Приложение 2
Материалы о деятельности Василия Ильина Запокровского

Василий Ильин Запокровский — один из наиболее известных художников Костромы середины XVII века. Его имя впервые упоминается в списке мастеров, расписавших в 1640 году ц. Николы Надеина в Ярославле. Работы возглавлял костромич Иоаким (Любим) Агиев. Василий Ильин, по-видимому, был его учеником.

В 1642 году Василий Ильин трудился в Успенском соборе Московского Кремля. В «росписи мастерам» назван седьмым [220].

В 1649 году, вместе со Степаном Рязанцевым, «знаменил» фрески в Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря. В это время Василий Ильин числился «Кормовым иконописцем большей статьи».

С 1650 по 1654 гг. художника неоднократно вызывали в Москву «к государевым спешным делам».

В 1654 году Василий Ильин с артелью костромских и ярославских «изографов» расписал Троицкий собор Макарьево-Калязинского монастыря.

Умер в 1656 году во время морового поветрия.

1. «Челобитная 1654 года»
(«Столбцы» Оружейной палаты, № 95 за 162 год):

«Царю государю и великому князю Алексею Михайловичу всея Русии бьют челом сироты твои государевы кормовые иконописцы Костромичи посацкие людишки Васка Ильин, Маркушка Яковлев, Сенка Павлов, Максимка Онофреев, Гришка Нестеров, Никифорка Михеев, Ивашко Стефанов. По твоему государеву указу и по грамотам высылают нас сирот твоих к Москве ежегод к твоему государеву к иконному и стенному письму, и служим мы сироты твои лет з двадцать и болши, а высылают нас сирот твоих к твоему государеву иконному писму без подвод и без корму, а преж, государь сего присыланы твои государевы грамоты на Кострому к воеводы по нас сирот твоих с указом велено нас высылать с подводы и с кормом до Москвы, а ныне мы сироты твои волочимся ежегод годы с четыре пеши и без корму. Да нас же сирот твоих Костромичи посацкие люди, как мы сироты с твоей государевы службы проволочемся к домишкам своим к зиме, и выбирают нас в твои государевы во всякие службы, а тое, государь, нашие иконные службы, что мы на Москве ежегод живем, в службу не почитают и тягло на нас большое емлют с болшим правежем, да без нас же сирот твоих в наших домишках ставят стоялцов и тяглом нас окладывают против торговых людей, а не против нашево прожитку и промыслу. Милосердный государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, пожалуй нас сирот твоих, вели государь, супротив прежнево своего государева указу посылать по нас грамоты с указом, вели государь, давать нам подводы и корм до Москвы, а для своего государева иконного и стенного писма не вели государь нас выные службы выбирать и не вели государь с нас тягла имать и стоялцов ставить, чтоб нам сиротам от их мирских служеб и от тягла и от стоялцов в конец не погибнуть и твоего государева иконнова письма не отбыть, царь государь смилуйся».

Отписка на обороте челобитной:

«От царя и великого князя Алексея Михаиловича всеа Русии на Кострому столнику нашему и воеводе Василью Михаиловичю Еропкину. Били нам челом Костромские посацкие люди кормовые иконописцы Васка Ильин, Марчко Яковлев, Сенка Павлов, Гришка Нестеров, Микифорко Михеев, Ивашко Степанов, а сказали: по нашему де указу высылают их с Костромы к нам к Москве по вся годы к нашим иконным и к стенным делам без подвод и без корму, а прежде сево присыланы наши грамоты на Кострому к воеводам, велено им давать до Москвы подводы и корм, а как де они у наших дел живут на Москве, а без них ставят на дворех их стоялцов, а как они на Москве, отделав наши дела приезжают к зиме на Кострому, и Костромские де посацкие люди земские старосты выбирают их на Костроме во многие наши службы, а что они живут на Москве у наших иконных и стенных писем, и то де им в службу не ставят и тягло с их емлют болшое з болшим правежем и окладывают де их в тягло против торговых людей, а не против их прожитку и промыслу. И ныне де по нашему указу взяты они были к нам к Москве к нашему соборному делу к иконному писму в церковь пречистые Богородицы Успения болшого собора, и нам бы их пожаловать велети б их впредь высылать к нам к Москве на ямских подводах и велети б им до Москвы давати корм и выные ни в какие службы их выбирать и тягла с ним имать и стоялцов без них на дворех их ставить не велеть. И мы костромских иконописцов Васку Ильин с товарыщи, кои в сей нашей грамоте имяны писаны, пожаловали, которые годы они были у наших иконных дел на Москве и впредь которое время будут у наших дел, и на те дни тягла с них имать не велели...» [221].

2. Выписка из «Дозорной книги по Костроме 1664—1665 гг.»
(ГАКО, ф. 558, оп. 2, ед. хр. 134, л. 172):

«Двор бобыля Васки Афонасьева сына Курочкина с сыном... Васька ремеслом сапожник. А по переписной книге (1646 г. — А.К.) был двор Васки Ильина сына иконника. И Васка умер в мор во 164 (1656) году» [222].

Список подписных и предполагаемых работ Василия Ильина Запокровского.

1) Церковь Николы Надеина в Ярославле (1640 г.).

Имена мастеров обозначены в клейме на южной стороне юго-западного столпа: «А подписывали стеною иконного подписью сию церковь Николы Чудотворца иконописцы: костромитин Иоаким Агеев сын Елепенков, а прозвище Любим да нижегородец Иван Лазарев сынъ Муравей да ярославец Стефан Евфимиев сын Дьяконов да москвичи Иван Никитин, Борис Алексеев, Андрей Мартемианов, Никифор Ульянов, Федор да Борис Тимофеевы да ярославцы Севастьян Дмитриев, Михайло Сидоров, Данило да Федор Ульяновы да костромичи Илья Данилов, Василей да Прокопей да Дмитрей Ильины дети запокровские, Иван да Иван же Ивановы дети Поповы, да Матфей Дементьев сынъ Бородин и протчие с ними трудившиеся о Гсде...» [223].

Василий Ильин с братьями, вероятно, расписал паперти и Благовещенский придел церкви [224], так как пробные расчистки из-под темперной записи XIX века обнаруживают большое сходство живописи галерей и придела с подписными и предполагаемыми работами мастера.

2) Успенский собор Кирилло-Белозерского монастыря (1641 г.).

В настенной летописи храма, протянутой в «ысподе под живописью» [225], указано только имя главного знаменщика Любима Агиева: «...а подписывали иконное стеное письмо иконописцы Любим Агиев со товарищи». Но учитывая то обстоятельство, что в предыдущем, 1640-м, и следующем, 1642 году, Василий Ильин трудился в составе артели Любима Агиева, можно предполагать, что вместе с учителем он работал в Успенском соборе Кирилло-Белозерского монастыря. Фрески записаны маслом в XIX веке.

3) Успенский собор Московского Кремля (1642—1643 гг.).

Работы по росписи Успенского собора тщательно зафиксированы в «Столбцах» Оружейной палаты Кремля [226].

К моменту окончания стенописей Василий Ильин из ученика вырос в мастера «большей статьи», имя которого в наградном списке значится седьмым (всего работало более ста «изографов» из разных городов московского государства).

4) Собор Рождества Богородицы Пафнутьево-Боровского монастыря (1644 г.).

Стенописи находятся под несколькими слоями позднейших записей.

В изображении «Страшного суда» на западной стене храма «архаическая монументальность» [227] фигур, сдержанное, немногословное повествование характеризует главного знаменщика как мастера старшего поколения, чуждого «новшеством» середины XVII века Но пробная расчистка на северо-западном столпе (фигура воина) неожиданно открыла звучный золотисто-охристый колорит стенописей [228], напоминающий фрески Василия Ильина в Саввино-Сторожевском и Калязинском монастырях.

5) Собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря (1649—1650 гг.).

«Роспись иконописцам» сохранилась в «Столбцах» Оружейной палаты № 78 за 158 год.

«Лета 7158 г. ноября в 28 день по государеву цареву и великаго князя Алексея Михаиловича всеа Русии указу память казначею Богдану Миничю Дубровскому да дьяком Григорью Понкратьеву да Захарью Онофрееву. Пожаловал государь царь и великий князь Алексей Михаилович всеа Руси иконописцов кормовых да подвящика за их службу, что они в Звенигороде в монастыре Савы Сторожевскаго церковь и предел и олтари писали по золоту, а подвящик подвязывал подвези, велел им дать своего Государева жалованья и приказ иконником первые статьи, иконником пяти человеком да подвящику по камке доброй да по сукну лундышу человеку, второй и третьей статьи иконником 24 человеком по тафте человеку. И по государеву цареву и великого князя Алексея Михаиловича всеа Русии указу казначею Богдану Миничу Дубровскому да дьяком Григорью Панкратьеву да Захарью Онофрееву то государево жалованье сукна и камки иконником и подвящику велели дать. А хто имяны иконников и подвящик, и тому к нам послана роспись под сею памятью.

Роспись иконописцом:

Большая статья, Степан Григорьев, Василей Ильин, Семен Болховитин, Миня Екимов, Михайло Копылов.

Середняя статья, Ондрей Тарара, Петр Яковлев, Кирило Иванов, Борис Тимофеев, Иван Филатьев, Сидор Симонов, Иван Самойлов.

Меньшая статья, Фома Борисов, Тимофей Тимофеев, Степан Федоров, Микифор Напрудной, Федор Тимофеев, Козма Яковлев, Василей Тарарин, Федор Григорьев, Иван Басов, Иван Марков, Семен Степанов, Василей Федоров, Григорей Данилов, Гаврило Федоров, Костентин Ананьин, Харитон Семенов, Семен Павлов. Денег 55 рублев» [229].

6) Ц. Воскресения на Дебре в Костроме (1650—1651 гг.).

Василий Ильин Запокровский был главным знаменщиком и работал в куполе центральной главы (композиции «Господь Вседержитель» и пояс херувимов) и на западной галерее церкви («Апокалипсис»).

7) Архангельский собор Московского Кремля (1659 г.).

Василий Ильин возглавлял артель костромских мастеров [230].

8) Церковь Троицы в Никитниках в Москве (1652—1653 гг.).

По мнению С.С. Чуракова [231], Василий Ильин написал композиции в жертвеннике и на западной стене храма.

9) Троицкий собор Макарьево-Калязинского монастыря (1654 г.).

Подписная работа художника. В настенной летописи имя Ильина стоит на втором месте:

«О Господе трудившиеся сию соборную церковь Живоначалныя Троицы, придел Рождества Пречистыя Богородицы и малая церковь Нерукотворенного образа святыя врата, стены письмом государевы кормовые иконописцы Симеон Аврамов, Василий Ильин, Иван Феофилактов с братом Михаилом... Семен Яковлев, Петр Яковлев, Андрей, Илья, Василий Федоровы, Симеон Стефанов, Иван Алексеев, Иван Самойлов, Григорий Данилов, Симеон Павлов, (Иван?) и Вавил Петр Автоном» [232].

Василий Ильин, без сомнения, был главным знаменщиком стенописей. Ему принадлежит замысел всего фрескового ансамбля с грандиозной композицией на темы «Откровения св. Иоанна Богослова» на западной стене храма.

Собор взорван в 1940 году. 150 кв. м стенописей, снятых художником-реставратором Юкиным, хранятся в Музее архитектуры им. А.В. Щусева и в Калязинском краеведческом музее [233].

Примечания

[220]* Успенский А.И. История стенописи Успенского собора в Москве. М., 1902. С. 6.

[221] Успенский А.И. Царские иконописцы в XVII веке // Вестник археологии и истории, издаваемый Императорским Археологическим институтом. СПб., 1909. Вып. XVIII. С. 120—121.

[222] Сообщено заведующим отделом древнерусского и прикладного искусства Костромского музея-заповедника Е.В. Кудряшовым.

[223]* Брюсова В.Г. Научный отчет о реставрации настенных росписей, резьбы иконостаса и предметов прикладного искусства памятника архитектуры XVII в. ц. Николы Надеина в Ярославле. Архив ЯСНРПМ. С. 10.

[224] Суслов А.И., Чураков С.С. Указ. соч. С. 201.

[225]* «Переписная книга Кирилло-Белозерского монастыря 1773 г.» ОР/ГПБ, фонд К.-Б., № 102/1338, л. 75.

[226] Успенский А.И. Царские иконописцы в XVII веке. СПб., 1906. Вып. XVII. С. 9—83; СПб., 1909. Вып. XVIII. С. 48—90.

[227] Суслов А.И., Чураков С.С. Указ. соч. С. 202.

[228] Николаев Е.В. По Калужской земле (От Боровска до Козельска). М., 1968. С. 17.

[229] Успенский А.И. Царские иконописцы в XVII веке. СПб., 1909. Вып. XVIII. С. 94.

В «Отчете» о реставрации стенописей приведен несколько иной список мастеров, участвовавших в росписи собора, с важным уточнением: Ильин Василий — знаменщик. Источник сведений не указан (Крылов В.Н. Отчет о реставрации стенописи в Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря в г. Звенигороде, выполненной в восточной части южной стены в 1960 г. Архив ЦНРМ. С. 5—6)*.

[230] Успенский А.И. Царские иконописцы и живописцы XVII века. СПб., 1910—1916. Т. I. С. 29; Т. II. С. 130.

[231] Чураков С.С. Кто автор.

[232] Успенский А.И. Царские иконописцы. С. 225.

[233] Цапенко М. Архитектура и фрески б. Макарьевского монастыря в Калязине // Архитектурное наследство. М., 1952. Вып. II. С. 164—172.

Frescoes of the church. Kostroma Cultural Foundation.