Совета депутатов трудящихся // СП. 22.12.1950; Первая сессия Костромского городского Совета // СП. 24.12.1950.
167. Извещение // СП. 20.04.1948.
168. Скворцов Л. Материалы для истории г. Костромы, ч. 1, Кострома, 1913, с. 315. 169. Первая сессия Костромского городского Совета // СП. 6.03.1953.
170. Там же.
171. Там же.
172. От Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, Совета Министров Союза ССР и Президиума Верховного Совета СССР // СП. 6.03.1953.
173. Ещё теснее сплотимся вокруг партии и правительства // СП. 7.03.1953.
174. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР // СП. 7.03.1953.
175. Дело Сталина будет жить в веках // СП. 7.03.1953.
176. Там же.
177. Леднева А. Удвоим энергию в труде // За качество. 11.03.1953.
178. Коржавин Н. Время дано: стихи и поэмы. М., 1992, с. 49.
179. Речь Г. М. Маленкова // СП. 10.03.1953.
180. Абатуров К., Капралов Н. Сталин с нами! Вчера в Костроме // СП. 10.03.1953.
181. Там же.
182. Старшинов Е. Мы клянемся дорогому Сталину // СП. 11.03.1953.
183. Выступление товарища Л. М. Кагановича на Ярославской
областной партийной конференции // СП. 15.07.1937. 184. Медведев Р. Они окружали Сталина. М., 1990, с. 300 – 312.
185. СП. 6.08.1950.
186. СП. 5.11.1950.
187. Победоносцев П. Строительство в Костроме в 1954 году // СП. 15.03.1954.
188. Тороп К. Кострома в недалёком будущем // СП. 22.02.1953.
189. Победоносцев П. Заметки по градостроительству Костромы // Кострома. Литературный сборник, вып. 8. Кострома, 1956, с. 219.
190. Первый в России Иваново-Вознесенский общегородской Совет рабочих депутатов 1905 года в документах и воспоминаниях. М., 1975, с. 237.
191. О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущёва Н. С. XX съезду Коммунистической партии Советского Союза // Реабилитация: политические процессы 30 – 50 годов. М., 1991, с. 19.
192. Там же, с. 66.
193. Улицы Костромы. Справочник. Ярославль, 1989, с. 47.
194. В исполкоме Костромского горсовета // СП. 12.11.1961.
195. Беспалова Н. Памятник человеку-невидимке // СП. 25.12.1999.

196. Там же.
197. Шпанченко В. Кистью водили время и пристрастия // Око. 2002, № 12.
198. Свидетельство В. Н. Аносова (1905 – 1997 гг.). Запись 13.03.1988 г. Кострома.
199. Юрьев С., Николаева Т. Всегда живой Ленин // СП. 23.04.1970. 200. Дан Ф. Два года скитаний. Воспоминания лидера российского меньшевизма. 1919 – 1921. М., 2006, с. 39.
201. Шпанченко В. Памятник над Волгой // СП. 22.04.1982.
202. Цветы вождю // СП. 23.04.1982.
203. Каргопольский В. На горе стоит статуя // Костромская народная газета. 23.09.1998.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ГАКО – Государственный архив Костромской области

КМ – газета «Красный мир»

ПВ – газета «Поволжский вестник»

СГ – газета «Советская газета»

СП – газета «Северная правда»

Joseph Stalin - Member of Kostroma City Council