Альберт Васильевич Кильдышев
(1937—1970)

Альберт Васильевич Кильдышев — что для меня в нем было самым важным и запомнившимся? Увлеченность и невозможность равнодушного отношения к делу, какая-то особая щедрость души, доброта.

Посоветуешься с ним о чем-нибудь или просто посетуешь на что-то и сразу видишь, как он живо заинтересовался этой, казалось бы, далекой для него темой и готов искренне и бескорыстно что-то сделать.

Хорошо гуманитарно образованный, всегда читающий что-нибудь новое, он вносил в коллектив неугомонность ищущего человека. Его искусствоведческие работы вызывают интерес новым освещением вопроса, полученным в результате серьезных, вдумчивых и острых наблюдений и исследований.

Работать с ним было легко. Он подкупал своей увлеченностью, искренним товариществом и какой-то свойственной ему непрактичностью в житейском смысле.

После прихода в реставрационную мастерскую Альберт активно участвовал в экспедициях по обследованию области и вывозу памятников в наш музей народной архитектуры под открытым небом. Обычно ему поручались «штурманские» обязанности: он разрабатывал и следил за маршрутом, вел дневник.

В суете «текучки» и под влиянием «конъюнктурных» трудностей сроки выезда экспедиций иногда неоднократно откладывались. Наконец приходил взбудораженный Альберт и начинал горячо доказывать необходимость и срочность отъезда. Поспорив с ним, оправдывая задержки объективными обстоятельствами, мы все же выезжали в экспедицию.

Обычно не очень ловкий и выносливый на физической работе, в экспедиции он был неутомим.

Однажды, услышав, что в 30 км от Никола-Шири Парфеньевского района, где мы были на обследовании памятника, есть старая деревянная церковь с колокольней, мы увлеклись идеей найти новый интересный памятник деревянного зодчества и отправились туда пешком по майскому бездорожью. А в поисках деревянной скульптуры XVII века в церкви села Муравьище на границе Галичского и Чухломского районов мы вчетвером дважды перекладывали огромное количество корья, которым был забит четверик церкви. Начал эту работу, конечно, Альберт.

Часто вспоминается, как по дороге в усадьбу Катениных Клусеево заночевали в лесу. Ночью поочередно поддерживали костер (стоял конец августа и было прохладно). Альберт задумчиво сидел у огня, читал стихи...

К.Г. Тороп,
главный архитектор КСНРПМ.
5.VII.1971 г.

Frescoes of the church. Kostroma Cultural Foundation.