2
Книга посвящена памяти Нины Петровны Родионовой (1944 – 2015 гг.), в 1985 – 2009 гг. работавшей директором Нерехтского краеведческого музея. С именем Н.П. Родионовой связан «Нерехтский Ренессанс» – возрождение в 80 – 90 гг. XX в. большей части храмов г. Нерехты. Основным свойством личности Н.П. Родионовой, определившим жизнь и судьбу, была любовь к месту, в котором она родилась и жила, – деятельная любовь к Нерехте.
— из какой догесиодовой Космогонии вынул Арсений Тарковский эту строчку? По-видимому, оно существовало еще как замысел — это первоначальное знание о миропорядке и его разумной движущей силе. Ангелы — замечательное племя: оно питается светом и воздухом, но переносит и тьму, и удушье: ни один ангел «не ищет своего, долготерпит, милосердствует, не превозносится» и поражает или злит своими добродетелями тех, кто завидует, не терпит, ищет своего и чужого, в особенности чужого… Столетий восемь взметено через замковое окно
Историю края начинают обычно с момента появления на территории современной Костромской области первых поселений людей, но мы попробуем вернуться во времена ещё более древние, на миллионы лет назад, в тёплые тропические леса, мягкий климат которых был схож, разве что: с тропическим поясом современной юго-восточной Азии.
Случайно в бумагах Московского Симонова монастыря обнаружена выпись из переписной книги М. Ласкарёва города Солигалича, сделанная для игумена монастыря. Симонов монастырь имел под Солигаличем вотчины, а в самом городе у него были соляные колодцы и варницы. Выпись эта обнаружена в архиве Древних актов в Москве в фонде «Грамоты коллегии экономии» № 3494. Полное содержание этой выписи приводится ниже.
При обследовании экспедицией Солигаличского и Судайского(1959г.), а так же Павинского,Пыщугского и Кологривского районов(1960г.) Внимание экспедиции привлёк в деревне Шаблове необычайный дом , чем-то походивший на двухэтажный овин, хозяином этого дома (по рассказам жителей) был «Старик святой»....
Природа среднерусской полосы, чуть опаленная близостью сурового севера, предстает здесь во всем своеобразии и неброской прелести. Каждая местность, конечно, хороша по-своему, и «земля Островского» не может слишком разниться от соседних районов, и все же два признака характерны в пределах Костромского края только для данной территории: необычайно разветвленная речная сеть и постоянное, особенно при приближении к Волге, чередование возвышенностей и низин.
Кострома всегда была очень красивым зеленым городом у воды. Красивый вид открывается с правого высокого берега Волги, с Городища: взору открывается вся старинная панорама города протяженностью свыше четырех километров. Слева, в устье реки Костромки, мы увидим белокаменные стены колыбели русской монархии - Ипатьевского монастыря с его златоглавым Троицким соборным храмом, за ним - огромные заливные луга. На противоположном берегу Костромки, расположены громады льняной мануфактуры купца Кашина. Ближе к берегу Волги - фанерные и лесопильные заводы Кузнецова, Страшнова, Шиллинга с огромными штабелями бревен пиломатериалов и дров. Правее по берегу Волги разбросаны пристани - дебаркадеры, которые тянутся до самой Татарской слободы.
Кажется, что повествуемые события имеют весьма малое отношение к области художественного вымысла и что в этой книге всё подлинно, всё достоверно: имена, фамилии, судьбы… Но при всей своей документальности «Метельный звон» – не беллетризированные мемуары, а настоящая художественная проза, и образы героев повести – о. Евгения, Митревны, Александры Александровны, церковной старосты Елены Андреевны – созданы по её законам...
Костромской Галич — один из самых древних городов России. Летописное упоминание о нем, дошедшее до наших дней, относится к 1238 г., однако, археологические раскопки, проводившиеся на территории города, дают основание предполагать, что поселение на месте современного Галича существовало в XII в.
писатели-костромичи, вышедшие в верхние «этажи» литературы еще до 1917 года, продолжали работать в других городах: И. М. Касаткин — в Москве, И. С. Логинов — в Петрограде, А. Н. Благов и М. Д. Артамонов — в Иваново-Вознесенске. Те же, кто в 1920-е годы составит ядро костромской писательской организации (Семен Дунаев, Александр Алешин, Владимир Никифоровский, Анатолий Дьяконов, Вячеслав Лебедев, Глеб Ясин, Николай Алешин и др.), воевали или занимались делами, далекими от литературы.
Если Льюис Кэррол –выдающийся английский писатель и логик -стремится на каждой странице доставить удовольствие своему читателю, то Зиновьев, наоборот, всеми силами пытается отравить ему существование. Складывается впечатление, что Зиновьевым движет ожесточение ненависть и озлобленность. Ненависть к тем, кто, живя без особых хлопот, забот и рисков обеспечил себе процветание, богатство, почёт и уважение. А любви как таковой вообще не существует
Я родился в начале 20 века в дворянской семье, в имении своей бабушки, Анны Николаевны Григоровой, урождённой Соймоновой. Это была усадьба Александровское в Троицкой волости Кинешемского уезда Костромской губернии, расположенная на красивом берегу реки Мезы, в 33 верстах от уездного города Кинешмы. Ныне эти места находятся на территории Островского района Костромской области.
Михаил Диев был награжден саном протоиерея за свою деятельность в качестве сотрудника Комиссии Святейшего Синода о исправлении истории Российской Иерархии, а именно, за труд «Поверка иерархических каталогов с летописями и актами».
Каким образом начало правления династии Романовых было связано с подвигом костромского мужика, имя которого в судьбе российского государства становится легендарным. Насколько правдива в действительности историческая трактовка смутных времён, если и сам молодой царь Михаил только в 1619 году узнаёт о трагической смерти Ивана Сусанина
Меня больше всего интересовали в сундуке вязаные большие салфетки из прочных темных ниток — вот бы на бредень взять, и воображение мне рисовало, как со своим приятелем Костькой мы ловим им рыбу в реке Нее. Из этого сундука извлекался старый зонтик с ручкой из слоновой кости. Он не открывался, но мы не понимали его назначения. В Парфеньеве с зонтиками не ходили. Иногда разве летом на бульваре увидишь какую-нибудь даму с белым зонтиком. Но для чего летом зонт, когда небо чисто, — мы не понимали…
Реестр Костромских публикаций за все века. Списки литературы, упорядоченные по тематическим разделам, авторам и хронологии.
И спустившись по Дебре от лгущего глазам и потому призрачного парка увеселений на месте Костромского кремля и поднимаясь по Борисоглебской горе, — как и что видел Григоров там, левее и выше, на месте, где венчались они с Марией Григорьевной?...
библиография трудов Николая Зонтикова. Биографическая справка о писателе.
Родился я, по старому стилю, 24 октября 1912 года в старинном посаде Парфеньеве Кологривского уезда Костромской губернии. Посад расположен живописно, на высоком берегу Неи, где мы, слободские мальчишки, летом по целым дням купались, ловили рыбу и плавали на самодельных плотах.
История Костромской земли тесно связана с судьбой всей России, а памятники её древностей повествуют о дорогом для сердца русского прошлом. Занимательные рассказы об истории костромских улиц и людях проживающих в этом старинном городе. Виктор Николаевич Бочков ученый-исследователь и художник слова, проникновенный знаток памятников истории и культуры, сумевший сплотить вокруг себя тех, кому дорого прошлое и настоящее костромского края.
Парфеньево — бывший город, потом посад, а сейчас село — центр Парфеньевского района....Галич назван так по имени древнего Галича, существующего и сейчас в Западной Украине, в бывшей Галиции....Географическое положение Буя при впадении Вексы в реку Кострому предопределило это место-буевище как место сбора населения для отправления ритуальных обрядов, для праздников с их кулачными боями, состязаниями в ловкости и силе
Книга Н. Ф. Чалеева-Костромского (1874 – 1938 гг.), известного актера, два десятилетия игравшего на сцене московского Малого театра.
Летом и осенью 1989 года областное отделение Фонда культуры провело выборочное анкетирование по ряду населенных пунктов, улиц, площадей и учреждений области, которым предлагается вернуть исторические названия.
Первый деревянный храм, по преданию, здесь был построен еще в XIII в. костромским князем Василием Ярославичем Квашней (1248—1276), «мизинным» (младшим) сыном великого князя Ярослава Всеволодовича. С XV в. на Нижней Дебре начал формироваться посад, известный в XVII столетии своими кожевниками.
В своей книге Л.С. Васильев использует архивные материалы, старинные фотографии, чертежи и уникальные рисунки памятников костромской архитектуры. Кремль, костромские монастыри: Ипатьевский, Богоявленский, церкви: Воскресения на Дебре, Ильинская, Спаса в рядах и другие.
Я думаю, что нулевой цикл есть в каждом труде. Что бы мы ни начинали делать, везде и всегда нас вначале ждет самый тяжелый и не видимый постороннему глазу период. Потом приходит мастерство, профессионализм, складывается карьера. Но в первое время — черный, порой неблагодарный труд. И об этом тоже эта книга.
Рассказ о художнике Честнякове. Встретит утром на широкой шабловской улице под светлыми от инея берёзами мужика на дровнях — давай сказку складывать и про берёзы, и про мужика, и про лошадь, и про дровни. Увидит за деревнею в снегах соломы омёт, увидит рядом деревенских мальчишек и девчонок — давай складывать и про них, давай складывать и про высокий омёт, очень и очень похожий на золотой круглый терем под снеговою крышей.
Первый гобелен Евгений Радченко сделал в 1976 году. Это было время, когда отечественный декоративный текстиль занял едва ли не самые свои выдающиеся вершины.
В 1382 году, Великий Князь Дмитрий Иоанович Донской укрывался в стенах Костромского кремля при нашествии Тохтамыша, а Великий Князь Василий Дмитриевич в 1408 году – от грозного Эдигея. Но не одна неприступность местоположения давала Московским Князьям уверенность в личной их безопасности в сем городе: испытанная издревле преданность Костромичей к Великим Князьям была еще сильнейшею тому причиною. Костромичи, несмотря на то, что не реже других уделов переходили от одного Князя к другому, то по наследству, то по правам войны, считали своими законными властителями одних Князей Московских, и эта приверженность к их роду, как мы видели в предыдущей статье, ознаменовалась во всем блеске бессмертным подвигом Сусанина.
Кострома расположена на левом берегу Волги при впадении в оную реки Костромы. Началом своим одолжена (как повествуют) князю Юрию Владимировичу Долгорукому в 1152 году. В XIII веке она производила значительную торговлю с Новгородом и испытала все беды в грозное нашествие татар.
Деятельность военных оркестров в 1913 г. можно разделить на две составляющие: участие военных музыкальных коллективов в концертных, культурно-зрелищных и танцевальных мероприятиях; участие оркестров в мероприятиях, предусмотренных воинскими уставами и другими нормативными актами.
Первые поселения на ухтубужской земле возникли задолго до прихода сюда славян. Об этом свидетельствуют раскопки на Ухтубужском кургане, проведённые различными археологическими экспедициями.
Делопроизводственная документация, хранящаяся в архивах Комитета государственной безопасности СССР, сегодня чаще становится достоянием публицистов, нежели историков. Делом будущего остается разработка методов источниковедческого анализа этой обширной группы, но обращение к отдельным документам возможно уже сейчас. Это позволяет рассмотреть, в частности, процесс уничтожения краеведческого движения, последовавший за периодом 1918—1929 гг., справедливо названный С.О. Шмидтом «золотым десятилетием» советского краеведения.
В конце января 1953 года Кострому и Костромскую область облетело поразительное известие – великий вождь и учитель советского народа товарищ Сталин дал согласие баллотироваться в Костромской городской Совет депутатов трудящихся и зарегистрирован кандидатом по одному из округов фабричной части Костромы.
В первые дни после переворота костромской совет рабочих депутатов фактически стал органом государственной власти в губернии. Сразу же открыто против совета выступили служащие правительственных, общественных и частных учреждений города: на своих собраниях они выносят резолюции о неподчинении распоряжениям «так называемых народных комиссаров».
В Костромской губернии политически активное крестьянское ядро придерживалось леволиберальных и революционных взглядов, а в Ярославской губернии оно было умереннолиберальным.
В Родословии и костромских, и нижегородских Иорданских бросается в глаза такая особенность: в эпоху массового обретения духовенством фамилий, когда зачастую и в одной семье родные братья становились носителями разных фамилий, наши двоюродные, троюродные и даже более далекие по родству, как сговорились, несли своим потомкам именно родовую фамилию, Иорданские, даже и по женской линии! Неужели эта преданность фамилии и в костромском, и в нижегородском кланах просто в красивости фамилии, что-то не верится. И нет ли связи между этими двумя Родами?
Исчезнувшая деревня Костылёво до революции (1917 г.) входила в состав Матвеевской волости Кологривского уезда Костромской губернии, с 1928 года – Парфеньевского района Костромской области. В данной книге собраны воспоминания бывших жителей деревни Костылёва и её окрестностей, сведения из районного отдела по делам архивов, газетных публикаций и краеведческих материалов, собранных центральной районной библиотекой.
Первоначальное основание и затем развитие древнейших городов северной Руси в связи с колонизацией племен представляют несомненно интересные пункты в истории первобытной русской жизни, хотя вследствие значительной отдаленности событий от настоящего времени и особенно за недостатком относящихся к ним документальных данных эта история является преимущественно в тусклом свете. В длинном ряду древнерусских городов Кострома не менее других возбуждает к себе интерес перипетиями своего основания и последующего устроения впредь до окончательного своего сформирования и распланировки. Из минувших судеб города Костромы наше внимание ныне остановилось на истории лишь кремля Костромского, известного в XVII-XVIII веках под названием «Старый город».
2

Природа среднерусской полосы, чуть опаленная близостью сурового севера, предстает здесь во всем своеобразии и неброской прелести. Каждая местность, конечно, хороша по-своему, и «земля Островского» не может слишком разниться от соседних районов, и все же два признака характерны в пределах Костромского края только для данной территории: необычайно разветвленная речная сеть и постоянное, особенно при приближении к Волге, чередование возвышенностей и низин. Узкие речушки с непонятными угро-финскими названиями — Кистега, Мера, Шарма и другими, данными им когда-то «первонасельниками» края — меря, во множестве пересекают этот край с севера на юг, их берега буйно поросли кустарниками. Тут и там встречаются перелески, напоминающие о прежнем могучем лесном массиве, от них заметно отличаются раменьи — поросли на местах прошлых расчисток. Рощи вкрапливаются в поля, которые засевались когда-то преимущественно рожью и овсом, а с середины XIX в. на них стали сеять и лен. Прежний Кинешемский уезд был покрыт россыпью усадеб и небольших — в среднем по 12 дворов — деревень. Крестьяне старались выбрать для изб места повыше, но и невдали от воды. С таких косогоров открывался отличный вид на много верст окрест.