Сталин – депутат Костромского городского Совета депутатов трудящихся


«Под знаменем Ленина, под водительством Сталина, вперёд к победе коммунизма!» Советский агитплакат начала 50-х годов XX века

15 декабря 1952 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О проведении выборов в краевые, областные, окружные, районные, городские, сельские и поселковые Советы депутатов трудящихся РСФСР»75.

Указ от 15 декабря приводил в действие отработанный годами механизм советской демократии. Можно было не сомневаться, что выборы пройдут в обстановке большого политического подъёма и кандидаты нерушимого сталинского блока коммунистов и беспартийных, как и всегда, одержат на них убедительную победу.

Поначалу всё шло рутинно. Рутинными были и пропагандистские штампы, которые использовали газеты, говоря о предстоящих выборах. Везде с небольшими вариациями писали что-то вроде: «Выборы органов государственной власти в нашей стране неизменно выливаются в большой всенародный праздник. В этом году народы Советского Союза готовятся к выборам с особым воодушевлением. Новый гениальный труд товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», его речь на XIX съезде партии и решения съезда партии ярко осветили дальнейший путь великой страны Советов к коммунизму. Гордые достигнутыми успехами, уверенные в своём ещё более счастливом будущем, советские люди продемонстрируют на выборах свою сплочённость и безграничное доверие Коммунистической партии и Советскому правительству»76.

Сразу после встречи Нового 1953 года началось выдвижение кандидатов в депутаты. При регистрации кандидатов в депутаты областного Совета, по традиции, почти во всех округах выдвигалось по четыре-пять человек: Сталин, два- три его ближайших соратника (Молотов, Маленков, Ворошилов, Берия, Шверник и др.) и местный кандидат, который и должен был стать депутатом.

От Привокзального округа Костромы собрание избирателей в клубе фабрики «Ременная тесьма» выдвинуло в облсовет товарищей Сталина, Молотова, Маленкова и первого секретаря Костромского обкома КПСС Алексея Ильича Марфина77. Аналогичное собрание на льнокомбинате системы инженера И. Д. Зворыкина – Сталина, Молотова, Маленкова и директора комбината Надежду Ивановну Опекишеву78. Костромской маслозавод выдвинул в облсовет Сталина, Микояна и председателя Костромского горисполкома Ивана Степановича Козырева79, собрание избирателей в областной партийной школе – Сталина, Маленкова, Молотова и заслуженного врача РСФСР Александру Михайловну Круглову80, собрание в школе № 31 в Заволжском районе – Сталина, Молотова и первого секретаря Костромского горкома КПСС Александра Васильевича Задвижкина81.

Только в Костромском районе, в Шунгенском округе № 51, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета РСФСР и лауреат Сталинской премии Прасковья Андреевна Малинина*, совсем недавно ставшая председателем колхоза «XII Октябрь» в селе Саметь, баллотировалась в областной Совет почти что в гордом одиночестве – лишь вдвоём со Сталиным84.

В середине января 1953 года в газетах было опубликовано сообщение об аресте органами госбезопасности группы «врачей- вредителей». Ряд высокопоставленных медиков, в основном с еврейскими фамилиями, обвинялся в злодейском убийстве членов Политбюро А. С. Щербакова, А. А. Жданова и в подготовке убийства нескольких маршалов и адмиралов. Все арестованные, говорилось в сообщении, были связаны с международной буржуазно-националистической организацией «Джойнт», часть их будто бы работала на американскую разведку, часть – на английскую85.

* П. А. Малинина (1904 – 1983 гг.) могла себе позволить такое. В 1949 году, наряду с представителями высшего руководства СССР, она была включена в состав Комитета по подготовке 70-летия со дня рождения тов. И. В. Сталина82. 21 декабря 1949 года, когда отмечалось 70-летие Сталина, на торжественном заседании в Большом театре заведующая Саметской молочно-товарной фермой сидела в президиуме вместе с В. М. Молотовым, Г. М. Маленковым, Н. С. Хрущевым, Л. П. Берией, Л. М. Кагановичем, К. Е. Ворошиловым, Мао Цзэдуном, Вальтером Ульбрихтом, Матиасом Ракоши, Пальмиро Тольятти, Долорес Ибаррури и др., в считанных шагах от самого юбиляра83.

Разумеется, что после этого костромская пресса наполнилась призывами к бдительности и намеками на то, что классовые враги, притаившись, сидят за любым кустом и только и ждут, чтобы нанести удар. Общий вывод был такой: каждую советскую организацию необходимо превратить в неприступную крепость, куда вражеские агенты не смогут пробраться.

Одновременно с избирательной кампанией проводились и другие общественно-политические мероприятия.

8 января 1953 года общественность Костромы вместе со всей страной отмечала 75-летие со дня смерти великого русского поэта-демократа и певца народного горя Н. А. Некрасова. «После Великой Октябрьской социалистической революции, – писала 7 января «Северная правда», – благодаря политике нашей партии и советского правительства на смену забитой Руси, описанной Некрасовым, выросла новая, могучая, обильная Русь, которая стоит в авангарде борцов за мир во всём мире»86.

21 января 1953 года Кострома, как и весь Советский Союз, отметила 29-ю годовщину кончины В. И. Ленина. В этот день в областном театре имени А. Н. Островского на проспекте Сталина состоялось традиционное «торжественно-траурное» заседание обкома, горкома, областного и городского Советов, областного и городского комитетов ВЛКСМ, областного Совета профсоюзов и представителей трудовых коллективов. Над сценой над большим портретом Ленина висел лозунг: «Под знаменем Ленина, под водительством Сталина – вперёд, к победе коммунизма!». Первый секретарь горкома КПСС А. В. Задвижкин, открывший заседание, предложил почтить память вождя революции вставанием. Затем секретарь обкома партии А. В. Соколов выступил с докладом «29 лет без Ленина, под руководством товарища Сталина, по ленинскому пути». В конце заседания его участники, по традиции, приняли приветственное письмо Сталину87.


«За Родину! За Сталина! За мир! За коммунизм!» Советский предвыборный плакат начала 50-х годов XX века

Итак, избирательная кампания в местные Советы шла, как и положено, никаких особых сенсаций от неё никто не ждал. Однако сенсация произошла, и ещё какая. 29 января 1953 года Кострому облетело известие о том, что великий Сталин выдвинул свою кандидатуру в Костромской городской совет*.

* Нельзя сказать, чтобы до этого не было случаев избрания в Костромской горсовет высокопоставленных лиц. 10 января 1931 года коллектив фабрики «Искра Октября» на дополнительных довыборах избрал почётным депутатом горсовета Председателя Совнаркома СССР В. М. Молотова88. 25 ноября 1934 года коллектив техникума водного транспорта избрал в горсовет великого пролетарского писателя и «почётного сплавщика» А. М. Горького89. Однако выдвижение в горсовет и главы советского правительства, и основоположника советской литературы носило чисто символический характер.

***

Чтобы понять значение данного факта, нужно напомнить следующее. С 1937 года кандидатуры Сталина и ряда его ближайших соратников автоматически выдвигались во всех избирательных округах при выборах в Верховный Совет СССР, Верховные Советы союзных республик, Советы краёв и областей. Но это выдвижение носило символический характер, являлось лишь ритуалом, демонстрацией верности и преданности вождю. Ниже областного уровня кандидатура Сталина никогда не выдвигалась: на такое святотатство и кощунство на местах никто бы не осмелился.

Правда, существовала особая практика, когда вождь социалистической Родины в виде особой милости разрешал избрать себя в Советы некоторых городов. На выборах в местные Советы, которые прошли 24 декабря 1939 года, Сталин дал согласие баллотироваться в три городских Совета: Московский, Тбилисский и Бакинский90. Во все три Совета он баллотировался вместе с В. М. Молотовым – своим ближайшим соратником, Председателем Совнаркома СССР, воспринимавшимся большинством советского населения как второе лицо страны.

С Московским Советом всё понятно. Москва – столица советского государства; быть депутатом Моссовета для первого лица страны – традиция, освящённая именем Ленина, который в первые послереволюционные годы являлся депутатом Моссовета. Тбилиси и Баку – города, где Сталин начинал свою революционную деятельность; к тому же Тбилиси – столица родной для него Грузии.

На выборах в местные Советы 21 декабря 1947 года Сталин дал согласие баллотироваться кандидатом только в депутаты Моссовета91. Вместе с ним в Моссовет баллотировался В. М. Молотов – в то время уже министр иностранных дел СССР.

На выборах в местные Советы 17 декабря 1950 года Сталин баллотировался в Советы большого количества городов: Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Риги, Тбилиси, Алма-Аты, Гори, Батуми, Горького, Куйбышева, Казани, Саратова, Ярославля, Ростова-на-Дону, Севастополя, Нальчика, Дзауджикау (позднее Орджоникидзе, ныне Владикавказ), Свердловска, Челябинска и Хабаровска92. Причём в Моссовет Сталин баллотировался вместе с 13 членами и кандидатами в члены Политбюро ЦК ВКП(б).

Чем руководствовался Сталин, избираясь в ряд городских Советов? Ведь никакого практического значения это иметь не могло. Для усиления значения предвыборных кампаний в местные Советы? В знак особой «царской» милости? Чтобы потом вечно числиться депутатом этого Совета? Или это являлось своеобразным подражанием царям и другим членам императорской фамилии, которые состояли шефами полков, атаманами казачьих войск, попечителями православных братств?

В январе 1953 года на выборах в местные Советы Сталин дал согласие баллотироваться в горсоветы Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Таллина, Вильнюса, Кишинева, Тбилиси, Краснодара, Челябинска и Костромы93.


Москва. 1 мая 1949 года. Сталин направляется на трибуну Мавзолея

С 1922 года Сталин занимал пост Генерального секретаря ЦК партии*, с мая 1941 года – пост Председателя Совнаркома СССР (с 1946 года – Совета Министров СССР). В победном 1945 году Сталину было присвоено специально для него возрождённое высшее воинское звание – Генералиссимус. Он много лет состоял членом ЦИК СССР, а затем – депутатом Верховных Советов СССР и РСФСР. Причем в оба эти Верховных Совета Сталин избирался от г. Москвы. Его речи в 1937 и 1946 гг. на встречах с избирателями Сталинского избирательного округа Москвы превозносились как важный вклад в сокровищницу марксизма-ленинизма.

И вот глава многомиллионной партии и самой большой в мире страны, неограниченный повелитель мирового социалистического лагеря, простиравшегося от ГДР на западе до Северной Кореи на востоке, захотел стать одним из трёхсот депутатов Костромского городского Совета.

* Правда, с конца 20-х годов Сталин по каким-то соображениям убрал слово «генеральный» и подписывал все бумаги, как Секретарь ЦК.

Это как если бы с вершины Олимпа к древним грекам спустился во всём своем величии царь богов громовержец Зевс и выдвинул свою кандидатуру в какой-нибудь древнегреческий сельсовет. Наверняка изумлённые греки не смогли бы удержаться от вопроса: но зачем тебе, о Зевс, это нужно?

Причем Сталин баллотировался в Костромской горсовет не один, а вместе с Г. М. Маленковым*, бывшим в глазах страны его официальным наследником. Для большинства советских людей Маленков, как и все ближайшие соратники Сталина, портреты которых, как иконы, носились на демонстрациях, воспринимался, конечно, как небожитель, пребывающий где-то в недостижимой выси у подножия престола главного бога. Продолжая античную аналогию – это как если бы вместе с Зевсом с Олимпа к поражённым древним грекам сошёл кто-то из верховных олимпийских богов.


Секретарь ЦК КПСС Г. М. Маленков. В начале 1953 года он баллотировался в Костромской городской Совет депутатов трудящихся от 261-го избирательного округа в Заволжском районе

Как мы помним, в 1939-м и в 1947-м Сталин шёл на выборы в городские Советы вместе со своей неразлучной «тенью» – В. М. Молотовым. Однако в конце 40-х годов над верным соратником вождя стали сгущаться тучи. 29 декабря 1948 года его жену, П. С. Жемчужину, исключили из партии, 21 января 1949 года арестовали и вскоре сослали на пять лет в Казахстан. 4 марта 1949 года сам В. М. Молотов был смещён с поста Министра иностранных дел СССР. 15 октября 1952 года на Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся по окончании XIX съезда партии, Сталин подверг Молотова резкой критике, обвинив его в том, что он занимает «антиленинские позиции»94. Большинство историков считает, что Сталин готовил судебный процесс и расправу со своим старым соратником. Скорее всего, не умри Сталин через несколько месяцев, В. М. Молотов разделил бы участь большого количества видных деятелей партии и правительства, ставших жертвами террора.

Именно поэтому в январе 1953 года Сталин пошёл на выборы в Костромской горсовет вместе с новым вторым человеком в государстве – Г. М. Маленковым.

* Георгий Максимилианович Маленков (1901 – 1988 гг.) – в то время секретарь ЦК КПСС и член Президиума ЦК КПСС. Как писалось выше, 5 октября 1952 года на XIX съезде партии именно он вместо Сталина выступил с Отчётным докладом ЦК, что заставило всех видеть в нём официального наследника и преемника вождя. В день смерти Сталина, 5 марта 1953 года, Г. М. Маленков занял пост Председателя Совета Министров СССР, который до него занимал Сталин.

***

Муравьёвка. В этом здании в 1953 году находился Костромской обком КПСС, куда сходились все нити управления кампанией по избранию И. В. Сталина в Костромской горсовет. Фото А. Н. Сыромятникова

Вероятно, Костромской обком КПСС получил соответствующую директиву из Москвы в третьей декаде января. Интересно, как прореагировали на неё тогдашние руководители города и области – первый секретарь обкома КПСС Алексей Ильич Марфин, председатель облисполкома Григорий Васильевич Хорьков, первый секретарь Костромского горкома КПСС Александр Васильевич Задвижкин и председатель Костромского горисполкома Иван Степанович Козырев? Какие чувства испытали они, узнав, что Костроме оказана такая честь, – радость, чувство гордости, смятение, непреодолимый ужас?

Прежде чем запустить механизм выдвижения Сталина и Маленкова, руководителям области и города предстояло непростое решение – выбрать из трёхсот избирательных округов Костромы два округа, от которых должны были баллотироваться кремлёвские кандидаты. Дело это было ответственное: великий вождь и его верный соратник не могли выдвигаться абы откуда. В стране диктатуры пролетариата, как официально именовался общественно-политический строй Советского Союза, сын сапожника Сталин и дворянин (по отцу) Маленков должны были баллотироваться только от чисто пролетарских округов.

Впрочем, поиск продолжался недолго. Для Сталина был выбран 233-й избирательный округ в фабричной части Ленинского района Костромы, в котором, в основном, проживали рабочие льнокомбината имени В. И. Ленина – крупнейшего и старейшего предприятия Костромы. Маленкову достался 261-й округ, где проживали, главным образом, труженики завода «Рабочий металлист»*.

* Этот завод появился в Костроме во время I Мировой войны. В 1915 году в окрестности Костромы из Риги, которой угрожали немцы, был эвакуирован Рижский механический завод наследниц Л. Ф. Пло. Завод разместился на окраине села Селище, на базе существовавшего здесь небольшого механического и чугунолитейного завода Н. В. Зотова95. В 1918 году завод был национализирован, а в 1922 году получил название «Рабочий металлист» (ныне – «Экско»).

Льнокомбинат имени В. И. Ленина – до революции Большая Костромская льняная мануфактура (БКЛМ) – существовал с 1866 года. Его основателем был П. М. Третьяков (1832 – 1898 гг.) – крупный русский промышленник, создатель знаменитой картинной галереи, выдающийся деятель русской культуры второй половины XIX века. В 1919 году БКЛМ переименовали в 1-ю Республиканскую фабрику, в 1927 году ей присвоили имя В. И. Ленина, а в 1936-м преобразовали в льнокомбинат имени В. И. Ленина.

В январе 1953 года коллектив льнокомбината имени В. И. Ленина выдвинул кандидатом в депутаты областного Совета инженера Михаила Ивановича Ваулина – участника войны, бывшего офицера, члена парткома комбината96. Состоявшееся через несколько дней в Костромском индустриальном техникуме собрание избирателей Пролетарского избирательного округа № 12 выдвинуло М. И. Ваулина кандидатом в депутаты областного Совета вместе с неизбежным «довеском» в лице товарищей Сталина, Молотова, Маленкова и Берии97.

К исходу января кандидатами в депутаты горсовета льнокомбинат выдвинул большую группу своих рабочих и служащих в количестве 15 человек. В их числе: директор И. Е. Большаков, секретарь парткома З. П. Волгина, председатель цехкома прядильной фабрики М. С. Зайцева, прядильщица Т. Л. Боровикова, мотальщица М. А. Куприянова, ткачихи М. Г. Панова, А. И. Конева, А. В. Смирнова и др.98

В конце января руководителей льнокомбината – директора Ивана Ефимовича Большакова и секретаря парткома Зинаиду Петровну Волгину – вызвали в обком. Тут они узнали потрясающую новость о великой чести, которая выпала коллективу их предприятия, – выдвинуть кандидатом в депутаты горсовета ни больше ни меньше, как Председателя Совета Министров СССР, мудрого вождя советского народа и всего прогрессивного человечества, генералиссимуса Сталина.

Вряд ли ошарашенные Большаков и Волгина возвращались из обкома на комбинат в приподнятом настроении. Дело даже не в том, что на ближайшие несколько недель им предстояло забыть о спокойной жизни. Они прекрасно понимали, чем в этом ответственнейшем деле может обернуться для них любая ошибка.

В 1937 году в Костроме прошло два больших открытых суда над руководителями льнокомбината имени В. И. Ленина. Два дня, 12 и 13 февраля, в здании суда на площади Революции продолжался процесс над «организаторами и вдохновителями травли» делегата VIII Чрезвычайного Всесоюзного съезда Советов ткачихи-стахановки А. С. Николаевой*. О значении, которое придавалось процессу, говорит уже то, что обвиняемые предстали перед выездной сессией областного суда. В полночь 13 февраля пролетарский суд огласил свой приговор. Бывший заведующий ткацкой фабрики льнокомбината А. П. Морозов был приговорен к двум годам лишения свободы, начальник цеха М. И. Воробьёв и поммастера Г. С. Корягин – к одному году исправительно-трудовых работ, ткачиха М. П. Майорова – к трём годам лишения свободы100. Такие сроки уже через несколько месяцев будут восприниматься как «детские», но ведь большой террор 1937 года в Костроме только начинался.

Второй несравненно более масштабный судебный процесс над «контрреволюционной бандой вредителей с льнокомбината» состоялся в клубе «Красный ткач» 13 октября 1937 года. Перед специальной коллегией областного суда тогда предстали: бывший директор льнокомбината П. И. Новиков, его заместитель Н. П. Кузнецов и ещё четыре руководителя более низкого звена. Поскольку на дворе стоял уже не февраль, а октябрь 1937 года, то и сроки, вынесенные подсудимым, были соответствующими. П. И. Новиков получил 10 лет лишения свободы, остальные подсудимые – по 15, 20 и 25 лет101**.


Памятник В. И. Ленину, открытый на территории льнокомбината имени В. И. Ленина в 1929 году. Фото автора

* В январе 1953 года А. С. Николаева (1900 – 1986 гг.) – бывшая ткачиха-стахановка, вечный депутат и делегат, а ныне кладовщица ткацкой фабрики комбината, в очередной раз была выдвинута кандидатом в депутаты горсовета99. Напомним, что VIII Чрезвычайный Всесоюзный съезд Советов, делегатом которого являлась А. С. Николаева, 5 декабря 1936 года принял новую Конституцию СССР (так называемую Сталинскую Конституцию). На протяжении последующих сорока лет 5 декабря отмечался в СССР как День Конституции.

** В числе жертв террора 1937 года на льнокомбинате имени В. И. Ленина нельзя не назвать главного механика комбината М. А. Малышева (1892 – 1937 гг.). Бывший участник I Мировой войны, герой-лётчик, награждённый шестью боевыми орденами и Георгиевским оружием, был арестован 21 апреля 1937 года, обвинён во вредительстве и расстрелян 28 декабря 1937 года102.

Разумеется, память об этих процессах 1937 года на льнокомбинате была ещё свежа.

Вернувшись на комбинат, Большаков и Волгина собрали руководителей всех подразделений, сообщили им о великой чести, которая выпала их коллективу, и приступили к составлению диспозиции предстоящей кампании по выдвижению вождя в горсовет.

Скорее всего, к этому времени льнокомбинат уже давно выполнил план по выдвижению кандидатов в депутаты горсовета (ведь его руководителей, явно, никто заранее не предупредил, чтобы они зарезервировали одно местечко для вождя советского народа). Чтобы выдвинуть Сталина, надо было без излишней огласки аннулировать чьё-то уже состоявшееся выдвижение. Вероятно, данного товарища, какую-нибудь ткачиху-стахановку, пришлось пригласить и объяснить, что её выдвижение в горсовет отменяется, т. к. вместо неё будет баллотироваться сам товарищ Сталин (согласимся, что после такого известия бедную ткачиху-стахановку могли сразу увезти в Никольское – известную психбольницу под Костромой).

По закону, кандидата в депутаты мог выдвинуть трудовой коллектив или общественная организация. Честь выдвинуть Сталина кандидатом в депутаты доверили коллективу прядильной фабрики.

Поскольку время поджимало, все мероприятия – выдвижение Сталина кандидатом в депутаты, его регистрация окружной избирательной комиссией и митинги на льнокомбинате, посвященные этому событию, –должны были состояться в один день, в пятницу 29 января.

Дату 29 января, безусловно, спустили льнокомбинату из обкома. На этот же день было намечено выдвижение в горсовет Г. М. Маленкова и большое количество митингов по всему городу.

Утром 29 января работники прядильной фабрики на своём собрании официально выдвинули товарища Сталина кандидатом в депутаты Костромского горсовета. Никаких подробностей выдвижения ни «Северная правда», ни льнокомбинатовская многотиражка «За качество» не приводят. Областная газета только сообщила, что «коллектив прядильной фабрики льнокомбината им. Ленина на своем предвыборном собрании единодушно выдвинул кандидатом в депутаты Костромского городского Совета мудрого вождя и учителя всех народов, зодчего коммунизма, товарища Иосифа Виссарионовича Сталина»103.

Поскольку выдвижение мудрого вождя и учителя фактически было оформлено чуть ли не «задним числом», то в многочисленных газетных материалах на тему избрания Сталина в горсовет, вопреки традиции, ни разу ни слова не было сказано об обстоятельствах выдвижения, о его инициаторах и о том, как они – инициаторы – безмерно счастливы согласием кандидата баллотироваться в депутаты, и т. п.

Спустя, вероятно, каких-нибудь полчаса в Красном уголке* прядильной фабрики под председательством А. А. Ледневой состоялось заседание окружной избирательной комиссии 223-го избирательного округа, обсуждавшее вопрос о регистрации кандидатуры товарища Сталина И. В. и сразу превратившееся в торжественный митинг. От имени коллектива прядильной фабрики на заседании выступили инженер Смирнов и мотальщица Дмитриева. Инженер Смирнов сказал: «Великое счастье и честь выпали коллективу нашего комбината и трудящимся Костромы – отдать свои голоса за всенародного кандидата в депутаты местных Советов И. В. Сталина. (…) Я призываю вас, товарищи, единодушно отдать свои голоса в день выборов за родного Иосифа Виссарионовича Сталина и добиться новых производственных успехов». Мотальщица Дмитриева вторила ему: «Нет слов, чтобы выразить чувство огромного счастья и радости, когда мы узнали о согласии товарища Сталина баллотироваться по нашему избирательному округу. Под его мудрым руководством наша страна из отсталой в прошлом стала теперь могучей и прекрасной. (…) Пусть живёт и здравствует многие годы наш любимый вождь и учитель!» После выступлений председатель комиссии А. А. Леднева внесла предложение зарегистрировать кандидатом в депутаты городского Совета товарища Сталина. «Члены комиссии и присутствующие долго несмолкающими аплодисментами поддержали это предложение»104.

* Красный уголок – своего рода советский аналог домовой церкви. Красные уголки устраивались на предприятиях, в учреждениях, общежитиях, воинских казармах и т. д. В первую очередь они предназначались для политических занятий.

Отметив, что переданные документы «составлены в полном соответствии с Положением о выборах», комиссия под бурные аплодисменты всех присутствующих постановила: «Зарегистрировать кандидатом в депутаты Костромского городского Совета депутатов трудящихся т. Сталина И. В. для баллотировки по избирательному округу № 233. Включить кандидата в депутаты т. Сталина И. В. в избирательный бюллетень для баллотировки по избирательному округу № 233 по выборам в Костромской городской Совет»105.

В тот же день 29 января на льнокомбинате состоялись массовые митинги.

Свыше тысячи человек собралось на митинг в одном из корпусов ткацкой фабрики. Его открыла председатель фабкома А. В. Королькова. Как только она сообщила, что «товарищ Сталин дал согласие баллотироваться по нашему избирательному округу, возникла бурная овация, прокатилось мощное “ура”. Раздаются приветственные возгласы в честь первого всенародного кандидата в депутаты, великого вождя советского народа товарища И. В. Сталина»106. На митинге выступила старейшая работница комбината М. Бранчукова. «Для нас, советских людей, – сказала она, – для простых людей во всём мире нет человека ближе, роднее, любимее, чем наш товарищ Сталин. С огромной радостью воспринял каждый из нас известие о том, что Иосиф Виссарионович Сталин дал согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета, и зарегистрирован кандидатом в депутаты. Хочется от всей души, от всего сердца сказать спасибо, дорогой товарищ Сталин! Мы оправдаем ваше доверие самоотверженной работой на благо Родины»107.

Всё в тот же день, 29 января, в клубе завода «Рабочий металлист» в Заволжском районе Костромы в 15 часов открылось заседание избирательной комиссии 261-го избирательного округа. «На сцене, – описывала газета заводской клуб, – большие портреты Иосифа Виссарионовича Сталина и его верного соратника Георгия Максимилиановича Маленкова. На стенах плакаты и лозунги, призывающие достойно встретить день выборов в местные Советы»108. Заседание окружной комиссии и здесь прошло как многолюдный торжественный митинг. Скороговоркой упомянув о том, что товарищ Г. М. Маленков выдвинут коллективами цехов первого механического, сборочного и цеха металлоконструкций, все выступающие на заседании как один человек говорили о той чести, которую им оказал верный соратник вождя, дав согласие баллотироваться в Костромской горсовет. Комиссия единогласно зарегистрировала кандидатом в депутаты горсовета товарища Маленкова Г. М.109 Сразу после заседания комиссии в сталелитейном цехе «Рабочего металлиста» состоялся массовый митинг, все выступающие на котором призвали в день выборов отдать голоса за «выдающегося деятеля партии и государства», верного соратника вождя Г. М. Маленкова110.

Во второй половине дня всё того же 29 января на предприятиях и учреждениях города состоялись митинги, посвящённые потрясающей новости о том, что товарищ Сталин дал согласие баллотироваться в горсовет Костромы. Митинги прошли на фабриках им. В. М. Молотова, «Искра Октября» и «Знамя труда», на заводе им. Л. Б. Красина, на комбинате системы инженера И. Д. Зворыкина, на Костромской теплоэнергоцентрали и др.111

Хотя, думается, до многих участников митингов наверняка не сразу дошла сенсационность повода, из-за которого их собрали. За последние годы Сталина столь часто и много кудато символически выдвигали, от отца народов уже так рябило в глазах, что большинство горожан, не искушённых в политике, скорее всего, не сразу поняли, что в этот раз речь идёт о чём-то необычном.

С этого дня пропагандистская машина Костромы словно забыла о выборах в областной Совет, не говоря уж о выборах в районные и прочие поселковые Советы, отошедших далеко на задний план. Все силы были брошены на освещение выборов в Костромской горсовет, куда баллотировался сам творец народного счастья (один из многочисленных пропагандистских эпитетов Сталина). 30 января областная «Северная правда» вышла с большим заголовком: «Великий вождь и учитель советского народа Иосиф Виссарионович Сталин дал согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета депутатов трудящихся и зарегистрировался кандидатом в депутаты городского Совета для баллотировки по избирательному округу № 233. Да здравствует всенародный кандидат, зодчий коммунизма, знаменосец мира, наш любимый товарищ Сталин!»112 В передовице «Кандидаты советского народа» говорилось: «Вчера пришла радостная и волнующая весть: товарищ Сталин и товарищ Маленков дали согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета (…). Как только стало известно об этом, по предприятиям и в учреждениях города состоялись многолюдные митинги и собрания. Трудящиеся горячо благодарят тов. Сталина и тов. Маленкова за оказанную честь – согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета, высказывают безграничное чувство любви и благодарности родной Коммунистической партии, уверенно ведущей советский народ по пути к коммунизму. (…) Это – великая честь для трудящихся всей области»113.

Областному органу вторила передовица «Великая честь» костромской районной газеты «За сталинский урожай»*, вышедшей 1 февраля: «Великой чести удостоились трудящиеся Костромской области. Любимый вождь советских народов, вдохновитель и организатор всех наших побед, знаменосец мира во всём мире Иосиф Виссарионович Сталин дал согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета депутатов трудящихся (…). Радостная весть о том, что великий Сталин и его ближайший соратник тов. Маленков дали свое согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета, в одно мгновение облетела город Кострому и всю область. Трудящиеся всей области в эти дни вместе с избирателями города Костромы переживают великую радость, они преисполнены чувством глубокой благодарности к тов. Сталину и тов. Маленкову за высокую честь и доверие, оказанное вождём советского народа и его верным соратником костромичам. (…) Великая честь, которой удостоены костромичи, вселяет в них не только беспредельную радость и ликование, но и новый прилив творческих сил и энергии. На многочисленных митингах, состоявшихся по поводу согласия тов. Сталина и тов. Маленкова баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета, костромичи дают слово великому вождю работать отныне ещё лучше, ещё самоотверженнее, с честью выполнить грандиозные задания пятой сталинской пятилетки»114.

* В настоящее время – газета «Волжская новь».

6 февраля 1953 года «Северная правда» опубликовала список зарегистрированных кандидатов в депутаты горсовета. Первыми в нём, вопреки обычаю помещать фамилии кандидатов согласно номерам округов, значились: «Сталин Иосиф Виссарионович, Председатель Совета Министров СССР» и «Маленков Георгий Максимилианович, Секретарь ЦК КПСС»115.

Если и на предыдущих избирательных кампаниях всегда всё вертелось вокруг имени Сталина, то уж в этот раз непрерывно не склонять имя вождя, баллотирующегося в горсовет, было воистину грешно. Десятки агитаторов вели беседы о главном всенародном кандидате в цехах льнокомбината, в общежитиях и домах избирателей. В первой декаде февраля в Красном уголке Дома труда* агитатор инженер Б. Чудов провёл беседу о речи И. В. Сталина, с которой тот выступил 9 февраля 1946 года на предвыборном собрании в Москве. Газета «За качество» отмечала, что беседа прошла «с большим подъёмом». Подобные беседы, посвящённые «исторической речи» вождя, прошли тогда во многих цехах комбината117.

* Дом труда (до революции – так называемая Сборная) – четырёхэтажное общежитие для рабочих БКЛМ, построенное в 1900 году116.

Выдвижение Сталина в Костромской горсовет вдохновляло на стихи поэтов – профессиональных и самодеятельных. Работница льнокомбината имени В. И. Ленина Г. Морозова поместила в льнокомбинатовской газете «За качество» стихотворение «Сталин – наше счастье»:

Товарищ, мы в славное время живём,

О Родине нашей, о счастье поём!

И первое слово в той песне о нём –

О самом заботливом, самом родном.

Наш Сталин любимый, надежда земли,

Народную песню в подарок прими.

Отец нашей жизни, на радость Отчизне

И миру на радость, наш мудрый, живи!

Тебя избирая, клянёмся тебе:

Быть верными всюду – в труде и в борьбе!

Огни коммунизма горят впереди,

Веди нас, великий, к победам веди!118

В стихотворении Ю. Полозова «В агитпункте», опубликованном в костромской районной газете «За сталинский урожай», говорилось:

Агитатор – паренёк бывалый,

Развернёт о будущем рассказ –

О Туркменском о большом канале,

На вопрос ответит, кто задаст.

От него недавно мы узнали

Радостную, дорогую весть:

В горсовет

баллотируется Сталин –

Это же и нам большая честь.

По-иному засияли дали

В этот зимний и морозный день.

Сталина мы все в сердца вписали –

В веский человечий бюллетень!119

Во вторник 17 февраля в цирке* на ул. Пролетарской состоялось собрание молодых избирателей, в котором участвовало две тысячи юношей и девушек. Выступая на собрании, молодая работница льнокомбината имени В. И. Ленина П. Савина, в период оккупации на Украине лишившаяся родителей и выросшая в детдоме, сказала: «Нет слов, чтобы выразить нашу радость, когда мы узнали, что великий вождь, наш мудрый учитель Иосиф Виссарионович Сталин дал своё согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета», – и призвала всех участников собрания отдать свои голоса за кандидатов нерушимого сталинского блока коммунистов и беспартийных. «С огромным воодушевлением» участники собрания приняли приветственное письмо И. В. Сталину120.

* Деревянное здание старого костромского цирка на пр. Текстильщиков (бывшей ул. Пролетарской) сгорело в 1970 году.

Избирательный округ № 233, от которого баллотировался Сталин, входил в состав избирательного участка № 14*, центром которого стала семилетняя школа № 17 на 1-й Объединённой улице (современный адрес: ул. Ерохова, д. 2). В состав 14-го участка входила часть улицы 1-й Объединённой (ныне – улица Ерохова) и часть улицы Пролетарской (ныне – проспект Текстильщиков). На территории участка находилось несколько крупных общежитий, где жили, в основном, рабочие льнокомбината им. В. И. Ленина121.

Школа № 17 размещалась в большом двухэтажном краснокирпичном здании, которое находилось через дорогу от проходной льнокомбината имени В. И. Ленина. До революции в этом здании находилось двухклассное училище для детей рабочих и служащих Большой Костромской Льняной мануфактуры (БКЛМ)**.

Уже в первых числах февраля в здании школы начал работать агитпункт. В предвыборный период в нём открылись три выставки: «Великое содружество В. И. Ленина и И. В. Сталина», «Великие стройки коммунизма» и «Пятый пятилетний план развития народного хозяйства СССР». Открытие каждой выставки сопровождалось чтением лекции на ту же тему. В агитпункте регулярно выпускалась стенная газета «Избиратель», в которой избиратели в своих заметках «выражали сердечные чувства по поводу согласия товарища Сталина баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета»123. В агитпункте проходили встречи с кандидатами в депутаты. Делегат XIX съезда партии секретарь парткома льнокомбината З. П. Волгина выступила на вечере избирателей с воспоминаниями о выступлении на съезде Сталина. В заключение она сказала: «Великий Сталин – наш кандидат в депутаты городского Совета. Многие из вас в день выборов получат бюллетень с родным и любимым именем. Голосуя за товарища Сталина, мы будем голосовать за нашу партию, за дальнейшее процветание и могущество родной Отчизны»124.

В стенах школы № 17 и размещался избирательный участок, на котором должно было состояться голосование по кандидатуре И. В. Сталина.

В 30 – 80 годы избирательные участки в Советском Союзе менее всего являлись избирательными участками. По сути, это были сакральные, священные места, где граждане свидетельствовали свою верность коммунистическому божеству. Во время выборов участки обычно всячески украшались – плакатами, лозунгами, декоративными панно и т. д. В феврале 1953 года внутреннее убранство 14-го участка превзошло всё, что в этом отношении было принято в Костроме до того времени.

* Всего в состав участка № 14 входило четыре избирательных округа: №№ 230, 231, 232 и 233. Разумеется, в феврале 1953 года первые три оказались в тени, подавленные величием 233-го округа, от которого в горсовет избирался сам зодчий коммунизма и знаменосец мира.

** Училище для детей рабочих и служащих БКЛМ было основано в 1871 году. В данное, специально для него построенное здание оно въехало в 1898 году122.

Когда 14 февраля 1898 года епископ Костромской и Галичский Виссарион (Нечаев) совершал в зале училища молебен и освящение этого здания125, ему, конечно, и во сне не могло привидеться, что здесь когда-нибудь сможет возникнуть подобие языческого святилища.

Накануне выборов «Северная правда» писала: «Кажется, никогда ещё не выглядело так торжественно и нарядно здание, где находится избирательный участок № 14 Ленинского района Костромы»126.

В зале, где стояли кабины для голосования, был воздвигнут огромный – чуть ли не в натуральную величину – макет Спасской башни Московского Кремля, звезда на шпиле которой упиралась в высокий потолок. Башню обрамлял десяток настоящих больших елей. Стену украшало монументальное панно, изображавшее, как в Волго-Донской канал входит большой красивый теплоход «Иосиф Сталин». Из разноцветных лампочек на панно было выведено «Волго – Дон построили!» (состоявшееся 27 июля 1952 года открытие Волго-Донского канала имени В. И. Ленина, когда по нему первым прошёл теплоход «Иосиф Сталин», стало одним из важных событий жизни страны в минувшем году)*. Над панно горела большая звезда, от которой во все стороны отходили лучи. Слева и справа от панно висели портреты Ленина и Сталина, украшенные гирляндами. Стены зала были красиво задрапированы тканью, в помещении имелось множество цветов, пол устилали ковры127.

* Костромская область имела прямое отношение к строительству канала Волга – Дон, сооружаемого в основном руками заключённых. В начале 1949 года на востоке области, в междуречье Унжи и Ветлуги, на территории Унжлага (Унженского исправительно-трудового лагеря) разместились ещё лагпункты Варнавинлага, узники которого заготовляли здесь лес для «великой стройки коммунизма» – канала Волга – Дон. Варнавинлаг был организован и находился в подчинении Главгидроволгодонстроя МВД СССР, ведшим строительство канала. На 1 января 1953 года в нём находилось в заключении 4841 человек. В 1953 году лагпункты Варнавинлага влились в структуру Унжлага128.

На участке была проявлена невиданная для того времени забота о людях: «Для отдыха избирателей оборудуется комната. Здесь мягкая мебель, цветы. К услугам избирателей – свежие газеты, журналы»129.

Внутреннему содержанию соответствовала и внешняя форма. 21 февраля «Северная правда» сообщала: «На избирательном участке № 14, в который входит 233-й округ, идут последние приготовления к приёму избирателей. Участок принял торжественный вид. На кумачовом транспаранте идущие от всего сердца слова “Слава великому Сталину!” Когда наступают сумерки, всё праздничное убранство озаряется десятками электрических огней»130.

Старался соответствовать случаю и льнокомбинат: «Празднично выглядит комбинат. В цехах и отделах на алых полотнищах лозунги, призывающие достойно, стахановским трудом встретить день выборов в местные Советы. Плакаты“молнии” и доски показателей красноречиво рассказывают о трудовых победах, о новых успехах в улучшении качества продукции»131.

В последние дни накануне выборов пропагандистское напряжение достигла своей высшей точки. 21 февраля льнокомбинатовская газета «За качество» вышла под стихотворной шапкой-призывом:

Страна расцветает всё ярче и краше,

И песня о Сталине в каждой груди.

За партию нашу, за Родину нашу,

Мы все, как один, голоса отдадим!132

В тот же день, 21 февраля, «Северная правда» писала: «Завтра избиратели 233-го избирательного округа все, как один, придут к избирательным урнам и отдадут свои голоса за творца самой демократической в мире Конституции Иосифа Виссарионовича Сталина. Этим они продемонстрируют свою любовь и преданность отцу и учителю, великой коммунистической партии и Советскому правительству»133. Газета «За качество» в передовице «Все на выборы!» призывала: «22 февраля – все на выборы! Не должно быть ни одного рабочего и служащего, который не использует своего почётного права избирать депута-тов трудящихся. Да здравствует сталинский блок коммунистов и беспартийных! Да здравствует Коммунистическая партия Советского Союза – вдохновитель и организатор всех побед советского народа! Под мудрым водительством великого вождя, учителя и друга всех трудящихся, нашего родного и любимого товарища Сталина – вперёд к коммунизму!»134

И вот наступил этот исторический день – воскресенье 22 февраля 1953 года. «Кострома – в праздничном убранстве, – писала в воскресном номере «Северная правда». – Реют кумачовые флаги у входа на избирательные участки. Повсюду плакаты, красочные панно, портреты руководителей партии и правительства. На плакатах – горячие слова любви и благодарности родной Коммунистической партии, вождю и учителю товарищу Сталину (…). Большая, нескрываемая гордость светится в глазах избирателей, которым выпала честь голосовать за великого вождя»135.

В этом же номере было помещено стихотворение Т. Турановой «За Сталина!»:

Многолюдной улицей знакомой,

Где полощут флаги на ветру,

К празднично украшенному дому

Я иду сегодня поутру.

Порошит снежок над головою,

Хорошо и весело кругом,

Как всегда, сейчас я всей душою

Думаю о Сталине родном!

Вот вхожу, богатая друзьями,

И у всех сегодня на виду

Светлый зал окину я глазами

И за бюллетенем подойду.

Бюллетень я в ящик опускаю

За вождя родного своего,

Радости сердечной не скрываю,

От людей, так любящих его!

И в груди счастливое волнение…

Он о нас заботится в Кремле.

Я отдам свой голос с убеждением

Лучшему из лучших на земле!136

В то время выборы начинались в 6 часов утра (одним из тогдашних газетных штампов являлась фраза, что в 6 часов утра избирательные участки «гостеприимно» распахнули свои двери для избирателей). Однако в репортаже с избирательного участка № 14 сказано, что избиратели заполнили помещения участка «задолго до начала голосования»137. Интересно, как надо понимать это «задолго» – в пять часов тридцать минут, в пять часов утра, ещё раньше? Казалось бы: воскресенье, избирательный участок будет работать до 24 часов ночи, зачем так спешить-то? Почему не дать людям поспать и не разрешить прийти на выборы к восьми утра, к девяти? Ведь ещё стояла зима, и утром на улице было так темно. Однако во имя пресловутой демонстрации единства партии и народа приносились и не такие жертвы.

Итак, избиратели заполнили помещения участка задолго до 6 часов утра. «Среди них, – писала газета, – ветераны старейшего текстильного комбината, носящего имя великого Ленина, молодые рабочие и работницы, домохозяйки. Сюда пришли, чтобы отдать свой голос за родного и любимого Сталина приехавшие в Кострому по делам службы из Москвы, Ленинграда, Иванова, Ярославля, Галича и других городов страны, районов и сёл нашей области»138.

И вот стрелки на часах приблизились к шести часам утра. Председатель избирательной комиссии Б. В. Петров открыл небольшой митинг в честь начала голосования. «Наступил долгожданный час, – сказал он, – начало выборов в местные органы государственной власти. (…) Товарищи, вы получите бюллетень с именем дорогого и всеми любимого Иосифа Виссарионовича Сталина. Единодушным голосованием ещё раз продемонстрируем свою сердечную любовь и преданность великой коммунистической партии, вождю народов, знаменосцу мира т. Сталину». Его выступление завершили «громкие, долго не смолкающие аплодисменты». По радио прозвучал «Гимн Советского Союза», хор пел:

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,

И Ленин великий нам путь озарил.

Нас вырастил Сталин — на верность народу,

На труд и на подвиги нас вдохновил!

После того, как смолкли звуки гимна, выступили две избирательницы: молодая ткачиха Нина Егорова и старейшая производственница дважды орденоносец Е. А. Жабина. Обе они говорили о переполняющей их радости от возможности отдать свой голос за знаменосца мира139.

И вот началось голосование. Посетив кабинки для голосования, люди подходили к избирательной урне, стоявшей напротив огромного макета Спасской башни, и под взорами обоих вождей, с улыбками глядящих с портретов, опускали в неё бюллетени.

Хотя по закону на бюллетенях нельзя было ничего писать, многие избиратели оставили на них, по сообщению газеты, «патриотические надписи» типа: «За дорогого и любимого Сталина с радостью отдаю свой голос, желаю ему многих, многих лет жизни на счастье всего человечества»140; «Голосуя за вождя нашего, голосую за мир, за счастливое будущее»; «За великого вождя народов родного Сталина отдаю свой голос»; «Живи и здравствуй многие лета, наш любимый Сталин, как звезда, освещай весь мир, как солнце, согревай всех людей мира»; «Дорогой, любимый товарищ Сталин! Я рад, что Вы дали свое согласие баллотироваться в депутаты Костромского Совета. За это внимание к нам, костромичам, будем ещё лучше и лучше работать»; «Пусть живёт и здравствует долгие, долгие годы наш любимый Сталин!»; «С радостью отдаю свой голос за самого гениального человека на свете – борца за мир, за великого Сталина»; «Голосую за великого Сталина, под водительством которого наша страна идёт к светлому будущему – к коммунизму» и т. п.141

В разгар голосования к зданию избирательного участка подъехала группа молодых лыжников из с. Красное-на-Волге. Проголосовав у себя дома, спортсмены совершили лыжную эстафету в честь выборов, преодолев расстояние в 30 километров от Красного до областного центра. Спортсмены передали избирателям 233-го округа, голосующим за великого Сталина, пламенный привет от всех красносёлов142.

Хотя избирательный участок открылся в 6 часов утра, но уже к 8 часам утра свой гражданский долг выполнили все избиратели 233 округа, а к 11 часам – избиратели всего 14-го участка143.

В то время количество голосов, отданных за или против кандидата, не имело никакого реального значения. Значение имел сам факт явки гражданина на избирательный участок и его участие в выборах. Как известно, некоторые люди, желая добиться решения каких-нибудь своих проблем (например, получения жилья), иногда демонстративно не приходили на выборы. Каждый такой случай являлся чрезвычайным происшествием, и решались на подобный шаг очень немногие. Можно смело полагать, что 22 февраля 1953 года таких людей на 14-м избирательном участке не нашлось.

В тот же день в Заволжском районе избиратели голосовали за Г. М. Маленкова. Маленков баллотировался в 1-м избирательном участке, центр которого находился в школе № 31 (ул. Строительная, д. 8)144. Эта улица (она проходит от ул. Ярославской до ул. Беленогова) появилась в Заволжье во второй половине 20-х годов XX века. Причем первоначально она именовалась улицей Сырцова*145.

Здесь граждане тоже оставляли на избирательных бюллетенях надписи типа: «Голосуя за Вас, товарищ Маленков, выражаю доверие Коммунистической партии, сыном которой Вы являетесь. Желаю здоровья на многие годы!»; «Слава великому Сталину!», «За мир во всём мире, за знаменосца мира товарища Сталина!»; «Вперёд к коммунизму!» и др.146

Не надо думать, что после того, как последний избиратель на 14-м участке исполнил свой гражданский долг, члены избирательной комиссии дремали до 24 часов ночи в пустом здании, ожидая, когда окончится время голосования. Весь день 22 февраля на 14-м участке кипела жизнь: гремела музыка, выступали артисты. Накануне пресса анонсировала, что в день выборов на участке будут выступать «участники художественной самодеятельности, артисты областного драматического театра, цирка, Костромского эстрадного бюро. Будут демонстрироваться документальные фильмы»147. Можно уверенно полагать, что ни до того, ни после ни на одном избирательном участке Костромы не было такой насыщенной культурной программы для избирателей.

* С. И. Сырцов (1893 – 1937 гг.) – председатель Совнаркома РСФСР в 1929 – 1930 гг., кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б). В 1930 году за выступления против усиливавшейся власти Сталина был с позором снят со своего поста и в 1937 году расстрелян. Скорее всего, уже в 1930 году улицу Сырцова в Костроме переименовали в улицу Строительную.

Время выборов закончилось в 24 часа ночи. Члены комиссии во главе с председателем Б. В. Петровым (все они являлись работниками льнокомбината имени В. И. Ленина) приступили к подсчёту голосов. При этом священнодействе присутствовали два представителя от общественных организаций: Н. П. Алексеева – от горкома КПСС и А. А. Иванова – от Ленинского райкома КПСС (ведь КПСС формально считалась общественной организацией), и представитель редакции «Северной правды» А. П. Сидоров. В 2 часа 45 минут 23 февраля был составлен «Протокол голосования участковой избирательной комиссии», в котором фиксировалось, что кандидат в депутаты Костромского горсовета Сталин Иосиф Виссарионович из общего числа избирателей в 606 человек получил 606 голосов148. 22 февраля на 14-м участке велось голосование ещё за троих кандидатов в депутаты по 230-му, 231-му и 232-му избирательным округам (ими были работники льнокомбината имени В. И. Ленина: помощник мастера ткацкой фабрики Л. И. Сергеев, мотальщица М. А. Куприянова и прядильщица А. М. Чистякова). Каждый из них, согласно протоколам, получил – соответственно – 1, 4 и 3 голосов против149. За кандидата Сталина единогласно проголосовали все избиратели. Подвергать сомнению эти данные у нас нет оснований. Трудно представить, чтобы 22 февраля нашёлся герой, решившийся проголосовать против вождя. Впрочем, если бы такой и нашёлся, члены участковой комиссии, конечно, не посмели бы отразить данный факт в протоколе*.

* Можно не сомневаться, что с момента объявления о том, что товарищ Сталин будет баллотироваться в горсовет от округа № 233, на его будущих избирателей было обращено особое внимание работников учреждения, которое с конца 20-х годов было известно в Костроме под зловещим наименованием «Красный дом» (современный адрес: ул. Свердлова, д. 11). В этом здании, где в период с 1927-го по 1956 год находились губернские, окружные, городские и областные органы ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ, в 1953 году располагалось Управление Министерства государственной безопасности по Костромской области. Естественно предположить, что с конца января 1953 года чекисты встали на особую трудовую вахту, дабы сорвать возможные попытки врагов советского общественного строя помешать избранию великого вождя и учителя депутатом горсовета.

После подсчёта голосов состоялось заседание окружной избирательной комиссии 233-го избирательного округа. Председатель комиссии А. А. Леднева сообщила, что в голосовании по округу приняли участие сто процентов избирателей. «Все они единодушно отдали свои голоса за всенародного кандидата в депутаты И. В. Сталина, – сказала она. – Товарищ Сталин избран единогласно»150.

Выборы в Костромской горсовет, как и всегда, – во всяком случае, официально – завершились полной победой сталинского блока коммунистов и беспартийных. Согласно сообщению Костромской городской избирательной комиссии, в выборах в горсовет приняло участие 99,94 % от общего числа избирателей. Из них за кандидатов блока коммунистов и беспартийных проголосовало 99,31%, против – 0,69%151. Очередное торжество советской демократии было налицо. «Выборы вылились, – говорилось в передовице льнокомбинатовской газеты «За качество», – в яркую демонстрацию советского патриотизма, моральнополитического единства советского народа, его сплоченности вокруг Коммунистической партии Советского Союза, Советского правительства, любимого вождя и учителя трудящихся товарища Сталина»152.

25 февраля в передовице «За плодотворную работу, товарищи депутаты!» «Северная правда» сообщала: «Великий Сталин единодушно избран депутатом Костромского городского Совета. Голосование за товарища Сталина явилось ярчайшим проявлением безграничной любви и преданности трудящихся своему вождю и учителю, чей гений ведёт советский народ по пути к коммунизму. Костромичи с большим подъёмом отдали свои голоса за ближайшего соратника И. В. Сталина – товарища Маленкова, баллотировавшегося в депутаты городского Совета в Заволжском районе»153.

В списке депутатов горсовета, опубликованном в «Северной правде» 27 февраля, первыми стояли депутаты: Сталин Иосиф Виссарионович, округ № 233 и Маленков Георгий Максимилианович, округ № 261154.

Из 300 депутатов горсовета нового созыва 176 человек состояли в рядах КПСС, 92 были рабочие с производства, 152 (51%) – женщины, 82 имели высшее и 120 – среднее образование155. Интересно, в какую рубрику по образованию занесли депутата Сталина, исключенного из 6 класса Тифлисской духовной семинарии, т. е. формально имевшего неоконченное среднее специальное образование. Депутат Г. М. Маленков в 1921 – 1925 гг. учился в Московском Высшем техническом училище (МВТУ). Незадолго до окончания училища он оставил его и перешёл на работу в аппарат ЦК ВКП(б). Таким образом, у Маленкова было неоконченное высшее образование.

Надо думать, что по мере того, как приближался день выборов, руководителей города и области всё больше и больше мучил вопрос: ну, хорошо, мы выберем товарища Сталина депутатом, а что потом? Гениальный вождь и учитель и в самом деле приедет в Кострому на сессию горсовета, проедется по городу, встретится с людьми? А потом? Поток инвестиций в экономику города? Кровавый погром? То и другое одновременно?

В июле и августе 1952 года известный кинорежиссер В. М. Петров снимал в Костроме фильм «Ревизор» – экранизацию знаменитой гоголевской пьесы*. Не показалось ли спустя несколько месяцев руководителям области и города это своеобразным пророчеством? Не думали ли они, получив пренеприятное известие, что великий вождь хочет баллотироваться в Костромской горсовет, что и к ним приедет столь высокопоставленный и грозный ревизор, да ещё с секретным предписанием?

Первые сессии вновь избранных Советов проводились тогда согласно иерархической субординации: вначале проходили сессии районные, потом городские, и уже последним собирался на сессию областной Совет. Первая сессия Костромского горсовета всегда собиралась на несколько дней раньше сессии облсовета. Например, после выборов в местные Советы, состоявшихся 21 декабря 1947 года, первая сессия горсовета прошла 9 января 1948 года157, а первая сессия облсовета – 12 января158. После выборов 17 декабря 1950 года первая сессия горсовета состоялась 23 декабря, а облсовета – 26 декабря159.

Однако в этот раз вся субординация была скомкана. Прошли районные и городские сессии, прошла сессия областного Совета, а сессия Костромского городского Совета всё не собиралась. Первая сессия Костромского областного Совета состоялась 28 февраля в здании клуба на улице Советской (современный адрес: ул. Советская, д. 23). Её открыл старейший депутат – Герой Социалистического Труда, Лауреат Сталинской премии С. И. Штейман. В краткой вступительной речи он, в основном, говорил о той чести, которую оказал вождь и учитель, согласившись баллотироваться в костромской горсовет. Своё выступление он завершил словами: «Да здравствует первый всенародный депутат, великий вождь и учитель товарищ Сталин!» После этих слов все встали и под сводами клуба на Советской раздались «бурные, долго не смолкающие аплодисменты»160.

* Новый цветной художественный фильм «Ревизор» демонстрировался в Костроме в кинотеатре «Художественный» – в ту пору лучшем кинотеатре города – с 15 декабря 1952 года156.

Наступил март, а сессия горсовета всё не собиралась. Столь неслыханная задержка с её открытием может быть объяснена только одним: власти ждали указаний из Москвы – приедут или нет в Кострому первый всенародный кандидат и его верный соратник. Ошибка здесь была недопустима. С одной стороны, жизненный опыт подсказывал руководителям области и города, что выдвижение Сталина в горсовет носило символический характер и, следовательно, никто к ним не приедет. С другой стороны, зачем-то же творец самой демократической в мире Конституции пошёл на эту комедию с баллотировкой и выборами! И они наверняка холодели при мысли, что с ними будет, если они проведут сессию, не дождавшись приезда вождя.

Работа по подготовке первой сессии нового состава горсовета, вероятно, началась ещё задолго до выборов. Конечно, эта сессия должна была стать выдающимся событием. Ведь предстояло собраться органу власти, юридическим членом которого являлся сам великий зодчий коммунизма, светоч человечества, знаменосец мира, корифей всех наук и творец народного счастья.

Последнее сообщение о деятельности Сталина как главы государства было 18 февраля 1953 года, когда все газеты известили о том, что вождь принял посла Индии г-на К. П. Ш. Менона161. Никто, конечно, тогда не знал, что эта небольшая заметка являлась последним сообщением о живом Сталине. В последние годы своей жизни глава СССР крайне редко появлялся на публике, нечасто принимал иностранных гостей и давал интервью. К этому уже все привыкли.

И вдруг Советский Союз потрясло от Калининграда до Владивостока. 3 марта по радио было передано «Правительственное сообщение о болезни Председателя Совета Министров СССР и Секретаря Центрального Комитета КПСС товарища Иосифа Виссарионовича Сталина», в котором ЦК КПСС и Совет Министров СССР сообщали «о постигшем нашу партию и наш народ несчастье – тяжелой болезни товарища И. В. Сталина».

В «Сообщении» говорилось, что у И. В. Сталина «произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи. Появились тяжёлые нарушения деятельности сердца и дыхания». «Лечение товарища Сталина, – извещало «Сообщение», – проводится под постоянным наблюдением Центрального Комитета КПСС и Советского Правительства. Ввиду тяжелого состояния здоровья товарища Сталина Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР признали необходимым установить с сего дня публикование медицинских бюллетеней* о состоянии здоровья Иосифа Виссарионовича Сталина»162.

* Практика публикации бюллетеней явно была скопирована с обстоятельств смерти В. И. Ленина: в 1923 – 1924 гг. также публиковались бюллетени о состоянии его здоровья.

В конце «Сообщения» говорилось: «Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров Союза ССР, как и вся наша партия, весь наш советский народ, сознают всё значение того факта, что тяжёлая болезнь товарища Сталина повлечёт за собой более или менее длительное неучастие его в руководящей деятельности. Центральный Комитет и Совет Министров в руководстве партией и страной со всей серьёзностью учитывают все обстоятельства, связанные с временным уходом товарища Сталина от руководящей государственной и партийной деятельности. Центральный Комитет и Совет Министров выражают уверенность в том, что наша партия и весь советский народ проявят величайшее единство и сплочённость, твердость духа и бдительность, удвоят свою энергию по строительству коммунизма в нашей стране, ещё теснее сплотятся вокруг Центрального Комитета Коммунистической партии и Правительства Советского Союза»163.

Из самого факта передачи «Сообщения» люди поняли, что дело вождя плохо (ведь будь у Сталина простая болезнь, информировать о ней население просто бы не стали).

Утром 4 марта по радио был передан Бюллетень о состоянии здоровья И. В. Сталина на 2 часа 4 марта, в котором говорилось: «В ночь на 2 марта 1953 г. у И. В. Сталина произошло внезапное кровоизлияние в мозг, захватившее жизненно-важные области мозга, в результате чего наступил паралич правой ноги и правой руки с потерей сознания и речи. Второго и третьего марта были проведены соответствующие лечебные мероприятия, направленные на улучшение нарушенных функций дыхания и кровообращения, которые пока не дали существенного перелома в течении болезни. К двум часам ночи четвёртого марта состояние здоровья И. В. Сталина продолжает оставаться тяжелым. Наблюдаются значительные расстройства дыхания: частота дыхания – до 36 в минуту, ритм дыхания неправильный с периодическими длительными паузами. Отмечается учащение пульса до 120 ударов в минуту, полная аритмия; кровяное давление – максимальное 220, минимальное – 120. Температура 38,2. В связи с нарушением дыхания и кровообращения наблюдается кислородная недостаточность. Степень нарушения функций головного мозга несколько увеличилась. В настоящее время проводится ряд терапевтических мероприятий, направленных на восстановление жизненно-важных функций организма»164. После передачи «Правительственного сообщения» и первого Бюллетеня наконец-то стало ясно, что Сталин в Кострому не приедет, – по крайней мере, на сессию горсовета. Столь долго откладываемая первая сессия Костромского городского совета 4-го созыва открылась утром 5 марта. Разумеется, встревоженные депутаты горсовета и их руководители выдержали ритуал до конца, хотя, конечно, столь долго подготовлявшееся торжество оказалось подпорченным. «Северная правда» не сообщает, где именно прошла сессия. От выборов к выборам численность депутатского корпуса горсовета всё увеличивалась, и к 1953 году достигла 300 человек. В здании Костромского горисполкома просто не имелось такого помещения, где бы можно было проводить сессии (ведь, кроме народных избранников, на них всегда присутствовали представители руководства, различные приглашённые, пресса и т. д.). Поэтому в 30 – 50 годы сессии горсовета проходили в самых разных местах. Например, после выборов 24 декабря 1939 года первая сессия горсовета 4 января 1940 года состоялась в театре имени А. Н. Островского165. С 1944 года, с момента образования Костромской области, облисполком въехал в то же здание, где находился горисполком (ул. Советская, д. 1), а ныне находится городская администрация. Во второй половине 40-х и начале 50-х годов сессии горсовета и облсовета проводились в одних и тех же местах*.

* В январе 1948 года первые сессии городского и областного Советов прошли в Доме искусств на ул. Луначарского (бывш. Дворянское собрание; современный адрес: пр. Мира, д. 7). В конце декабря 1950 года первые сессии обоих Советов состоялись в том же здании, только преобразованном к тому времени из Дома искусств во Дворец пионеров166.

** Одна из главных улиц старой Костромы – Русина – в 1918 году была переименована в улицу Советскую.

Скорее всего, первая сессия горсовета состоялась там же, где 28 февраля прошла первая сессия областного Совета, т. е. в клубе по адресу: улица Советская, дом 23. Старинная городская усадьба дворян Карцевых, возведённая на Русиной улице** в начале XIX века, является одним из лучших особняков Костромы в стиле зрелого классицизма. 27 февраля 1866 года в её здании состоялось торжественное открытие Костромского общественного клуба168, который пребывал здесь до 1918 года. С начала 20-х годов в стенах усадьбы Карцевых разместился Центральный рабочий клуб имени Маркса-Ленина.

Сессию горсовета открыла старейший депутат врач Е. Я. Любомудрова, сказавшая в своём выступлении: «Выборы явились яркой демонстрацией советского патриотизма, горячей любви и преданности трудящихся Коммунистической партии, Правительству, великому вождю и учителю товарищу Сталину. Высокая политическая активность и единодушие избирателей вновь и вновь подтвердили замечательные слова товарища Сталина о том, что такие свободные и демократические выборы могли возникнуть только на почве торжества социалистических порядков, только на базе того, что у нас социализм не просто строится, а уже вошёл в быт, в повседневный быт народа»169.

Под громкие аплодисменты Е. Я. Любомудрова сообщила присутствующим «о единогласном избрании великого И. В. Сталина и его верного соратника т. Г. М. Маленкова депутатами Костромского городского Совета». Газета отмечала, что это сообщение было встречено криками «Ура!» и возгласами «Да здравствует первый всенародный депутат, великий вождь и учитель товарищ Сталин!». Все встали, раздались «бурные, долго не смолкающие аплодисменты»170.

«Имя Сталина, – продолжала Е. А. Любомудрова, – выражает величие победоносного Советского Союза, обогревает сердца миллионов людей на всём земном шаре, зовёт их к борьбе за светлое будущее народов». «Свою речь депутат Е. А. Любомудрова закончила здравицей в честь всенародного депутата, великого вождя и учителя, знаменосца мира – Иосифа Виссарионовича Сталина»171.

Сессия переизбрала председателя горисполкома И. С. Козырева, занимавшего данный пост с марта 1950 года, и других руководителей горисполкома. «Северная правда» поместила сообщение о сессии в номере от 6 марта, на первой странице которой уже находилось официальное сообщение о кончине Сталина.

Утром 6 марта радио передало сообщение ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР, из которого жители Костромы, как и весь советский народ, узнали, что 5 марта в 21 час 50 минут «перестало биться сердце соратника и гениального продолжателя дела Ленина, мудрого вождя и учителя Коммунистической партии и советского народа – Иосифа Виссарионовича Сталина»172.

«Тысячи костромичей в скорбном молчании стояли (…) на улицах и площадях у репродукторов, слушая горестную весть о кончине Иосифа Виссарионовича Сталина. Город притих, здания оделись в траур. Всюду флаги и портреты любимого Сталина, перевитые черным крепом»173.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР 6, 7, 8 и 9 марта в стране объявлялся траур174.

6 и 7 марта на всех предприятиях и учреждениях Костромы состоялись траурные митинги. Один из первых митингов прошёл на льнокомбинате имени В. И. Ленина. На нём, в частности, выступила А. С. Николаева, бывший делегат VIII Чрезвычайного Всесоюзного съезда Советов. «Мне не верится, – сказала она, – что перестало биться сердце близкого и дорогого нам человека – Иосифа Виссарионовича Сталина. Незабываемы те дни, когда я слышала голос великого вождя с трибуны Чрезвычайного VIII-го съезда Советов. Имя великого Сталина навсегда будет жить в наших сердцах!»175

Смерть Сталина вызвала в стране шок; ведь в сознании миллионов советских людей великий вождь уже давно воспринимался чем-то вроде грозного, всемогущего и, разумеется, бессмертного божества. В Костроме этот шок усиливался контрастом: только что мы избрали товарища Сталина в горсовет и ликовали по этому поводу, и вот уже – «где стол был яств, там гроб стоит».

7 марта «Северная правда» писала: «Ветер колышет траурные флаги на воротах фабрик и заводов Ленинского района. Невыразима скорбь трудящихся. Совсем недавно избиратели 233-го избирательного округа избрали И. В. Сталина депутатом Костромского городского Совета депутатов трудящихся. Вчера радио принесло тяжелую весть о смерти великого вождя и учителя советского народа»176. Бывший председатель окружной избирательной комиссии 233-го округа А. А. Леднева писала в те дни: «Мысль не может примириться с тем, что от нас ушёл самый мудрый, родной и любимый человек – Иосиф Виссарионович Сталин. Ведь совсем недавно мы испытали огромную радость, узнав о том, что товарищ Сталин дал согласие баллотироваться в депутаты Костромского городского Совета. (…) И вот тяжёлое горе постигло советский народ и всё прогрессивное человечество. Умер Сталин. Горько и трудно нам. Но мы не падаем духом, имя Сталина всегда с нами, в наших сердцах, оно вдохновляет нас на новые успехи в труде. Всю свою силу и энергию мы направим на осуществление того дела, которому всю свою героическую жизнь посвятил Иосиф Виссарионович Сталин»177.

Большинство людей совершенно искренне оплакивало Сталина. И дело не только в многолетней пропаганде. Вождь единовластно правил Советским Союзом с конца 20-х годов, и за эту четверть века выросло поколение, для которого Сталин в Кремле был всегда. Человеческому горю способствовала и сама траурная атмосфера. Ведь совсем недавно окончилась война, и не было семьи, не потерявшей тогда близких. И вот ещё одна смерть – смерть человека, под руководством которого мы выстояли и победили в те страшные годы…

Но было, конечно, немало тех, в ком смерть властителя породила робкие надежды на изменения к лучшему. Они появились у узников Унжлага, у всех гонимых и преследуемых (от классово чуждых по происхождению до бывших в немецком плену), у родственников расстрелянных и арестованных «врагов народа» и т. д.

А какие чувства испытали, узнав о кончине Сталина, руководители области и города? Наверняка, конечно, они пережили общий шок и общее потрясение. Думается, однако, что в глубине души они испытали и чувство огромного облегчения. Всё-таки честь, которую отец народов оказал Костроме, была слишком ответственна и чревата самыми непредсказуемыми последствиями.

9 марта 1953 года в Москве на Красной площади состоялись похороны Сталина. Первым на траурном митинге с трибуны Мавзолея выступил Г. М. Маленков – новый Председатель Совета Министров СССР, депутат Верховных Советов СССР и РСФСР и с 22 февраля – депутат Костромского городского Совета.

Его речь, сознательно построенная по типу известной речи Сталина на II Всесоюзном съезде Советов от 26 января 1924 года, являлась речью нового вождя Советской страны*.

* В речи от 26 января 1924 года, известной в сталинскую эпоху как «Великая клятва», Сталин обращался к умершему Ленину и обещал претворить в жизнь его заветы. Политический подтекст речи состоял в том, что Сталин произнёс её как главный наследник умершего вождя.

В написанном тогда же стихотворении «На смерть Сталина», которое увидело свет только спустя много лет после написания, поэт Наум Коржавин восклицал:

Моя страна!

Неужто бестолково

Ушла, пропала вся твоя борьба?

В тяжелом, мутном взгляде Маленкова

Неужто нынче

вся твоя судьба?178

В завершение речи Г. М. Маленков сказал: «Прощай, наш учитель и вождь, наш дорогой друг, родной товарищ Сталин! Вперёд по пути к полному торжеству великого дела Ленина – Сталина!»179.

В 12 часов дня соратники внесли гроб с телом вождя в Мавзолей, на котором уже появилась временная двойная надпись «Ленин Сталин». В этот момент над притихшей Москвой загудели гудки заводов и фабрик столицы…

9 марта на траурный митинг в Костроме на Советской площади собрались тысячи людей. «Из конца в конец (…) площади разносятся траурные мелодии. На фронтонах зданий – огромные портреты вождя, флаги, обрамлённые черным крепом. (…) С Волги несётся ветер, колышет флаги. Траурные мелодии, подхваченные ветром, плывут над городом, над фабриками и заводами, построенными по воле Сталина, над новыми улицами и поселками, школами и институтами, возникшими в эпоху Сталина, над памятником В. И. Ленину, простёршему могучую руку вперёд, туда, где восходит солнце»180.

В 12 часов дня, как и в Москве, в Костроме на три минуты загудели гудки всех фабрик и заводов: «Раздаются протяжные гудки фабрик и заводов. И повсюду всё останавливается, замирает. Остановились станки, машины, агрегаты. Замерли огромные корпуса текстильных комбинатов и фабрик, цехи машиностроительных заводов и пищевых предприятий, строительные площадки города. Замерли площади и улицы»181.

В траурные дни прессу переполняли материалы о том, что советские люди будут и дальше идти по пути, указанному Сталиным, и ещё теснее сплотятся вокруг родной Коммунистической партии и её руководства.

11 марта 1953 года областная газета поместила стихотворение Е. Ф. Старшинова «Мы клянемся дорогому Сталину». Обращаясь к памятникам Ленину и Сталину в бывшем Костромском кремле, поэт писал:

В эти дни

встревожена страна –

Города её

в глубоком трауре.

В трауре

и наша Кострома.

Развевает ветер

чернолентные

Флаги у ворот

И у дверей.

Плачут

старики

и малолетние,

Слёзы

на глазах у матерей.

Разве можно

это горе выреветь,

Разве можно

эту боль

унять!

Легче

сердце собственное

вырвать

И горящим факелом

поднять…

Волжский берег.

Даль необозримая.

Траурная музыка…

Но вот

Слышу я,

как партия любимая

Призывает

к мужеству

народ.

– Нерушимо

наше слово веское.

Наш Союз,

как никогда, един.

Родину свою,

Страну Советскую,

Никому

В обиду не дадим!

Вижу – Ленин

над широкой Волгою,

Словно вслушиваясь в гул труда,

Смотрит вдаль,

храня молчанье строгое,

Твёрд

и непреклонен,

как всегда.

Вижу я,

что здесь,

над морем зелени,

Над прибоем

улиц Костромы,

Как при жизни,

Сталин

рядом с Лениным

Встанет,

взгляд к восходу устремив.

Нам задача

партией поставлена –

Укреплять Отечество своё.

Мы клянёмся

дорогому Сталину

В том,

что с честью

выполним её 182.

9 марта советская страна прощалась не только с Секретарем ЦК ВКП(б), Председателем Совета Министров СССР, депутатом Верховных Советов СССР и РСФСР, но и с депутатом Костромского городского Совета. Всё-таки Сталин – на бумаге, де юре – пробыл депутатом Костромского горсовета около двух недель – с 22 февраля по 5 марта 1953 года. Не начнись фактически борьба с последствиями культа личности Сталина уже в первые дни после его кончины, то вполне вероятно, что на здании Костромского городского Совета появилась бы мемориальная доска, на которой золотом было бы написано: «Великий вождь советского народа товарищ И. В. Сталин состоял депутатом Костромского городского Совета депутатов трудящихся в период с 22 февраля по 5 марта 1953 года».

Сталин, как умерший, выбыл из состава депутатов Костромского горсовета, а Г. М. Маленков, до следующих выборов в местные Совета, которые состоялись 27 февраля 1955 года, так формально и числился его членом.

Во всей этой истории с костромским депутатством Сталина Г. М. Маленков, безусловно, играл вспомогательную роль боярина, которого государь взял с собой в качестве свиты. Заняв 5 марта пост Председателя Совета Министров СССР, – ключевой в тогдашней системе советской административно-бюрократической иерархии, – обременённый множеством проблем, легших на его плечи, он наверняка ни разу и не вспомнил, что является депутатом Костромского горсовета. В Костроме же о том, что третий после Ленина и Сталина вождь советской державы состоит депутатом городского Совета, конечно, помнили.

Г. М. Маленков непосредственно причастен к массовым репрессиям в нашей стране. Как и все ближайшие соратники Сталина, он был, конечно, весь в крови – других людей в ближайшем окружении вождя просто не могло быть. Он имел прямое отношение и к террору 1937 – 1938 гг. в нашем крае. Приезд Л. М. Кагановича и Г. М. Маленкова* в июне 1937 года в Ярославль на II Ярославскую областную партийную конференцию183 положил начало массовому погрому кадров на территории современных Ярославской и Костромской областей.

* В то время Г. М. Маленков занимал пост заведующего отделом руководящих парторганов ЦК ВКП(б).

Однако, заняв пост Председателя Совета Министров СССР, Г. М. Маленков оказался способным на большие перемены. По его инициативе произошло существенное понижение налогов на личные хозяйства колхозников. Он выступил за увеличение выпуска продукции пищевой и лёгкой промышленности. Маленков выдвинул лозунг мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Бывший «верный соратник» Сталина одним из первых заговорил и о недопустимости «культа личности».

Однако в условиях острой борьбы за власть Г. М. Маленков не смог удержаться на вершине советского Олимпа. 31 января 1955 года Пленум ЦК КПСС принял решение освободить Г. М. Маленкова от обязанностей главы правительства. 8 февраля 1955 года на сессии Верховного Совета СССР было оглашено его соответствующее заявление. С этого времени единовластным хозяином страны стал Н. С. Хрущев. В 1955 – 1957 гг. Маленков занимал пост министра электростанций СССР, оставаясь членом Президиума ЦК КПСС и заместителем Председателя Совета Министров СССР. На июньском Пленуме ЦК 1957 года вместе с другими членами так называемой «антипартийной группы» (Молотов, Каганович, Булганин и др.), пытавшимися сместить Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС, он потерпел поражение и был отправлен из Москвы в почётную ссылку в Казахстан. В 1957 – 1961 гг. Маленков работал директором Усть-Каменогорской ГЭС на Иртыше, а затем директором Экибастузской ТЭЦ. После XXII съезда КПСС в ноябре 1961 года его исключили из партии. Г. М. Маленков умер в Москве 14 января 1988 года 184.

Смерть Сталина имела большое значение для судеб нашей страны. Для Костромы кончина вождя, в частности, перечеркнула план возведения в бывшем Костромском кремле грандиозного Дома Советов. Выше мы писали, что возведённый в августе 1949 года в Парке культуры и отдыха имени В. И. Ленина памятник Сталину, подобно своему монументальному предшественнику, так же требовал жертв и чуть-чуть их не получил.

Открытие в 1949 году памятника Сталину в Парке культуры и отдыха имени В. И. Ленина потребовало соответствующей реконструкции главного входа в парк со стороны ул. Чайковского. В 1950 году здесь взамен старого деревянного забора возвели существующую доныне каменную ограду с воротами главного входа. В нишах ограды были установлены характерные для советской эпохи скульптуры – военный лётчик, военный моряк, рабочий-сталевар и колхозница с большим снопом колосьев*. 6 августа 1950 года «Северная правда» поместила фотографию близкого к завершению нового входа в парк. Текст под ней гласил: «Продолжаются работы по благоустройству Костромского Парка культуры и отдыха имени В. И. Ленина. Устанавливаются различные скульптурные фигуры, проведено дополнительное озеленение, расширены и заасфальтированы тротуары, построены главный вход и фасонная металлическая ограда»185. Новый вход был полностью готов к 7 ноября 1950 года. За два дня до 33-й годовщины Великого Октября «Северная правда» поместила большой фотомонтаж, на котором портреты знатных людей Костромской области (знатных в значении того времени, то есть передовиков труда) располагались на фоне нового входа в парк и фигур обоих вождей186.

* К сожалению, из этих четырёх скульптур в настоящее время остались только рабочий-сталевар, лишившийся руки, и колхозница со снопом колосьев. Фигур лётчика и моряка уже давно нет.

В самом начале 50-х годов возле памятников вождям в бывшем Костромском кремле, на том месте, где до 1934 года стояли Успенский и Богоявленский соборы, областное руководство решило возвести огромное здание Дома Советов. Согласно проекту, его высота должна была составить 80 метров (это высота 25-этажного здания). Увенчанный большим шпилем, по внешнему виду он напоминал возводимые в Москве на рубеже 40-х и 50-х годов так называемые сталинские высотки. В известном смысле костромской Дом Советов являлся более скромным аналогом проекта возведения в Москве Дворца Советов – этого знаменитого советского варианта вавилонской башни. Одно из отличий между ними состояло в том, что в столице исполинская статуя Ленина должна была увенчать грандиозное здание, у нас же громаду Дома Советов предполагалось поставить рядом с уже существующими памятниками Ленину и Сталину. Возведение здания предполагалось начать в 1954 году187. После окончания строительства в его стены предполагалось перевести обком и облисполком.

Главный архитектор Костромы К. Г. Тороп в статье «Кострома в недалёком будущем», опубликованной в «Северной правде» в день выборов 22 февраля 1953 года, писала: «Дом Советов разместится на верхней террасе парка. Зданию проектируется придать высотную композицию для обогащения силуэта города с Волги»188. Начальник областной проектной конторы «Облпроект» П. М. Победоносцев отмечал: «Для строительства Дома Советов определено одно из наиболее красивых мест города, проглядываемых с Волги, а именно: в парке культуры на участке между памятником Ленину и домами текстильного института»189. Причём, согласно проекту, Парк культуры и отдыха имени В. И. Ленина, значительная часть территории которого уходила под Дом Советов, подлежал упразднению. Новый парк предполагалось устроить на тогдашней окраине города – возле устья Чёрной речки.

Политические перемены в Москве, начавшиеся после кончины Сталина, видимо, затянули процесс утверждения проекта костромского Дома Советов. Грянувшее затем знаменитое Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» от 4 ноября 1955 года, к счастью, поставило на нём большой жирный крест.

Проживи Сталин ещё два-три года, 80-метровая башня Дома Советов вознеслась бы в бывшем Кремле. Как депутат Костромского горсовета вождь наверняка дал бы на неё «добро».

Именно в связи с неудачей проекта возведения Дома Советов в бывшем Костромском кремле, в середине 50-х годов областному руководству пришлось перевести облисполком из здания по адресу: ул. Советская, д. 1, в здание обкома КПСС на ул. Дзержинского. В этом доме, где ныне находится администрация Костромской области, обком и облисполком размещались до августа 1991 года.

Joseph Stalin - Member of Kostroma City Council